< Непостижимый Кадатат
Добро пожаловать на Непостижимый Кадатат
Переход на главную Просмотреть новые сообщения форума Руководство по игре Переход на мир Санктарамос Переход в мир Авалар
>
Побережье (Линия Прошлого) - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Анкалагон  
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Побережье (Линия Прошлого) (Юго-восточный предел побережья Авалара)
Побережье (Линия Прошлого)
АнкалагонДата: Понедельник, 16 Сентября 13, 20.57 | Сообщение # 1
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Бескрайний и безбрежный океан омывает с юга весь Авалар, однако, вопреки ожиданиям, там не так много береговых поселений и пляжей. Причина этому – гористость континента: зачастую обрывы и скалы не позволяют причалить. Разумеется, есть зоны с мелководьем и шельфом, где находятся небольшие порты и поселения, но они не слишком велики и населены. Кроме одного места, где береговая линия, двигаясь на восток, заворачивается к северу – там, на изгибе, между полями Варфанга и водораздельного хребта с юго-запада, и Великой Дамбы и его доков на северо-востоке, раскинулась длинная и широкая полоса пляжей. Однако, это место не так посещаемо, как можно было бы ожидать – с обеих сторон от «цивилизованных» мест его отделяют горы, и даже с севера, где расположены дивные сады Авалара, эти места закрывают скалы, внутри которых проходит дорога из Варфанга к Великой Дамбе. К тому же, здесь слишком велик риск наткнуться на пиратов-налётчиков – галеры, шхуны и лёгкие быстроходные бриги часто прячутся между этими скалами, нападая на случайных путников, грабя и захватывая их в рабство – на востоке живые инструменты всегда требовались в немалых количествах – как для работы, так и для жертвоприношений.

Крупные корабли не могут подойти к берегу ближе, чем на десять миль – широкий шельф тянется далеко в море. Однако, он не совсем ровный – местами можно заходить на многие километры в открытый океан, и вода едва ли достигнет подбородка; но есть здесь и омуты и скрытые, тайные разломы, образующие настоящие судоходные бухты. Там, где отступает океан, начинается широкая линия пляжа, выгибая спину серпом к юго-востоку, и порой линия жёлтого берега достигает в ширину более двух километров, а порой джунгли подступают практически к самой воде. Хотя крупные хребты отгораживают побережье лишь косыми линиями на юго-западе и северо-востоке, здесь полно скал и гор пониже, которые зачастую копьями и молотами разделяют участки леса, побережья и океана, а часть скал словно бы разбросал в порыве ярости некий великан. Благодаря тому, что горы становятся препятствием на пути воздушных масс, здесь сложился субтропический климат – потому здесь в изобилии растут тропические растения с диковинными фруктами и плодами, весьма экзотическими для широт, в которых лежит Авалар. Здесь разнообразная фауна и флора, а мелководье полно коралловых рифов, поросших разноцветными водорослями, что стали домом для самых диковинных морских созданий.

Здесь очень много птиц – особенно чаек и пеликанов, благо, здесь полно скал, на которых им удобно гнездиться. Скалы разных размеров обильно усеяли эти края, и в них полно пещер самой разной величины – ходят слухи, что некоторые из них уходят крайне глубоко и могут соединяться с тайной пещерой, ведущей в катакомбы под Варфангом. На берегу зачастую можно найти выброшенные ракушки – некоторые из них столь огромны, что, пожалуй, в них может улечься некрупный дракон. Местами песчаный пляж заменяет галька – как правило, у наиболее крупных скальных формирований. Особую уникальность этим землям дают подводные гроты – в том числе и завоздушенные, что позволяет создавать там тайные гнёзда и тайники. Пожалуй, таких гротов, особенно в таком количестве и таких размеров, больше не найти нигде – даже на южных острова. Так же здесь полно рек, речушек, родников, водопадов и внутренних пресноводных прудов. Чудесное место, где сумеет отдохнуть каждый.

Однако, эти прекрасные края вовсе не пустуют – их населяет странный народ, напоминающий человекоподобных тюленей. Они не строят больших деревень, не говоря уже про города – как правило, их поселения представляют собой общины размером около двадцати особей. Они считаются диким, варварским и необразованным племенем. Часть из них устраивает свои жилища прямо в скалах, в пещерах, откуда часто под водой проходит пещерка в какой-нибудь грот, где хранится что-то ценное или растится потомство. Есть поселения, представляющие из себя навесы – как сооружённые возле скал, так и шалаши посреди леса; более крупные, «богатые» и «цивилизованные» поселения могут похвастаться круглыми приземистыми хижинами с конусовидной тростниковой крышей; а некоторые поселения сооружают свои дома на вышках – выстроенные на высоких сваях из крепких стволов молодых деревьев. Самая крупная деревня расположена в глубине джунглей – в ней проживает более ста пятидесяти особей: невероятное по здешним меркам количество. Хижины здесь добротные, порой – весьма просторные; с трёх сторон деревню окружают джунгли, от которых жители отгорожены плетёной сеткой-частоколом, а хижины на сваях играют роль башен. Внутри – большой пруд, а с севера поселение закрыто скалой с водопадом, за которым кроются пещеры – эдакая цитадель.

Основной вид деятельности тюленевидных жителей – это рыбный промысел: благодаря тому, что они могут свободно дышать вод водой, они могут не только охотиться на крупную рыбу, но и устанавливать глубоководные сети. Они ловки и подвижны, а равных пловцов им не сыскать – потому, они считаются экспертами в работах по исследованию морского дна и изучению погибших кораблей. Ещё один их деятельности – выращивание жемчуга. Для этого почти в каждом жилище создан искусственный пруд, в котором полно жемчужных устриц. Вооружение их составляют копья и гарпуны, меньше – пращи и дубины; в редких случаях можно увидеть и луки, но тростниковые и тупые охотничьи стрелы с их коротких простых луков редко пробивают даже кожаный доспех. Тем не менее, не стоит считать их слишком беззащитными – говорят, что им покровительствует сам Летописец, а их шаманы сведущи в Логии и странных, диких ритуалах. Как бы то ни было, достоверно известно, что пираты несколько раз организовывали набеги на их поселения, желая сжечь и разграбить их, уведя жителей в рабство – и в каждый раз откатывались, не успев собрать убитых и раненых, а их черепа и поныне скалятся с пиков и столбиков деревушек. Потому, пираты – и другие существа – усвоили, что проще торговать с этим народом: окрестные города и деревни весьма выгодно покупают у них жемчуг, рыбу, дичь и деликатесы.

Хотя всё побережье почти сплошное мелководье, рядом с горами глубина резко усиливается: там полно обрывов, и только там есть небольшие причалы с наиболее «цивилизованными» поселениями, половину жителей которых составляют заезжие существа. Здесь самые низкие цены, если, конечно, не идти в деревню и не искать требуемое самому.
(Локация © Анкалагон&10Z-y)

Переходы:
Воздушные:
Аррениус (дальнее направление на запад).
Варфанг (дальнее направление на северо-запад).
Великая Дамба (ближнее направление на северо-восток).
Восточные острова (сверхдальнее направление на юг).
Выжженные земли (дальнее направление на северо-запад).
Гэир-Лон (ближнее направление на восток).
Детрийские поля (ближнее северо-западное направление).
Долина Авалар (дальнее направление на запад).
Затерянный сад (ближнее направление на северо-запад).
Каньон «Рука Смерти» (дальнее направление на северо-северо-восток).
Терраса Бамбук (дальнее восточное направление).
Чёрная Башня (ближнее направление на юго-запад-запад).

Сухопутные:
Великая Дамба (северо-восточное направление).
Детрийские поля (Северо-западное направление).
Затерянный сад (северо-западное направление).

Морские:
Аррениус (дальнее западное направление).
Гэир-Лон (ближнее направление на восток).
Восточные острова (сверхдальнее южное направление).
Забытая цитадель (сверхдальнее западное направление).
Чёрная Башня (ближнее западное направление).
Гэир-Лон (дальнее направление на восток).
Сильвархем (дальнее направление на восток).

Последовательность:
Баллистика (Деймон) --> Анкалагон (Сильвия).


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Воскресенье, 27 Октября 13, 13.42 | Сообщение # 2
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Великолепно! Просто великолепно! – про себя ныл Деймон, то и дело, по причине собственной же скорости, сталкиваясь с литровыми объёмами дождевой воды из под неведомо откуда набежавших туч. Драконы как никто другой чувствовали изменения в погоде, и то, что ненастье застигло Деймона в полёте, просто в голове не укладывалось, а сам дракон старательно перебирал в голове все те ощущения, которые он беспечно упустил. Нет, ничего такого. По всем прогнозам, пусть последние и не давали полной гарантии, дождя не должно было быть как минимум до сегодняшней ночи. Внезапно поднявшиеся волны лишь подтверждали гипотезу, что погода поменялась не по своей воле. На таком расстоянии, Деймон не мог точно сказать, какому чудаку пришло в голову тратить драгоценные силы на то, что и так должно было произойти вот-вот. Нетерпеливые сукины дети. – проскрежетал зубами солнечный, снижаясь. Лететь в бурю он не подписывался.

Этот полёт был инициирован по инициативе Сильвархема, с которым Деймон плодотворно сотрудничал последнее время. Это был взаимовыгодный союз – Деймон решал острые вопросы тамошнего правительства, а правительство взамен предоставляло ему необходимые ресурсы и информацию. Собственно, зачем они нужны Деймону, уговорено было не спрашивать, но изгнанный принц подозревал, что Сильвархему известно чуть более, чем выгодно ему. Отказываться от столь выгодной партии он не намеревался, и всё же ему бы хотелось, что бы никто не знал его истинных намерений.

Пунктом назначения на сей раз был Гэир Лон – главный портовый город Авалара. Не самое плохое местечко. Деймон уже смог установить там надёжные связи с поставщиками Чёрного Рынка востока. Можно сказать, что за спиной дракона уже были вечно живые пути доставки вооружения и продовольствия. Это станет полезно в скором времени, Деймон был уверен. Прокармливать такую ораву драконов, какая поселилась в городе солнечных драконов, становилось всё труднее и Деймон знал, чем это грозит. Он ещё не покинул палат Санграда, а там уже ходили слухи о грядущем вторжении в Авалар с целью овладеть здешними шахтами, приисками, а главное пахотными землями и скотом. Ему стоит быть готовым отстоять свою маленькую империю, которую он кирпичик за кирпичиком строил в этом мире… ]Анубис бы побрал эти земли! Совершенно негде укрыться! – Скалистая местность побережья обиловала на трещины и расщелины, но Деймон так и не смог углядеть ту, в которой смог бы уместиться без риска разодрать чешуи до костей. -И кому придёт в голову строить здесь поселения? – драконьему взору предстало одно из немногочисленных поселений здешних обитателей – гуманоидных тюленей, как описал их один знакомый. Мирные существа .если верить ему. Но вот никого из них Деймон не увидел, хотя острый взгляд с такой высоты мог рассмотреть ушко от булавки. Поселение казалось заброшенным – проломленные крыши, разрушенные причалы, разорванные снасти. Всё это не вызвало бы подозрений, если бы не множественные очаги возгорания, тихо догорающие, поддаваясь дождю. Сквозь пелену дождя Деймон смог разглядеть размытые, почти истёртые пятна алой жидкости – А это уже интересно. – подумал принц, устремляя взор дальше, где неровными столбами подпирали небеса облака чёрного дыма.

На пути дракону предстояло встретить ещё несколько похожих картин – пылающие дома и не одного жителя. Сомнений и быть не могло – работа пиратов. Наверняка всех жителей увели в рабство, а те бесформенные горы – сожженные огнём тела. – «Поделом. Знали, где селились.» – так и стоило бы думать, если бы речь касалась иных жителей побережья. Но этот народ выстоял не один набег, а в последнее время никто и не пытался взять их поселения штурмом – слишком много полегло под частоколом их деревень. Деймон слышал о шаманах этого племени и если хоть часть из тех слухов правда, то обычным пиратам не суждено полакомиться тут добычей. Тогда кто же... Хотя нет. Деймон знал, кто. Все знали. Этот пират был у всех на слуху уже долгое время…

Скааб, отголосок минувшей эпохи, редко бывал в этих землях, обустроившись на востоке. Но ходили слухи, что все пиратские набеги часто проходили под его патронатом, как и контрабанда, доставка оружия и восточных курительных трав. Поговаривали, будто даже здешний игорный бизнес зародился по его инициативе. Нет, Скааб не заведовал мутными делишками в Аваларе. Он устроился куда лучше: снимал с них сливки. Он никогда не пачкал свои руки ничем, кроме золота, которые в них вкладывали. Он везде имел свой кусок. Как ему это удавалось, являлось ещё большей тайной, чем его прошлое. Деймон имел дело с местными – суровые ребята, все как на подбор. Некоторым даже удавалось вести диалог с драконом без дрожи в коленях. В общем, не из тех, кто согласятся отстёгивать часть своего заработка без боя. Но они отстёгивали. Конечно, может, раньше здесь и была заварушка, которую им не удалось выиграть. Но даже если она действительно имела место, то вдали от посторонних глаз, потому что Деймон ни слова об этом не слышал. Принц довольно давно заинтересовался этой личностью, но до сих пор ему не удалось найти никого, кто лично встречал бы Скааба. И они не просто говорили, что никогда не видели его. Они не врали. А те кто говорили, что видели, утверждали, что ему подвластно само море, а его корабль – огромный древний левиафан, созданный самими драконами в эпоху, когда их тут было достаточно для содержания собственного государства. Несусветный бред по мнению Деймона. И всё же он жаждал встречи. Если слухи о его влиянии правда, то этот союз будет одной из лучших сделок за последнее время. Хотя нет, не союз. Деймон больше не хотел и не мог быть лошадкой на побегушках у остальных. Он желал свою долю. Скааб имел свой кусок со всех здешних, и наверняка восточных, заведений. И поэтому не было смысла договариваться со всеми самостоятельно. Деймон мог взять свой кусок с него одного. И вот им представилась возможность встречи. По слухам, сегодня как раз тот день, когда Скааб решил изменить своим принципам и лично заняться народцем с побережья. Видимо, ему надоело то, что кто-то ещё смеет сопротивляться его влиянию, и он решил лично нанести им визит. Горевшие внизу дома намекали, что так оно и есть. И плевать. Деймону было плевать на его мотивы – он был здесь! Он показался и настало время нанести ему дружеский визит.

Не прошло и пяти минут полёта над мелководьем, как Деймон углядел вдали корабль, невольно открывая пасть. Кто бы мог подумать, что и эти слухи окажутся правдой? В море, незыблемо стоя даже в мощных волнах, высился над водной гладью древний колосс. Корабль невообразимых размеров, способный уместить нескольких драконов только на верхней палубе. Он был похож на плавучий дом Санграда, вмещающего в себя целую драконью семью. Борта были выполнены в странной волнообразной форме. Подлетев ближе, Деймон заметил, что каждая волна ничто иное как тотемный столб с вырезанными на нём отвратительными рожами. Под кораблём виднелся неровный шлейф борющихся с волнами шлюпок, набитых будущим живым товаром. Похоже, буря застала в врасплох не только Деймона. Что же, большой корабль – это очень даже хорошо. Быть может, ему не придётся мокнуть под дождём и капитан судна любезно подбросит его поближе к злосчастной дамбе. Осталось долететь. Благо, совсем не много.


Сообщение отредактировал Баллистика - Воскресенье, 27 Октября 13, 14.25
 
АнкалагонДата: Понедельник, 28 Октября 13, 17.04 | Сообщение # 3
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Бело-голубая стрела легко пронзала порывы ветра и молнией прошивала мягкотелые небеса, летя намного быстрее самой проворной птицы. Тёмно-синие глаза были закрыты прозрачными внутренними веками, оберегающих нежную роговицу от злых порывов, промёрзших капель и острых ледяных осколков в воздухе. Их очаровательная обладательница спешила, но её взгляд не пытался выискивать что-то в толще облаков – казалось, драконица ничего не видела перед вовсе, и всматривалась в глубину самой себя. Отчасти, оно так и было – Сильвия упорно проматывала перед собой всё то время, когда она, покинув Руда, добралась до моря: ведь она сумела какой-то сказочной глупостью не заметить целый корабль! А его в ясные солнечные дни на ровной морской глади с такой высоты увидел бы даже слепец. Ощущая внутри неприятный осадок, снежная раз за разом пыталась понять свой прокол – ведь она, хотя и делала перерывы на изучение заботливо прихваченной книги и карты, совершала частые и длительные вылеты, чтобы заметить любое судно. И из тех, что она видела, ни одно не подходило на пиратскую посудину… – Проклятие! – ругнувшись про себя, снежная сердито мотнула головой, тут же сбиваясь с курса: ветер радостно взвыл, пудовым кулачищем ударяя ей под крыло и рёбра, сгибая и отбрасывая вбок. Белая драгонесса отчаянно замахала крыльями, пытаясь поймать саму себя в воздушных потоках и снова влиться в них. Борьба заняла две полных минуты, после которых незримые когти Ветра уже не могли снова вцепиться в её загривок и прекратили мотать по сторонам, пытаясь снова сбить полёт. Но грубые кувыркания в воздухе могли оправдаться тем, что снежная вычислила корабль – не так давно Мескотт заметила огромное судно, во многих лигах от неё, и сочла его за Гэир-Лонский линкор, выстроенный драконидами: столь велик и столь неспешен он был. И только сейчас её озарило – такие корабли не используют паруса. Крылья упёрлись воздух, хвост изогнулся дугой, за ним выгнулось всё тело – и совсем недавно мучающий её ветер со стоном лёг под её крылья, покорно подхватывая и разгоняя, переводя на новый курс.

Прошло совсем немного времени, и Сильвия уже совершала первый круг высоко в небесах, где о её существовании нельзя было догадаться. Непогода была ей лишь выгодна – ветер здесь утих, ливень продолжал лить как из ведра, и мощные струи стояли настоящей завесой, мешая рассмотреть что-то всего в паре десятков метров, не говоря уже о сотнях и тысячах. Мескотт с невольным удивлением рассматривала исполинский галеон – полных два пушечных этажа, не говоря о иных уровнях и надстройках. Но даже с такими размерами казалось, что этот длинный корабль составили путём сложения двух галеонов таких же размеров, но с правильными пропорциями. Корабль и в самом деле был настоящей плавучей крепостью – на равных с ним могли потягаться лишь джаггернауты. И Сильвия знала, кому этот корабль принадлежит – в отличие от Мелвилла, который успел показать ей образ капитана. Подонок Скааб был известен Азуре – бывшая кукла Малефора, после его падения он смог остаться на плаву и сейчас представлял достаточно высокую опасность. Но глупец решил собрать остатки сил Малефора, вызвал к себе внимание Азуры, и не будь их нынешнего задания, Руд и Сильвия уже подвешивали бы его верх ногами на пальме. Сейчас же им категорически не следовало вмешиваться в препирательства с пиратским сбродом, особенно используя магию, но Скааб был слишком опасен, чтобы оставлять его в живых и на воле. Что ж, пускай – корабельные пушки не смогут даже нацелиться на Сильвию, а их ручные трескотелки, пародия на оружие Руфуса, даже не достанут до неё, не говоря уже о том, чтобы пробить чешую. К тому же, в тумане ливня и облаках стремительное и гибкое тело белой драгонессы будет незаметной мишенью, а тяжёлый неповоротливый корабль никуда не денется. Правда, странные резные столбы не внушали ей доверия, как и мешали пленники на шлюпках, плывущие к галеону. Но вскоре драконица узнала местных жителей – чтобы не случилось, уж они-то точно не утонут. Великолепно – ведь пираты совсем опьянели от своей безнаказанности и требовали от Сильвии урока.

Передние лапы снова вытянулись вдоль тела, но пальцы ладоней остались скрюченными, словно бы Мескотт собиралась кого-то схватить ими. Между когтями слабо засветился голубой туманный огонёк, ему вторил собрат на другой лапе и между клыками волшебницы. Крылья взмахнули, придавая начальное ускорение, и сложились, плотно прижимаясь к телу; хвост выгнулся вниз дугой, и Сильвия сорвалась вниз неуловимым росчерком, быстро набирая скорость. Опережая дождь, снизившись на высоту, чуть большую вершин мачт, драконица резко расправила крылья и почти сразу же наполовину сложила их, сменив выравнивая полёт и с огромной скоростью заскользив над водной гладью. Обе лапы вылетели вперёд, на уровень груди – между когтями стали вылетать острые и крупные ледяные иглы, вспарывающие воду и прошивая древесину обшивки ниже ватерлинии. Поток ледяных игл низвергался и из пасти, обрушиваясь на нижний ряд пушек [Ледяные иглы: 1 способ]. Пролетев возле левого борта и вылетев за корабль, Сильвия от души полила разрушительным ледяным дождём богатые помещения на корме, на каждом этаже которого она и сама бы разместилась с комфортом. Твёрдые и острые ледяные клинья вспарывали древесину, превращая перила и двери в щепу, разбивая стёкла и круша внутренности корабля. Проведённый до этого плотный огонь по борту должен был вырвать целые куски, и оставалось лишь подождать, когда вливающаяся внутрь вода накренит корабль, опрокинет на бок и потопит злосчастный галеон. А сами пираты уже никуда не уйдут – даже если они скроются от Сильвии, местные жители расправятся с ними очень быстро.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Вторник, 05 Ноября 13, 02.00 | Сообщение # 4
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Очередная беспомощная волна разбилась о немыслимой высоты борт левиафана. Взбухшая древесина утробно загудела, низко и глубоко, словно голодный кит – вечно спокойный великан. Вопреки томной ауре, которую источал колоссальный корабль, нерушимо возвышающийся над морем, в его мрачной тени шла настоящая борьба. Застигнутые бурей врасплох шлюпки одолевали последний десяток метров до заветных тросов вот уже четверть часа, не в силах одолеть неукротимой стихии, а их угрюмые пассажиры, промокшие настолько, что были похожи на исхудавших дворняг, не скупились посыпать бурю лестными отзывами о происхождении её мамаши. Пока внизу стояла бранная вакханалия с морской водой, на палубе вперёд и взад носились десятки, если не сотни мелких точек, едва успевающих сметать с гигантской палубы дары с небес. По крайней мере здесь жалоб было куда меньше, впрочем, возможно лишь потому, что остальную ругань заглушал один лишь могучий бас. Боцман был полной противоположностью капитана в плане внешности, в частности отличаясь от последнего вороным окрасом шерсти – отличительной чертой некогда могущественного клана – а так же тем, что, в отличии от большинства членов команды, он был аристократической породы и ухаживал за собой даже в походах. Вечно серьёзный, амбициозный, но при этом не занощивый Сандальфон был правой лапой капитана Скааба и мало в чём уступал ему по силам. Он часто ловил себя на мысли, что, пользуясь своей популярностью среди команды и опытом, нажитом в многочисленных вылазках под чёрным флагом, он легко бы смог поднять бунт и взять штурвал в свои руки. Благо, от этой затеи его останавливал здравый смысл и не только. Сандальфон был предан капитану, как предан пёс заботливому хозяину, и никогда не позволял еретическим мыслишкам подолгу засиживаться в голове. Однако, план у него был. Он знал, куда плыть и что им делать, если вдруг капитан неожиданно отдаст концы в какой ни будь канаве, как случалось со многими славными пиратами до него. Всё таки Скааб нажил себе целый омут врагов и мог хвастаться уже только тем, что вовсе остается на плаву столь долгое время. Справится ли Сандальфон, встав во главе огромной криминальной империи, он даже не задумывался. Для него, не смотря на награду, назначенную за его голову, всё ещё существовало понятие чести. Таким, как он в политике не место. И слава Спасителю – он бы быстро лишился там головы.
На плече временного капитана расположился контрастирующий с его чёрной шерстью попугай-альбинос. Птица была огромна, если не сказать, что она вовсе была больше самого волка. Её длинный хвост касался самой палубы, отчего птица постоянно ерзала. Мокнуть под дождём уже было для неё недюжинным испытанием, а подметать грязную палубу своими драгоценными перьями было бы уже через край.

-Пошевеливайтесь, ленивые кроты! Каждую обнаруженную после дождя каплю я заставлю вас слизать! – наконец вскричал попугай, вздымая хохолок и впиваясь острыми когтями в плечо боцмана, отчего последний поморщился и тыльной стороной ладони сбив птицу с плеча – Заткнись, Ниил. Ребята стараются, как могут. . Метнув молнии из глаз, недовольный говорун устроился на краю дырявого бочонка, собирающего воду для командных нужд.
-Не трогай птицу, Сандаль. Знаешь ведь, что капитан сделает, если увидит недостающее перо у него в хвосте… – послышался молодой голос со стороны лестницы. На ступеньках развалился босый оборванец с истёртой мордой и с пляшкой рома под лишённой когтей лапой. Сандальфон каждый раз вздрагивал, когда эта пьянь начинала разговор. Мало того, что он обладал удивительно молодым щенячьим голосом, так ещё и мог появляться прямо из ниоткуда, чем не столько раздражал, сколько пугал боцмана. Этот раз не был исключением.
-Шин… Каждый… грёбанный… раз…
-Помню-знаю, не подкрадываться сзади, не пить ром до полудня и не мочиться на палубу. Ну что я могу поделатьИК… – Оборванец схватился за пасть, чуть было не опорожнив всё НЕ-выпитое до полудня на влажные доски. С условием того, что дождевая вода разметала бы вонючую смесь по всей, мать её, палубе, чистоплотный Сандальфон бы ему этого не простил. Тем не менее порыв прошёл и Шин продолжил – Ты почему напряжённый такой? Что-то хорошее случилось? – любимая присказка серого пирата часто ставила в тупик неподготовленных собеседников, хотя и не заключала в себе ничего сверхъестественного ни в каких смыслах.
-… Д- да нет…Просто… – Сандальфон вздохнул, вглядываясь в сокрытые дождём дали – Капитан должен был давно вернуться. Он словно свихнулся, когда увидал ту мохнатую летающую змеюку. Словно ему того зверинца на борту недостаточно. Теперь грянула буря и мы отстаём от графика. Нам стоит поворачивать – не хотелось бы столкнуться с дрегноутом из Гэир Лона… – Сандальфон был искренне взволнован и неподдельно переживал. По мнению большинства это были издержки молодости.
-Переживаешь прямо как любящая женушка… – в той же серой манере буркнул Шин, хотя Сандальфон догадывался, что под пологами его лохмотьев, скрывающих лицо, играет кривая ироническая улыбка. «Сандаль» подумал, что никогда не видел его морды… Он даже не был уверен, был ли Шин волком из племён – Буря близиться… Готовься, команда ведь на тебя рассчитывает… – внезапно продолжил серый. На сей раз неопределённость его тона окончательно сбила боцмана с толку:
Ты, по видимому, слеп. Уже битый час льёт как из ведра!
-Нет… ты слеп. И глух.
На сей раз сквозь размытый говор проскочили издевательские нотки и Сандальфон вскипел, собираясь проучить наглого оборванца по самый небалуй, как вдруг корабль пошатнулся и палуба ушла у боцмана из под ног, решив познакомиться чуть ближе с его мордой. С левой части палубы послышались взволнованные возгласы и – не без этого – чёрная ругань. Древесина заскрежетала, издавая звук, больше похожий на рык раненого зверя. Сандальфон скорее чувствовал, нежели ориентировался в паникующей толпе, что это не просто чрезмерно большая волна, мгновенно вскакивая на лапы и перекрикивая даже раскаты грома – Боевая тревога! Всем на изготовку! Что с левой палубой?! Доложить мне немедленно! – очередной толчок вновь опрокинул боцмана в сырые доски носом. На сей раз били не в борт, а в жилые надстройки. Сандальфон слышал, как трещит древесина – его буквально засыпало осколками, но он поднялся так быстро, как только мог, кинувшись вперёд, пытаясь углядеть, кто же их атакует – Гэир Лон прознал о нас? Взбунтовались шаманы этих… тюленей?!.. Что?..Дракон – выдохнул Сандальфон, едва различая белоснежный силуэт в занавесе бури – Чёрт, дракон! А капитана нет с нами! Чёрт, что делать… что делать?! – выбор не был велик, и боцман уже знал, что делать. Унимая дрожь в лапах, вороной в своей привычной манере превзошел своим криком панику на палубе – Рог! Пробудить тотемы! Мне нужно, что бы они дали залп СЕЙЧАС! – эта команда была лишней. Команда предвидела такой ход событий, ведь Сандальфон был не единственный, кто углядел силуэт крылатого змея. И верно – что ещё они могут противопоставить дракону?!

Над палубой взвыл Рог, затмевая заунывным, гнетущим гулом рокот грозы и недовольство моря. Звук отступил, давая волю этой песне в одну ноту, отражающейся от внезапно утихшей водной глади. Набежавший ледяной ветер обрушился не корабль с новой силой, но на сей раз не касаясь его. Сверхъестественный холод могла ощутить даже ледяная драконесса, привыкшая к морозам. Но этот холод был другой. И внутри него, под гул Рога, проснулись и иные звуки. Смех. Едва различимый, несмолкающий, он нарастал с каждым мгновением, так внезапно возникнув. Казалось, он… оно смеётся прямо над ухом, нет, прямо в голове! И вот чародеи могли ощутить, как содрогается воздух от плетущихся чар. Тотемы, озарённые таинственным туманом, казалось, приподняли ехидные лица. Их глаза-вырезы пылали тусклым сверхъестественным огнём. Над каждым вшитым в палубу тотемным столбом собирался клубок энергии, разрастаясь, искрясь, в конце концов воспылав массивными сгустками пламени, жужащщих огоньков, что роились над палубой подобно нетерпеливым пчёлам-убийцам. Они испепеляли дождь, не давая не единой капле достигнуть мгновенно просохшей палубы палубы. Они ждали, они терпели, но они истерически хотели воли кружась всё быстрее и быстрее, превращаясь в настоящий вихрь. И наконец им дали свободу единственной фразой – ЗАЛП! Сотнями рассекающих воздух огненных стрел пылающий рой устремился вслед Сильвии, сталкиваясь между собой, переплетаясь удивительными узорами, расцветая золотисто-красным цветком, вот вот поглотившим драконессу в своих жгучих объятиях.

Сандальфон тем временем устремился прочь с верхней палубы, вниз, вглубь. Он боялся, но он не бежал как трус, нет. Ведь на этом корабле есть не только тотемы и не только их «Месть Капитана Скааба» могла противопоставить летучей угрозе. Как будто в зверинце не найдётся тварей пострашнее…

\\\

Не успел Деймон преодолеть остаток в пару сотен метров, как новые обстоятельства заставили его притормозить, взмывая выше, дабы получить достаточный обзор. Похоже, о визите самого Скааба в эти земли прознал не только он, а ещё и некто, очень интересный на первый взгляд. Драконесса, решившая в одиночку одолеть драконидский дрегноут. Ну что же… Пускай развлекается со Скаабом на пару. Это определённо развеет скуку Деймона на ближайшие несколько минут, пока драконесса не осознает всю тяжесть своей ошибки, ну а он пока может просто наблюдать, паря где ни будь за облаками на недостижимой для глаз высоте и оценить, так ли могуч владыка морей Скааб младший, или же байки в тавернах столь же дерьмовы как и тамошний ром…


Сообщение отредактировал Баллистика - Вторник, 05 Ноября 13, 02.31
 
АнкалагонДата: Вторник, 05 Ноября 13, 20.23 | Сообщение # 5
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Что за глупец управлял этой толпой головорезов, что заставлял их драить судно в подходящий шторм? К тому же, корабль был готов к отплытию, и куда полезней было бы смотреть за снастями и сохранять силы матросов, ведь во время бури в море понадобится каждая их капля. Сильвия не думала о том, что работа, возможно, был лучший способ сохранить какую-то дисциплину на корабле без капитана. Сейчас драконица сыграла свой дебют, и команда галеона немедленно бросилась в разброд – кто-то пытался хвататься за оружие, его сметали те, кто пытались спешно покинуть палубу, им навстречу выбегали те, кто до этой поры прятался внутри судна. Когда все смешались, и сохранившие трезвость ума и самоконтроль были разделены суматохой, толкотнёй и суетой, был лучший момент для атаки. Когтистые пальцы вытянулись вперёд, обрушившись холодной струёй ледяных клинков и собирая обильную жатву – промазать здесь не сумел бы даже неофит. Но не глядя на успешную атаку, брови Сильвии напряжённо сошлись на переносице – многие пираты падали, раненные холодными стрелами, но команда не стала превращаться в вопящее стадо, напротив, нападение словно бы вернуло в них сознание, и всё больше и больше матросов, пригибаясь, вскрикивая и ругаясь, закрываясь лапами от летящих щепок и осколков разбившегося льда, бросались к своим постам. Однако, они мало что могли сделать – снежная зависла на уровне смотровой площадки на мачтах, недоступная ни для пушек, ни для примитивных пистолетов. На палубе мелькнула чёрная шкура их командира – разительное отличие внешности не оставляло мысли о том, что это один из пиратов. Ледяная струя немедленно направилась к нему, но тот оказался быстрее, кубарем скатываясь в недра судна. – Ну и Итакхва с тобой, – хмуро подумала драконица, направляя правую лапу к рулевой палубе: новый смертоносный поток вспорол древесину, разрубая штуртрос и разнося в щепки сам руль. Окончательно обездвижив корабль, белая драгонесса трижды мощно взмахнула крыльями, отталкиваясь ими от воздуха, выгибаясь дугой и спиной отлетая от корабля на достаточное расстояние, чтобы продолжить терзать ватерлинию левого борта.

Чтобы продолжать висеть в воздухе, приходилось постоянно взмахивать крыльями, из-за чего драгонесса всё больше отдалялась от судна. Налетевшие порывы ветра разбивали дождевые потоки, образуя в воздухе мутноватую дымку. Сильвия снова низвергла на корабль колючий ливень – водная поверхность, и без того неспокойная, вспенилась, вспарываемая частыми и высокими водяными фонтанчиками, когда ледяные гранёные копейные лезвия со злым свистом пронзали воздух и впивались в древесину, пробивая крепкую просмоленную преграду навылет. В этот раз Мескотт сконцентрировалась на одной широкой области, подобной кругу – очень скоро дерево затрещало, галеон тяжело вздохнул, подобно смертельно уставшему гиганту, когда давление воды, жёсткими струями заливающимися через пробоины, стало крошить и выламывать куски обшивки, словно бы руки толстяка – не окрепший лёд в проруби. На судне заметили катастрофу, или же просто стали готовиться к бою – протяжно и тоскливо запел рог, с неожиданной силой заглушая даже непогоду. Гроза опешила, присмирела от такого напора, словно бы нахлынувшие волны холода заморозили и обездвижили даже её. Холода? – Какого Мархосиаса? – выдохнув струю густого белого пара, поразилась драконица, ощущая, как холод добирается до самых её костей. – Что за шутки? – снова сощурившись, Сильвия всматривалась в суету на корабле, прекратив поливать его ледяными кольями: что там у них, решили вызвать что-то из наворованных у колдунов трофеев? Сопротивляясь ветру, что явно задумал сегодня сбить её на землю, снежная снова вытянула вперёд левую лапу, раскрывая пальцы – браслет ярко засветил белым светом, источаемым пробудившимся огоньком внутри алмаза, и, вместе с тем, Сильвия решила рассмотреть странное судно как следует, дабы выяснить, что за чертовщину пираты пытаются укрыть под его палубой [Браслет Талиона: сканирование+магическое зрение].

Увиденное заставило глаза широко распахнуться – галеон сейчас пронзали настоящие потоки магической силы, скапливающиеся на резных столбах, что до этого белая драгонесса приняла за простые украшения. В глубине судна находился кто-то, имеющий явную связь с этими… тотемами? – а сами потоки ловили на себе отблески ауры суетящихся внутри пассажиров. К счастью, пленников там не было – их ещё только везли на лодках, и, воспользовавшись смятением пиратов, те самостоятельно отыскивали пути к свободе, нападая на погонщиков и сталкивая их в воду. – Угроза: вы под прицелом восьми магических стационарных объектов, – мягко предупредил в голове бесстрастный и бесполый голос. – Проклятие! Засмотрелась, повиснув, как груша! – выругавшись, Мескотт спешно взмахнула крыльями, выталкивая из-под них воздух и змейкой выгнула сперва спину, срываясь с места и скользнув к воде, а затем – выгибая грудь, выравнивая полёт над водой. Сильвия успела ровно за секунду до того, как все восемь тотемов низвергли в неё целый поток огненных шаров: волшебница легко узнала в них зенитные магические снаряды, великолепно подходящие против медлительных воздушных судов, крылатых тварей вроде здешних наездных крыланов – смесью кабана и летучей мыши, виверн и им подобных, даже молодняк драконов обычно ничего не мог им противопоставить. – А эти ещё и разрывные, помимо преследования. Славно. Похоже, что они всерьёз решили меня быстро убить – такое количество шаров не то что прожжёт крылья и лапы, оно меня разорвёт на части, – драконица тревожно оглянулась – всё верно, целые сомны огнешаров, пронзив пространство там, где сине-белая гостья находилась всего секунду назад, с разгона улетели далеко вперёд, но сейчас уже разворачивались и неслись вслед за нею, стараясь взять след её собственной траектории. – Только такая защита вмиг истощится. Наверное, они и не думали, что где-то таких угроз учили избегать.

До борта корабля оставалось не более десятка метров, столько же – от хвоста до самых первых шаров. Левое крыло сильно прогнулось вниз, левое – вверх, хвост выгнулся, и снежную едва не закрутило штопором, связки пронзила резкая боль, но рискованный манёвр удался. Матросы могли видеть, что дракон, что неизбежно должен был врезаться в левый борт, чудом успел отвернуть, едва не пропахав его грудью и лапами. А вот шары оказались не столь удачливыми – деревянная обшивка подверглась настоящей бомбёжке, словно бы целая орда магов намерено обстреляла нос. Судно содрогнулось, грохот взрывов и разлетающаяся углями древесина взлетела над бортом вместе с клубами пламени – немало из волшебных снарядов поразило корабль, который они были призваны защищать, но большая их часть сумела избежать столкновения. Сама Сильвия не могла насладиться зрелищем – множество снарядов всё так же висело на хвосте, вставшее у левого бока море тянуло к себе, и едва под ней кончился галеон, как она ринулась вниз, закладывая узкую петлю и выигрывая ещё несколько десятков секунд, выравниваясь и набирая высоту. – Приставучие какие… Что у нас там? – едва алмаз на браслете потух, окончив работу и переключившись на контроль массы огнешаров за ней, снежная спешно глянула на удаляющийся корабль. Тотемы, возвышающиеся у бортов, больше не плевались огнём, но явно готовили новую пакость, пока некто, кто ими управлял, продолжал прятаться внутри корабля. И пусть прячется – пока он будет тыкать вслепую, Сильвия потопит проклятый корабль вместе с его магией. Сканирование уловило где-то на границе ещё какую-то цель – но она была ей ни враждебной, ни дружественной, и Мескотт пока выбросила её из головы. Она уже поднялась к самым облакам, и теперь оставалось избавиться от угрозы. Сложив крылья, снежная низринулась с небес, взяв галеон на таран и сближаясь с палубой быстрее самого быстрого копья. Крылья были наполовину сложены – слегка взмахнув ими, волшебница закружила себя спиралью, заставляя снаряды позади рассредоточиться настоящим покрывалом, грозившим вместе с ней накрыть и корабль.

Две самые высокие мачты мелькнули копейными навершиями по бокам – и словно кошка, падающая в ведро, Сильвия растопырила лапы, вонзая когти крыльев и лап в паруса. С жутким треском рвущейся ткани и ломающихся снастей Мескотт развернуло параллельно земле, но сбавить скорость практически не удалось. – Чтоб его! – отчаянно рванувшись вперёд, отталкиваясь крыльями от воздуха, а лапами – от мачт и парусов, снежная неловко дернулась в воздухе, почти бесполезно вытянув лапы, но благодаря крыльями небольшой рывок вперёд совершить удалось. Борт промелькнул в каких-то дюймах от груди – драконица почти избежала столкновения, хотя сам хвост с треском проломил край палубы, переворачивая Мескотт вверх животом и заставляя неуклюже шлёпнуться в воду, поднимая могучий вал. Вода сильно сбавила скорость – удар о дно почти не чувствовался, и Сильвия успела перевернуться на лапы и по дну скользнуть под корабль, безопасно двинувшись под ним к корме, в то время как редкие огненные шары бессильно тухли, сталкиваясь с огненной поверхностью. Большинство же из них обрушились огненным дождём на палубу.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Четверг, 07 Ноября 13, 20.47 | Сообщение # 6
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Возможно, были в мироздании миры, где битвы с драконами были обычным делом, серыми буднями. Миры, где против крылатых ящеров уже нашли надёжное оружие и где они более не олицетворяли той легендарной мощи, увенчанной в легендах и сказаниях. Где-то, но не здесь… здесь простые с былинной смертные столкнулись мифической тварью – крылатым властителем этого мира – и ничего не могли противопоставить смерти с небес. На палубе творился настоящий первобытный хаос. Кровь смешивалась с дождевой водой, стекая в сквозные пробоины алыми ручьями. Душераздирающе выли раненые, чьи тела были обращены в кровавое месиво под градом острых ледышек. Отдельные особи пытались взять контроль в свои лапы, но тщетно – под звуки рассыпающейся в прах древесины толпы пиратского сброда неслись к шлюпкам, ища спасения, но только лишь для того, что бы быть пригвожденным к месту, навеки оставшись с намотанными вокруг ледяной иглы кишками. Дракон не останавливался ни на мгновение, изничтожая ничтожных букашек без особых усилий, казалось, насмехаясь над пиратами, исчезая в завесе дождя и тут же возвращаясь вновь. И всё же это не могло длиться вечно, ведь всякий загнанный в угол зверь вскоре показывает клыки. Не прошло и минуты, как пираты создали зачатки организации, передвигаясь по гигантской палубе, усыпанной трупами, небольшими группами в поисках оружия, выполняя команды старших по рангу, то и дело посылая в драконицу одиночные выстрелы. Прозвучавший горн знаменовал реванш. Теперь уже драконессе придется от них бегать. Так они думали…

\\\

Сандальфона одолевала отдышка. Проложить себе путь в бестиарий оказалось совсем не просто. Корабль был огромен, многие помещения и коридоры обрушились под натиском драконьих атак, а паникующие матросы то и дело ныряли под ноги, требуя хоть каких ни будь приказов, хватая начальство за плечи и плеская слюной прямо в морду. Всех их, в особенности способных к магии людей, боцман отсылал в нижние коридоры левого борта, призывая сдерживать наводнение до того момента, пока он сам не сможет уделить этому внимание. Положение было отчаянное, но он должен был что-то сделать! Сейчас он тут за капитана!

Чёрный волк вбежал в корабельный зверинец – мрачный зал, полный клеток с заключёнными внутрь экзотическими тварями, которых капитан собирал, в большинстве своём, для того, что бы использовать их в бою. Каждое животное было облачено в толстый ошейник с сияющим в ремне кристаллом. Простейшая система контроля – боль. Одно неверное движение, и непослушную зверюшку ждал целый букет изысканных ощущений. Чуть-чуть переборщить – и всё заканчивалось…

-Нет… Не пойдёт… Нет… Нет… Нет… Нет! – чуть ли не всхлипывая от отчаяния, Сандальфон нёсся между клетками под жуткий лай, скрёб, скрип, вой, рычание и вовсе непонятные звуки, внимательно оглядывая каждую здоровую тварь. Ни одна из них не подходила для встречи с драконом – хоть всех выпускай, но никому из них не сравниться с драконом! Чёрт! ЧЁРТ! Ледяные иглы вспороли потолок, проникая сквозь древесную толщу. Боцман в который раз не устоял на ногах – и это спасло ему жизнь. Волк упал вовремя, дабы не оказаться пробитым насквозь особо крупным обрубком дерева. Половина зверинца обрушилась на нижнюю палубу, выбираясь из клеток. Сандальфон слышал, как оттуда доносились возгласы о помощи, а затем истерические крики боли…Как же так…Если так пойдёт, то корабль окажется потоплен раньше, чем тотемы успеют набрать силу... Но что это там? За стеной?...

Стены между помещениями рухнули, и теперь взору Сандальфона предстало помещение, которого он не видел никогда ранее. Озарённая пурпурным сиянием комната с единственной трибуной посредине, на которой, издавая тихий шелест, расположилась округлая каменная плита размером в квадратный метр, испещрённая неведомыми боцману письменами. Вход сюда был запрещён даже ему – это была одна из комнат, что относилась к капитанским покоям. Никто из команды не мог войти сюда. И вот, по видимому, одна из причин. Очередной древний артефакт… сердце Тотемов, источник их сил. Возможно, разобравшись, как он работает, сняв пресловутый лимит их сил, он сможет обрушить на дракона всё могущество древних духов и спасти всех. Возможно, если ему удастся удержать контроль… Ему ничего больше не оставалось, не было иных вариантов. Сандальфон приблизился к плите, протягивая истерзанную длань к каменной поверхностью. И него был посредственный маг, и тем не менее он умело пользовался артефактами и изучал их с фанатизмом, подобным фанатизму его капитана. Нет, он уже давно превзошел капитана в джектологии! Теперь пора посмотреть, чего он стоит на самом деле…
-Ты, я смотрю, не только слеп и глух. Умом тебя тоже обделили. – послышался знакомый голос из-за спины.
Сандальфон испугано отдёрнул руку, с ужасом осознавая, что находится под прицелом крупнокалиберного пистоля – Ши...Шин… Что-ты…
-Неужто ты считаешь, что тебе по силам совладать с волей древних духов? Это по силам лишь капитану. – протянул оборванец, не сводя двух блестящих огоньков, выглядывающих из-под обмоток, с затылка вороного – Люди на палубе нуждаются в твоей компании. Ты не должен шастать тут, где ты бесполезен…Уж не вознамерился ли ты бежать? – послышался щелчок взводимого курка.
-Если не ослабить аркан, тотемам не совладать с драконом! – Отчаянно вскрикнул вороной, на самом деле не имея и малейшего представления о границе сил тотемных столбов. Но он чувствовал, что этот бой куда труднее, чем бой с линкорами, которые тотемы сметали за считанные секунды.
-Не недооценивай этих малышек, Сандаль. Они крепче чем… – Очередной толчок прервал монотонный говор Шина. На сей раз левая палуба подверглась настоящему артобстрелу. Сандальфон шкурой ощутил жар, вовремя убегая от дыры в полу, откуда в следующее мгновение взметнулся столп пламени в перемешку с запахом горелой плоти – Ай-ай-ай. – Всё так же невозмутимо изрёк оборванец, сбрасывая с себя мгновенно полыхнувшие тряпки. Сандальфон мог поклясться, что видел, как огонь полностью поглотил его собеседника, с чавканьем растворяя того в себе. Но последний как буд-то бы не замечал только что промелькнувшей угрозы. Как и предполагал боцман, это был не волк. Высокий воротник плаща скрывал его лицо вместе с треугольной шляпой, натянутой на глаза, которые едва-едва сверкали розовым отблеском в тени козырька. Наброшенные поверх тряпки скрывали от команды потрёпанный временем, но всё ещё выглядевший богатым камзол, с отсутствующими пуговицами. Кожаный жилет не скрывал груди и был усилен мрачными металлическими пластинами – Кажется, в моих рассуждениях есть недочёты. – промедлил оборванец, если его всё ещё можно так называть, поднимая пистоль с пола –Так ты хотел взять духов под личный контроль, а?
Это хороший вариант. – Признался Сандальфон, глядя на незнакомца с опаской – Я слышал, что, ограниченные этим артефактом, духи способны лишь на магические фокусы. Раньше мы справлялись, полагаясь на силу пушек больше, нежели на магические силы. Теперь пушки бесполезны, значит единственный выход – избавить тотемы от аркана.
-И для того, что бы духи не вышли из под контроля, ты решил взять бразды в свои лапы? Умно, валяй. Но только позволь напомнить, что наш Скааб – шаман, которого племена ещё не видывали, способен контролировать четыре мелких бочёнка с сотой частью силы этих духов. Ты хочешь взять под контроль 8 тотемных столбов. У меня есть некоторые сомнения…
-Тогда что ты предлагаешь?! Позволить дракону отправить корабль на дно нашими же собственными атаками?
-Отнюдь. Просто дай бразды мне.
Фраза прозвучала столь неожиданно и спокойно, что Сандальфон опешил. Пьянь, которого он и матросом назвать не решился бы, сейчас просит у него прямого контроля над духами четырёх стихий, захваченных ещё в эпоху пурпурных драконов – Да что ты несёшь то?! Ты…
-Я справлюсь, верь мне. Впрочем, скажу иначе – меня для того тут и держат. – Прервал боцмана Шин, вновь наблюдая удивление на морде временного командира – Да и какой у тебя, в общем то, выбор? – его голос издевательски дрогнул…

Шин оказался на палубе в тот самый момент, когда Сильвия обрушилась в воду, опрокинув в след себе две высочайших мачты корабля, ровно через мгновение после чего палубу укрыл огненный дождь. Древесина взорвалась, взлетая в воздух и исчезая, пожираемая пламенем. Откуда-то сверху обрушились пылающие полотна чёрного хлопка, укрывая горящие тела подобно флагу дома на благородных похоронных церемониях. Гигантская палуба в момент покрылась кратерами с опаленными краями, зияющими на несколько пролётов вниз. Два тотема обрушились в воду, откуда ещё долгое время виднелись их сияющие глаза. Ещё живые выбрасывались в воду, вслед за драконессой, видно, предпочитая смерть, отличную от сожжения, ведь местный народец уже вовсю отлавливал пленителей в воде.
-Капитан будет недоволен. – Заметил Шин, переступая через бездыханное тело к краю борта, вглядываясь в рябь обеспокоенной воды своими глазами-угольками. Горн завыл вновь…

Опять холод, ощутимый даже под водой. Монотонный гул разносился в воде, заставляя песок со дна стремиться ввысь. Вода взбунтовалась. Из ниоткуда взявшееся бурное течение подхватило драконессу, буквально выбивая её из под дна корабля, бросая о дно морское, и снова подхватывая, кружа огромным ящером, словно это была пыль на ветру [Великий тотем воды: колоссальный водоворот]. Водоворот ширился, наконец показывая Сильвии воздух сквозь прозрачную линзу окружившей её воды. Там, в воздухе, словно ничего и небывало, повис ангел с широко расправленными чёрными крыльями – Шин парил над ней, глядя, как на беспомощного ребёнка, но всего мгновения, в конце концов атакуя. Некогда бывшее тем самым злосчастным Горном огромная пирамида-мортира на его руке изрыгнула из своего жерла красную молнию. Впадина водоворота в мгновение наполнилась огнём, изрыгая ввысь целый светло-оранжевый столб, продолжавший стремиться в небеса ещё долгое время, освещая округу [Хоко: 2 способ]. А шин всё так же неизменно висел на своём месте, с потаённым интересом вглядываясь в языки пламени…

Тем временем тотемы не дремли. Корпус корабля покрылся едва заметной прозрачной плёнкой, мгновенно погасив пламя и остановив потоки воды сквозь пробоины [Неприкосновенность] Вовремя, корабль уже начал ложиться на левый бок, едва ли не переворачиваясь. Теперь у команды было немного времени, дабы избавиться хотя бы от части проблем…



Сообщение отредактировал Баллистика - Четверг, 07 Ноября 13, 20.54
 
АнкалагонДата: Пятница, 08 Ноября 13, 18.29 | Сообщение # 7
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Деревянный исполин затрясся и закачался на волнах, разбрасываясь во все стороны горячими огненными осколками древесины, кусками верёвок, ткани и редкими пушками. Манёвр Сильвии полностью удался – тотемы, вероятно, смогли бы обеспечить кораблю хоть какую-то защиту, но тот, кто управлял ими, совершенно не ожидал, что его же атака станет его же проклятием. Вызывая шумный всплеск, в воду почти одновременно рухнуло два выщербленных и обгоревших столба, на которых ещё различались участки искусной резьбы и цепочки прихотливых рун. – Два стационарных магических излучателя выведены из строя, – браслет монотонно известил снежную о нанесённом обороне кораблю ущербе. Сильвия недовольно нахмурилась – и без них оставшиеся шесть тотемов представляли из себя значительную угрозу. Корабль требовал до возмущения много возни – с любой другой посудиной драконица уже давно бы разобралась, а эта громада ещё держалась на плаву, не глядя на то, что левый борт под водой уже даже на решето не был похож. Тоже старания проклятых деревяшек? И вообще, как они действуют? Магическое зрение Сильвии не могло дать ответ на такой вопрос, а ведь знание того, что из себя представляют проклятые столбы, имело попросту критическую важность. – Ладно. Допустим, что эти штуки – просто огромные резервуары с энергией. Похоже, что все огненные. В них же вшиты какие-то чары, а тот колдун ими управляет, нацеливая и в перерывах наполняя энергией. Тогда ясно, чего они так легко крошатся. Хотя, может, они сами могут устанавливать связь с магическими потоками. Потому до пробуждения не привлекали внимания, да и рухнувшие явно не являются резервуарами мощи. Ладно, значит, нужно просто устроить больший бардак на корабле, чтобы их кукловод не мог толком управляться и мешать мне, – найдя, наконец, решение задачи, Мескотт решила немедленно приступить к её реализации. Взгляд метнулся к цепи якорей – не разорвать ли их, окончательно лишив посудину стабильности? Впрочем, эта мысль была сразу же откинута, ведь разорвать толстое металлическое звено даже с магией мгновенно не получится, а сами якоря были у носа.

Поиск следующего хода вдруг был прерван совершенно неожиданным способом: браслет снова воззвал к вниманию хозяйки, к её удивлению, сообщая о попытке связаться с ней от Руфуса Лоуна. Что ему вообще понадобилось в такое время, ведь у них самих там битва была? Тем не менее, предположив, что настырный паренёк всё же без дела не станет лезть под лапу в такой момент, снежная разрешила канал:
Сильвия, у того засранца были паскудные летающие деревяшки, которые могли делать сильные колдунства. Они, сволочи… Я не мешаю, нет? – затараторил в голове знакомый голос. – Короче, Мел говорит, что на их корабле может быть тоже какая-нибудь магическая хренотень, только больше. И она может тебе мешать свою магию делать. Или чем-то гадким плюнуть. Будь осторожней там!
Спасибо, но уже заметила. Только не больно-то они и хитрые, и однотипные…
Может, у них просто стоит распределение какое? Как процессор многоядерный, чтобы было несколько потоков?[b] – с сомнением возразил голос. – [b]Мелвилл ещё говорит, что может подскочить на помощь, если нужно…
Не надо никуда подскакивать. Занимайтесь своими делами, а с корытом я сама справлюсь, – прерывая тираду Руда, Сильвия, между тем, задумалась – парень был прав, возможно, тотемы были частью общей системы, и тогда от них стоит ждать не только огня. Неважно, как именно это действует… Браслет снова зафиксировал магическую активность на палубе – кажется, что деревяшки готовились отомстить снежной за то, как она оставила их в дураках. – Всё, недосуг мне тобой болтать. Я занята делом, – разрывая канал, закончила Мескотт, оглядываясь и оценивая своё положение. Нападать на неё магией Огня на того, кто скрывается в воде и чья магия связанна с водой, не станет ни один глупец, магия Воды была бы полезна, но не против Сильвии. Что им остаётся – Молния? От неё защититься здесь будет достаточно просто. Земля – а вот здесь для неё могли устроить серьёзную проблему. Пожалуй, стоило покинуть морское дно раньше, чем противник догадается об уязвимости драконицы именно здесь.

Следующий шаг привёл в невесть как оказавшееся тут подводное течение, которое оказалось таким сильным, что белой драгонессе невольно пришлось прильнуть ко дну, цепляясь когтями лап за выступающие из ила камни. А напор воды становился всё сильнее, и очень скоро песок вокруг Мескотт взвился, окружая волшебницу мутным саваном. Чувствуя зарождающееся внутри подозрение относительно природы течения, Сильвия прислушалась к звучавшим обертонам Силы, что издавали тотемы… и тут же зло нахмурилась: водоворот! Но что они задумали? На такой глубине им не хватит воды, чтобы раздавить целого дракона! С другой стороны, может, и не раздавит, но крылья переломает, и может добавить множество ушибов и надрывов связок. Что же, с первой задумкой Сильвия их обхитрила, оставалось посмотреть, выйдет ли так второй раз. – Водоворот разгоняется и идёт по ходу часов. Он будет тянуть к центру и сдавливать. Чем ближе к центру, тем выше скорость: один мой бок будет тормозить, второй разгонять, и меня ещё закрутит против хода часов. Если нырнуть в поток, я смогу управлять собой, и компенсирую разницу скоростей. А значит, смогу избежать затягивания. Но и из водоворота не вырвусь... Итакхва, придётся это решать на ходу – меня вот-вот снесёт!

Отпустив камень передними лапами, снежная ещё сжимала пальцами стоп вторую опору ровно до тех пор, пока её не развернуло ровно по ходу потока. Отталкиваясь стопами, драконица нырнула в поток, разворачивая крылья – кто придумал то, что летать под водой нельзя? Правое крыло развернулось, кисть поднялась повыше – и в полотно немедля упёрся поток воды, давящий на крыло и выталкивающий Сильвию прочь из водоворота, но сама водная воронка цепко вцепилась в свою добычу, не позволяя ей покинуть свои объятия. Драконицу норовило повернуть боком ко дну – пришлось немедля пускать в ход левое крыло: не вдруг и не сразу, снежная всё-таки подобрала подходящий режим для гребли, действуя несколько иначе, нежели при взмахивании в обычном полёте. После того, как Мескотт изрядно потрясло и дважды едва не ударило о дно – помогли вовремя выставленные лапы – драконица полностью устроилась в потоке воды, набирая там скорость. – Вот оно что. Задумали меня затащить в крушащую ловушку и неспешно расстрелять. Командир тотемов даже самолично высунулся – какой дурак, сделал это лишь тогда, когда уже стало вредно вылезать, – очередной круг подходил к концу, белая драгонесса развила колоссальную скорость – хвала Талиону, он научил выдерживать подобное издевательство над своим организмом. – Нужно бить эту мошкару с фланга, если он посмел вообще в воздух подниматься. Давай, Сильвия! – двойной сильный взмах обеими крыльями – и снежная была на грани потери стабильности, когда бросила заклятие – простое, совсем не подходящее для боя, но доступное лишь познавшим Воду или Лёд [Зимний Горн]. Водная масса, словно бы забыв о водовороте, стремительно вытолкнула Сильвию на поверхность воды, и подушечки лап на краткий миг опёрлись на ставшую твёрдой и надёжной поверхностью. Но лишь мгновение – лапы сильно оттолкнулись от воды, усиливая и без того мощный рывок, созданный быстрым вращением, кометой вылетая в сторону зависшего существа. Мескотт успела рассмотреть крылья, человеческую фигуру (человеческую ли?), броню на груди… после чего с распахнувшейся пасти во врага ударила холодно белого воздуха, вихрем врезающегося в противника и скрывающего его в своих объятиях [Конус Холода]. Соревнование в магической выносливости началось – снежной стоило лишь истощить защиту пирата, или кем бы он там не был, и пока белый пар закрывал ему обзор, драконица преодолела последние метры. С огромной силой и скоростью, с вложенным весом самой Сильвии, правая лапа сверкнула синими острыми когтями, вспарывая завесу и нанося сокрушительный удар в грудь крылана, удар, который должен был смять его и впечатать в борт корабля, размазывая по борту всем весом летящего на таран дракона.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Суббота, 09 Ноября 13, 21.59 | Сообщение # 8
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Ныне, когда корабль был под надёжной опекой прочного щита, Шин оставил всякие сомнения по поводу верности своего решения вступить в бой. Хотя, возможно, их и вовсе никогда не было. Шин абсолютно никогда не переживал о судьбе экипажа корабля, на котором оказался совершенно случайно, обречённый быть прикованным к треклятому камню, чьи чары после контакта с ним он был уже не в состоянии развеять. Благо, теперь, спустя неполный десяток лет, нашёлся дурачок, спустивший его с поводка, да ещё и в отсутствие капитана Скааба. Какая удача. Негоже её упускать. Впрочем, ангел и не собирался, с нескрываемым интересом наблюдая, как Сильвия покидает пределы водяной ловушки, белоснежной стрелой взмывая ввысь, ему на встречу, пропуская вперёд… по видимому, сквозняк из форточки, что у драконов зовётся пастью – Надо же, как меня недооценивают. – смутился чернокрылый, слегка приоткрывая губы и прислоняя к ним указательный и средний пальцы. Буквально через секунду конус ледяного вихря был встречен струёй раскалённого пламени, обращая атаку ледяной в пар [Струя чистого пламени]. Смешавшись с мгновенно испарёнными каплями дождя, белоснежное облако мгновенно заключило ангела в своих объятиях, лишая всяких шансов увидеть следующий шаг драконессы любого дилетанта без магического взора, но никак не исконно магическое существо, чьи глаза нельзя было обмануть подобными выходками. Однако же его беспечность показала себя – ангелу катастрофически не хватало скорости, дабы избежать неминуемого столкновения с кулаком несущегося на всех парах дракона. Итог предсказуем и в тоже мгновение преодолев почти два десятка метров Шин впечатался в борт левиафана, заставляя щитовые чары озлобленно зашипеть и буквально отпихнуть его вниз. Устойчивый к боли магический организм тепло одарил крылатого легким онемением, отчего прервать короткое, но удивительно быстрое пике лишь коснувшись носком водной глади. Буйная волна в ту же секунду облизнула Шина по самую макушку, не сдвигая словно приросшую ко лбу шляпу не на сантиметр. Сплюнув солёные капли, ангел направил своё смертоносное орудие на драконессу, словно эта дурра была весом с пушинку, формируя в её жерле очередное атакующее заклинание, на сей раз чуть более хитрое. Вырвавшаяся из недр Ненасытной Утробы струя огня разделилась в воздухе, переливаясь всеми цветами радуге, в итоге являя представившись двумя пёстрыми птицами размерами с саму драконицу. Имитируя переливчатое пение феникса, его родня устремилась за ледяной с разных сторон на запредельных скоростях, размываясь в неясные пятна [Нечистый Бестиарий: Птицы-Близнецы]


Сообщение отредактировал Баллистика - Суббота, 09 Ноября 13, 22.01
 
АнкалагонДата: Воскресенье, 10 Ноября 13, 13.16 | Сообщение # 9
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Противник оказался куда быстрее, чем ожидала Сильвия. Непозволительно быстрее – он успел не только заметить манёвр снежной, но и даже успел отреагировать, нанося встречный удар. Два заклинания породили два различных потока, два извечно враждующих первоначала – поток перворождённой стихии огня, пробуждающей жизнь и сжигающей её, обращающей обратно в ничто, в пепел и прах, знаменующего яростное разрушительное рождение и такую же яркую смерть, одну точку в круге; и дающий сладкое забытье и несокрушимый сон холод, ничего не обещающий, но и не обманывающий в конце пути. Два потока схлестнулись – и вражеский удар, пусть и не с лёгкостью, но пробил и смял атаку Сильвии, не успев лишь до конца убить стихию ветра, что могла и вредить пламени, и помогать ему. Так и сейчас, длинный язык огня закружило, относя в сторону и силясь разорвать на единичные лоскуты, вырвать из импровизированного сопла и обратить в ничто – но язык лишь подчинился с мене направления, вытянувшись и сохранив силу, рыжим заревом захрипев над вовремя опустившемся крылом снежной драгонессы, обдавая жаром её плечо. И всё же, конечный итог противостояния оказался за Мескотт – двуногое существо, похожее на странного человека, обзавёдшегося парочкой чёрных пернатых вороных крыльев, тяжело отлетело в борт корабля, сталкиваясь с ним и падая в воду. Не желая разделять его участи, сперва разбивая нос и кроша челюсть о ставшей вдруг непробиваемой обшивку корабля, белая драконица сильно взмахнула крыльями, выгибаясь колесом и взмывая в небеса.

Проклятые тотемы! Решили уберечь эту посудину, Итакхва обрати её в снег, не давая затонуть и позволяя чем-то забить дыры (и наверняка они тоже рассчитывают на магию), пока этот демон будет занимать саму волшебницу. Откуда они такого вытащили, что он так легко противостоит ей? Не приходилось сомневаться – напади на корабль обычный дракон, из здешних, пусть даже обучившийся магии (тоже здешней), участь его была бы решена. Вероятно, сейчас они точно так же считают, полагая, что Сильвии попросту до сих пор везёт – что же, в этом её преимущество, которым стоит воспользоваться. – Вызвать бы флот из Гэир-Лона не помешало бы… Но он явится слишком поздно. Ладно, будет совсем туго, и понадобится свой щитоносец, позову Мелвилла, когда он освободится – наверняка он сам и свяжется. Но всё это потом, потом, а пока… Проклятие! – в считанные секунды описав широкий круг над кораблём, драконица снова вынырнула из-за мачт и спикировала вниз, к ожидавшему её сопернику – ровно в тот миг, когда тот взметнул в небеса чугунную мортиру, вживлённую в руку. – Угроза: вы под прицелом! – предостерегающе зазвучал в голове монотонный голос, заставляя снежную резко отвернуть в сторону, влево – не глядя на приближающуюся водную гладь, драконица вынуждена была сложить крылья целиком, и вовремя: пушка выплюнула в воздушную цель новую огненную струю, которая, снова обдав бок жаром, попросту прожгло бы крыло у самого основания. В долгу Сильвия не осталась – тратя драгоценное мгновение для выравнивания полёта, меняя его на миг, когда чары врага лишь вырывались из его орудия, Сильвия ударила своим заклинание, рождая тусклую снежную вспышку, с глухим хлопком взрывной и выстуживающей волной обдав всё вокруг Мескотт, окутывая всё паром и тонкими бисерными росчерками инея [Ледяная вспышка].

Хвост изогнулся, тёмно-синие крылья распахнулись – снова прогибаясь, белая драгонесса силилась отвернуть от приближающейся водной глади. Но беспокойная поверхность приближалась слишком быстро: драконице не хватило какого-то метра, чтобы выровнять полёт, и вовремя выставленные передние лапы, пружиня, затормозили скорость падения, совершая вынужденное приземление. Инерция продолжала толкать Мескотт, и та крылом плечом столкнулась с водной поверхностью, забив по нему крылом. Собственная скорость обратилась в злейшего врага, что властной рукой сейчас тащил её вперёд и немилосердно вдавливал в воду, пытаясь утопить. Изо всех сил перебирая лапами по надёжной для них опоре, борясь за равновесие и дважды пропахав носом беспокойное море, с помощью крыльев Сильвия наконец-то преодолела возросшую силу тяжести, оттолкнувшись всеми конечностями и снова взмывая в воду – но при этом теряя драгоценное время. – Вы под огнём: преследование двумя манёвренными целями, дистанция критически сокращается! – масла в огонь подливало собственное украшение, не давая расслабиться ни на секунду. Закладывая лихую петлю над водой и изгибая шею вбок, драконица увидела несущиеся огненные птицы: одна из них поддалась на уловку волшебницы, не справляясь с виражом и подогрев Мескотт стопы, с шипением раскалённой головешки усвистело вдаль бури. – Оно вернётся, – поняла Сильвия, успев разглядеть структуру второй птахи, что уже мчалась ей наперерез. Впрочем, если так, то пламенные крыланы точно так же уязвимы перед её метками, как и сам вражеский чародей… Пока промахнувшаяся атака не ушла слишком далеко, Мескот спешно послала ей вдогонку собственное чародейство, мимолётное заклинание, отработанное до рефлекса, оно устремилось к манящей её метке, чтобы несколько переменить структуру огненных чар… ну или просто взорвать их. Тут уж как выйдет [Элементная метка: Ледяной Клеймо].

Столкновение неизбежно! – казалось, браслет взвыл, вынуждая белую драгонессу спешно сплетать щитовые чары, покрывающей всё тело сплошным слоем густого инея, значительно добавляя её окрасу белых и светлых тонов [Ледяной доспех]. Вовремя! В следующий миг в её правый бок, задевая талию и бедро, что-то глухо врезалось взорвалось, грубо сотрясая всё тело, но даже не сбивая с курса полёта. Дыхание на миг перехватило, но удар был вполне терпимым – и несравненно лучше, чем нежели тот, который настиг бы её без защиты. Теперь можно было попробовать снова перехитрить своего визави. Взмахивая крыльями, снежная повернула обратно к кораблю, летя к оставленному позади крылатому существу – но прежде, чем они снова столкнутся нос к носу, его будет ждать to один подарок от посланницы Азуры – очередное элементальное заклинание уже летело к своей метке, которая должна была ждать её на самом демоне [Элементальная метка: Озноб].



Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Пятница, 15 Ноября 13, 21.20 | Сообщение # 10
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Нельзя сказать, что Шин вёл себя раскованно и недальновидно. Или всё таки можно… В любом случае он прилагал минимальные усилия против действий драконессы, не утруждая себя перемещениями. Даже когда иссиня-белая вспышка обдала его волной пробирающего до костей холода, укрыв поверхность оголённой груди, мокрой после знакомства с морем, светло-синим инеем, он продолжал стоять на бушующей водной глади как ни в чём небывало, балансируя на волнах, казалось, чисто ради забавы. Отчасти это было правдой, а с другой стороны драконесса уже несколько раз врезалась в морскую твердь, тратя драгоценные силы на то, что бы покинуть её крепкие объятия и подняться в небо, где царствовала буря – Как старается. Что же я тебе такого сделал, м? – отметил про себя рассеянный ангел, глядя на то, как Сильвия в очередной раз пропахивает волны лапами. Как собачка. Тяф-тяф. Отгремевший взрыв вновь привлёк внимание Шина к беспокойной драконессе. Она снова неслась к нему на всех парах, обезвредив обоих птиц. Но на сей раз она решила утяжелить себя слоем снежка поверх чешуи. –Снег имеет свойство таять. Сейчас прицелимся и… Какая неожиданность. – Озноб сковал мышцы, не давая пошевелить и пальцем. Море в очередной раз воспользовалось неподготовленностью ангела и дважды поглотило его по самую макушку. Теперь даже его тело начинало чувствовать холод от замерзающей воды, но Шин и не думал подавать виду, что старания драконессы хоть что-то значат. – Ну и что же мне делать?- ангел выпятил нижнюю губу, состроив на сокрытом воротником лице… ничего. Его лицо всё ещё оставалось неизменным. Не реагировали даже зрачки глаз. Мортира на руке расцвела металлическими лепестками, вскрывая толстые батареи, издавшие утробный гул и тут же раскалившиеся до предела. Пускай сейчас Шин лишен и десятой части своей истинной мощи, он помнит структуры своих заклинаний как пять пальцев своей руки. Пламенем куда легче управлять, нежели материей Хаоса. Это не заняло и секунды. По телу драконессы пробежалась волна золотистого огня, не обжигая, не согревая, а лишь снимая тот прозрачный слой брони до самого кончика хвоста, заставляя его каплями сыпаться в море Очищение в пламени. – Бой не такая простая вещь, что бы его можно было выиграть, надеясь, что у противника кончатся тузы раньше, чем у тебя, дракон. В любом случае у меня их гораздо больше. Все из колоды. Ну же, отступи. Не нужно испытывать меня. – в следующую секунду вся поверхность тела драконессы буквально взорвалась пламенем, прожигая нежную кожу, поглощая драконессу в испепеляющих объятиях [Первый этап Великого Огненного Уничтожения: Поджог]




Сообщение отредактировал Баллистика - Пятница, 15 Ноября 13, 21.34
 
АнкалагонДата: Суббота, 16 Ноября 13, 12.52 | Сообщение # 11
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Похоже, что второй вражеский снаряд, имитирующий гротескную птицу, всё-таки выровнял полёт и снова лёг на след Сильвии. Сгусток огня стремительно приближался, разгоняясь что есть мочи, и грозил накрыть драконицу через каких-то несколько секунд – что ж, расчет волшебницы оправдывался, и при определённой толике удачи снежная снова нанесёт удар врагу, экономя собственные силы. Казалось, что положение белой драгонессы было крайне плачевно – подгоняемая скрытом в тумане живым огнём, Сильвия оказывалась сразу между двумя атаками, под перекрестным огнём. Перехитрившая саму себя жертва попросту напрашивалась на лобовой удар, просила сбить её и бросить, изломанную и сожжённую, в беспокойное море, чтобы она исчезла так же внезапно, как и появилась. Мгновения растягивались в долгие секунды – и вот, противник, почувствовав приближающегося дракона, нанёс встречный удар: быстрый, изощрённый и вычурный, он совсем не походил на грубые лобовые векторные чары, что в этом мире встречались не больно-то часто. Загадочный маг вызывал всё больше интереса и вопросов, искать ответы на которые совершенно не было времени. Драконица лишь мельком уловила силу посланных ей навстречу чар – заклинание было сплетено на совесть, пожалуй, можно было бы дать ему третью ступень, даже может, вторую… Её собственные щитовые чары должны были выдержать такой напор, потому, она не стала пытаться сбить их чем-то покрепче. Но уже через мгновение, когда вражеское заклинание стало буквально вгрызаться в магическую защиту драконицы, Мескотт могла лишь заскрежетать зубами, чувствуя, как магические скрепы рушатся, позволяя щиту спать раньше времени. А браслет снова предупреждающе кольнул, извещая об грядущей опасности – но даже он не успевал опередить новый удар, и только магический талант белой драгонессы позволил успеть волшебнице успеть ухватить самую суть сплетающихся чар – что-то схожее с предыдущим, но куда вычурнее и сильнее.

Они ударили почти одновременно – невидимая, незримая обычному глазу и едва уловимая магическим зрением структура демона рванулась навстречу белой драгонессе, распахиваясь подобно выпущенной сети и грозя поглотить в своих недрах живую цель. Не стоило даже думать о том, чтобы уклониться от подобного удара – будь Сильвия быстрее света, ей бы это не удалось. Но её собственное заклинание успело всего на какую-то миллионную долю секунды раньше, с хрустом заключая её в фигурный панцирный доспех из чистого льда [Тяжёлый ледяной доспех]. Мелькнули насыщенно голубые пластины, блистающие изгибы, бритвенно острый плюмаж, закрывающий гребень мелькнули и исчезли, поглощенные расцветающим огненным цветком, поглощающим в себе летящего дракона. Опоздавшее всего на какой-то миг, заклятие Шина, тем не менее, уже было бессильно что-либо сделать, столкнувшись с надёжной бронёй чародейки. Почти бессильно – как ни в чём не бывало, бело-голубая драконица молнией вырвалась из огненных объятий, но заплатила за это ценой собственной брони – обратившись в обычный талый лёд, она с хрустом и всплесками осыпалась в бушующие волны. Всё столкновение прошло менее, чем за пять секунд – и Сильвия почти нос к носу оказалась перед крылатым демоном. Но Сильвия снова избежала столкновения, выполняя одну из сложнейших лётных манёвров: поднырнула сама под себя, почти остановившись, она совершила кувырок в воздухе, описав почти полный круг и резко меняя направления полёта, быстро взлетая вертикально вверх. Волна брызг обдала мага огня, и когда кульбит драгонессы почти закончился, кончик хвоста, распрямляя узкую петлю, лепестком задел Шина, скользнув по шее и нагрудной броне [Ледяное Прикосновение]. Но вместо лёгкого прикосновения всё естественно демона пронзил жуткий холод, сковывающий внутренности когтистой рукой мороза, сжимая и скручивая внутренние ткани. Коварная волшебница уже скользнула в небеса, а её план ещё приносил свои плоды: огненная птица всё-таки настигла свою цель. Но повторить сложный пируэт Сильвии ей было не под силу – огненный сгусток на огромной скорости протаранил Шина, взрываясь ярким фейерверком. И словно насмехаясь над всеми законами логики, в огненном царстве скользнули тонкие иглы ледяных чар – поражённая меткой, умирающая птица передала её эффект своему создателю, подобно тому, как отпущенный пленник, заражённый болезнью, приносит заразу в свой стан.



Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Суббота, 16 Ноября 13, 21.59 | Сообщение # 12
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
И вот опять. похоже она ничему не учится. – Шин разочарованно наблюдал, как драконесса не оставляет своих непутёвых попыток подобраться к нему – Видимо, ты всё ещё не поняла, но у тебя ничего не выйдет. – Мортира взметнулась навстречу покидающей пределы облака белого тумана, что сформировалось из конфликта противоположных стихий, драконессе. Можно сказать, что Шин уже знал, что она будет делать. Он видел её тактику насквозь. Что же, это не было плохим вариантом, особенно в битве с огненным чародеем, в чьём распоряжении была лишь парочка огненных ракет, струя огня и какая ни будь всеразрушающая супер-сфера, чей свет затмевает свет солнца. И Сильвия задумывалась, задавала себе вопросы, похож ли этот чародей на тех, кого можно пронять подобными фокусами. И, похоже, продолжала каждый раз наивно отвечать «да, можно, естественно, по-любому прокатит, просто продолжу кружить вокруг него, пикировать, а затем разворачиваться, пропахивать носом море и снова… и снова… и снова». Глядишь, само море бы устало от подобных потуг, запустило бы в Сильвию чем ни будь весомым, и драконесса вновь повторив старый трюк свалила бы на своего визави это самое весомое. Однако, Шин отмечал эти потуги очень даже не плохими, ведь Сильвия старалась обратить всё, что только можно, в свою пользу. Даже его собственные чары. И вот сейчас, если подумать, появилась реальная угроза быть уничтоженным или по крайней мере серьёзно раненым. Перспектива так себе, да и действительно – не думал же он весь бой простоять в одной точке, поливая Сильвию атаками? На самом деле думал. Оттого несколько лениво совершалось следующее действие. Настолько лениво и натянуто, что манёвр Сильвии с переворотом, а точнее кончик её хвоста, прошёл в каких-то сантиметрах от груди ангела, когда его крылья наконец брызнули голубыми каплями света и вознесли его ввысь быстрее, чем там успела оказаться Сильвия[Ангельские Крылья: Выходка Посланца Небес]. И всего через мгновение через точку, где только что стоял Шин, пронеслась на всех парах огненная птица, которая, увы, более не могла преследовать свою цель. Лимит был исчерпан и феникс, превратившись в бесформенное облако пламени, печатался в зашипевшие щитовые чары, безвредно растворившись в зеленоватой дымке.

-Это было близко. Чертовски близко. – одобрительно кивнул чернокрылый, обратив свой взор к неустанному дракону, что опять куда-то спешил – Сколько же ещё ты собираешься продолжать этот бессмысленный бой? Я более чем уверен, что после такой встряски, эти волкообразные бедолаги уже на всех парах неслись бы прочь, где их порвали бы собственные соплеменники. Но ты, похоже, жаждешь их крови сильнее, чем справедливости. Или же для тебя это одно и тоже? Чего таить, таких как ты много. Больше, чем действительно плохих существ. В таких условиях именно вы есть разжигатели раздора. «Они начали первыми» - детское оправдание. Вы такие же, как они. Драконы ничем не отличаются от волков или муравьёв. Всё так же жаждете битвы на почве мнимой справедливости. Не ради жизни, но ради смерти. Я разочарован. Я в гневе. Ты противен мне, дракон. Все вы.- Монолог демона занял сотую долю секунды в голове драконессы, когда новые чары сокрушили эфир. Рождаясь прямо из воздуха миллионы ярко красных угольков окружили силуэт драконессы, плотной, вязкой массой окутывая всё пространство вокруг ледяной, заключая её в пылающий шар раскалённой лавы, повисший в воздухе вязкими нитями спускающийся в бешанно вздымившееся море, [Второй Этап Великого Огненного Уничтожения: Печать Страданий] Его челюсти захлопнулись в момент, не давая никакой надежды избежать участи быть замкнутой внутри. Жар внутри раскаленного мяча нарастал с катастрофической скоростью, сковывая движения. Раскаленный воздух обжигал ноздри, не давая сделать лишний глоток.

Игры кончились, дракон.




Сообщение отредактировал Баллистика - Суббота, 16 Ноября 13, 23.18
 
АнкалагонДата: Воскресенье, 17 Ноября 13, 12.28 | Сообщение # 13
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Темп сражения не думал сбавляться ни на мгновение. Оба противника упорно пытались обрушить защиту друг друга, всячески избегая поражения вражескими чарами – и, стоило отметить, пока успех немного, но всё же склонялся в сторону мага огня. Крылатый демон, не жалея сил, упорно поливал белую драгонессу мощнейшими чарами, пытаясь как можно скорее сокрушить и сжечь её. Сильвия, напротив, пока экономила силы, пытаясь вытянуть из Шина побольше сил и прощупать его защиту, и оставляя главные чары про запас, но вместе с тем, её атаки просачивались через чужую оборону, оказывая драконице крошечные преимущества. Воздух сотрясался от сталкивающихся и разрывавшихся заклинаний, блистая вспышками голубого и рыжего. Посторонние свидетели битвы навряд ли сумели бы рассмотреть что-то, кроме сверкающей белой молнии и беспрестанных вспышек да взрывов, которые рождали заглушающий грозу грохот! Столкновение у буйствующей водной поверхности ещё не успело отзвучать, как оба соперника покинули его – Мескотт успела заметить стрелой взмывшего Шина, которому нужно было во что бы то ни стало обогнать драконицу. Снежная вскинула голову, раскрывая пасть – и там, где демон остановился, зависая в воздухе, в него ударила мощная струя ледяного воздуха напополам со слепящим снегом, сдобренная острейшими иглами-льдинками, стремящихся пронзить любую преграду на своём пути [Дыхание Снежного Дракона]. Удар Cильвии совпал с тем мгновением, когда огненный маг вышел с ней на связь – но вместо попыток прервать бой или привести их к переговорам, демон пустился в высокопарные рассуждения. Эти слова не несли в себе никакой правды или смысла, они были пустыми и громкими, как череп труса, катаемый ветром по каменной пустыне. Так говорили те, кто, не глядя на все свои старания и силу, не могли что-либо изменить, не могли понять всю суть тех событий, в которые втянулись, вынужденные действовать лишь в отпущенных им рамках. И отвечать на них Сильвия не собиралась.

Однако, враг не собирался ограничиваться лишь высокими рассуждениями – и то, что последовало вслед за ними, попросту требовало её ответа. Но защитный арсенал Сильвии стремительно таял – этот маг грозил вскоре оставить её вовсе без возможности успешно обороняться. Это плохо, очень плохо, но не смертельно. Талион предусматривал подобные ситуации, когда солдат или рыцарь должен будет забыть о боли, и волшебница была готова к тому, что ей придётся продолжать бой сквозь ранения, но прибегать к такому варианту совершенно не хотелось бы. Разумнее будет вызвать подкрепление. Но всё это потом, а пока… ответное заклинание не заставило себя долго ждать, создавая защитный барьер: вынуждая их принять форму крупной сферы, Мескотт заключила саму себя в шипастый ледяной шар, ощетинившийся на весь мир копейными голубовато-белыми навершиями [Ледяная Преграда]. Крылья сложились, лапы упёрлись в прочную основу – какое-то время шар, принимая инерцию своей хозяйки, двигался вверх, но вот он остановился, на краткое мгновение зависая в воздухе… А снежная продолжала лихорадочно сплетать чары, намереваясь исполнить задуманное. Когда-то ей уже приходилось биться не на жизнь, а на смерть с огненным магом. Бок о бок со старым другом и заклятым врагом, и тогда сама Сильвия почти проиграла битву. Сейчас она была одна, но силы её намного превышали силы той, ещё глупой и наивной, Сильвии, ставшей целью в пугающих и загадочных планах сошедшего с ума главы Талиона. Да и теперешний соперник, сколь бы силён не был, вряд ли смог бы сравниться с Сарефом, рыцарем первой категории (второй, если бы не его резкое повышение по службе).

Заклинания сплетались так же легко, как и мысли. Новая элементная метка уже мчалась к своей цели, захватывая её в объятия остервенело загудевшего белого смерча, который тут же впился ещё и в поверхность моря, вбирая в себя её воды и разбрызгивая её подобно причудливому и удивительному фонтану [Дрейфующая Льдина]. Ледяной шипастый шар, надёжно спрятавший в себе Сильвию и сам заключённый в лавовый кокон, стал падать вниз, сталкиваясь с горячей поверхностью. Поверхности громко зашипели: лава пыталась сломать и растопить ставшим необычайно прочным и огнеупорным гладкий лёд, а ледяная сфера упорно покрывала внутренние стенки чужих чар изморосью, вынуждая камень затвердевать и остывать. Смешанная конструкция со свистом полетела вниз – а жуткий торнадо с рёвом швырнул захваченную жертву – по крайней мере, Сильвия рассчитывала на то, что Шин оказался в плену заклинания – под низвергнутые с небес сферы. И в последний миг, оставшийся до столкновения, Мескотт бросила последнее заклинание – новая вымораживающая аура Ледяной Бомбы накрыла демона ровно в тот момент, когда каменно-ледяная глобула со всей развитой силой обрушилась на ставший смертельной ловушкой кокон из вихря, сталкивая его с твёрдой водяной гладью. Раздался чудовищный всплеск, взметнувший брызги и целые волны на многие метры в высоту. Сфера погрузилась в морские недра, и там, скованный вдобавок и толщей враждебной и гневно шипящей воды, жар камня стал сдаваться перед силой ледяного шара – лава остывала, теряя свой свет и стремительно трескаясь. И вот, не выдержав тянущего ко дну собственного веса и рвущейся наружу ледяной сферы, наполненной воздухом, каменная ловушка рассыпалась бесполезными осколками, высвобождая свою жертву. И прежде чем ледяной орб с шумным вспелском выскочил на поверхность, Сильвия успела припасть к «полу» в своей маленькой крепости, выглядывая крылатого демона в водяных объятиях.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Воскресенье, 17 Ноября 13, 15.51 | Сообщение # 14
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
И вновь этот дракон торопит события. Он даже не замечал, что темп боя увеличивает не Шин, а она сама, продолжая это нелепое сражение. Она не собиралась идти на переговоры. Ангел тоже был утомлён этим боем. Потому настало время финального акта этого нелепого происшествия, которые витающий в грозовых облаках Деймон мог назвать танцем льда и пламени. Солнечному дракону открывался замечательный вид на алые и бирюзовые вспышки, отливающиеся в падающих дождевых каплях. Он даже не мог сказать, кто же, в конце концов, побеждает. По крайней мере с точки зрения стороннего наблюдателя заклинания чародея огня имели куда как более внушительный вид, но и драконесса была не промах, раз так долго ухитрялась избегать ущерба. Принц словил себя на мысли, что не может определиться, кто же всё таки заслуживает внимания большего, нежели просто взгляда. Это решит последняя секунда боя, приближение к которой чувствовалось, как напряжение натянутой до пределов струны, которая вот-вот должна была лопнуть.

\\\

-Неужели ты опять хочешь атаковать меня этим? – Разочаровано подумал Шин, не наблюдая совершенно никакой разницы между уже отзвучавшей несколько минут назад атакой и новоиспечённой струёй хлада вперемешку с ледяными осколками. Впрочем, у любого уважающего себя логиста, а в частности, логиста огня, найдётся множество вариаций на тему огненной струи. И вновь атака ледяной была разбита встречным огненным вихрем, явившемся из недр Ненасытной Утробы [Огненная тропа]. Теперь оставалось только ждать, когда драконесса изжарится, став жертвой агрессивной геометрии. Но, похоже, сферы было попросту недостаточно для того, что бы угомонить упёртую ледяную. Это начинало нервировать ангела – Я закончу это сейчас. – прошептал чернокрылый, взводя чудовищную мортиру – Третий Этап Великого Огненного Уни… – Он не успел закончить заклинание даже в собственных мыслях – трудоёмкие чары требовали большего времени на сотворение – как его подхватила неистовая карусель ветра, с дикой скоростью швырнув его под остывающую под натиском чар лаву. Реакция ангела сработала мгновенно, но треклятый ветер обвил его незримыми путами, вгрызаясь в плоть лютым морозом, не позволяя и пальцем пошевелить. Ледяной мяч на полной скорости врезался в Шина, устремляясь к беспокойным волнам, дабы через секунду сокрушить его о неровную водную гладь громким шлепком. Боли не последовало, лишь неприятный зуд в области спины – не так то просто сломать демона, даже если его размеры много меньше, чем твои собственные. Физическая мощь Шина была равна драконьей, если не превышала её многократно. Но дерьмо случается и демон вновь ощутил предательские оковы, чувствуя, как падает на дно. Это было не очень хорошо – оставаться в воде в битве с ледяным магом. Это бы обернулось сложностями в следующее же мгновение, если бы старые союзники не дали о себе знать.

Под заунывный вой горна левиафан разворачивался по курсу в море, окутанный ярким изумрудным сиянием распадающегося непробиваемого покрова. Пробоины были взяты под контроль чародеями воды, а команда успела систематизировать управление под начальством Сандальфона. Тотемы Ветра подгоняли оставшиеся паруса, а тотемы воды толкали корабль с помощью искусственных течений. Их союз разгонял левиафан до неестественных скоростей, но не это должно было беспокоить Сильвию. Ведомые зовом Рога из под земли под морем ввысь устремлялись коралловые массивы, немедленно укутывая сферу вместе с драконессой и отправляя её на дно [Коралловая преграда], в то время как сверху водную гладь сторожили сотни сияющих огненных шаров, накрывая зону плотным куполом минных полей [Поляна огненных мотыльков]. Обминая сферу десятой дорогой Шин пулей вылетел из водной толщи, ведомый чародейскими крыльями, приземляясь на палубу и бросая взгляд на своего соперника. Его план удался, а план Сильвии провалился. Она больше не в силах препятствовать побегу. Она не была плохим соперником, но выбрала неправильного врага, пускай сейчас он чувствовал на себе вражеские чары, что вот-вот дадут о себе знать. Шин отпустил бы её при иных обстоятельствах, ленивый на битвы чуть больше, чем полностью. Но в полной мере осознав упертость Сильвии он при всём желании не мог этого сделать. То, что он предпринял, было не более чем побрякушкой, не представлявшей, по его мнению, никакой особой угрозы, но вполне способной задержать рьяную драконицу на необходимое время. Из глубин пространства, воспламеняя воздушные массивы, на свет родился огненный голем – вихрь пламени и вязкой лавы, с неясными формами конечностей и вытянутым овалом вместо лица с зияющими глубине ярко-желтыми огоньками-фарами, по всей видимости имитирующими глаза [Охота на ведьм: Иннокентий]. А корабль уплывал под томный бас горна, исчезая в пучинах таинственного тумана, словно бы его никогда здесь и не было. Напоминанием о нём могли лишь послужить всё ещё пылающие осколки древесины, дрейфующей в волнах...

\\\

Огненный гигант взревел, и в следующую секунду из воздуха родился объятый пламенем кристальный монолит вулканического стекла, что опережая даже взгляд ринулся вниз на катастрофических скоростях устремляясь на голову драконессы [Наковальня Вулкана] и, не думая останавливаться, распустился огненным цветком, обливая драконессу огненным дождём раскалённых углей. [Вальс головешек]

\\\

-Что? Бежал? Не думал, что Скааб стерпит такую дерзость и отступит. Либо же он уверен, что этот элементаль разберётся с ней сам, либо же я чего-то не усмотрел, и ледяной набил ему морду. - И всё же он бежал, а потому для Деймона оставался лишь один вариант. Что он потеряет, если решит познакомится с ледяным поближе? – Давай же, ледяной, кончай этот спектакль. Я уже утомился ждать.




Сообщение отредактировал Баллистика - Воскресенье, 17 Ноября 13, 15.54
 
АнкалагонДата: Понедельник, 18 Ноября 13, 14.44 | Сообщение # 15
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Оба соперника целиком увлеклись друг другом, позабыв об окружающем мире – а вместе с тем, и изначальной цели всего нападения: гигантского пиратского галеона. По крайней мере, о нём позабыла сама Сильвия – и вот, найдя способ сдержать весь причинённый ущерб от заклинаний дракона и удерживая судно на грани крушения, повели его прочь от разгневанного их преступлении повелителя небес. Более того, заметив, что чаша весов боя пошатнулась, и их защитник угодил в тяжкое положение, которое могло бы предопределить весь исход боя, они не преминули использовать своё главное оружие против снежной драгонесса. В тот миг сама драконица уже разглядела в мутных водах смятого её контратакой Шина, заключённого в опаснейшую для него ловушку – и вот, когда Мескотт уже была готова нанести удар, её внимание невольно отвлёк загудевший рог. На краткое мгновение ей показалось, что корабль идёт ко дну, и даёт прощальный гудог, но нет – словно бы и не было того яростного нападения, он разворачивался, чтобы покинуть порт. И это промедление, потраченное на проклятую посудину, стоило Мескотт всех её успехов – оказавшимся не столь застигнутым врасплох, как могло бы показаться, чернопёрый демон стремглав покинул поле боя, не стесняясь показывать спину – в отместку Сильвия успела лишь метнуть в него очередную сковывающую метку, но слишком поздно – уже превращённый в статую, скованный ледяным коконом, враг по инерции долетел до палубы, шлёпнувшись на его доски [Ледяные Оковы].

Корабельные тотемы наивно пытались сковать её и утопить в морских глубинах, но все их старания были тщетны. Фигурные коралловые узорные руки попробовали обхватить ледяной орб и затащить в пучину, отдав снежную во владение к морскому царю, но едва они касались гладкой поверхности, как становились необычайно хрупкими, и осыпались хрустящей крошкой обратно в водные объятия, откуда и появились. Не сумели совладать с щитовыми чарами и огненные ловушки – громко взрываясь, и ослепительно сверкая, они не смогли даже поколебать хранящую белую драгонессу сферу, разрываясь по цепочке. Оба заклинания врага, натолкнувшись на неодолимую преграду, разбились и опали без следа. А Сильвия лишь продолжала смотреть на уходящий корабль – конечно, она могла продолжить преследование. Даже рождённый элементаль её не остановил бы. Но тогда бы огненное чудовище напало на освобождённых жителей побережья, а снежной снова нужно было бы гоняться за хорошо… даже слишком хорошо подготовленным врагом. Такого драгонесса не могла себе позволить – ведь, помимо того, что она не была полноценным боевым магом наступления (а перенимание чужой роли обернулось тем, что защиту Сильвии едва было не пробили), у неё уже было своё, куда более важное дело. Пусть Хранители Элементов теперь ломают над этим голову – благо, след они уже смогут взять, а корабль значительно повреждён. Сейчас, когда бой поутих, ссадина на основании хвоста невольно стала напоминать о себе – досадливо сморщив нос, снежная сплела чары исцеления, когда ей уже никто не мешал, избавляясь от последствия слишком опасного манёвра [Среднее исцеление]. Бросив взгляд на берег, драгонесса потратила ещё несколько мгновений на то, чтобы почувствовать среди местных шамана, и немедленно отправила ему сообщение: – Пленных не казнить. Они знают место стоянки пиратской посудины. Свяжитесь с Варфангом, пусть Хранители и военный флот найдут и уничтожат их, – передав желаемое, Мескотт немедленно прервала мысленный канал. Слушать ответ спасённых у неё не было настроения. Другой бы немедля напомнил себе, что он обратил грозного врага в бегство, спас пленных и позаботился о том, чтобы виновные не сумели спрятаться. Он бы напомнил, что несколько раз пробил защиту соперника и не пострадал сам, что много пиратов было убито, многие захвачены, многие ещё погибнут от её прощальных аур. Но не Сильвия. Для неё имело важность лишь одно – она должна была потопить судно и перебить головорезов. А галеон скрылся…

Ледяной шипастый орб содрогнулся, едва не сбивая с лап расслабившуюся драконицу – припая на лапах к «полу» и оскалившись от бьющего по ушным перепонкам грохота, снежная сердито вскинула голову, выглядывая впереди того, кто с присущей самым великим ишакам упрямостью продолжал биться лбом о несокрушимые щитовые чары. – Что за непробиваемый тупица… а, голем. Итакхва, нужно было отправить по следам того ублюдка Вендиго, – запоздало пожалела Мескотт, видя, как огненное создание не стало утруждать себя анализом ситуации и принялось поливать поверхность сферы куда более слабыми плевками. В ответ вылетело лишь одно заклинание, однако, сверкнув серебристо-голубым копьём, оно с убийственной точностью и скоростью преодолело разделяющее до цели расстояние, поражая аморфное лавовое создание туда, где, наверное, должна была бы находиться грудь [Ледяное Копьё]. Наконец, срок жизни защитного заклинания истёк, и крепость белой драконицы стал всего лишь удивительным образованием из льда: по велению волшебницы, верхняя часть сферы откололась и улетела в сторону подобно люку, а из шара, словно из кокона, в небеса стрелой воспарила сама драгонесса, расправляя крылья и готовясь обрушить на элементаля новое заклинание, если возникнет нужна.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Вторник, 19 Ноября 13, 18.31 | Сообщение # 16
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Сияющие над водой огни пылающих досок угасали под шум прибоя, равно как и угасал сам шторм. За считанные мгновенья сквозь непроницаемый каскад хмурых великанов туч пробились робкие лучи света, вскрывая кромешную тьму золотистыми скальпелями. Пожалуй, для чародея света это можно было назвать воодушевляющим зрелищем. И в действительности его настроение заметно поднялось, ведь ему довелось лицезреть не столько интересное, сколько забавное зрелище – на его глазах Скааб потерпел поражение, гонимый таинственным ледяным прочь от беспомощных жителей Побережья, что уже организованными группами возвращались к берегу в то время, как экипаж гигантского галеона давно уж плавал носом к верху. Теперь и байки про ползающее на коленях море не казались такими уж бредовыми и принц своими глазами видел рост магического потенциала этого мира – пиратов, в совершенстве овладевших стихийным тотемизмом. История, достойная увековечения в трактирных историях (Достойная награда для рыцаря Азуры!). Всё не так уж и плохо на сегодняшний день, и Деймон предвкушал знакомство с ледяным. Не столько для союза, сколько из каприза и желания узнать, кто же готов так рисковать жизнью для спасения вшивого народца на самых задворках государства. Быть даже может, что это гонец Северной Стражи, несущий экстренные вести. Было бы интересно послушать. Хотя нет, конечно же нет. Деймон и рассчитывать не мог, что боец севера ни с того ни с сего решит поведать ему нечто важное, а он не горел желанием выслушать жалобы о суровой и сложной службе в ордене, где первая половина – чокнутая, а вторая – озабоченная. Внизу мелькнула новая вспышка алого с синим, привлекая внимание солнечного. Бой ещё не кончен, ведь элементаль не желал мириться с поражением своего создателя.
\\\
Доселе соревнуясь с рёвом бушевавшего ветра, элементаль постепенно умерил пыл, с утробным рычанием наблюдая абсолютную безрезультативность своих стараний, похоже, всё таки наделённый чем то поболе, нежели доминирующий инстинкт уничтожать всё и вся на своём пути, особенно если это что-то состояло из воды. Однако не без этого. Во всяком случае бесполезные атаки прекратились и голем выжидал появления драконессы с пылающим нетерпением и злобой, когда та наконец соизволила показать своё лицо свету, белым пятном взметаясь ввысь, сквозь поле поджидающих её огненных шаров, приняв решение особо не церемониться с порождением огненного чародея. Это было верным решением, и элементаль принял угрозу за приоритетную, вздымая на свою защиту орбиты циркулирующей лавы, в момент окружившие его тело массивными ярко-красными обручами, принимая на себя сильнейший удар, едва не пробивший их насквозь, но, к сожалению драконессы, всё таки не пробивший [Тиара]. Настал его черёд. Одним титаническим усилием элементаль переполнил себя энергией огня, вспыхивая массивной желтой звездой, остервенело метавшейся из стороны в сторону. Разветвляясь витыми струями потоки пламени рванули вниз, касаясь самой водной глади и превращаясь в пар. Подобно взлетающей ракете, звезда устремилась вперёд, оставляя чёткий росчерк раскалённого воздуха следом за собой, обращаясь сгустком жидкого металла, настигнувший драконессу до того, как она успела расправить крылья. Всего за секунду голем оказался рядом, вздымая длани и в то же мгновение нанося сокрушительный удар массивами лавы, что в последнее мгновение вытянулись, принимая форму гротескного клинка [Падение огненной звезды] в то время, как алый круг Тиары увеличился в размерах, стараясь дотянуться до манящей плоти драконессы.



Сообщение отредактировал Баллистика - Вторник, 19 Ноября 13, 18.34
 
АнкалагонДата: Вторник, 19 Ноября 13, 20.39 | Сообщение # 17
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Попавшийся огненный дух оказался настолько липким, что ему бы позавидовал Элементаль Жидкой Глины. Инстинкта самосохранения он, конечно же, не мог иметь, как и чего-то ещё, кроме желания всё превратить в огонь. Но это оказался весьма шустрый и способный элементаль, не чета тем жалким огненным червякам, которые чаще всего вызывают маги – тех, что более всего. Он оказался даже способнее, чем огненные птицы демона или магические артиллеристы проклятого корабля – он пытался не взять её след и нагнать по нему, а двинулся ей наперерез, в мгновения сокращая дистанцию и намереваясь познакомить драгонессу со своими более чем жаркими объятиями. Его замысел почти удался – но и жертва, которую он себе выбрал, была не просто обычной наивной белой драгонессой с севера, и даже не всю жизнь просидевший в башне чародей. Не меняя траектории полёта, Мескотт просто резко выпрямила правую лапу вперёд, делая останавливающий жест в воздухе. Тонкую фигуру вмиг скрыл массивный ком пресыщенного снегом воздуха, и едва пламенная звезда сблизилась с его границей, как тот взорвался с глухим хлопком [Восставший айсберг]. Но сила его была такова, что элементаля не просто остановило – его отбросило обратно едва ли не так же стремительно, как он взлетел, вместе с его лавовыми кольцами. Здесь они оказались бессильны. Между тем, снежная намеревалась прекратить сражение одним ударом. Было даже неловко тратить на какого-то элементаля настолько изящное и виртуозное заклинание, одно из лучших в арсенале как Сильвии, так и всей школы вообще. Но битва затянулась, а сил обеспечить надёжную защиту уже не оставалось. Незачем зазря рисковать – и без того драконица ведёт второй бой подряд, да и ещё выступая в роли полноценного боевого мага. Отринув сомнения, белая драгонесса стянула силы в кулак, сплетая своё заклинание – но оно не родило сокрушительную атаку, не создало нагромождения ледяных пик и не вызвало своих элементалей. Заклинание представляло из себя нечто более утончённое, нежели просто вызов духа льда – оно призывало, ни много ни мало, носителя герба покровителя всех ледяных чародеев. И сейчас любовно припасаемое на тяжкую минуту заклинание сработало без единой помарки, вызывая поражение недруга Мескотт [Глубокая Заморозка].

Скованный и беспомощный, элементаль падал в объятия своего страшнейшего врага – воды. Уж у великого океана хватит сил на то, чтобы остудить даже такой горячий пыл. Устало взмахивая крыльями, драконица лениво полетела к побережью, выискивая себе местечко получше – с травой, без приставучего песка. Очень быстро подходящее место отыскалось – расправляя перепонки, Мескотт плавно парила над лесом, сбавляя скорость, и вскоре её лапы уже утонули во влажной высокой – около полутора метров высотой – траве. – Они ушли, Мелвилл. Да, ты был прав – там были не только тотемы, но и ещё какой-то демон, человекоподобный. Плевался огнём так, что целиком занял меня. Но я сильно проредила их команду и добавила дырок, а местные добыли много пленных – Хранители с ними уже сами разберутся, – Сильвия сложила крылья. Послание, надёжно замаскированное и зашифрованное, отправилось к хранителю кристалла, а Мескотт обернула голову, глядя на расходящиеся тучи. Небо окрасилось багрово-оранжевыми цветами, тучи и вовсе приняли неповторимый окрас и облик. Раскрыв ненужные вторые веки, драконица развернулась носом на юго-запад, в сторону и моря, и заката, и опустилась на траву, став подобной сфинксу. Закат знаменовал конец дня, и у снежной не было желания делать облёт водных пределов – любые суда убрались бы подобру-поздорову. Не было желания и лететь в город раньше времени. Сейчас было самое подходящее время отдохнуть, полюбоваться закатом и окунуться в воспоминания, сведя всё в размышления под звёздами о том, что же с ними случилось, и что случилось об их мечте о мировом щите, в той наивной юности… Но сперва белая драгонесса обернула взгляд на море, дабы магическим зрением убедиться в том, что неугомонный элементаль был поглощён морской пучиной.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Вторник, 19 Ноября 13, 21.45 | Сообщение # 18
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Озарённый золотым сиянием массивный пучок света, казалось бы, уже настигнувший свою вожделенную цель, неожиданно обрёл преграду в виде сугроба, парящего в воздухе, столкновение с которым лишило его всякого равновесия, отправляя в неуправляемый полёт в противоположном от предыдущего направлении, постоянно вращаясь по новообретённой горизонтальной орбите. В конце концов, обретя долгожданную опору, вновь восстав во весь рост, голем огласил морские просторы чудовищным рёвом, исходившим, казалось, из всей поверхности его, казалось бы, лишённого формы тела. Огонь тускнел, что выдавало крайне малый остаток вложенной в элементаля энергии – за такой короткий срок создать ничего более качественного Шин просто не сумел бы, что не уменьшало его заслуг – элементаль выполнил свою задачу более чем хорошо, задержав драконессу на полную минуту, чего тотемам хватило бы, дабы переместить корабль туда, где его искать было бы уже бесполезно. Во всяком случае энергозатратно, чего Сильвия явно не могла себе позволить. Тотем низверг целый комок формируемой лавовой конструкции, буквально вылепливая из неё нечто, похожее на копьё, однако медлительность стоила ему ещё большей медлительностью, позволяя драконессе воплотить свой замысел в действие, опрокидывая скованного голема вниз, не оставляя ему никаких шансов. Падение было весьма ярким, ведь по соприкосновении с водой щитовые чары голема взбесились, принявшись метать в водную гладь вспышки пламени, попусту тратя драгоценный запас энергии, но зато давая голему возможность в полной мере ощутить на себе гнев водной стихии. Он больше не всплывал, но его рёв был слышен даже из под вспенившейся воды.

\\\

Деймон успел опередить усталую драконессу в гонке к заветному пролеску, в итоге успев уютно устроиться в густых зарослях папоротникового листа. Нужно сказать, что отдых на промокшей листве и сырой земле – то ещё удовольствие, однако всяко приятнее, нежели лететь в ветреную ночь. С этой идеей драконессы принц был согласен и терпеливо выжидал, пока, как выяснилось, самка не устроилась поудобнее. Тут, надо заметить, принца одолевали некоторые сомнения на счёт того, стоит ли пребывать в компании только что провернувшей партию боёв драконессе. Ведь от неё можно было ждать чего угодно, в частности, быть насаженным на ледяную пику в тот же момент, когда он дёрнется, дабы покинуть злосчастную траву. Но в итоге… Прогремел взрыв, ознаменовавший конец весьма упёртого элементаля. Вспышка света виднелась даже за тот неполный десяток миль, что разделял берег с местом прошлой битвы и ветру удалось принести не более, чем слабенький хлопок. Фееричненько. – Отметил солнечный, наконец покинув своё укрытие, оказываясь позади Сильвии как раз на том расстоянии, которое среди драконов можно назвать границей приличия. По крайней мере за это его никто ни на что не насадил. Ни в коем случае не желая слышать вопросов раньше, чем он успеет обозначить своё положение наблюдателя, Деймон почти моментально продолжил монолог в самой естественной манере, какую только мог изобразить – Я ещё никогда не наблюдал битвы с столь близкого расстояния. Я вообще мало видел битв, но, думаю, что я могу отметить твои исключительные способности. Никогда бы не подумал, что кто либо решиться бросить выбор Скаабу, ведь о нём жуткие рассказы ходят… ну, впрочем ты и сама знаешь, ты ведь та, кто только что обратила его в бегство. Любой другой на твоём месте стал бы требовать с местных жителей жемчуга. Уверен, они бы не отказали бы своему спасителю в награде… – Всё это время принц сверлил небеса взглядом, не очень-то желая лицезреть реакцию ледяной на его внезапное появление, однако, сейчас это пришлось сделать. Должно сказать, что драконесса имела весьма замечательное изящное телосложение. Наверняка ловкость была её неоспоримым преимуществом, что Деймон мысленно возвёл в несколько иную категорию, нежели в категорию боевых…


Сообщение отредактировал Баллистика - Вторник, 19 Ноября 13, 21.50
 
АнкалагонДата: Среда, 20 Ноября 13, 14.33 | Сообщение # 19
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1613
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Наконец-то бой был окончен. Он прошёл совсем не так, как хотелось бы – изначально поставленной цели драгонесса так и не добилась, ну да чего уж теперь. Всё-таки это не было её главным, приоритетным заданием. Сильвия намеревалась поскорее выбросить подробности схватки из головы, сохранив лишь сам её факт, как равно и детали касательно способностей корабля и его экипажа. Конечно, об этом Скаабе она слышала, но никто не предполагал, что он накопил такие силы. Удивительно, что его не заметили раньше и не приложили все усилия для уничтожения. Такая сила в руках безумных пиратов была слишком опасна. Интересно, не так ли начинал в своё время Галл? И сколько времени потребовалось бы ныне мёртвому капитану, или его приемнику, чтобы собрать под своё крыло ватаги пиратов, разбойников и заручиться помощью вечно готовых к войне и мародёрствам мелким королевствам? Ведь тогда они превратятся в грозную силу, которая уже однажды забрала Аррас, создав плацдарм для разрушения Храма Элементов. А может, кто-то сумеет сам объединить таких под свою руку – например, тот, кто уже почти весь Восток собрал в одно государство. От возможности разграбить Гэир-Лон, а то и сам Варфанг, не откажется ни один пират. Что ж, вероятно, сейчас Хранители это хоть сколько-то понимают, и если не сумели отследить такую угрозу Аваларским берегам, то хотя бы отреагируют, когда её отследили за них. Нужно будет спросить у Мелвилла, почему им раньше никто не занялся. Но это уже потом, сейчас драгонесса получила в своё распоряжение как минимум целую ночь одиночества. И, к её удовольствию, на этот раз ей не хотелось его прерывать.

Но насладиться покоем ей так и не дали. Позади послышался шум, знаменующий появлении чужака – и судя по спокойному поведению, тот никак не относился к участвовавшим в конфликте сторонам и не собирался проявлять агрессии. Обернувшись, снежная несколько секунд рассматривала Деймона – солнечный дракон был явно нездешний, он наверняка пришёл из портала в пустыне. И неплохо владел магией, судя по всему: наверняка, задумай он напасть, Сильвии пришлось бы туго, и вытянуть сражение было бы очень непросто. К тому же, у них была своя академия, пусть не лучшая в Мироздании, но для Смертного мира достаточно качественная.
Так значит, это ты крутился там в небесах, – заключила снежная, снова отворачиваясь и глядя вперёд. – Я не знаю, кто такой этот Скааб. Просто летела мимо, увидела такое и не смогла вмешаться. Не понимаю, куда смотрят эти, главные маги, что в Варфанге живут, – Сильвия сделала паузу. Она не смотрела на солнечного, однако, внимательно вслушивалась в его движения и дыхание, дабы иметь возможность угадать его действие до того, как сам дракон его начнёт выполнять. – А солнечные драконы, похоже, без заранее выплаченного жемчуга не вмешиваются? Сам ведь ты, как я вижу, тоже не понаслышке с магией знаком. И чему я обязана такому визиту?


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
БаллистикаДата: Четверг, 21 Ноября 13, 19.38 | Сообщение # 20
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Не знаешь? Как так? – искренне удивился солнечный неведенью драконессы о том, с кем ей довелось пересечься. Вот чего Деймон не ожидал, так встретить здесь готового приносить себя в жертву дракона, который, вдобавок, не требовал никакой награды. Она даже не переговорила с местными, а просто улетела, даже не услышав банального «спасибо». Ну что же, сейчас Деймон возложил на себя священную миссию просветить ледяную о том, с кем она безвозмездно билась не на жизнь, а насмерть – Скааб младший. Это имя на устах всех прибрежных городов как на этом берегу, так и на противоположной стороне моря. Гроза морей, фанатик и учёный, который обрёл могущественные силы за счёт своей упёртости и хитрости, а так же познаний в сверхъестественных науках. Шамана, подобного ему, племена не видели веками. Говорят, что он уже объединил их и готовится к чему-то поодаль от чужих глаз. О нём слышали даже в Гэир Лоне и Варфанге. Даже сами Хранители вот-вот собирались взяться за дело… – Деймон смял фразу «вот-вот» неуютно поёжившись, что было сделано для виду, ведь драконесса упомянула своё недовольство политикой Варфанга. Быть может, его согласие с её мнением немного подтопит тот лёд, что он слышал в её голосе? Надо заметить, что Деймону приходилось претворяться лишь в манере говора, ведь он и так был согласен с абсолютной бесполезностью Хранителей для подконтрольных им земель. Ещё никогда его делам и сделкам не мешали представители официальной власти. Более того, многих из них он держал в своей упряжке – даже они трепетали перед драконом и не многие из них верили, что Хранители придут их защитить. Но сейчас не об этом. Драконесса попыталась кольнуть гордость Деймона, однако кем бы он был, если бы попадался на мелочные оскорбления?А ты у нас за неоплаченную справедливость, значит.Нет-нет, не суди по обложке. Из меня паршивый боец, хоть и вышел телом. Да и с магией не в ладах – не удалось даже кончить академию в родном городе. Реши я тебе помочь – лишь под крыльями бы мешался. – Дракон криво усмехнулся. Как-то по дуратски, как на Деймона, потому он живо стёр физиономию с морды. Нужно было ответить на вопрос и ответить так, что бы заинтересовать драконессу в дальнейшем общении. Не хотелось бы упускать возможность выведать хоть крупицу информации о весьма сильном волшебнике льда. – Ты привлекла мой интерес, ведь не многие решились бы на подвиг, который ты совершила. Я бы даже сказал, что никто, кроме тебя. Хотя, с такими-то навыками... Я был более чем уверен, что ты можешь оказаться монахом Колоссуса, или, по крайней мере, быть знакомой с ними. С ними я в дружеских отношениях, в своё время потратил там несколько лет… Давно не было возможности посетить храм снова, вот ихотел узнать, как поживают мои знакомые.-Деймон удовлетворительно кивнул. Выдуманная на ходу история показалось ему довольно простой, но достаточно убедительной. Если она окажется из Колоссуса, это многое прояснит и насытит красками вырисовывающуюся картину. Сейчас же его беспокоило, что он вот-вот мог споткнуться о порог дружелюбия уставшей драконессы.
Солнечный диск быстро опускался за горизонт. Ра уступал свои права Атуму – богу заходящего Солнца, как верили солнечные. Так ненадолго появившиеся солнечные лучи вновь покинули Деймона, и тело мгновенно ощутило накатившую усталость – отголоски долгого полёта в бурю.


Сообщение отредактировал Баллистика - Четверг, 21 Ноября 13, 19.41
 
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Побережье (Линия Прошлого) (Юго-восточный предел побережья Авалара)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Явившиеся сегодня

Copyright © Tenzi-Sharptail/Ankalagon 2014 Все права защищены. Designed by Asterion 2018