< Непостижимый Кадатат
Добро пожаловать на Непостижимый Кадатат
Переход на главную Просмотреть новые сообщения форума Руководство по игре Переход на мир Санктарамос Переход в мир Авалар
>
Каньон «Рука Смерти» - Страница 2 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Анкалагон  
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Каньон «Рука Смерти» (Полупустыни на северо-восточных рубежах Авалара)
Каньон «Рука Смерти»
АнкалагонДата: Вторник, 27 Марта 18, 20.05 | Сообщение # 1
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Зимний каньон не перестал быть таким же опасным, каким был годы до прихода ледникового периода. Былые жаркие пустыни сначала обрадовались приходу прохлады, и успели пустить многочисленную растительность, но неделями позже вся она оказалась похоронена под слоем льда и снега.
Практически все привычные места стали безжизненной снежной пустыней с жестокими ветрами, которые никуда не делись с жарких времён. Без саней или специального снаряжения движение по снежной долине не будет приносить ощутимого результата - о чём будут говорить проявляющиеся порой следы других несчастных искавших в каньоне чудесные врата в иной мир: замёрзшие путники, разбитые телеги и кареты, которые хранят в себе не только экипаж но замёрзших мародёров, порой и не одной группировки. Сам Храм продолжает быть забытым и закрытым местом, которое не имеет никаких следов присутствия чего-то живого: лишь немногие доходили до конца пути, но либо разворачивались и уходили, либо возможно пересекали врата и оказывались у дезактивированного кольца портала.
Само едкое дно каньона на удивление является единственным ориентиром в этой безлюдной местности - химические соединения морозы замораживают с трудом, а потому образовалось искусственное солёное озеро, которое многие путники принимали за жилой оазис, но находили там лишь окончательную смерть.

Переходы:
Воздушные:
Варфанг (дальнее юго-западное направление).
Великая Дамба (ближнее южное направление).
Выжженные земли (ближнее западное направление).
Гэир-Лон (дальнее направление на юг).
Замок Северной Стражи (ближнее северное направление).
Затерянный сад (дальнее юго-западное направление).
Колоссус Спрингс (ближнее северо-западное направление).
Ледники (дальнее северо-западное направление).
Летающие Острова (дальнее западное направление).
Побережье (дальнее юго-юго-западное направление).
Сильвархем (дальнее направление на юго-восток).
Терраса Бамбук (дальнее юго-восточное направление).

Сухопутные:
Выжженные земли (западное направление).
Город Солнечных Драконов (проход через портал).
Великая Дамба (южное направление).
Колоссус Спрингс (северо-западное направление).

Последовательность:
Сильвер (Колин, Ласса) --> CynderMan (Альбедо) --> ЗлобныйЗлей (Тассариэль) --> Анкалагон (Сандор)


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
АнкалагонДата: Понедельник, 11 Февраля 19, 13.28 | Сообщение # 21
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Удар избранника Ра был такой мощи, что у Сандора на две секунды заложило уши, а режущий глаза свет заставил глаза покрыться плёнкой бесполезных слёз, размазавшей очертания окружающего мира, но слабо защищающей от немилосердной вспышки. Охнув, гнолл даже слегка присел – можно было не сомневаться, что горе копошащейся мерзости пришлось куда хуже, чем ему. «Вот это он жарит,» – не без ноток зависти и глубинного, звериного страха оценил полуоборотень, вспоминая, кто же ещё на его памяти мог лупить подобной магией. Белёсый пар наполнял внутреннюю камеру Храма, грязными облачками стелясь по потолку и выползая из коридора; пузырящаяся буграми противоестественная пародия на тролля вскипела самым натуральным образом, разваливаясь на десятки обожжённых и паршиво смердящих комков плоти. Какие-то из тварей катались и дёргались, кто-то продолжал ползти к оставшимся телам своих ублюдочных сородичей, но в целом, теперь грозная тварь была похожа на улей шершней, который успели опрыскать сильнодействующим токсином, судорожно дёргающийся в последней агонии. «А храмовый огонь не пропитывает запахом благовоний, какая жалость,» – он утёр тыльной стороной ладони сморщившийся нос, в которой настойчиво полез пронзительно вонючий запах жаренного сборщика.
Отлично положил его! – забывшись, Сандор подбадривающе хлопнул Тассариэля по плечу, рыская глазами по проходу. Да, искать его пожитки там будет не так здорово, как хотелось бы… Глаза гиены вдруг сверкнули расширившимися зрачками: Альбедо! – Где командир?
Он не успел толком осмотреться. Хлюпающий шелест из-за спины взвёл все его чувства и рефлексы в тугую пружину: прыжком развернувшись, Сандор встретился с одним из мелких паршивцев, названия которым не знал и ещё даже не придумал. Что-то хлюпая из цента головного бугра и омерзительно размахивая своими короткими конечностями, истыканными костяными иглами, уродец смешно переваливался, но при этом, очень проворно перемещался навстречу приближающемуся юстициару.
Алая пелена застелила глаза гнолла. Он вдруг вспомнил всё – и разрушенный план их стремительного выхода, и свой неудачный дебют, и потерянное снаряжение, и просто своё бешенство от того, что подобная несуразная тварь вообще ходила по свету, и ходила у него на пути. Сандор был безоружен, но его лапы уже подхватили лежащий обломок колоны, очень кстати выпавший в паре метров от него. Злобный оскал искривил его морду, сморщивая нос подобно бросающемуся на вора псу; глаза сверкали гневом и жаждой насилия.
Стой, сучья шваль! – гнолл взлетел почти так же, как и крылатая драконидка. Когтистая ступня врезалась в грудь жирного шарика – уродец успел только удивлённо булькнуть, начав заваливаться на спину, и в бугор ему обрушился тяжёлый камень с тупым остриём ребра. Брызнула непонятная скользкая субстанция, забрызгивая руки и грудь Сандора; импульс толкал его дальше, и гнолл скатился прочь, расцепляясь со своим противником. Перекатываясь через бок, он подскочил, вновь настигая свою жертву, перехватил булыжник одной лапой, и принялся наносить удары снова и снова, ломая когти и костяные спины, обращая верхушку в тошнотворное месиво, и отступил лишь только тогда, когда его камень увяз в туше больше, чем наполовину.

Тяжело, зло дыша, Сандор встал. Ублюдок был мёртв, но их были здесь десятки, всех камнем было не забить. Подтверждая это, к нему катилась уже пара этих уродцев, желая поквитаться с ним – или же разодрать своего павшего братца. Выяснять их намерения гнолл не хотел, особенно вновь оказавшись почти безоружным – висящий на поясе запасной кинжал был сейчас почти так же полезен, как и против каменного тролля.
Вы меня доведёте! – револьвер вылетел из кобуры: не целясь, оборотень дважды спустил крючок, с оглушительным грохотом выбивая из ближайшего живого шарика два гнилых влажных фонтанчика. «Судья» без труда прошил как мягкую плоть, так и пожелтевшую плоть, словно бы проткнул перезрелый кабачок железным прутом. Его цель, убитая или нет, споткнулась и завалилась, и Сандор всадил ещё пулю во второго противника, продолжая пятиться. Третий противник оказался уже за его спиной – гнолл толкнулся в что-то твёрдое, должно быть, костяное; со звериным рыком он развернулся, готовясь всадить последние пули в упор, и остановился только в последний миг – это оказался лишь Колин, закованный в свой костюм железного воина. Криво усмехнувшись, оборотень хлопнул его по руке, отводя в сторону оружие.
Надо валить отсюда, чтобы Ласса… Мать Малефора! – гнолл возопил, хватаясь за бронированное плечо лиса и прыгая в стойку. Каменный сегментный шар, весь в каких-то подпалинах, неумолимо накатывался на них, отрезая путь к бегству; Сандор взревел, направляя на него револьвер и выпуская последние две пули из обоймы, но в этот раз безо всякого эффекта. – Нас окружают! А нам надо свалить отсюда наружу, и выжечь всё это дерьмо подчистую! Есть идеи, как отбросить эту херню?
Но пальцы гнолла уже сжимали лишь пустоту; их владелец не успел заметить, как и куда пропал его компаньон. Возможно, что пользуясь проворностью и прочностью своего чудного доспеха, решил прорываться наружу вместе с драконидкой, а быть может, исполнял какую иную затею. Но придумать способ остановить катившуюся гадость Сандору теперь оставалось самому.
Тварь приближалась к нему, подобно огромному шару для игры в тлатчили, закрывая собой выход. Оборотень мог бы попробовать сбежать с его пути, но позади стоял воин Ра, а у него самого уже было в обрез времени, чтобы куда-то метнуться. Расставив ноги шире, Сандор с гримасой крайнего напряжения вскинул свободную заляпанную ладонь вперёд, раскрывая её в останавливающем жесте; его подсознание проделывало ту же работу, что и при пробуждении огненной руны, но в этот раз куда быстрее. Ощутить внутреннюю силу, разливающуюся, готовую выплеснуться, как струя из конца под напором мышц пресса. Дать ей пройти сквозь знаки на теле, пронизав воздух вокруг него, словно бы запах пота усердно рубящего дрова минотавра. И затем, словно бы дунуть, но дунуть всем телом, всей мыслью и всем тем, что окружало его.
Пыль и песок взметнулись с каменного пола, поднявшись во встречном костяному шару вихре. Едва не схватив взлетевшую драконидку за ноги, лишь только окутав её лодыжки студёным порывом, воздух закружился вихрем вокруг Сандора, словно бы у него за спиной возникло маленькое рухнувшее торнадо. И как змея, бросающаяся на добычу, воздушный порыв хлынул на надвигающийся союз мерзких тел, скрыв их завесой песка и стремясь разорвать и разбросать по стенам храма, словно бы тряпичные куклы, расшвыриваемые рукой капризного ребёнка [Руническая магия Тайпера Блэка: Безжалостный Шторм].


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
МистДата: Среда, 13 Февраля 19, 21.50 | Сообщение # 22
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 143
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Сражение во внешней зале закончилось не успев даже начаться. Атаки чудища были отражены, а оно само подвергнуто небесной каре и разорвано на мельчайшие куски. К счастью для присутствующих - ни один ком плоти не решил встретиться с ними лицом к лицу. Пламя бушевавшее в главной зале около портала создавало достаточно жара чтобы запах горелой разлагающейся плоти распространялся дальше по коридорам, вместо того чтобы пройти через забитые льдом и снегом воздуховоды и световые колодцы. К удивлению той кто контролировала всё пространство поля боя - даже не участвовавшие в "битве" сгустки Сборщика перестали двигаться. Лишь тот что находился в главной зале продолжал собирать свои потери, не давая возможности задеть себя потенциальными векторными атаками. Под отдалённый стрёкот плоти и костей и завывающей бурей снаружи, до которой казалось бы рукой подать - путники были в относительной безопасности. Даже если в сгустках теплилось подобие жизни - оно больше не пыталось себя проявить и вновь вызвать гнев тех кто ещё жив и не желает стать добычей падальщиков.


-Вот дрянь! - истошно прорычала Ласса уклоняясь от пролетающих мимо ошмётков и наконец приземлилась на ставший относительно безопасный пол. Меч продолжал источать активность. Он улавливал присутствие древних врагов, тех которых он призван был уничтожать, не пускать в мир буйной растительности и живых, но...
Сейчас это было ничто иное как очередное существо или существа борющиеся за своё жалкое существование, они знают что их ждёт, но не могут уйти и сейчас пытаются обмануть, притвориться что с ними покончено, но Клинок никому не удавалось обмануть, потому он до сих пор имеет владельца и продолжает как свою историю так и его. Но стоит ли тратить время на эту жалкую пародию жизни? Крошечную тень былого величия которая не смогла за эти десятки лет найти какую-нибудь глубокую нору или хотя бы Собрать побольше?


Колин наконец отник от пола, пока искал способ уклониться от неожиданного применения способностей своих спутников и наконец поднялся на лапы и огляделся. Применение мощной магии сделало своё дело, противник не только повержен, но и более не сопротивляется - даже Большой Сборщик не торопится покидать свою смрадную геенну огненную.
-Враждебной активности больше не наблюдается... Не могу быть уверен какая из атак оказалась эффективной, но стоит либо воспользоваться преимуществом либо наконец свалить отсюда - хоть я теперь и не чую этот смрад, но система очень хочет сказать что комната им заполняется и кому-то скоро потребуются горчичники...



Сообщение отредактировал Мист - Среда, 13 Февраля 19, 21.52
 
Mad_HatterДата: Пятница, 15 Февраля 19, 16.38 | Сообщение # 23
Магистр
Группа: Хранители
Сообщений: 222
Награды: 2
Репутация: 33
Статус: Offline
От внезапной вспышки Альбедо замерла на месте, рефлекторно прикрывая глаза. Она, наверное, никогда не сумеет избавиться от этих привычек, доставшихся от органического тела. Дисплей приглушил цвета почти моментально, позволяя во всех деталях разглядеть творение архангела - золотой, пышущий жаром клинок чистого света, которому не требовалась рука воина, чтобы разить врагов. Шафрановое пламя неслось за клинком, плавя пространство и в единое мгновение чудовище перед ангелом утонуло в огне. Графики показаний техно-магических сенсоров непрерывно обновлялись, вновь и вновь увеличивая максимальные значения амплитудных колебаний.
Альбедо не была удивлена. Она с самого начала знала. Знала, насколько могучий подчинённый сопровождает её в этом походе. Это была ничтожно малая часть того, на что Тассариэль был способен. И уже тогда, ещё только читая досъе, предоставленное ей верховным куратором, юстициар дала себе слово, что не допустит благоговения в свои мысли, пусть Тассариэль хоть само небо на землю обрушит. Он не был свят. Его сила - не от Бога-Солнца. Каждое колебание золотого огня - слава ложному Богу. Но никому вокруг не было обязательно этого знать. Для всех его сила - сила Ра. Так и должно быть и так будет.

Альбедо вновь рванулась вперёд, прыжками преодолевая промерзшие обломки некогда чудесной колонады. С силой оттолкнувшись от камня, она обрушилась на отступающего миньона, занося над головой сандоров ятаган. И когда меч преодолел кости и плоть, с лязгом врезавшись в пол, Альбедо занесла его вновь, но лишь затем, чтобы обнаружить - враг бездействовал, не смотря на то, что обладал численным и позиционным преимуществом. Что за инстинкт или чья воля остановили безумных существ? Страх? По лицевому дисплею Альбедо запрыгали золотистые блики - она была в некотором замешательстве, но кибернетические импланты не позволяли мозгу бездействовать.
//ВНИМАНИЕ! Опасность! Содержание монооксида углерода в окружающей среде превышает пороговые значения установленные правилами эффективного жизнеобеспечения.
-Знаю…
- зло отозвалась Альбедо в ответ на очередной тревожный сигнал.

//ВНИМАНИЕ! Опасность! Обнаружен неклеточный инфекционный агент!

Перед глазами пробежали окна справок с почётным минимумом известной информации о болезни, названной Necrosis Aurum по каким то неясным причинам, но отчего то сразу представлялся золотистый гной.

-Да они просто ждут, пока болезнь сделает своё дело!

-МОГ. Приказ: Покинуть помещение! Быстро! - исказился её механический голос, когда она протянула Сандору его драгоценную железную собственность.
-Задержите дыхание! В воздухе отрава!

Из-за плеча живо чирикнули “Скарабеи”, сообщая о завершении своего задания.

//Скарабей-1. Команда: Проанализировать вероятность разрушения несущих конструкций под влиянием высоких температур. Прогноз подготовить по стандарту минимальной информативности. Приступать.

Огонёк заляпанного древней пылью искусственного глаза “Скарабея” стремительно замигал, когда дроид принялся обрабатывать информацию.

В каменных залах нечему было гореть, кроме стремительно разлагающейся плоти чудовища, но огонь мог привести к деградации глубоко промерзшей породы, не говоря уже о расширении трещин в немногочисленных оставшихся стоять колоннах.
Но результаты поверхностного анализа успокаивали: архитектурное мастерство местных мастеров обещало сохранить их творение. По крайней мере потолок не рухнет на них сразу.

Но детонировать термические заряды внутри портального помещения однозначно было нельзя. Нужно было выманить чудовище прочь из Храма, что бы раз и навсегда покончить с ним единым взрывом.

Створки тяжелых ворот были распахнуты настежь, выломаные кучной тушей трупной плоти. Буран не стихал. Скарабей-2 уткнулся в плечо хозяйки, уныло сигналя.
Альбедо ступила за порог, вновь инстинктивно прикрывая лицевую панель рукой.
//Температура окружающей среды: -35 градусов
//Атмосферное давление: 700 мм рт.ст.
//Скорость ветра: 29 м/c


Ничего не поменялось. Миньоны Сборщика не попытались им помешать.

-Не настолько они умны, чтобы держать нас в газовой камере.-про себя думала юстициар - Или же достаточно сообразительны, чтобы понять разницу в силе

-МОГ-3. - обратилась она к Лассе - МОГ-2 оставил свои вещи в огне. Тебе придётся обеспечить его теплом.

С одной стороны, противник более не оказывал сопротивления. А с другой - совершенно очевидно, почему. Вирус, который теперь нес подброшенный огнём смрад, скосил бы незадачливого врага за считанные часы. Даже могучий противник оказался бы слишком уязвим и не смог бы оказать сопротивление преследующим его падальщикам. А такие преследователи были Альбедо ни к чему. Если восстановившийся сборщик нападёт на них в сердце бурана...

-МОГ-3. - голос киборга был жестким, словно металл - Приказ. Обеспечить себя элементарными средствами защиты и приступать к зачистке внутреннего святилища. Дополни пожар своим колдовством, пусть враг бежит навстречу нам.

-МОГ. Справка. Чтобы свести к нулю вероятность погони, враг должен быть уничтожен. Здесь и сейчас. Как только монстр покинет внутрение помещения, я детонирую термические заряды, заложенные в собранных им телах. Если же этого окажется недостаточно или же если даже жар плазмы покажет себя неэффективным… - Альбедо повернула голову к Тассариэлю - На чудеса Амон Ра мы уповаем...

-Сандор, прикрой чем ни будь свою морду. Построение квинта-копьё. Мы приступаем. - отчеканила она последний свой приказ, выдвигаясь на полагающуюся ей позицию.






When those eyes in the mirror stare back at me
I’m reminded that the ghost of pride is clear to see.


Сообщение отредактировал Mad_Hatter - Пятница, 15 Февраля 19, 17.26
 
zlobnii4elДата: Понедельник, 17 Июня 19, 14.35 | Сообщение # 24
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 78
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Тассариэля уже порядком раздражали эти нелепые, на его взгляд, наименования соратников. Он, как архангел Небес, гордился своим именем. Но был вынужден слышать безликое, формальное обращение к себе.
- Я прикрою Лассу. – вызвался Тассариэль, не желая стоять без дела. А точнее, подвергать ее жизнь, как и жизнь кого-либо из отряда, опасности. Ветхое, горящее здание могло вовсе обрушиться в любой неподходящий момент, а языки пламени – если не пожрать целиком, то удушить своим ядовитым дыханием. В любом случае, меры предосторожности были бы не лишними.
Тассариэль навел мощную ладонь в латной перчатке на драконидку, и над ней образовалось светящееся золотистое гало, призванное защитить от непредвиденной опасности [Небесный щит (Сильный)]. Более ангел ничем не мог помочь, а потому стал просто наблюдать.

Нельзя было сказать, что Тассариэль был так же бодр духом, как когда-то много ранее, во времена, когда он молодым защитником рьяно сражался с демонами в Дальней Умбре. Уже не так пылал жар воинственности в нем. Внимательный наблюдатель мог бы отметить его тоску. И это было бы лишь вершиной айсберга.
Там, по другую сторону, живет его подопечная – драконесса Кассиора. Тассариэль поклялся любой ценой защищать ее, и ее род. Он оберегает род Тениоров уже не одну тысячу лет, с тех самых пор, когда ее пра-пра-бабушка, могучая драконесса-хранительница, умерла, оставив после себя лишь одно яйцо, за которым некому было присмотреть. Ее род был бы обречен на вымирание, если бы не помощь Тассариэля. Он винил себя в этом, это было для него тяжелой потерей, ведь к самой хранительнице – Эланоре – он был совсем небезразличен, в самом высоком смысле этого слова. Но он нашел искупление. Эта клятва священна для него, он для юной драконессы практически как отец. Он любит ее так, как отец любил бы своих детей. И все было в их жизни так же солнечно, как небо над Городом Солнечных драконов. До сих пор.
Лаурэль – мать Кассиоры – любила этот мир. Авалар. Она бывала здесь еще задолго до Великой Зимы, после войны Малефора, исследуя различные загадки и артефакты, которые остались после войны. Малефор оставил большое наследство, представляющее большой научный интерес. Но не все артефакты были безобидны, некоторые были даже смертельно опасны. И Лаурэль не повезло столкнуться с одним из таких. В ходе изучения она была поражена некой таинственной энергией, вызвавшей ужасную болезнь. Она умирала на глазах, и никто, ни Тассариэль, ни даже лучшие целители Города Солнечных драконов не были способны ее исцелить. Один момент, и этот недуг, казалось, перечеркнул всю ее жизнь. Архангел был в отчаянье. Но те, кто также был небезразличен к судьбе верховной жрицы, предложили последний вариант – помощь от некого шамана из этого мира. Будто он знает, чем можно помочь. Доверия к нему не было, как и, впрочем, другого выбора. Но быть может, связь с Малефором, или действительно настоящее чудо, помогло – он сумел сделать то, чего не смогли лучшие из лучших. Лаурэль впервые встала на ноги, и даже смогла родить дочь – Кассиору. К сожалению, облучение повлияло на ее эфирное тело – у нее нет сонны души, и поэтому она никогда не сможет стать магом или вообще творить какую-либо магию. Но она жива и здорова, как мать – что уже просто прекрасная новость. Тем не менее, у этого была своя цена, которую Лаурэль так и не смогла назвать.
Уже много лет прошло с тех пор – Кассиора успела подрасти, болезнь успела забыться. Но она напомнила о себе.
Юная драконесса любила гулять по Авалару, и даже запреты матери не могли ее остановить от безудержного любопытства. Но в один роковой день, ее здоровье пошатнулось. Ни с того, ни с сего, резкий приступ слабости, немощи, и боли. Такой, какой был у Лаурэль сотню лет назад. Он прошел, ее сумели доставить домой. Но в ту же пору Авалар стал замерзать. А вместе с ним – стала слабеть и Кассиора. Загадочные обстоятельства. И все еще никто не может сказать, что же случилось с ней. Но Тассариэль и Лаурэль знали, к кому можно обратиться. Это было столь же рискованно, как и тогда, но иного выбора не было.
Шаман-Отшельник рассказал, что эта болезнь передалась Кассиоре от матери. Еще тогда, когда мать впервые облучилась, облучилась и Кассиора, будучи лишь зародышем. Но шаман подсказал решение. Рискованное и сложное решение, которое позволит исцелить умирающую Кассиору. И оно находится здесь – в этом мире. И Тассариэль сделает все, чтобы его достичь. Чтобы не дать Кассиоре погибнуть в страшных муках.
Тассариэль не переставал с тоской и болью думать о ней. И тем сильнее была его преданность общему делу.
Он молча стоял, погрузившись в раздумья и смотря, как Ласса искусно выполняет свою работу.



Сообщение отредактировал zlobnii4el - Понедельник, 17 Июня 19, 14.36
 
АнкалагонДата: Четверг, 20 Июня 19, 22.20 | Сообщение # 25
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Чёрный масляный дым обильным ядовитым потоком сочился из наполовину распахнутых врат Храма, чёрной завесой спрятав всё, что осталось в отравленных внутренностях портального святилища. Когда вся группа солнечных штурмовиков оказалась снаружи, в густых клубах уже нельзя было рассмотреть какого-то движения. Не было слышно даже визга умирающей твари, или звуков её мельтешения. Пятёрку карателей окружал лишь сердитый свист бурана, пригоршнями забрасывающий снег за шиворот и стремившийся залепить им глаза и уши. Бой утих, пусть даже на время, и команде Солнечного Города не нужно было бежать, спасаться или нападать для отражения неминуемой угрозы.
Адреналин понемногу спадал, и холод начинал пробиваться под шкуру гнолла. Он ещё был достаточно разгорячён, чтобы не стучать зубами и не трястись, но уже чувствовал, как холодные когти ветра пробивались под его шерсть, пронзали шкуру и с пугающей быстротой выстуживали из него всё внутреннее тепло. Подушечки жгло огнём от прикосновения к снегу, и Сандор невольно топтался на месте, потирая стопами о голень, чтобы стряхнуть налипшую ледяную массу и вернуть хоть капельки тепла в замерзающие до боли пальцы. Застрявший между ними снег начинал медленно таять, из-за чего шерсть намокала, выстуживаясь ещё сильнее – и скоро, знал он, она начнёт замерзать в острые ледышки, способные пробить даже шкуру гнолла. Сжимая зубы от колющих в лапы раздирающих ледяных игл, Сандор занял своё место в строю, подыскивая какой-нибудь валун, чтобы вспрыгнуть на него и не тонуть босыми ногами в кусающемся снегу. Подыскался только средненький обледеневший камень с острым гребнем – на него пришлось угнездиться, подобно птице, цепляясь когтями одной лапы за вымороженную поверхность. Неловко балансируя второй конечностью в воздухе и бессвязно ругаясь, гнолл вонзил «Язык Игнайтеса» в снег и опёрся свободной стопой о его рукоять, как о столбик. Живой огонь продолжал лизать золотистый металл лезвия, и его жар приятно обхватывал замершую плоть, высушивая шерсть и испаряя забившийся в неё лёд и снег.
Он вроде бы издох, нет? Трухлявый мужеложец, я из-за него просрал все шмотки и «Клык Галла»! – Сандор злобно сплюнул, ища, чем замотать голову и шею. Бессильная злоба от потери любимого арбалета, вырванного им из когтей подыхающего вожака их стаи – ублюдка, который вёл его за собой до Сандора – могла найти выход только в жалких ругательствах. Даже проклятых тряпок для прикрытия носа – кольцо на котором уже выстыло и начинало ощутимо холодить ноздри – у него не было, разве что оторвать капюшон или накидку на плечи и спину. – Плохо начинается наш поход, клянусь нитями Лейн, дурной это знак! А у наших жирных солнечных ящериц что, совсем глаза в зад залезли? Проглядеть такую огромную, вонючую кучу дерьма!
Резким, порывистым движением он откинул барабан револьвера в сторону, высыпая прочь отработавшие гильзы. Резкий, характерный запах оружейного пороха едва коснулся ноздрей, как неспокойный холодный воздух разорвал и унёс его прочь, вместе с гильзами, которые провалились куда-то в снег перед гиеной. Втянув отмерзающим носом воздух, Сандор оскалился, и тут же стёр гримасу с морды, едва ощутил протест зубов от прикосновения с морозным порывом. Всё так же зло гнолл заткнул кассету с новыми патронами в барабан, и защёлкнул его холодный корпус – раскалившийся после стрельбы, «судья» с поразительной скоростью остывал в этой вьюге, и только деревянные накладки рукояти позволяли держать его без риска отморозить себе пальцы.

Конунг! – энергично тыча дулом револьвера в сторону входа в разорённый храм, Сандор даже не заметил, как окликнул Альдебо привычным его племени обращением к вождю. Клубы дыма медленно выцветали и бледнели, ветер рвал их на части с всё большим успехом, приближаясь к прямоугольнику входа, но чернота ещё была достаточно густой, чтобы скрывать детали. Гнолл мог только рассмотреть зародившееся движение в самом основании, как будто бы часть дыма сгустилась, стала слишком тяжёлой, и расплескалась у земли, медленно вытекая, подобно грязной мазутной пене из вконец испорченного двигателя обезьяньих машин. Но он знал – внутри оставалась только одна мерзость, которая могла двигаться и быть такой материальной…
И догадки не обманули – даже за мишурой мельтешащего снега и чёрного тумана, очень скоро глаза гиены смогли различить тошнотворные очертания мясистого роя, медленно выползавшего из горящей утробы скал. Чудищу досталось – даже с такого расстояния можно было различить особенно тёмные, обгорелые участки этой массы, похожие на спёкшиеся струпья. Не дым – пар, густой, грязно-белый, сочился из щелей и складок слепившейся твари, и некоторые туши отваливались от ползущей массы, оставаясь валяться сбоку, как травленые муравьи. Скорчив брезгливую гримасу, полуоборотень-гнолл покосился на своих товарищей: все стояли на своих местах, никто не пытался встретить высунувшего нос ошеломлённого врага смертью, огнём и железом. Пусть их было слишком мало, чтобы бежать в атаку на появившегося врага, все они – кроме самого Сандора – могли расстреливать гниль издали своими колдовскими штучками, или оружием. «Проклятые снага, почему они щёлкают мордами?» – со смесью злобы и недоумения, он водил глазами с одного медлящего товарища на другого. Ведь сейчас монстр, пропихивавший свои блевотные массы сквозь игольчатое ушко входа, был наиболее уязвим! – «И эта тварь, почему она не изжарилась там, внутри? Сколько же ей надо?»
Разведчик тоже медлил, не имея уверенности, что он вообще мог хоть что-то сейчас сделать этой бестии. «Судья», может, и достал бы до вываливавшегося, подобна кишкам из распоротого брюха, гнилым участникам живого голема, но в такой массе выстрелы револьвера просто потонули бы без особого эффекта. Сандор предпочитал держать его про запас, когда дело окажется туго, и враги станут обступать его с боков, не позволяя сбежать. У него оставалась одна только руна – последний козырь, готовность которого придавала душе гнолла больше уверенности; да уже наполовину истративший свой пламенный жар меч, которому нужно было подпустить гниль к себе, чтобы приняться пить и пускать кровь врагам. Без приказов Альдебо на особые полномочия, полуоборотень вновь ощутил себя бесполезным и жалким – ведь ему придётся прятаться за спины своих напарников, полагаться на их оружие. Он прошёл самые жестокие мясорубки войн Галла и Малефора, дрался против драконов, их прихвостней и неживых монстров из костей и плоти – и теперь должен просить о защите этих не нюхавших настоящей грязи и пороха лучезарных ребятишек из распустившегося города солнечной пустыни, для которых-то и боевые задания чаще сводились к поездкам для отстрела отсталых примитивных врагов! От таких досадных мыслей он мог только злобно, по собачьи ворчать, пытаясь унять жажду кровопролития.

Шлюхины дети… – выплюнул гнолл, повернувшись к растущей массе у ворот. Он хотел добавить приказ расстрелять эту кучу тухлятины, воспользовавшись своим правом заместителя Альбедо, но не успел. Внутри разбухавшей массы плоти что-то очень ярко полыхнуло, очень ярко, но слишком быстро, чтобы ослепить. Хлопок, прокатившийся по Каньону, был не слишком громким, но по ушам Сандора как будто бы размашисто хлопнули раскрытыми ладонями. Вой ветра затих, словно них затолкали жмени шерсти, звон в голове наполовину заглушал проходящие звуки – гнолл попытался замотать головой, но рой гнили вновь вспыхнул пятёркой – или около того – белых вспышек без пламени. Повторяющиеся лёгкие удары будто сильнее и сильнее заталкивали ему в череп мусор, и полуоборотень потерял равновесие, соскользнул со своих опор и рухнул коленом в снег, не слыша собственного рыка.
Сборной куче тухляков пришлось куда хуже. Вспышки разворотили их массу изнутри, разворошили, будто воткнутый в лесной муравейник слабый динамитный запал. Каждая вспышка выбивала изнутри целый фонтан изувеченных тел – вращаясь и кувыркаясь, они разлетались прочь, падая в сочных брызгах крови и ихора, который щедро разбрызгивался на мерзостную массу. Горка теряла свою массу и форму, пока не рассыпалась прочь целым ковром из покорёженных комков плоти, замерших на снегу чёрными бусинками.
Нажрались пороху! – Сандор радостно вскинул кулак, поднимаясь на ноги, и захохотал лающим смехом, таким характерным для его стаи. Острые клыки облизнул розовый язык: некоторые из бусинок зашевелились и поползли, явно стараясь убраться подальше, прочь из места их неудачного размножения. Самая большая кучка осталась на месте мясного голема – те, что выжили в эпицентре, тоже пытались выбраться из мешанины эфемерной массы, чтобы скрыться с глаз пришельцев. Если только этим тварям была ведома боль и раны, то большинство из них должны были передохнуть в ближайшие часы; быть может, остальных бы забрала Долгая Зима. Но Сандор не видел это, как повод для пощады. Его кровожадность вновь подняла голову, и сверкая глазами, гнолл выдернул меч, поднимая горящий металлический факел, после чего громко обратился к их капитану:
Юстициар! Прикажите начать охоту на отродий!


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
МистДата: Среда, 31 Июля 19, 12.00 | Сообщение # 26
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 143
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Но будучи разрозненными кусочки не только перемещались достаточно быстро - они также быстро выискивали незаметные дыры во льдах и тут скрывались в них.
Бой был окончен, но приключение должно было продолжаться, а потому предстояло ещё много сделать и в первую очередь...
-Припасы в большинстве своём успешно пережили экстремальные условия, однако индивидуальные укрытия серьёзно пострадали, так что в случае привала придётся обходиться тесным ночлегом, - отрапортовал Колин, проводя осмотр и скрывая уцелевшие припасы обратно в карманное измерение.
-Портальная арка также не пострадала... Что удивительно, похоже создателям очень не хотелось чтобы кто-то ненароком застрял по этому сторону на случай если какой-нибудь дракон решит чихнуть, - с лёгким задором ответила Ласса, осматривая уже все остальные детали интерьера. -Я даже не знаю, предлагать запечатать вход, или пускай лучше проветрится как следует перед нашим возвращением...


Метель в свою очередь не торопилась с милостью - переход однозначно грозился быть трудным, однако кое что всё же изменилось - время суток начало сменяться и ветер перестал быть настолько интенсивным, из-за чего сложности остались лишь с видимостью, но никак не с возможностью беспрепятственного передвижения. Вся необходимая оценка действиям однозначно была дана, были розданы чёткие указания на тему пользования припасами и выполнение приказов. Оставалась последняя возможность для беседы и указаний прежде чем окончательно двинуться в путь.
 
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Каньон «Рука Смерти» (Полупустыни на северо-восточных рубежах Авалара)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Явившиеся сегодня

Copyright © Tenzi-Sharptail/Ankalagon 2014 Все права защищены. Designed by Asterion 2019