< Непостижимый Кадатат
Добро пожаловать на Непостижимый Кадатат
Переход на главную Просмотреть новые сообщения форума Руководство по игре Переход на мир Санктарамос Переход в мир Авалар
>
Северные болота - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Анкалагон  
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Северные болота (Земли между хребтом Колоссуса и Выжженными Землями)
Северные болота
АнкалагонДата: Понедельник, 27 Августа 18, 20.43 | Сообщение # 1
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1611
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Когда-то это были топкие, влажные болота непомерной площади, протиравшиеся на лиги во все стороны. После наступления Долгой Зимы, их сковал лёд, а бесчисленные ураганы и циклоны покрыли всё сплошным снежным покрывалом. Частично снег отполирован и утрамбован постоянными ветрами, частично - лежит зыбучей сухой массой, постоянно поднимающейся в воздух и перегоняемый воздушными массами.

И в лучшие годы здесь жизнь не била ключом. Тракты из Колоссуса, единственного и крайне тяжёлого подъёма в исполинский хребет, в Выжженные Земли, а так же из леса Сирион в сторону Каньона, давно пустовали и приходили в упадок. Снег же стёр все следы их существования. Пара поселений - деревня болотных гоблинов на пересечении трактов, да дерево-деревня ближе к восточным рубежам болот - давно вымерзли, промёрзли и опустели. Здесь нет ни еды, ни даже хвороста для костра, и даже шайки отребья здесь почти никогда не появляются. В этой бескрайней белой степи очень легко заблудиться, ведь ветер стирает любые следы, а любые ориентиры скрыты за постоянным снежным туманом.

Переходы:
Воздушные:
Аррениус (дальнее юго-западное направление).
Аркснемора (ближнее направление на запад).
Варфанг (ближнее южное направление).
Великая Дамба (дальнее направление на запад).
Великий лес Сирион (ближнее западное направление).
Глиммер (дальнее направление на юго-запад-запад).
Гэир-Лон (дальнее направление на юго-восток).
Детрийские поля (южное ближнее направление).
Долина Авалар (ближнее юго-западное направление).
Замок Северной Стражи (дальнее направление на северо-восток).
Забытая Цитадель. Бывшая цитадель Синдер (дальнее направление на юго-запад).
Затерянный Сад (ближнее юго-восточное направление).
Каньон «Рука Смерти» (ближнее северо-восточное направление).
Колоссус Спрингс (ближнее северное направление).
Ледники (дальнее северо-западное направление).
Летающие Острова (расположены высоко над выжженными землями).
Кладбище (дальнее западное направление).
Побережье (дальнее направление на юго-восток).
Сумеречный Водопад (ближнее направление на юго-запад).
Чёрная Башня. Магическая маскировка обеспечивает её секретность (дальнее направление на юг).

Сухопутные:
Выжженные Земли.
Каньон «Рука Смерти». Содержит храм с порталом в другой мир, ведущий в Город Солнечных Драконов (северо-западное направление).
Колоссус Спрингс. Содержит Подъёмник, единственный сухопутный вход на Летающие Острова (северное направление).

Последовательность:
Анкалагон (Тормунд, Лиана, Рихард, Юджен, Руфус, Леонардо) --> Сильвер (Сальвадор) --> Злодеус Злей (Мастилия, Ами, Алериана)


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
АнкалагонДата: Понедельник, 27 Августа 18, 21.04 | Сообщение # 2
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1611
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Солнце должно было уже достичь середины небес. Но густой и плотный полог снежных туч отрезал его тёплые лучи от земли, вместо этого предлагая лишь завесу из мелкого снега, гоняемого порывами студёного ветра. Тусклый дневной свет отражался на белых хлопьях, сероватых тучах и белом полотне, покрывшем болота, умудряясь резать глаза даже в слабом полумраке.
Долгая Зима превратила эти земли в вымерзшие степи, и на них воцарилась вечная метель. Когда циклоны становились сильнее, здесь поднимались могучие ветра, сметавшие верхний слой снежного наста, переметавшие его и поднимавшие в воздух, чтобы обрушить затем густым снегопадом. А когда буран слабел, на несколько дней устанавливалась такая слабоветренная погода, когда тучи сыпали остатки поднятой снизу массы. Небо не прояснялось неделю, белым покрывалом убивая всякую видимость на этих открытых пространствах.
Через это слепящее поле шла шеренга из шести фигур. Шесть рослых двуногих путников, укутавшихся в тёплые плащи с капюшонами, такие же белые, как и парящий дробным туманом снег. Их предводитель отличался ещё и большими крыльями, покрытыми густой бледной шерстью. Отряд шёл молча, упрямо наклонившись вперёд, против докучливого ветра, и только иногда кто-то тихо ругался, цепляясь за вылезшую из-под снега корягу, или плохо заметённую яму.

Аваларская планета встретила их группу очень недружелюбно. Едва могучие каменные створки портального храма захлопнулись за ними, как на них обрушился сумасшедший снежный ураган, обрушивая на них порывы ледяного ветра, наполненного сухим и колючим снегом. Но это не стало для Рихарда, их командира, отступать в храм. Положившись на их экипировку, свою магию Ветра и чародейские возможности оберегаемой ими волшебницы по согреванию воздуха, он приказал взять обычный марш: два часа интенсивного продвижения с перерывами на пятиминутный отдых. Тогда ещё никто не знал, что их в будущем ждал адский подъём по тропе на практически отвесной стене каменного каньона, которая не всегда была прикрыта скальной стеной с обеих сторон.
Да, в этот раз им всучили чародейку из какой-то там академии, выдав задачу сопровождать её в каком-то исследовании и защищать от местных агрессивных элементов. Подобная задача удивила весь отряд без исключения: никогда им не поручали столь странные и простые задачи. Кто-то списал это на то, что этот приказ имел цель сплотить «Виверну» с новым членом отряда – немолодым волком Сальвадором, который пришёл на место их погибшего медика. Кто-то задавался вопросом, кто ещё кого сопровождал – они чародейку, или же она – их.



Опцион, – раздался звонкий голос четвёртой по счёту фигуры, – Я бы хотел доложить, что от этого проклятого холода страдает моя боеспособность. Мой авангард в таких условиях сжимается и отступает, если вы понимаете, о чём я. Если дела так будут продолжаться, я могу не дожить до встречи со своими детьми.
У тебя нет детей, Руфус. И доклад твой имеет недостаточный приоритет для высшего начальства, – отозвался ведущий. – С любыми вопросами вторичной важности обращаться к моему помощнику, Юджену.
Но это важно для меня босс! Если я останусь безоружен, детей у меня уже может не появится!
Ты говоришь о своём летающем малом помощнике? – в разговор вступила третья фигура, говоря низковатым голосом с лёгкой хрипотцой. – Убеждён, что в нём сейчас нет необходимости. Когда придём назад в деревню, ты сможешь его отогреть.
Я бы скорее его назвал «парящим» помощником. Но не суть. Если его передержать на холоде, могут возникнуть необратимые изменения.
Что же ты хочешь от меня? – в низком голосе сергала чувствовалась озадаченность. – Если ты ознакомился с донесениями перед отправкой, ты должен был взять морозостойкий экземпляр. А так, попроси Алериану тебе его прогреть на стоянке.
Четвёртый и шестой сдавленно рассмеялись. Руфус, при этом, едва не свалился, не заметив очередной торчащей кочки; Леонардо, идущий последним, наклонился к фигуре, идущей пятой, и коснулся её плеча:
Мы предупреждали, что Юджен туго понимает юмор и часто всё толкует буквально.
Прекратите дурака валять. Не в цирк собрались, – оборвал их Рихард, отобрав у Юджена возможность разобраться, что смешного было в его ответе.

Впрочем, Руфус не торопился продолжать поход в молчании.
Босс, я не могу понять. Почему мы здесь?
Потому, что наше командование пообещало обеспечить выпускницу одной очень известной Академии надёжной охраной. – Рихард не стал в этот раз отфутболивать подчинённого к сергалу, принявшись разжёвывать это с медлительностью, будто говорил с ребёнком о прописных истинах. – И нам поручили сопровождать её во время выполнения её научной работы в мире, охваченном апокалипсисом и хаосом.
Это я знаю. Но почему мы здесь? – Руд не унимался, размахивая рукой и указывая на всю команду сразу: – Почему не послали какой другой разведывательный отряд, попроще? Не в обиду Алериане, но для нас это слишком мелкая задача. У нас столько тяжёлого оружия, будто бы нам нужно сперва какой-то город сделать руинами, чтобы потом она их могла исследовать.
Потому, Руфус, что не она должна защищать свою охрану, а наоборот. Обстановка здесь нестабильна, непредсказуема, мир переживает гуманитарную катастрофу. Здесь сегодня никому не интересна археология. А мы – эксперты по выживанию в трудных условиях. К тому же, – в голосе Рихарда зазвучали нотки явного веселья, – Второй легат решил, что у нас давно не было опыта заданий в ледяных мирах.
Вот пусть бы этот второй легат морозил здесь яйца вместе с нами, чтобы убедиться в достаточном опыте, – проворчал Руфус себе под нос. Стараясь натянуть капюшон на лицо ещё ниже, он добавил что-то ещё про второго легата, и едва ли это было пожелание крепкого здоровья.
Не ной, Руд. Этот поход ведь почти что отпуск, – Леонардо не удержался, тоже решив поучаствовать в веселье. – Да, может, зад отморозим, зато в него не попытается влезть какая-нибудь скользкая сволочь, чтобы отложить личинок. Ни хитиновых орд, ни демонов с топорами, ни поганых колдунов, и даже заражённых полутрупов нет. Наоборот, свежий воздух и волшебница, которая обеспечит тебя горячим ужином. Экзотика, будь я проклят. Обычно нас засовывают именно в какое-нибудь пекло.
О, подогретая рационная плитка – это же просто мечта моей жизни. Кстати, я предпочитаю отдыхать хотя бы в дружеской компании, с нормальным мясом, музыкой, выпивкой и красивыми девчонками. А здесь что? Жравта наполовину безвкусная, вокруг меня – мрачные ксеносы, и все рангом выше, музыкального вкуса ни у кого нет, и даже эля не достать, ведь все зерновые повымерзли к чертям! – голос Лоуна стал настолько кислым, что готов был вызвать оскомину у идущих неподалёку от него. – Ты-то хоть девок сможешь полапать. Тебе главное, чтобы на двух ногах ведь ходило?
Ну знаешь, шерстяные не привлекают. Это как заниматься сексом в шубах, – Леонардо поправил рюкзак и выглянул из-за шеренги вперёд: только что Рихард дал знак всем остановиться, и сейчас стоял боком, достав свой компас. Эта штуковина значительно отличалась от тех, что можно было найти в любом городе: с их помощью можно было отыскивать не только север, но и любую другую цель, нужно было только знать, как его настроить. Он даже показывал примерное расстояние. – Ты, кстати, с ксенофобией бы поубавил. А то Сальвадор ночью отгрызёт тебе печень.
В километре на запад источник, – перебил их драконид, захлопнув крышку компаса и убрав его за пазуху. – Выдвигаемся строем, проверяем на движение и готовим встречу.



Их поход выдался ужасно тяжёлым – почти таким, каким она его и представляла. И каждый новый день казался хуже предыдущего, грозя оказаться последним. И лишь только мысли о том, что возвращаться уже некуда, заставляли Лиану бездумно идти вперёд.
Она продала свой дом, отрезая любые пути к возвращению. Благодаря вырученным деньгам – не таким большим, как хотелось бы получить за целый дом – их группа сумела разжиться некоторыми припасами. Но главное – одеждой: жрица смога позволить закупиться у самого лучшего портного, успевшего после наступления Долгой Зимы послужить на флоте и знавшего, как делать одежду такой, чтобы её не брали даже сырые ветра.
Себе Лиана, помимо пары новых тёплых сапог с широким каблуком и металлическими гвоздями на подошве, купила пару брюк – одни были тёплыми и толстыми, с плотным мехом, противостоящих в одиночку стылым ветрам; вторые – более тонкие, для помещений или тёплой погоды. К этому добавились пара рубашек, свитер с высоким воротником, и хорошо согревающий китель; всё это было приспособлено к крылатому телу драконидки, с жёсткими гибкими стержнями вдоль отверстий для крыльев и надёжных защёлок и завязок под ними, благодаря чему одежда хорошо сидела и не хлопала огромными дырами у спины. В целом, жрица теперь была больше похожа на работницу флота – но выглядело это неплохо, и обещало быть очень практичным в походах.
Закончив свой гардероб полукурткой-полупальтом до коленей, шарфом, перчатками и плащом с капюшоном, Лиана купила для сопровождавшей их драгонессы большое, толстое покрывало, которым они покрыли её сверху и с боков, спрятав под ним, как под попоной, даже крылья. На лапы сшили не очень опрятные, но прочные чехлы, оставив только отверстия для когтей с металлическими кольцами. Остатки разошлись на сумки, одеяла, мелкие принадлежности и продовольствие – которого оказалось намного меньше, чем им хотелось бы видеть на выходе.

Когда они вышли из Аркснеморры и обошли её кругом, Тормунд поведал свой план со снабжением. Ещё с древних времён Аваларское Царство создавало целую сеть из складов для партизанских отрядов и крупных кочующих войсковых частей: они был созданы на случай войны, и в них хранилось продовольствие, оружие, лекарство, одежда – всё, что не могло быстро испортиться. Впрочем, выглядящая обнадёживающая новость была омрачена – Тормунд знал лишь их примерное расположение, не был уверен, сколько из них восстановили после войны с Малефором и которые из таковых не были разграблены.
Поиск каждой такой скрытой базы, похороненной под снегом, превращались в дополнительное испытание. Лиана и минотавр лазали и кувыркались по сугробам, отыскивая необходимые следы. Ами затем пыталась промыть чародейскими потоками воды в снегах и льдах проход к предполагаемым дверям. Если им везло, затем приходилось долбить землю и выдирать смёрзшиеся створки убежища.
Но чаще им приходилось ночевать под открытым небом, прижимаясь друг к другу (после пары ночей, где ладони Тормнуда не могли различить во сне, где кончается Мастилия и начинается Лиана, жрица предпочла выбирать другой бок сопровождавшей их драгонессы). Приходилось и поголодать, ведь найти дичь для охоты было сейчас почти так же тяжело, как и найти опорные склады. Пару раз приходилось сворачивать с тракта, обминая встречавшиеся шайки мародёров: в последнем случае, её члены были настолько одичавшими, что выделить среди них разумных особей или конкретный вид оказалось невозможным. Впрочем, они выглядели под стать такому тракту, который отличался от окружающих мёртвых зарослей только проплешиной среди стволов, с таким же нагромождением сугробов, рытвин и веток.

Когда закончился лес Сирион, всё стало ещё хуже. Лес больше не защищал их от ветров и случающихся метелей. Укрытия не было ни от ветров, ни от чужих глаз – случись им столкнуться с новой бандой или звериной стаей, прятаться было негде. И тайных складов больше не было. От границы Сириона они шли на собственных припасах, которые очень скоро стали показывать дно. И наступил день, когда их оставалось только на вечер – и это при том, что Ами уже два полных дня отказывалась принимать пищу. Вокруг же протиралась всё та же пустая белая степь, завешенная кружащим снежным маревом, из-за чего оставалось ощущение, будто бы они бредут в пустоте, где не было больше никакого мира.
Лиана давно потеряла чувство направления. Её конечности замёрзли до колющей, огненной боли. Холодный ветер с секущим снегом резал глаза и морду, словно бы сдирая кожу живьём. Желудок привык к постоянному голоду и плавно менял его на ощущение тошноты, временами прерывавшееся уколами режущей боли. Она ужасно промёрзла и устала, бредя за упрямо пробивающимся вперёд минотавром с видом его рабыни, чью семью растерзали, а её саму вели отдать гноллам. Мастилия, шагавшая рядом, выглядела не лучше, и спотыкалась не реже.
Тормунд вдруг резко остановился – так неожиданно, что обе драконидки врезались в его спину, хватаясь за него, чтобы не упасть. Пытаясь сморгнуть жжение от острых снежных льдинок в глазах, Лиана всмотрелась в марево впереди – и с трудом рассмотрела в снежной пасторали гуманоидную фигуру – в таком же белом плаще, с белыми меховыми крыльями, и с арбалетом в руках. Жрица никогда не видела такого оружия – тяжёлого, массивного, с закрытым верхом и металлическими пластинами на поверхности, изображавших какую-то гравировку. В груди родилось неприятное чувство боязливой тревоги, холодными струйками став стекать в живот, и холод стал въедаться в её тело вдвое сильнее. Веншехос сжала зубы, боясь, что её заколотит с такой силой, что стучащие челюсти откусят язык.

Кому ледник, кому и мать родная. Не многовато ли себе жён захапал, сразу трёх – а, рогатый? Одну даже четвероногую, – заговорил незнакомец. Капюшон на голове полностью лишал возможности определить его расу, и даже голос не был помощником – ветер заглушил бы любые особенности, свойственные тому или иному народу. Его говор лишь отличался – он был чистым, словно бы у иностранного вельможи, приехавшего в Варфанг представлять свой народ.
Ты кто такой, засранец? – в ладони минотавра впрыгнул молот. Тормунд сделал шаг вперёд, но остановился, перехватив оружие для защиты, когда арбалет лениво поднялся в его сторону. – Даже отмороженный придурок сюда не забредёт без серьёзной причины. Не зная, кого и когда здесь искать.
Верно. Даже дикий зверь такой погодой забьётся в нору, а не будет искать прогулку. Да и вы забрались далековато от дома, чтобы случайно здесь проходить...
Говори, что надо и кто послал, пока я не затолкал твой хлам тебе в задницу, – раздражённо прервал его Тормунд. Вытянув бычью шею вперёд и скаля агрессивную морду, он процедил: – Что тебе надо?
Спокойно, симпатяга. Ты ведь Тормунд, так? А за твоей спиной – Лиана и Мастилия? Меня зовут Рихард, – вновь опустив оружие, он поднял ладонь в жесте миролюбия. – Опцион разведывательной отряда «Виверна», десятая когорта «Звёздного Караула». Вы должны были быть на точке сбора полтора дня назад, поэтому мы вышли вам навстречу.
Вы? А где остальные? – вмешалась Лиана. Подозрительный незнакомец по имени Рихард не развеял её тревоги. – Откуда вы нас знаете? И почему мы должны тебе поверить? Может, это ловушка, откуда нам знать?
Конечно. В таверне про вас всё узнал за пригоршню монет, – усмехнулся пришелец. – Знаем мы о вас от тех, для кого вы просили специалиста с сопровождением. Ты ведь Лиана, я прав? Вот что, Лиана: имей мы дурной умысел, мы бы его выполнили до того, как себя обнаружить.
Рихард коротко свистнул. И из-за его крыла показалась ещё одна фигура – такая же невидимая в своём белом плаще, но без крыльев. И она была не одна. Прямо из снега встало ещё четверо, взяв их маленький отряд в полукольцо – все в белых одеждах, в тканевых масках и очках, и все – вооружены. У одного в руках жрица увидела похожее на её собственное ружьё – только длиннее и приличнее. У остальных было нечто… что-то точно родственное её ружью и той штуке в чужих руках, но намного более совершеннее, более хищное и завораживающее.
Вот специалист. А мы – сопровождение, – Рихард указал на фигуру, вышедшую за своей спины, а затем бросил Тормунду какой-то не то амулет, не то просто гранёную брошь. – Ещё доказательства нужны?
Нам не говорили про дракона. Остальные определённо подходят. Но выглядят очень плохо, – заговорил тот, что держал знакомое Веншехос ружьё. – Плохо снаряжены и подготовлены. Опцион, с вашего позволения, им нужно выпить горячего.
Давай, – кивнул ему Рихард. – Руфус, Леонардо, выдайте женщинам свои запасные очки. Если ни у кого нет срочных вопросов, я предлагаю вернуться в деревню и там устроить подробное знакомство.
Сколько до неё идти? – минотавр нарушил своё молчание, хмуро оглядывая суетящиеся фигуры. Солдат с ружьём, забросив то за плечо, уже залез под плащ, под которым сверкнуло на миг бесчисленное количество разных подсумков, и извлёк на свет литровый металлический сосуд. Открывая его, он подходил к Лиане:
Кружка, она же крышка, только одна. Пить придётся по очереди, – наполненный тёмной горячей жидкостью цилиндрический стакан оказался перед ней, вместе с волной запаха незнакомца. – Сергал? – с удивлением узнала она его, взяв в ладони упоительно тёплый сосуд. Она видела их всего несколько раз, когда была в Гэир-Лоне. – Какой же силы у него запах в помещении, если он и мороз переборол?
Четыре часа, – краем уха, драконидка ловила переговоры Рихарда и Тормунда, одновременно втягивая запах напитка и изучая его. Выглядел он безопасно – уловить намёки на какой-либо яд ей не удавалось, да и зачем было прибегать к таким ухищрениям, если они могли бы их убить просто издалека? Она протянула чашку Мастилии со словами: «Вот, возьми, должно помочь», чувствуя на себе изучающий взгляд Рихарда, который добавил: – А глядя на ваш вид, не менее шести.
Босс, выглядят они правда паршиво. Может, дать им передохнуть минут двадцать? – третий голос, звонкий, с меняющийся интонацией и растягивающимися к концу фразы словами. Ему возразил чуть шипящий хрипловатый голос владельца термоса:
Так они опять замёрзнут. В деревне мы сможем быстро отопить главный зал, там все отдохнём и согреемся.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
МистДата: Вторник, 28 Августа 18, 11.57 | Сообщение # 3
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 133
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
-Отличная авантюра, старина, может быть поубавится желание провести остаток жизни в затворничестве…
Задание по сопровождению архимага не должно было быть простым, как многие считали – даже несмотря на передовые технологии, мощную помощь магии, а также богатый теоретический и практический опыт выживания позволял отряду держаться как если бы они просто преодолевали районы без цивилизации и дорог. Здесь же цивилизация была скорее исключением, чем правилом – найти в пустошах хоть какую-нибудь живую душу не представлялось возможным, редкая встреченная живность привлекала внимание наравне с встречей с драконом – каждый раз это было необычно и пугающе. Как зверьё находило способы выживать? Адаптация – вот ключевой ответ. Те, кто ещё могли занырнуть глубоко под снег к скованной льдом почве имели шанс достать остатки былой растительности, а также найти нечто чему не страшен мороз и многие годы идеальных морозных условий содержания.
Опыт поиска пропитания в таких краях был у Сальвадора в крови, хотя на практике он к ним обращался достаточно редко. Здесь же его таланты проявляли себя сполна, но в лучшем случае могли обеспечить половину отряда в полноценном рационе, если уделять поискам всего пару часов в день. Но кто бы мог подумать что так скоро от него потребуется большее…


Дракон. В группе, которую так искал отряд «Виверна» был дракон. Прожорливый, крупный, тяжёлый, а во всех защитных одеждах ещё и неповоротливый дракон. А судя по состоянию группы ещё и в значительной мере оголодавший.
-Кажется предстоит особенно долгая охота… Кореньями, орехами и прочим такое брюхо не заполнишь.
Хотя мир и остался без особо крупной живности, шансы найти дичь всё ещё были – та немногая растительность что находила себе прибежище во льду на стволах мёртвых, а также небрежно сломанных деревьев довольствовалась теми крохами света что порой пропускал небосвод. С учётом того что этому растению-паразиту мешали лишь температурные условия – оно сумело адаптироваться, а вместе с ним и некоторые животные.
Но пока встречались лишь их достаточно старые следы. Не на снегу – а на этих самых деревьях. Но как бы то ни было…
-За пару часов можно было бы соорудить импровизированное убежище прямо здесь. – вдруг вмешался в разговор зверолюд. В данный момент он, пожалуй, единственный кто мог обходиться без помощи магии и излишнего снаряжения в этих условиях, помимо сергала, чьи предки постоянно преодолевали подобные условия, хоть и такие длительные. С помощью магии воды и огня можем управиться гораздо быстрее...
Зверолюд достал свисающую с сумки сапёрную лопатку – наилучшая вещь что ему приглянулась среди всего остального что предоставлял ему выбор, и с силой воткнул в снег, опуская её по самую рукоять.
-Стены с поллоктя толщиной собрать в купол, подкоп ниже уровня ходьбы и можно обогреть хоть магией хоть топливом. Хотя… – Сальвадор бросил взгляд на соратника – сергала, а затем на драконессу.
-Возможно потребуется больше одного убежища. Приступлю к разметке и постройке по вашему указанию.
 
zlobnii4elДата: Вторник, 28 Августа 18, 20.17 | Сообщение # 4
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 61
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Холод и походные условия были весьма непривычны для Алерианы. Она привыкла находиться в среде, где тепло, хорошее питание и гигиенические средства были доступным и привычным делом, однако здесь этого было совсем в недостатке. Впрочем, после пары дней борьбы со стихией спартанские условия уже не казались настолько отвратительными, и даже приобретали свой шарм.
-Шутники. – коротко усмехнулась чародейка в ответ на шалость сопровождавших ее.
Ей было несколько неловко слышать обращение к себе, как к некому должностному лицу – «Выпускница Академии». Это было действительно так, однако излишняя официальность смущала ее. Куда больше ей было по душе простое обращение по имени. Она хотела, чтобы в ней видели личность, а не только лишь мага.
Кстати, я предпочитаю отдыхать хотя бы в дружеской компании, с нормальным мясом, музыкой, выпивкой и красивыми девчонками. А здесь что? Жратва наполовину безвкусная, вокруг меня – мрачные ксеносы, и все рангом выше, музыкального вкуса ни у кого нет, и даже эля не достать, ведь все зерновые повымерзли к чертям!
Кхе-кхем! – строгим женским голосом послышалось из-под массивного белого капюшона в адрес Руфуса. «Мрачные ксеносы» хотя-бы обладают чувством такта, достаточным, чтобы не афишировать свою неприязнь. – с упреком сообщила ему чародейка.
– Почему не послали какой другой разведывательный отряд, попроще? Не в обиду Алериане, но для нас это слишком мелкая задача. У нас столько тяжёлого оружия, будто бы нам нужно сперва какой-то город сделать руинами, чтобы потом она их могла исследовать.
Не знаю, на что рассчитывало ваше руководство, отправляя вас сюда, но… – аккуратно вклинилась она в разговор – Приказ есть приказ. Искренне надеюсь, что мы не встретим здесь ничего страшнее этого мороза. А вы уж найдите, чем себя развлечь. Полагаю, мы здесь надолго.
Обнаружение нового сигнала заинтересовало и взбудоражило ее. Что же это может быть? Не похоже, чтобы кто-то здесь просто заблудился, или искал свою жертву в поисках наживы. Вероятно, это те, кого мы ищем? Хоть бы они были еще живы.


Мастилия брела по снегу, изможденная такими долгими скитаниями. Каждый раскопанный тайник, оказавшийся пустым, бил кулаком по успешности их похода. Каждый метр пройденного пути казался настоящим испытанием. Особенно для Мастилии, которой не посчастливилось упасть в ледяную воду во время похода и потерять много тепла. Боль в конечностях постепенно сменялась болезненным онемением. Лишь одно двигало ей в этот момент – надежда на спасение. Как и отсутствие права отступать. Пути назад уже нет. Это – билет в один конец, в котором ждет либо успех, либо смерть. Иного не дано.
В бреду она не поддалась беспокойству, увидев незнакомца. Она была рада встретить здесь кого-либо еще. Она искренне надеялась, что этот кто-то пришел им помочь, и она не ошиблась. Она встретила их искренней улыбкой, но не нашла сил, либо желания сказать что-либо.
«Вот, возьми, должно помочь» - были спасительными словами для нее. Она дрожащими руками взяла большую кружку и отпила пару глотков, почувствовав, как тепло разливается по ее телу, а немота отступает, переходя в покалывание. Она передала кружку Ами.
Драконесса выглядела не такой замерзшей, как две драконидши, во многом благодаря своей чешуе, дополненной утепляющей тканью, однако было заметно ее истощение. Она намеренно отказалась от пищи, чтобы все остальные могли пропитаться на те остатки, которые были у них в запасах, довольствуясь лишь питьевой водой. Ами в любом случае протянула бы дольше них всех, поэтому им пища была куда нужнее.
- Спасибо, но… в этом нет необходимости. Сделай глоток за меня. – ответила она Мастилии, улыбнувшись ей.
Как и Лиана, фиолетовая драконесса вначале встретила незнакомца беспокойством. Однако, стоило ему назвать цель своего визита, как оно тут же прошло, и сменилось радостью и облегчением. Наконец-то помощь!
С их приходом, шансы на выживание заметно возрастали, а лучик надежды пробивался сквозь скалы суровой реальности. Это было поводом для целого праздника, но пока они довольствовались лишь ликованием.

Выйдя из-за снежной дюны, Алериана оглядела отряд из минотавра, двух драконидок и драконессы. Ей было приятно видеть представительниц своего вида, а особенно интересно было увидеть последнюю – у драконидши было особое, теплое отношение к «старшим собратьям». Но они выглядели очень потрепанными и истощенными. Один их вид вызывал у нее жалость и сочувствие. Посчитав, что сейчас не время для слов, она решила от них отказаться до поры до времени, сперва обеспечив археологов теплом, едой и отдыхом.

С помощью магии воды и огня можем управиться гораздо быстрее...
- Отличная идея! – подхватила мысль Сальвадора чародейка – Пока мы доберемся до туда, наши друзья уже промерзнут насквозь. Я поддерживаю эту идею. Мои чары – к вашим услугам. – с инициативой и энтузиазмом сказала она.
- Я могу помочь с магией Воды. – скромным, тихим голосом произнесла драконесса – Моих сил хватает, чтобы создавать целые стены воды. Особенно здесь, где ее в избытке. Только… покажите мне, где ее создать.
Алериана оценила решительность драконессы, встретив ее улыбкой и дружелюбным взглядом янтарно-золотых глаз.
- А мы сработаемся. – ответила волшебница, начав разогревать воздух вокруг себя, чтобы сперва хотя-бы согреть уставших путников [Пирокинез]. – Ну, архитектор, ждем твоих чертежей. – с долей игривости сказала она Сальвадору.





Сообщение отредактировал zlobnii4el - Вторник, 28 Августа 18, 21.02
 
АнкалагонДата: Четверг, 30 Августа 18, 12.05 | Сообщение # 5
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1611
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Отставить, – раздался приказ Рихарда.
Синий драконид не испытывал желания оставаться здесь ни минутой больше, чем это было необходимо. Их отряд и без того терял два, а то и три дня из-за опоздания глупого минотавра, потащившего за собой гражданских в самоубийственный поход. Без подготовки, без снабжения, без какого-либо адекватного плана. Вдобавок, это продуваемое всеми ветрами пространство вызывало у него неприязнь. Плотная одежда и мех на крыльях сдерживали холод, в достаточной мере, чтобы не страдать от него при движении, но комфорта это не добавляло. Только не в комфорте было дело. Белое, открытое пространство сильно мешало их зрению, даже не глядя на защитные очки. И в то же время, они торчали здесь, на пустом поле, как единственный ориентир и примета – и, если рядом окажется кто-то, кто может обозревать дальше, чем их группа, это будет очень скверно.
Да, ждать нападения было пока рано и глупо. А Рихард мог как позвать на помощь воздушных стихиалей, чтобы увидеть пространство намного дальше, чем орёл в солнечный день, так и приказать Руфусу использовать любой из его инструментов по контролю периметра. Только прибегать к специальным мерам было ещё слишком раньше. Лучше просто убраться отсюда в деревню, под нормальную защиту стен и крыши, где можно будет решить все дела. Не торча у всех на виду и не тратя бездумно на это ценные ресурсы.
Эй, драконид. Мои девочки с ног валятся от усталости, и давно не чувствуют ног. Сбавь-ка ты темп, дай им прийти в себя, – вмешался минотавр. Опцион прищурил глаза, глядя на рогатую башку.
Они в таком состоянии потому, что ты плохо организовал поход. У вас ведь нет никакой подстраховки, так? Что бы было, если моя группа тоже опоздала на пару дней? – профессиональный такт удержал драконида от более резких выражений в адрес Тормунда, и он не стал переходить на прямые намёки о кризисе сообразительности быкоглавца. – На такие авантюры решаются только тогда, когда отрезаны другие варианты. А вы могли подождать нас в своей Аркснеморре.
Не делай из меня дурака, драконид. Я бы не повёл их в таких условиях, если бы оставаться там было бы не опаснее, – сердито огрызнулся Тормунд, крутя в руках молот и явно испытывая желание что-то разбить. На вопросительно вскинутый подбородок Рихарда он добавил: – Всех членов археологической гильдии навестили неизвестные. Кто-то пропал, оставив следы сопротивления. Мастилию я отбил. А до Лианы они ещё не добрались, но это был вопрос времени. Мы ушли раньше, и мне кажется, что я скинул их со следа.
Даже так, – медленно проговорил опцион. Минотавр раздражённо выдохнул, наверняка истолковав его ответ как сомнение над его словами. Но Рихард был действительно озадачен. Им сообщалось, что старая гильдия просто залегла на дно, когда их поиски запретили; связавшись с другими подпольными лицами, она могла увязнуть в неразрывном контракте, поэтому нужна была охрана оставшимся исследователям, на случай, если произойдёт встреча между искателями, и уступать никто не пожелает. – Теперь нет никаких «может быть». Кто-то заинтересован в поисках той хреновины, на которую друзья Алерианы положили глаз. Заинтересован до скрытой агрессии. А за этим «кто-то» могут стоять такие же любопытные искатели, как за этими горе-копателями стоит Академия. Как мы и предполагали со вторым легатом.

Значит, и оставаться здесь тем более нельзя. Мы выдвигаемся… после короткого отдыха, – Рихард ощутил на себе взгляды всего отряда, и в них не было обожания к опциону из-за его решения. Его бойцы – быть может, кроме Сальвадора (немолодой волк показал себя полезным и крепким членом отряда, но ещё не очень притёрся к дисциплине и духу Виверны) – понимали необходимость его решений и не роптали, но вот три драконидки готовы были поднять возмущённый гвалт, если бы у всех трёх было достаточно сил. – Двадтациминутная стоянка. Леонардо и Юджен организуют питание и согрев. Руфус и Сальвадор, присмотрите за нашим восточным направлением, от севера до юга. Мы с Тормундом перебросимся парой слов на западном направлении.




Все замёрзшие, устраивайтесь ближе к госпоже Алериане. Она не будет согревать для вас половину болот. Госпожа Алериана, прошу. Постарайтесь использовать минимум сил: доклады говорят о крайней раздражительности стихийных духов, а лишние силы вам самой пригодятся. Попробуйте предложить дракону раскрыть крылья – это поможет сохранить немного тепла, как в шатре…
Леонардо усмехнулся, глядя, как сергал официально-вежливо обращается к чародейке из Академии. Он будет стараться следовать протоколу и субординации даже в боях, пока не станет совсем уж жарко. Три драконидки кучковались вместе, позади топталась драгонесса. Внушительное существо: его голова – или котелок Юргена – могли запросто поместиться в её пасти. Человеку пока доводилось знать только одного дракона – тот был спокойным парнем, но чудаковатым даже по меркам своих собратьев. Никто не мог представить дружбу дракона с простой отвёрткой, а тот малый сумел как-то перелопатить весь экзоскелет Лео, превратив его в настоящий дредноут. Других же его сородичей Кастер видел только на поле боя. И там это были воистину жуткие твари, отбивающие желание держаться рядышком без весомой причины.
Говорят, что самки у рептилий более крупные и агрессивные, чем самцы. Рихард, конечно, начал бы полоскать мозги о том, что драконы далеко от рептилий, про их теплокровность и происхождение… Вот эта вроде не слишком здоровая, но что у неё в голове варится?
Тем временем драконидка, которой он отдал свои очки, зажимала свою чашку в коленях, стараясь получше поправить своё приобретение на голове. Алериана откуда-то выкопала для обеих археологичек большие меховые розовые ушные помпоны, которые хорошо было прицепить на шлейку очков. И было похоже, что это даже заставило их повеселить – по крайней мере, их причудливые ушные раковины больше не хлопали на всех ветрах.

К сожалению, дальше держаться от чешуйчатой компании было нельзя, потому что именно в его руках сейчас были рационные плитки. Подавив пытавшееся вырваться проклятие, он заставил себя зашагать ближе и тут же был вознаграждён пристальным взглядом фиолетового зверя. Единственным плюсом была стена ощутимого тепла, окутавшая маленькую стоянку стараниями чародейки из Академии.
Просто прижми их к лицу сильнее. Обод мягкий, он примет нужную форму и сохранит её, – Лео протянул ей плитку, передав вторую Мастилии. – Кстати, чай на морозе остывает слишком быстро. Скоро его останется вылить только на Сальвадора. Юджен, передай оставшимся.
Спихнув на сергала задачу передать драгонессе сразу несколько плиток, Кастер сел рядом с драконидкой, доставая собственную. Откусил, разжевал – вкус был похож на сэндвич с копчёной колбасой, даже с намёком на томатный соус. Чертовски неплохо для обычно безвкусной питательной деревяшки.
Похоже на наши походные соевые пластинки. Но на вкус куда лучше. Как их делают? – драконидка рассматривала обломанный торец своей плитки, изучая его трёхслойную однородную структуру – коричневато-серые обкладки с фиолетовой прослойкой.
Даже думать не хочу. Но взрослому мужику её хватает почти на день, а килограмм ароматизаторов делает её даже съедобной. Нам везёт, что мы на особом довольствии: обычно солдатам выдают похожую на тёртый картон фиговину, чтобы голод уходил от одной мысли о добавке, – поправив сползавшую с плеча винтовку, он представился: – Леонардо. Или просто Лео.
Лиана, – коротко отозвалась она после короткой улыбки, прежде чем заняться чаем. – А почему остывший чай нужно вылить на Сальвадора?
Он волкоподобный человек. Или человекоподобный волк. У нас просто выражение такое есть: «вылить на собаку». Это значит, что жидкость очень остыла.
Это было странное выражение для нечеловеческого уха, и молчание Лианы было тому подтверждением. Разговор вышел коротким и дурацким, но Кастер вдруг понял, что до возвращения в деревню это его будет мало волновать. Болтать во время еды, когда ветер стремился забить тебе рот пригоршней снега, было не очень весело. Но идея заработать ангину не отпугивала драконидку.

Почему вы пришли нам помогать? – вдруг прозвучал её голос. Человек улыбнулся: этот вопрос, но в другой форме, ему уже приходилось сегодня слышать.
Я думал, в вашем положении компания из пяти опытных солдат с магичкой в придачу, с оружием, едой и теплым питьем, должна радовать, а не наталкивать на абстрактные вопросы.
Я рада. Правда рада. Просто не понимаю, – она вздохнула, возвращая стакан Юджену. – Наша затея мне самой кажется несуразной и бестолковой. Но у нас-то выбора особого нет, а вы? Чем вас заманили сюда, в землю без радости и без надежды?
А у нас просто приказ. Но Алериана точно знает, зачем она здесь. Те парни, которые потрошили вашу гильдию, тоже это знают. И командование понимает, зачем было сюда нас отправлять. Ну а мы с тобой, – Лео сделал паузу, потеребив пальцами в перчатке, будто бы ожидая, что в них появится сигарета. – Мы просто исполнители. Нам не положено знать всех деталей, мотивов, и не положено задавать лишних вопросов.
Ах да. «Что может поделать солдат, получивший приказ», – с горькой усмешкой проговорила Лиана. Эта фраза показалась человеку очень знакомой, как будто бы он уже слышал её. Или где-то читал… Интересно, откуда её знает драконидка с другой планеты? – Только вот я не солдат, чтобы быть такой уверенной. Я даже не археолог. А просто жрица Симисоны из дома Натаилтон.
Жрица? Тогда какого дьявола тогда ты здесь делаешь? Здесь не очень-то подходящее место для жриц, – солдат нахмурился, вспоминая, чем занимаются жрицы этого дома в храмах и в походах. – Или тебя потащили в качестве целительницы?
Ах, если бы. Но нет. Жители тех руин, по которым мы должны блуждать – они очень любили магию природы. Часть их записей, механизмов, всяких фокусов – это всё работает с ней. А где сейчас найти магию природы, если не у жриц Натаилтон? – Лиана обратно натянула капюшон на голову. – Я как-то имела неосторожность помочь Лютеру с некоторыми его находками. Так что, мне бы всё равно пришлось идти в эти раскопки – вопрос только стоял, в какой компании.

Отряд, сворачиваемся, – громкая команда прервала их разговор.
Рихард и Тормунд возвращались. Морда минотавра была непроницаемой, а драконид прятал себя под маской и капюшоном, так что нельзя было определить, о чём говорили два лидера и как прошли их переговоры. Опцион дождался, пока вернутся «дальние» дозорные.
Выдвигаемся к деревне. Там вас будет ждать суточный отдых, так что есть, ради чего пострадать. Мы с Тормундом идём первые, за нами – Юджен и Леонардо. Алериана, Мастилия, Лиана – вы идёте следом общей группой, прикрытые со спины драконом. Руфус и Сальвадор замыкают колону.
Ами может подвезти самых уставших, – продолжал Тормунд. – Мастилия, если вы с Лианой не сможете идти – то чередуясь, восстановите силы в поездке.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
МистДата: Воскресенье, 02 Сентября 18, 12.06 | Сообщение # 6
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 133
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Сальвадор лишь коротко кивнул, в ответ на поступившие указания и отправился с Руфусом в дозор.
Как и многие предыдущие он прошёл без каких-либо происшествий. И в относительной тишине - не считая редких, как сегодня повезло, порывов ветра - и праздных бесед за трапезой, часть которых доносились до ушей волка.
К нему не проявляли особенного интереса, он же так же не торопился как то проявлять себя, исключая моменты когда он мог выдать план или сообщить об обстановке. Конечно это не могло в полной мере утолить жажду общения, но его сюда прислали не сказки рассказывать а выполнять своё дело, а потому не лез к тем, кто воспринимал его как нечто чужеродное...
Впрочем почему? Чем он так отличается от других членов отряда? Даже драконидка и сергал при их более чётком отличии от человека вызывали куда меньше негативных эмоций. Статус? Старые знакомства? Или же от обратного - Сальвадор напоминает им нечто искажённое знакомое?
-Да ну, брось старина. Друзья познаются в беде, ещё успеется.
Дракон создавал неожиданную необходимость в дополнительном средстве передвижения - санях. На них можно и местную добычу перевозить и в случае излишней усталости или недееспособности тащить дракона.
-Или позволить ему тащить свой скарб... Как хорошо что большая часть снаряжения упакована магически.
Вздохнув о проговорил.
-В наше время...
Заметив на себе взгляд со стороны Руфуса, Сальвадор потряс головой.
-Ммм... Не бери в голову, просто неожиданно нашла тоска по дому.


Для обратного пути принцип построения не поменялся, а потому предстоял путь почти не отличающийся от многих предыдущих и немалых последующих. Если конечно все останутся в целости и сохранности.
Сальвадор осматривал оставляемые группой следы и убедился что следы дракона могут сыграть с ними злую шутку - в годы когда любое живое существо видится добычей - крупные следы это источник мяса, а не опасности.
 
zlobnii4elДата: Воскресенье, 23 Сентября 18, 22.22 | Сообщение # 7
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 61
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
- Хм. Ну ладно. – промолвила чародейка, поубавив энтузиазма. Возможно, на это есть причины. И все-же беднягам точно надо хотя-бы перевести дух.

– Все замёрзшие, устраивайтесь ближе к госпоже Алериане. Она не будет согревать для вас половину болот. Госпожа Алериана, прошу. Постарайтесь использовать минимум сил: доклады говорят о крайней раздражительности стихийных духов, а лишние силы вам самой пригодятся. Попробуйте предложить дракону раскрыть крылья – это поможет сохранить немного тепла, как в шатре…

- Как скажешь, дорогой. – с легкой наигранной фамильярностью ответила она сергалу в знак легкой насмешки над его официально-деловым тоном. Она терпеть не могла такой сухой стиль общения, однако в этой ситуации – посреди снежной безжизненной пустыни - он казался ей крайне забавным.
Не стесняйтесь, подходите как можно ближе. Сейчас нельзя терять тепло, особенно вам. А собравшись кучкой мы сможем быстро вас согреть. Смелее, я не кусаюсь. – обратилась она к двум замерзшим драконидкам и драконессе. – И… э… – теряясь, как обратиться к фиолетовой драконессе, не зная ее имени – Можешь укрыть нас крыльями? Мы были бы очень благодарны.
Та лишь молча кивнула в ответ, но по ее взгляду и легкой улыбке можно было судить о ее весьма дружелюбном настрое.
- Вот так лучше. Спасибо! – улыбнувшись, поблагодарила ее Алериана, и начала создавать облако тепла, разогревая воздух вокруг себя. Его температура была сравнима с теплом от костра, поэтому можно было быстро согреться, однако не слишком высока, чтобы сберечь силы на более нужные вещи. Во многом поддерживать температуру с малыми затратами помогало их тесное расположение, а также укрывшая их своими крыльями Ами.
Ами чувствовала себя истощенной. Уже не первый день ее мучает чувство голода, усталость. Однако ее сил хватало сопротивляться этому, и даже больше: не подавать и виду о своем слабом состоянии. Куда больше сочувствия у нее вызывало не свое тело, а состояние ее подруг, которые уже серьезно обмерзли в этих пустошах. Она была готова отдать еще больше сил, лишь бы только они чувствовали себя лучше – если бы только могла. В этом походе ей было неведомо отчаянье – несмотря на мягкий, скромный характер, она, напротив, не теряла надежды. Она ощущала лишь сожаление. Сожаление о том, что приходится подвергать таких нежных и хрупких созданий таким суровым испытаниям. И с каждым днем это сожаление все сильнее сдавливало ей грудь тугим кольцом, когда она видела их страдания. Но вот, когда была найдена помощь, оковы спали, дав простор для искренней радости. Она находила в себе силы держаться, но сил для ее выражения ей уже не хватало, поэтому все, чем она могла поделиться своими эмоциями, были лишь искренняя улыбка и милый взгляд.
Мастилия продолжала стучать зубами и бредить от холода, но ощутимая волна тепла, прокатившаяся по всем стоящим рядом с чародейкой, вернула ее в чувства. Тепло теперь разнеслось не только по ее телу – несмотря на окружение из незнакомцев, она чувствовала большую радость. Радость, что наконец-то можно будет где-то согреться, дать покой заледеневшим, гудящим ногам, радость, что она наконец оказалась в безопасности от свирепой стихии.
Чародейка, по мере согревания, могла наблюдать в глазах прибывших археологов оживающий огонек. Им явно было лучше, хотя усталость и истощение по-прежнему читалось на их лицах. Но все это было поправимо. Это заметно ее радовало.
- Меня зовут Алериана. Не сочтите за невежливость то, что я не представилась сразу, но говорить в открытый мороз это совсем плохая идея. А здесь, где воздух теплый, еще можно.
Следом представились и археологи.
- Я Ами, ученица Хранителей.
- А меня зовут Мастилия.
В их речи чувствовалась некая тяжесть, усталость. Следом они не проронили слов, словно бы не находя в себе сил или желания, однако они одаривали чародейку доверчивыми взглядами. На что та, в свою очередь, ответила:
- Приятно познакомиться! Рада, что вы вернулись целыми. – с теплотой продолжила фиолетовая драконидша – Мы начали серьезно беспокоиться, когда не встретили вас на месте. Даже снаряженному отряду нелегко выживать в таких условиях. Вы оказались куда крепче, чем может показаться! – драконидка пропустила неловкую паузу, глядя на более оживленных, но все еще изможденных археологов – Вы молодцы. Но больше так не делайте. Будем держаться вместе, и все будет в порядке. Алериана улыбнулась им, пытаясь создать атмосферу доброжелательности и подбодрить утомленных путников.
- Как найдем укрытие – побеседуем, расскажем, что к чему. Должно быть, у вас много вопросов. Они найдут свои ответы. Но не сейчас. Чуть позже.
Волшебница была рада нахождению в компании сородичей-драконидов и сопровождавшей их драконессы. И хотя она не знала их, но она чувствовала некую симпатию и доверие к ним, а их слабое состояние так и подталкивало всеми силами помочь, защитить их от этого сурового мира.

- А вот и обед. – сказала Алериана, обернувшись на Леонардо, несущего в руках несколько рационных плиток. – Нет, не ты, Леонардо. – усмехнулась она, увидев его взволнованный взгляд. – Думаю, вы серьезно проголодались за время похода. Это поможет. Совсем не похоже на то, чем вас кормили дома, но… для походного варианта совсем неплохо. Восстановите силы. Скоро нам предстоит долгий путь. Снова.
Ами и Мастилия были совсем немногословны, но узнав о еде, заметно оживились, а после принялись есть. Чародейка же совсем не восприняла это за неприветливость: взгляды спутников дали ей понять об их состоянии и эмоциях. Они действительно были ужасно утомлены. Но нужно было двигаться дальше.

– Почему вы пришли нам помогать?

- Если вы думали, что мы бросим вас на растерзание ледяной пустоши, то вы глубоко ошибались. Тем более, что у нас есть общее, и очень важное, дело.
– А у нас просто приказ. Но Алериана точно знает, зачем она здесь.
- Да. Наша цель здесь весьма непроста… Но вам лучше пока об этом не думать. Восстанавливайте силы. Всему свое время. Чародейка вновь дружелюбно улыбнулась. – Доберемся до деревни – там все и проясним.
. . .
– Ами может подвезти самых уставших.
Драконесса с неожиданной для ее усталости уверенностью и покорностью кивнула головой в знак согласия. – Я могу повезти и двоих, если это будет нужно. – промолвила она, зная, что двоих драконидок ей будет нести уже в тягость.
Не надо, Ами. Мы и по очереди справимся. – ответила ей Мастилия.
Алериана была впечатлена такой жертвенностью драконессы, но присоединилась к мнению Мастилии:
- Не стоит. Не обижайся, но ты не выглядишь так, словно можешь вынести сразу двоих. Лучше отдохни сперва. А пока – не нагружай себя лишний раз. Драконесса смиренно кивнула.
Группа укуталась в шарфы и отправилась в путь.
 
АнкалагонДата: Среда, 03 Октября 18, 17.25 | Сообщение # 8
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1611
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Перерыв, казалось, сделал только хуже. Получившее слабую передышку тело совершенно расслабилось, и встав с большим трудом при помощи солдата с именем Леонардо, Лиана ощутила себя еще более уставшей. Расслабившиеся мышцы были совершенно выжаты, и каждое усилие давалось сквозь ленивую, сонливую слабость – казалось, еще немного, и она рухнет на следующем же ничком, мгновенно уснув.
Но спустя час пути, жрица обнаружила, что переход стал как будто бы не таким тяжелым, каким был даже до встречи с их новыми конвоирами. Может, потому, что стараниями чужеземной волшебницы ветер обходил их стороной, а мороз больше не сдирал кожу с морды, которая была заметно лучше закрыта, чем в начале похода?
Дорога отняла много времени. Сумерки уже опустились на просторы замёрзших болот, сгущая тьму вкруг них. Утихший было ветер – хотя фиолетовая чародейка и отвела от них все лишние погодные испытания, за пределами околдованного круга его можно было видеть за поднимаемыми пригоршнями снежной пыли – стал снова нарастать. Час назад Рихард, их новый провожатый, с напускным безразличием сообщил о надвигающемся урагане, и теперь все могли видеть на северо-западе, почти по пути их дороги, застилавшую горизонт сплошную непроглядную черноту, пожирающую небо. Лиана упрямо переставляла ноги, опираясь на поддерживающего её Тормнуда, думая, что случится раньше: она просто свалится, когда колени без предупреждения подкосятся и рухнут в снег, или же их накроет масса сошедшего с ума снежного потока, засыпав с головой, как услышала голос драконида:
Данмор. Сегодня пурга останется для нас за крепкой стеной.

Вся экспедиция остановилась, вглядываясь в полуночную тень. Деревня вынырнула из мглы скоплением черных грибных шляпок на множестве тонких ножек. Данмор выглядел безжизненным пугающим призраком, жутким памятником наступившего Катаклизма, и вызывал у Лианы инстинктивное желание обойти его за милю еще до того, как ночь окончательно накроет снежную пустошь. Опустелый памятник болотным гоблинам ждал их, пряча своих призраков до поры, пока мягкие и тёплые путники вступят в их ловушку…
Что за суеверный бред, Лиана? Топчась здесь, ты быстрее устроишь себе свидание с Маракаву, чем даже забравшись в склеп. Это просто брошенная деревня, – мысленно встряхнулась драконидка. Мертвый, закоченевший Данмор был единственной надеждой на что-то, обещающее приемлемый комфорт и тепло в этом походе. Она оглянулась на застывших спутников, посмотрела на Тормунда – почему они медлят? И вдруг ощутила, как что мороз снова вцепился когтями ей в морду, царапая её ледяными кристалликами в щелях между маской и шарфом. Алериана отошла вперёд, лишив их защиты, и, прикрывая голову ладонью, слушала драконида, указывавшего на деревню:
Просвети деревню ещё раз: хочу знать, не забралось ли туда что-то в наше отсутствие, – донеслось до жрицы.
Сейчас посмотрим... – глаза чародейки вновь засияли магическим огнем. Казалось, что она стоит недвижимо, но на самом деле она с внимательностью просматривала каждый уголок этой деревушки. – Что-то вижу. – слегка обеспокоенно ответила она после сосредоточенного молчания. – Какие-то неоднородности под сваями. Но признаков жизни нет. Эфирный план также спокоен. Сложно сказать, что это именно – органика, или какие-то булыжники. Возможно, это просто останки некогда заблудших тут существ, которым не посчастливилось увязнуть в этом болоте. Но кто его знает.
Хорошо, – опцион кивнул, повернувшись к остальной группе: – Руд и Сальвадор, Лео и Юджен – ваш выход. Проверьте, не торчит ли это нечто наружу с жаждой знакомства с гостями.
Оба воина с подозрительно плоскими масками из шарфов синхронно кивнули, словно сговорившись; их оружие давно было замотано и закинуто за спину, но они вытащили из-за поясов что-то ещё. – Пистолеты, – догадалась жрица, хотя могла рассмотреть только контуры. Было не совсем понятно, зачем они были нужны после ответа Алерианы – если что-то и обмануло её магию, это едва ли можно будет прогнать двумя свинцовыми шариками. Но из дул вдруг ударило два узких столба света, безо всякой магии. Ярких, с которыми не то что лампы – мало какие световые кристаллы могли с ними тягаться. И рысью двинулись вперёд, прикрываясь со спины своими чуть более рослыми товарищами.

Веншехос тихо выдохнула. Работа Виверн выглядела впечатляюще, красиво и убедительно, но совершенно несвоевременно. Ветер швырялся растущими клубами белой пыли с возрастающей агрессией. И вместо того, чтобы спешить под крышу, они снова топтались на месте, пока их охранники по десять раз всё перепроверяли.
Покачав головой, она опустилась в сугроб, прямо там, где стояла. Тормнуд, едва это увидел, тут же принялся её поднимать:
Вставай, Лиана, не то зад себе отморозишь. Тебе ещё моих детей рожать, – грубо пошутил минотавр. Жрица просто отмахнулась от него, но он был неумолим: схватив драконидку под мышки, он с лёгкостью поднял её обратно, словно бы только что вышел из спальни после долгого крепкого сна, а не прошел с ними весь изматывающий поход.
Зачем всё это? Почему мы здесь стоим? – слабо запротестовала она, не слишком пытаясь избавиться от поддерживающих её рук.
Если осматривают, значит, нужно. Служения в вашем храме многим тоже кажутся дурацкой пантомимой, тем, кто с вашей Натаилтон не дружит. Ты и сама будешь рада, когда какой-нибудь капкан найдут раньше, чем он оттяпает тебе половину хвоста, – поставив жрицу на ноги, Тормунд ткнул варежкой в сторону засверкавших лучей света за перилами в деревне: – Смотри, машут, что всё в порядке. Уже скоро мы уже будем отдыхать в тепле.




Очень вовремя они поспешили под защиту крыш Данмора. Они уже шагали по засыпанным снегом обледеневших деревянных мостов, когда пронизывающий ветер стал дуть со шквальной силой, грозя сбить с ног или даже сбросить через перила. Свистящий воздух, полируя всё бело-голубой крошкой, заглушал слова, заставляя отдавать предпочтения жестам в общении, либо орать что есть мочи. Их провели в главную хижину – большое вытянутое здание, сделанное наполовину из тростника, наполовину из дерева, со стенами, забитыми паклей, мхом и мочалистыми волокнами щелями, с укреплёнными дверями. Ами пришлось очень тяжело – чтобы ввести её внутрь, с неё стянули все защищающие от холода покрывала и попоны, и даже с этим она с превеликим трудом протиснулась внутрь через слишком узкие для дракона двери, в процессе извиваясь и крутясь подобно ужу и целиком перепачкавшись в снегу.
Юджен и Леонардо вошли в просторный зал последними, притащив с собой обломки разбитой двери одной из развалившейся хижин. Лиана и Мастилия обтирали с дрожащей драгонессы талую массу, стараясь подручными тряпками вытереть её насухо и скорее вернуть согревающую попону, вполголоса обмениваясь фразами о том, что перед отправлением придётся как-то расширять выход. Леонардо разводил костры в камине и посреди зала: набросав скромное количество хвороста, он добавил туда какие-то угольно-чёрные тарелки размером с крупную лягушку, поджёг – и костры загорелись ровным, сильным пламенем, обещая пылать долго и сильно. Сальвадор и Юджен носились по хижине, отыскивая и заделывая любые щели. Руфус занимался тем, что готовил вечернюю кухню: на импровизированном столе откуда-то взялись не только сухпайки, сейчас больше похожие на печенье, но и настоящее сало, солонина, сушеные фрукты, хлеб и даже что-то, похожее на пюре с овощами. Алериана, при этом, крутилась возле него.
Тормунд и Рихард подпёрли входную дверь скамьёй, затем расставили оставшиеся в помещении целые скамьи так, чтобы можно было устроиться всем вокруг стола. Драконид снял капюшон и маску: к удивлению жрицы, его морда была чешуйчатой, синей, с выраженными перепонками на затылке и в качестве ушей. Ни намёка на белую шерсть. Впрочем, куда большее изумление вызвали Лео и Руфус: их лица оказались полностью ровными, даже ровнее, чем у южных «плосколицых» обезьян из джунглей. Бледные, с маленькими носами, без чешуи и заметной растительности – лишь с шевелюрой на головах, коричневой у одного и ярко-красной у другого. Их нельзя было назвать уродливыми иди отталкивающими – но к этим существам, людям, определённо нужно было привыкать.
Лиана тоже ловила на себе взгляды всех Виверн по очереди, которые, несомненно, доставались и Мастилии. Прищурив один глаз над рыжей дугой, один человек повернулся ко второму, ухмыльнулся и показал ему кулак с торчащим вверх пальцем, получив такую же в ответ. Гляделки прервала фиолетовая драконидка, окинув их таким испепеляющим взглядом, что подняла температуру в зале ещё на пару градусов, а затем с резко преувеличенной силой ткнула локтем рыжего, ткнув ему пальцем на закипевший котелок.

Ураган почти накрыл нас. Скорее всего, завтра он нас здесь продержит, но, если не прекратится – придётся прорываться через него, как в Каньоне. Сальвадор, Юджен, вы что-то видели из того, что определила Алериана при сканировании? – опустившись ладонями на стол, Рихард оглядывал подчинённых, закрыв своей спиной и котелок, и Руфуса. Сергал и волк покачали головами, но Лео вклинился в разговор, прикуривая тонкую папиросу:
Кажется, у северо-западной хижины. Несколько обычных зарубок, гвоздей и прочей ерунды, которые вместе служат хорошим ориентиром. Я бы даже сказал, указателям. Негры в рыбацких деревнях скрывали свои закладки, делая похожие пометки. Может, под хижиной есть какой-то тайник.
Понял тебя, – опцион похлопал себя по плечам. Белая шерсть неведомым образом осыпалась с хвоста и с крыльев, растворяясь в воздухе, а в ладонях драконида возникло по стекловидному белому шарику, которые он спрятал в карман. – Завтра днём попробуем порыться в том, что там осталось. Не думаю, что есть необходимость разворачивать станцию контроля периметра, хватит простого дозора. Руфус и Сальвадор, первые три часа – ваши. Вторая тройка…
Теперь всё кажется не таким плохим, правда, Лиана? – бас быкоглавца над ухом заставил жрицу подпрыгнуть на месте, словно бы застиг её за чем-то дурным, вроде подсматривания в замочную скважину. – Самое тяжёлое и опасное мы прошли. Теперь не пропадём. Все в порядке? Мастилия, Ами, Лиана?
Ты видел, как нам пришлось протискивать Ами внутрь. Просто чудо, что мы не сломали ей крылья и не пробили чешую. Я, правда, надеюсь, Тормунд, что вся эта затея стоит подобных издевательств, но лучше бы нам подумать про другой способ вывести всех завтра наружу без таких унижений. – Драконидка и минотавр перевели взгляд на аметистовую драгонессу – последние пять минут она покорно сидела, опустив веки и клевая носом, и только услышав свое имя, устало открыла глаза и покачала головой. – Пойдем, дорогая, устроим тебя возле костра.
Драгонессу устроили перед столиком и рядом с огневищем, сделав слабое подобие подстилки из чехлов, которые Веншехос сорвала со своих крыльев. Сама жрица устроилась рядышком, сев к столу боком, и вытянув ноги к огню. Ее обувь промерзла и отсырела за все эти дни, настолько, что Лиана до сих пор не ощущала стопами тепла, и драконидка решила снять и их, сунув для просушки почти в самый огонь. Размотав следом и ткань, которая утепляла ноги от лодыжек до пальцев, она принялась растирать их, невольно поражаясь тому, насколько обжигающе холодной была ее же плоть. К счастью, чувствительность и подвижность быстро возвращались, развеивая тревогу за возможное отморожение. Тепло медленно возвращалось к телу, заставляя его мелко дрожать от озноба, позволяя ему начать ощущать, как ноют все перетруженные мышцы. О Натаилтон, как же она устала. Какое счастье, что один день они еще просидят здесь. Завтра она будет так разбита, что едва сумеет подняться. Мастилии рядом уже не оказалось – Тормнуд увел её за собой, найдя им место по другую сторону от драгонессы.

Итак. С небольшой задержкой, но мы собрались в точке нашей встречи. Самое время решить ряд организационных вопросов, – голос Рихарда заставил всех обернуться на него, откладывая в сторону собственные разговоры. Все собрались возле стола, кроме рыжего, ещё колдовавшего возле котелка за спиной синего драконида. – И начнём по порядку.
Все мы здесь собрались стараниями здешнего хранителя элемента Вольтира, и собрались нелегально, без официальных санкций местных государств, а потому ваши поиски и наше присутствие – инкогнито. Наша общая цель – это найти «запретный Архив», отыскать там информацию про артефакт и изучить его. Академия, которую представляет Алериана, изучила переданные Тормундом данные: описанный конфликт, участники, артефакт – всё это заинтересовало её руководство на дополнительные исследования. Простым языком: Академия объединяет с вами силы для исследования «Архива», получая информацию в обмен на помощь.

А Артефакт? – вклинился Тормнуд, тяжело опираясь локтем а стол. – Эта грёбанная штука нам необходима, чтобы не дать планете замёрзнуть. Ради неё и просьбы Лютера – вся эта затея…
Нет никаких точных сведений, чтобы вообще утверждать что-либо про объект. Как назвала его Алериана, «Обелиск» может оказаться как средствам терраформирования и изменения климата, так и оружием. Он может быть полезен, может быть опасен, может быть вовсе не применим. Но если он есть и способен спасти ваш континент – Алериана его изучит, и поможет в его активации. Обелиск – вторая по приоритету цель. Найти, исследовать, не допустить его использования в разрушительных целях или получения его посторонними силами.
Опцион сделал паузу, обводя всех взглядом в ожидании новых вопросов. Но и без слов было понятно, о каких посторонних силах говорил драконид – о тех же, что стояли за пропажей Лютера и почти всей команды. И цели их насчёт Обелиска тоже были понятны – если кому-то из их Академии покажется, что аваларцам не по чину обладать таким наследием, его могут попросту отобрать. – Надеюсь, что в качестве компенсации они хотя бы как-то помогут Авалару, – попыталась обнадёжить себя жрица.
Спробуй сальвадоров «кисель». Забористая вещица после прогулки на морозе, почти как какао с перцем, – рядом оказался рыжеволосый парень, протянув стакан с дымящимся зельем. Рихард, тем временем, принялся представлять свою команду: человек с огненными волосами и шрамами под глазами оказался Руфусом.
Спасибо, – жрица механически поблагодарила, когда ей в ладони вложили кружку с горячим, душистым напитком коричнево-золотистого оттенка. Тормунд, тем временем, принялся перечислять их маленький отряд. Лиана осторожно отпила: без прикрас, вкус оказался несколько острым, вызывая смешанные чувства. Травяной сбор не должен был быть таким, но в то же время, было в нём что-то притягивающее. И он определённо прояснял разум, помогая вынырнуть из объятий сонливого гудения в голове.
Как видите, – продолжал, между тем, Рихард, – У нас весьма разношёрстная команда. С разными специальностями, моралью и жизненными ценностями. И каждый из нас лучше других разбирается в своём вопросе, и слабо – в чужих профилях. Поэтому, формально, Тормунд остаётся главой экспедиции: он решает, куда мы направляемся, каким будет следующий шаг, и прочие вопросы. Но во всём, что будет касаться самого процесса исследования, а также любых вопросов, связанных с магическими явлениями, будет заведовать Алериана, как самый квалифицированный специалист. Любые вопросы, связанные с защитой, безопасностью, помощью и снабжением, будут в моём ведении.
У нас выходит сразу три лидера. Мы будем совместно принимать решения насчёт наших дальнейших действий, но мнение каждого лидера будет всегда приоритетным, когда вопрос будет касаться его сферы. Их решения должны выполняться немедленно, не обсуждаясь. Если Тормнуд скажет, что мы должны пройти мимо города – мы пройдём мимо. Если я прикажу всем лежать в снегу и не двигаться – все должны лежать и не задавать вопросов. Если Алериана запретит что-то трогать или куда-то ходить – так оно и должно быть.
При необходимости, Алериана будет действовать как мой заместитель. Я – как заместитель Тормунда. Мастилия – как заместитель Алерианы. Кроме того, из-за Катаклизма экспедиция будет проходить в экстремальных условиях, а угроза мутировавших животных, оставшихся после войны чудовищ и рейдов мародёров несут смертельную угрозу любой беспечности. Поэтому Мастилия и Лиана, как гражданские лица, не прошедшие никакой специальной подготовки, получат своих «сопровождающих», к которым должны прислушиваться, и которые будут отвечать за их защиту и состояние. Руфус, на тебе Мастилия,
– при этих словах рыжий улыбнулся и помахал белой драконидке. – Леонардо – присматриваешь за Лианой. Несёте за них полную ответственность. Хоть на спине их таскайте и держите на поводке, если придётся.
Жрица посмотрела на солдата, с которым уже имела короткую беседу и которого ей только что выдали в роли личной няньки-надзирателя. Веншехос захотела рассердиться, но вдруг поняла, что у неё на это просто нет сил. – С другой стороны, у нас будет по личному телохранителю, а если подлизаться, то будет кому скидывать мелкие просьбы и поручения, – вдруг подумалось ей, отодвигая образ нависшего тюремщика на что-то менее раздражающее и более приятное.
Вопросы? – подвёл итог Рихард.
Есть у меня пара, – промычал минотавр, пристально разглядывая фиолетовую чародейку, с таким вниманием, словно бы пытался рассмотреть на ней инструкцию: – Если Алериана будет такой важной птицей, что оказалась в военном деле важнее меня, я хочу знать – на что она способна? Когда я могу на неё положиться, а с чем она не справится?
В общих чертах, – опцион отреагировал чуть раньше волшебницы, опустив ладонь ей на плечо, – Алериана полноценно заменяет Хранителя Огня. Только вдобавок имеет множество защитных чар, превосходящих щиты Хранителя Земли. И ещё, имеет набор тонких инструментов для диагностики, поиска, сканирования и всего, что нужно для работы с любыми магическими объектами.
Надеюсь, то, что я провела сначала в родной, а потом и в Умбральной академии пару сотен лет, изучая боевые магические дисциплины, звучит убедительно в пользу того, что я с этой задачей справлюсь. Моих сил хватит... думаю, на то, чтобы остановить падение метеорита, за несколько секунд расплавить цельный кусок из адамантия или сжечь все в радиусе на десятки метров. Где-то так, – бесстрастно добавила сама волшебница, и более весело добавила – Я не так уж и хрупка, как может показаться на первый взгляд. Но не требуйте от меня невозможного: с различными сверхъестественными сущностями – нежитью, демонами, я могу и не справиться. Как и с нестандартными "противниками", вроде ран или болезней.

В воздухе повисла удивлённая тишина: «археологи» во все глаза уставились на Алериану, пытаясь понять, как в такой фигуре могло вместиться столько силы, и получалось у них из рук вон плохо. Затесавшиеся в речь незнакомые им слова только усиливали эффект. Хранители были драконами – всегда только драконами, лучшими из них, и могли сжигать целые армии. Но даже если их новые спутники не знали возможностей Хранителей и слегка преувеличили… Симисона щедро делилась с Лианой своей силой: ей было по силам отбиться даже от настоящих боевых магов, какое-то время даже отбиваться от самых опытных и сильных чародеев тёмных легионов. Но всё это и в подмётки не годилось тому, о чём только что говорили Рихард и Алериана. С ней не совладали бы и предводители легиона Малефора, кроме самих Галла и Синдер.
С трудом в это верится, но завернули вы круто, – не скрывая своего изумления, быкоглавец, наконец, выразил чувства всей своей группы.
Если нарвёмся на хорошую драку – сам сможешь убедиться, – не без веселья посулился ему Лео.
Я предпочёл бы, чтобы мы обошлись без этого, – вмешался Рихард. – Чем более скрытно пройдёт наша экспедиция и чем мельче будут инциденты – тем лучше. Второй вопрос?
Да… как раз об этом, – минотавр помотал башкой, отрывая взгляд от Алерианы. – Скрытность. Место, куда мы пойдём, полно сомнительных особей. У меня есть там знакомства, и я вас туда проведу. Но вам нужно как можно больше походить на местных. Хотя бы до тех пор, пока мы не добьёмся там своего. А для этого ваше оружие, которое слишком выделяется, должно быть скрыто. Арбалет, мушкет, винтовка сергала – это можно оставить. Но никто не носит за спинами скорпионов, и нигде здесь нет ничего похожего на то, что носят два твоих парня. Их оружие выглядит сложнее летучих кораблей Глиммера.
И чем нам воевать скажешь, камнями кидаться? – немедленно возмутился рыжий Руфус. – Винтовки можно замотать, а пункты досмотра – обойти.
Нет, Лоун, Тормунд прав. Здесь не те риски, чтобы не выпускать автоматы из рук. Леонардо обойдётся луком, мечом, и оставит один малый пистолет под одеждой. Тебе придётся перебиться…
У меня кое-что есть, – Лиана вдруг вспомнила о своём ружье. Вытянув его из-под куртки, она последний раз повернула его в руках, и без сожаления передала человеку: – Мне по душе больше стрелы, а эта штука для меня всё равно бесполезна.
Почти как наши штатные… чёрт возьми, – стрелок принялся рассматривать новое приобретение, и его лицо не выражало восторга. – Укорочен, металл слабый, качество сборки ужасное. Автоматики нет ни на поворот, ни на взвод – они что, думают, что раскалённый барабан нужно пальцами крутить? Точность у его…
Отлично. Вот тебе дополнение к пистолету, и замолчи, пожалуйста. – Рихард решительно прервал рождающуюся тираду Руда, стремясь не упустить деловой тон разговора. – И куда мы идём дальше, Тормунд?
У Лютера не было координат Запретного Архива, только догадки, как их найти. У меня этих догадок нет. Но Мастилия вычитала из его дневника, что их можно найти с помощью карты звёздного неба, скор… скорукто… яйца Маракаву! – выругался быкоголовый, сжав кулак. – За тысячи лет звёздная карта поменялась. Но разницу можно убрать с помощью старой стеллы в деревне аргониан на юге. Сама старая карта пылится в султанском музее древности в Аррасе. У нас пока нет решения одной проблемы – как найти отметку Архива на этой карте. Лютер сделал запись о своём предположении, что её можно вычислить с помощью ключ-схемы с одного из вывезенных в Храм Элементов барельефов, применив его к суммарному наложению планов трёх городов древних. У Лютера был только один план из трёх – вернее, нужная часть плана города – но мы даже не знаем, которого из них. Один город – это руины под замёрзшим водопадом Глиммера. Второй – катакомбы, на которых построили Варфанг. Третий был уничтожен, как и Храм Элементов с нужным барельефом.
Тормунд остановился, промачивая горло настоем из заботливо собранных волком трав. Рихард сверялся с компактной картой, и складка между его бровями становилась всё глубже. Драконидки переглянулись: похоже, им придётся скакать через весь Авалар, а ведь это было тяжёлым и опасным путешествием даже в самые лучшие годы!
И словно этого было мало, пока что всё их путешествие было абсолютно бессмысленно: они не то что не знали, существует ли тот Обелиск на самом деле, они даже не имели понятия, куда идти и что делать. Построенная на предположениях и домыслах нить обрывалась, и никто не знал, можно ли сейчас отыскать новую.
Есть кое-кто, кто может нам помочь. Он обещал мне найти ключ-схему и определить, каких планов у меня не хватает. Это старый шаман по прозвищу Отшельник: я его хорошо знаю, ведь этот засранец служил Галлу вместе со мной до его смерти. Потом мы разбежались – я со своим стадом, он – отдельно. Когда мы виделись в прошлый раз, он сказал, что знает, как добыть эти сведения, но ему понадобится помощь мага природы. Наверняка он откопал какой-то артефакт древних сам, и хочет наложить лапы на их знания, но наш уговор он выполнит. Поэтому наша следующая цель – логово Отшельника.
И где же находится его логово? – Лиана осмелилась прервать паузу, гадая, как сильно будет наказана за это ответом.
До Катаклизма, он сидел в пещере рядом с Долиной Авалар. Но когда настала Долгая Зима, он свалил туда, где выживать было легче и комфортнее для него, – минотавр недобро ухмыльнулся: – В город-улей внутри Горы Малефор.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
МистДата: Вторник, 09 Октября 18, 11.10 | Сообщение # 9
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 133
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Хотя Сальвадору и раньше приходилось преодолевать ледяные пустоши – несомненно для него было особым испытанием проявлять свои таланты, знания и опыт. Там, где магические трюки могли видеть лишь потенциальную опасность, более приземлённый взгляд замечал особенности местности и её историю. Зверолюд то и дело давал себе повод для остановок, шустро сапёрной лопаткой добивал снег до самого уровня болот, но обычно заканчивал едва лопата ударялась о десятилетний слой льда, хотя иногда в считанные минуты доставал нечто и в пару прыжков догонял Руда, которого просил в лишний раз не беспокоиться.
По зверолюду не каждый мог сказать сколько ему в итоге лет – возраст выдавали только зубы, застарелые рубцы и манера держаться, в остальном волка можно было принять просто за достаточно крупного представителя своего… Вида. Те немногие искусственные детали внешнего вида – а именно скрепленные нитями, кожей и даже металлами участки… Шерсти? Гривы? Волос? Выдавали в нём некую культуру, о которой если и были упоминания, то лишь аналоги. Ни статус, ни предназначение, ни фактическую пользу этих украшений не знали даже главные умы группы, впрочем – вероятно догадывались и догадывались вполне верно.
Очевидно что Тормунд догадывался о том, что Сальвадор такой же пришелец как и люди и при этом далеко не из их вселенной, однако…

Когда все наконец удобно расположились внутри, все грубые щели были хорошо заделаны, а вентиляционные отверстия облагорожены все принялись за быт и подготовку к полноценному отдыху и обсуждению планов и распределению зон ответственности.
Пока Руфус занимался организацией тех припасов, что были готовы и не требовали дополнительной обработки – Сальвадор принялся именно за последнее, заблаговременно выбрав место поближе к тому единственному месту где воздух всё же должен был обновляться и не застаиваться. Полученное варево состояло как из местных сборов, так и некоторых запасов которые были с собой – всё же о вкусовых предпочтениях своих спутников зверолюд успел узнать и сделать своё варево съедобным для всех ему более-менее удавалось. Впрочем, будь в отряде привереды или ситуация не была такой критической – вероятно некоторые и пробовать бы не стали. Одно не могло не радовать – пока есть источник тепла – есть постоянный источник воды.

После того как дом окончательно прогрелся, верхняя одёжка была давно уже сброшена и для присутствующих также открылся ещё один «неестественный» факт – невероятно сложная механическая рука Сальвадора. Хоть она и была большую часть времени скрыта за перчатками и рукавами – сейчас она определённо бросалась в глаза, особенно когда зверолюд без ухвата оперировал достаточно горячей посудой. Конечно, прежде чем выдавать напитки в ёмкостях, он проверял их своей живой рукой – определённо в этом чувствовалась некоторая забота, или банальная предусмотрительность.

-Проверьте конечности, уши и… Прочие части тела на обморожение. Особенно… Вы, драконесса, Ами, так? – Сальвадор принялся за беглый осмотр тех, кто пока не участвовал в большой беседе, однако не распуская руки и дожидаясь позволения, или отказа если спутник или спутница сами могли о себе позаботиться. – Магия, магией, а инфекцию так просто не извести. Вдобавок… Я пока не сталкивался с болезнями драконов, а потому могу лишь спросить, чем и как вы боретесь с недугом.
Что могло быть примечательным для более приземлённых спутников – не похоже чтобы тривиальные болячки вроде простуды и насморка выживали в этих условиях, а потому весь путь прошёл без серьёзных проблем, но исключать их всё же было нельзя.


Непохоже чтобы всем присутствующим было по душе просто трепаться, тем более что требовалась разгрузка несколько иного рода, а потому все знающие быстро обратили внимание на то что Сальвадор достал нечто, похожее на доску и одновременно футляр для… настольных игр?
-Не чурайтесь заморских названий, полагаю каждый из вас найдёт нечто знакомое своему уху и взору.



 
zlobnii4elДата: Пятница, 26 Октября 18, 22.54 | Сообщение # 10
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 61
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Проявив чудеса драконьей ловкости и испытав пределы своей гибкости, Ами, наконец, оказалась в безопасном месте. В шаткой цитадели, которая укрыла их всех от хищного урагана. Это место не внушало доверия, однако после того, как отряд развел внутри костер, а все дыры были залатаны, сырость и неприветливость этого места сменилась каким-никаким уютом. Пламя теплым, янтарным светом ласкало сбившихся в тесную кучку археологов и их новых и весьма загадочных друзей. Археологи были знакомы с ними не более одного дня, но драконесса, как и Мастилия, прониклась к ним доверием и была искренне благодарна за спасение из чудовищных лап стихии. Ей отрадно было видеть, как драконидки отдыхали после ужасающего испытания. Наконец, и сама аметистовая смогла вздохнуть с облегчением и отдохнуть. Так приятно было оказаться здесь, у костра, слушая завывания ветра снаружи и чувствуя, наконец, себя в безопасности.

Наконец, когда температура поднялась уже практически до комнатной, не было нужды быть облаченными в тканные морозостойкие доспехи. Первой освободилась от плаща, бывшего ей несколько больше размера, фиолетовая чародейка. Под ним скрывался еще один плащ, но на этот раз – украшенный, фиолетового цвета, из тонкого шелка, суженный на талии широким и длинным поясом, обернутым вокруг нее несколько раз, и расходящийся далее свободным подолом. Этот наряд сидел на хозяйке так, словно был пошит именно на нее, и никак иначе. Ему удавалось быть элементом стиля, быть символом ее статуса и профессии, а также подчеркивать ее изящную, женственную фигуру, чего явно не хватало белому плащу. Но сейчас он проигрывал в самом важном: в сохранении тепла и в маскировке. Поэтому, как бы ни хотелось ей быть в своем излюбленном одеянии, предпочтение отдавалось маскирующему, выданному отряду Виверны. За исключением моментов, когда он не требовался - каким был и текущий.
Мастилия же была одета куда более просто: на ней были мешковатые штаны с огромным множеством карманов, да рубашка, и все в скудных серых цветах. Она не заботилась о внешнем виде: ее волновала в первую очередь практичность и удобство. У волшебницы такой стиль вызвал не отторжение, а даже любопытство, вопреки ожиданиям. Такой выбор одежды был понятен: здесь неоткуда было взять роскошные наряды, да и незачем. Но что-то притягательное было в этой простоте, как и в ее невинной, дружелюбной улыбке, которой она одарила всех здесь присутствующих.
Ами же первое время не решалась вылезти из согревающих объятий тканных покрывал. Несмотря на чешую, морозу удалось изрядно ее охладить в тех неловких попытках пробраться внутрь через узкий проход. Но ее это уже не волновало. Она ощущала полнейшее спокойствие, безмятежность и радость – впервые за весь поход. Участникам «Виверны» могла показаться непривычной ее неразговорчивость, и в особенности с тем, кем она является – драконом – это могло их несколько беспокоить. Но это было по ее природе. Ей не о чем было беспокоиться, все было уже в порядке. Разговорам она предпочитала созерцание, размышление – чем сейчас она и занималась. Но несмотря на молчание, нельзя было сказать, что она не была рада компании. Ее добрый взгляд давал понять о совершенно ином.

Как и Рихард, Алериана оказалась чешуйчатой драконидкой, хотя можно было заметить, что ее чешуя являлась очень гладкой, а в некоторых местах казалась вовсе монолитной. Но помимо чешуи, у нее была и роскошная, но взлохмаченная шевелюра длинных, волнистых черных волос, которая делала ее на первый взгляд довольно похожей на местных. Сама чародейка была ни капли не удивлена внешнему виду людей: ей приходилось много работать и общаться с ними, а порой даже и вовсе бывать в отношениях. В то же время, своей внешностью для нее были любопытны Сальвадор и Юджен – ей не так часто приходилось видеть покрытых шерстью гуманоидов, даже несмотря на долгое обучение в Академии. Их вид не был ей в диковинку, однако оставался достаточно экзотичным, даже несмотря на сотрудничество уже в пару недель.
- Уже неделю не было возможности привести свою прическу в порядок. Какой ужас! Нужно это срочно исправлять. Пока есть возможность. – подумала чародейка, тут же призвав из магического хранилища расческу и начав справляться с массивом непослушных волос.
Этот жест несколько позабавил Мастилию. - Приводить в порядок прическу? В походе? Зачем? Все-равно же скоро опять испортится. Хи-хи. Белая драконидка продолжила с любопытством изучать новых знакомых, и в особенности – людей, которых она видела в первых раз. – Такие странные, плоские, белые лица! А они забавные.

Наконец, все собрались вместе у костра и принялись обсуждать организационные вопросы. Тепло костра было похоже на настоящее блаженство после ледяного ада. Ами свернулась спиралью на полу, лишь слегка приподняв голову и слушая разговор, а Мастилия, облокотившись о крепкое плечо Тормунда, совершенно расслабилась – она уже чуть не засыпала, но тут же пыталась пробуждала себя. Алериана же также была весьма и весьма усталой – давно ей не приходилось преодолевать пешком такие расстояния, к тому же целый день непрерывно используя магию для обогрева. Но ее усталость не шла ни в какое сравнение с истощением археологичек, и поэтому она старалась не подавать виду.
С началом речи синего драконида все с внимательностью, какую только могли обеспечить, стали его слушать.
. . .
– А Артефакт? – вклинился Тормнуд, тяжело опираясь локтем а стол. – Эта грёбанная штука нам необходима, чтобы не дать планете замёрзнуть. Ради неё и просьбы Лютера – вся эта затея…
– Нет никаких точных сведений, чтобы вообще утверждать что-либо про объект. Как назвала его Алериана, «Обелиск» может оказаться как средствам терраформирования и изменения климата, так и оружием. Он может быть полезен, может быть опасен, может быть вовсе не применим. Но если он есть и способен спасти ваш континент – Алериана его изучит, и поможет в его активации. Обелиск – вторая по приоритету цель. Найти, исследовать, не допустить его использования в разрушительных целях или получения его посторонними силами.

- Не беспокойтесь, мы сделаем все, что сможем, чтобы спасти положение в вашем мире, если это будет возможно. – чародейка аккуратно вклинилась в речь Рихарда, почувствовав беспокойство археологов. – Но сперва нужно будет изучить Обелиск. Благо, что в какой-то мере это возможно сделать прямо на месте. По крайней мере мы сможем понять, на что он способен.
Следом за этим последовал внушительный допинг для бодрости слушателей – как нельзя кстати: Мастилия уже неосознанно пропускала половину речи Рихарда мимо ушей из-за усталости. Но горячий напиток ее весьма порадовал: хлебнув слишком много, закашлявшись от остроты и определенно взбодрившись, она тут же ошарашенно промолвила – Ух, вот это да! Как бодрит! Что ты туда добавил? – с любопытством обратилась она к волку. – Простите. – добавила он тут же, обернувшись к Рихарду, понимая, что сейчас, возможно, не то время для посторонних разговоров.
Алериане также пришелся по нраву вкус напитка – она вкушала его более размеренно. – Хм, да, неплохо. - И все-же немного островато.
Ами последовала по пути Мастилии и выпила практически всю порцию разом, широко раскрыв глаза, высунув язык и подскочив на месте от внезапной остроты, но быстро справившись с ней. Она с недоумением посмотрела в свою пустую кружку настоя, а затем на смеющиеся взгляды других, и улыбнулась им в ответ, разделив забавность этой ситуации.

Руфус, на тебе Мастилия, – при этих словах рыжий улыбнулся и помахал белой драконидке.
- Теперь этот человек тоже будет защищать меня. Здорово! Будет с кем поболтать. – Мастилия также ответила ему дружелюбной улыбкой.

В воздухе повисла удивлённая тишина: «археологи» во все глаза уставились на Алериану, пытаясь понять, как в такой фигуре могло вместиться столько силы, и получалось у них из рук вон плохо.
- Ну-ну, не смотрите на меня так. Я умею многое, но я по-прежнему простая смертная. А еще я искренне надеюсь, что из моих способностей в этой миссии мне потребуются лишь исследовательские умения. – смущенно ответила она на восхищенные взгляды. Хотя Алериане было приятно внимание к своим способностям, ей не хотелось, чтобы ее воспринимали просто как некое могучее существо в хрупкой оболочке.
- Вот это да… Ох, Тормунд, и где ты только нашел таких ребят? – с искренним удивлением и восхищением шепнула она минотавру.

– И чем нам воевать скажешь, камнями кидаться?
- Если вам так невмоготу без оружия, я могу сопровождать вас. Если вы позволите хрупкой драконидке вас защищать. – с доброй усмешкой решилась подколоть Леонардо и Руфуса фиолетовая чародейка. Впрочем, учитывая ее способности, это могло бы быть даже весьма дельным предложением.

Перспектива мотаться по всему Авалару в поисках нужных барельефов, один из которых вовсе был уничтожен, совершенно не радовала чародейку. Но иного выбора не было.
Есть кое-кто, кто может нам помочь. Он обещал мне найти ключ-схему и определить, каких планов у меня не хватает. Это старый шаман по прозвищу Отшельник: я его хорошо знаю, ведь этот засранец служил Галлу вместе со мной до его смерти. Потом мы разбежались – я со своим стадом, он – отдельно. Когда мы виделись в прошлый раз, он сказал, что знает, как добыть эти сведения, но ему понадобится помощь мага природы. Наверняка он откопал какой-то артефакт древних сам, и хочет наложить лапы на их знания, но наш уговор он выполнит. Поэтому наша следующая цель – логово Отшельника.
Эта новость уже была значительно радостнее. Мастилия хорошо знала Тормунда и была готова довериться его идее, однако Ами насторожились, услышав, кому некогда служил тот, к кому они собираются отправиться. С именем Галла у нее были связаны не лучшие воспоминания, и хотя самому Тормунду она могла довериться, у нее были большие опасения насчет остальных его слуг.
- Тормунд, мы точно можем ему доверять? Мы не знаем, как он поведет себя. Вдруг он обманет нас, или того хуже? Слуги Галла известны своей жестокостью, но тебе, Тормунд, мы можем доверять, в то время как об Отшельнике неизвестно ничего. Это может быть очень опасно.
- Если и так, то мы не дадим этому «того хуже» случиться. – с уверенностью попыталась успокоить ее фиолетовая драконидка. – По крайней мере, это наш единственный шанс узнать без больших проблем, где мог находиться Обелиск. Им стоит воспользоваться.
. . .

– До Катаклизма, он сидел в пещере рядом с Долиной Авалар. Но когда настала Долгая Зима, он свалил туда, где выживать было легче и комфортнее для него, – минотавр недобро ухмыльнулся: – В город-улей внутри Горы Малефор.

- В улей, значит, в улей. – с согласием отозвалась Алериана. – А сейчас я предлагаю отведать поистине царского угощения (в походных условиях, конечно же), состряпанного под авторством Руфуса при моей поддержке. Приятного аппетита! – добавила она тут же в шутливо-официальном тоне, разливая во взявшиеся из ниоткуда тарелки наваристый бульон. Это было определенно то, что нужно после утомительного пути, и выглядело куда как более привлекательно, чем питательные пластинки.
. . .

-Проверьте конечности, уши и… Прочие части тела на обморожение. Особенно… Вы, драконесса, Ами, так? Магия, магией, а инфекцию так просто не извести. Вдобавок… Я пока не сталкивался с болезнями драконов, а потому могу лишь спросить, чем и как вы боретесь с недугом.
Ами, как и попросил Сальвадор, прощупала и размяла лапы, уши, хвост, и хотя они были еще холодными, чувствительность возвращалась к ним с каждой минутой нахождения в тепле.
- Все в порядке, спасибо. – поблагодарила она волка. – Мы, драконы, славимся своим крепким иммунитетом – мало какая болезнь может взять нас, если только она не была порождена магией. А если это все-же случилось, мы используем магические целительские силы драконов Воды и Земли.
- А как вы справляетесь с недугами? – с любопытством спросила драконесса в ответ.
. . .

-Не чурайтесь заморских названий, полагаю каждый из вас найдёт нечто знакомое своему уху и взору.
Стоило Сальвадору достать доску, как он тут же привлек внимание фиолетовой чародейки. Во время обучения в Академии она любила разного рода настольные игры, в частности ролевые и логические, а потому, если догадки ее не обманывали, это стало для нее приятным сюрпризом.
- О, это же доска настольных игр! Интересно, какие здесь есть? – с интересом воскликнула драконидка, подошла поближе и принялась рассматривать содержимое доски. Из знакомых игр была найдена лишь одна, но весьма излюбленная ей – Шахматы! Как насчет пары партий, Сальвадор? – с веселым тоном предложила она волку и, получив согласие, уселась возле него.
Увы, но за все 3 партии Сальвадору так и не удалось обыграть Алериану – возможно, сказался ее опыт в этих играх, или же в целом развитое логическое мышление, так требующееся практически любому магу и исследователю. Но, по крайней мере, он не потерпел поражения на первых ходах.
- Что-ж, спасибо за игру! В тебе есть потенциал – некоторые ходы были достаточно интересными. Потренируйся, и сможешь его реализовать. – она дружелюбно улыбнулась ему, и освободила место для других желающих, а сама огляделась по сторонам. Ее внимание привлек разговор Мастилии и Руфуса – похоже, что он чем-то заинтересовал археологичку. Любопытно. Приму ка и я участие в беседе.

Закончив ужинать, Мастилия подошла к рыжеволосому человеку, испытывая любопытство и простое желание поболтать с новым знакомым.
- Ты Руфус, верно? Здорово, что ты будешь меня защищать! Можно ходить куда угодно, не боясь нападения… – радостно начала она, но помрачнела при упоминании нападения. Остатки воспоминаний давали о себе знать. Но она тут же постаралась сменить тему – А как давно вы здесь? Как вам наш мир?
- Холодноват, честно говоря. – вклинилась в разговор Алериана. – Но эта проблема решается хорошей печью и теплым супом. Кстати говоря, отличное угощение, Руфус. Мне оно по душе куда больше, чем наши пластинки. Хотя и их есть можно. Чародейка предоставила слово о впечатлениях Руфусу, ожидая яркой реакции на встретивший их с порога разгул стихии.



 
АнкалагонДата: Среда, 07 Ноября 18, 11.17 | Сообщение # 11
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1611
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Ответ минотавра словно бы вылил на драконидку ведро ледяной воды, вмиг смывая те частицы тепла, которые с трудом и заботой собирались для отогрева замёрзшего тела. Гора Малефор. От этого названия жрицу охватил суеверный, инстинктивный ужас, которому не нужно было дожидаться, пока разум осознает и сформулирует угрозу, исходящую от слов Тормунда. Конечно, свора прислужников Тёмного Мастера, сбившаяся в кучу, озлобленная и бесконтрольная, способна нагнать страху и на отнюдь не девичьи сердца. Перспектива отправиться в самое сердце их скопления для любого трезвого разума представала как тысяча и один способ самоубийства – но очень долгого, изощрённого, мучительного. Но Гора Малефор была таким местом, где даже лагерь берсеркеров-минотавров или пыточные загоны гноллов бледнели перед главным секретом вулкана.
Колодец Душ. Проклятое потустороннее место, в котором заточались души настолько отъявленных мерзацвев, что им не находилось места в Подземном Мире Изингомы. Темница настоящего зла. Это потустороннее измерение не имело вместилища в их материальном мире, но оказалось, что существовало некоторое подобие врат – тонкая щель, через которую некоторые души и зло могли сбежать во время Вечной Ночи. До тех пор, пока Малефор и Галл не отыскали её в Горе Мальфор, пробив в нём брешь и наложив печать Тьмы на все окрестные земли. Никто из тех, кто ходил к Вулкану, не возвращался назад тем, кем был прежде – никто, кроме пурпурного дракона.
Ты поведёшь нас на гору Малефор? – Лиана стряхнула с себя, наконец, невольное оцепенение, и оглядела всех своих спутников с напрасной надежной встретить встревоженный или возмущённый взгляд. – Ты хочешь завести нас на «тот» свет, и это больше никого вообще не волнует?
Слушай, Лиана, – Тормунд тяжело выдохнул, не скрывая раздражения по поводу её недовольства, – Наперёд знаю, что ты мне скажешь. Что вас там ограбят, изнасилуют, а потом сожрут вместе с ботинками. Можешь не верить в то, что после войны там всё стало совсем не так, как в ваших пропагандистских баснях, но будь уверена: рядом со мной никто из старого легиона тьмы не заберёт тебя в рабство.
А если что-то пойдёт не так, – Леонардо фамильярно опустил ей на плечо ладонь, – Вместе с Алерианой у нас хватит огневой мощи, чтобы их потухший вулкан превратить в действующий.
Да мне… Да катись к Изингоме твой легион со всеми его культистами, Тормунд! Ты будто не знаешь, о чём я говорю! – драконидка вспыхнула, гневно сбрасывая с себя руку человека. – Ты ведёшь нас буквально в Преисподнюю!
Хватит этой чуши!.. – быкоглавец тоже сердито рыкнул, повысив голос, но тут Рихард поднял ладонь:
Нет, подожди. Пусть она скажет, – драконид опустил руку, вперился ей в глаза и терпеливо добавил: – Поясни, пожалуйста, что ты имеешь ввиду.
Колодец Душ. Это как отстойник для душ, в который заключают всю грязь, всё особое зло в мире, которому не нашлось места даже в загробном мире. Это тоже загробный мир, только особое место для самого гнилого и худшего, что не должно возвращаться в круговорот жизни, – Лиана уцепилась за возможность втолковать кому-то всю опасность идей Тормунда, который, кажется, в самом деле не понимал, что же такого ужасного он предложил. – Каким-то образом он связан с Горой Малефор. Раньше в колодце могла появляться брешь лишь в затмение Двух Лун, но Галл и Тёмный Мастер что-то сделали с ним, расширили, выпустив наружу много зла. Вулкан и его окрестности стали прибежищем призраков, проклятых теней, чудовищ и оживших мертвецов – во время войны големы из камня и кости даже пришли к Варфангу. Все души, не отмеченные Тьмой – их добыча, и кто попадёт туда, назад прежним уже не возвращается.
Занимательные байки, Лиана, но что ж тогда Малефор снова не вырвался на волю? – минотавр перебил её голосом, полного скептицизма. – Я там бывал много раз, и всё там оказалось куда обыкновеннее, чем в твоей страшилке. Чудовища приручены, големы кости подчинены шаманам, и души у всех на месте.
Хватит делать из меня дуру, Тормунд!
Тогда не веди себя, как дура. Десять лет там уживаются разные народы, бабы детишек рожают, шаманы Духов славят, мужи охотятся на чудовищ, но у Лианы всех Тьма пожрала! Война давно окончилась. Малефора нет уже много лет. Все приспособились, как могли, как когда-то сделали и твои предки в Глиммере. Никого больше не волнуют россказни о гуляющих мертвецах. И только ты одна не хочешь про это думать, как в молитву, веря в свои суеверные басни, – разошёлся Тормунд. – Мне надоело каждый раз тебя уговаривать и оправдываться, так что если у тебя нету решения проще, то мы пойдём и найдём Отшельника. И довольно делать проблему из пустоты!
Жрице показалось, что на неё опрокинули ушат с нечистотами. Подлец-Тормунд выставил её паникующей идиоткой, готовой поднять истерику из-за старушечьих небылиц. Словно бы ненароком позабыв при этом упомянуть, каким Духам служат тамошние шаманы, и о том, что что бы не задумал этот Отшельник, исполнение его прихотей свалят на неё, Лиану. Возмущение, обида и гнев сдавили ей горло, заставляя ненавидяще стискивать стакан, но минотавр счёл это как конец разговора, отворачиваясь и оставляя её внутренне вариться в бушующем эмоциональном пожаре.
Рогатый жирнозадый сатир! – выругавшись, жрица принялась вымещать свою злость на ужине, силой проталкивая его сквозь сжимающееся горло, почти не чувствуя вкуса. В животе плясал такой хоровод ощущений и чувств, что было бесполезно пытаться в нём разобраться. А ещё ей постоянно казалось, что все окружающие исподтишка глазеют на неё, ожидая очередной выходки.
Лучше я пойду спать, – одолев, наконец, свою порцию, драконидка обмотала запасной тканью свои ноги, чтобы не становиться босиком на холодный грязный пол.
Правильная мысль, – прогудел Тормнуд, и Лиана снова с трудом подавила желания дать ему мимоходом крепкого пинка.

Холодные, ощутимые сквозняки гуляли по залу, от пола тоже ощутимо тянуло холодом: два костра и замазанные крупные щели не могли побороть Долгую Зиму и враз прогреть промерзший за года гоблинский Дом Старейшин. К счастью, морозы защитили его и от особенной сырости, плесени и грибка, которые бы сделали ночевку в заброшенном доме еще более неприятной.
Жрица старалась найти место как можно ближе к центральному кострищу, надеясь, что ночные смотрители не позволят ему затухнуть. Постель ее была бесхитростной: расстеленный на полу плащ, сумка под головку и куртка вместо одеяла – здесь хотя бы, ей можно было просто накрываться, как пледом, тогда как на улице никто бы и не подумал снимать верхнюю одежду. Это было далеко от удобной постели, но несколько дней пути уже частично приучили ее к жесткому ложу.
Свернувшись в клубок и прижимаясь спиной к низкой каменной ограде большого очага (и ею же отвернувшись от остальной команды), Лиана закрыла глаза, стараясь выбросить весь этот ужасный день прочь.



Для полного удовлетворения ужином Руфусу существенно не хватало чего-то горячительного, приятно дурманящего разум. В его запасах была фляжка с хорошим, крепким коньяком десятилетней выдержки, бочонок которого он вынес как ценнейший трофей из одной кампании – однако, прикладываться к ней он собирался только в особых случаях. Во-первых, запасы фляги до конца похода пополнить просто неоткуда. Во-вторых, Рихард этому совершенно не обрадуется – в «Виверне» на всю длину операции действовал «сухой эдикт».
Обломок от табуретки тоже не слишком походил на уютное кресло, но в тёплой одежде даже на таком сидении было похоже, что разваливаешься в мягкой софе. Здешняя мебель вовсе была такой мелкой, что больше подходила как подпорки и подставки – похоже, что болотные гоблины не могли хвастаться ростом, а их дом для собраний мог и вправду вместить всю деревню. Повезло ещё, что они не делали потолки «невысокими» по своим меркам – иначе бы дракон лбом пересчитал бы все балки, и ночевать пришлось бы под ураганом.
Воет, как бешенный. Если бы тут ещё выпадал свежий снег, мы бы в нём утонули, йо, – произнёс он, ни к кому не обращаясь, и сражаясь с желанием вытянуться, облокотившись о несуществующую спинку стула. Тепло и сытость очень быстро стали разливаться чувством сильнейшей лени, отбивая даже желание вытаскивать и раскладывать рабочую станцию с компьютером, настырно навевая мысли о сне. Вот только следующие три, а то и четыре часа про это можно было даже не мечтать: Руду оставалось утешать себя лишь тем, что из-за длинных зимних ночей и бури у них ещё будет шанс выспаться, как в выходной. Хотя бы в эту ночь.
Вот чёрт, а ведь у нас большая часть экспедиции будет проходить в потёмках. Почти половина – точно, – подумалось ему, когда он стал лениво обводить взглядом зал, пытаясь найти себе развлечение. Определённое любопытство вызывал дракон, но это любопытство было в тесном и не менее сильном родстве с опасением.
Эй, мэтр игорного дома, нам с тобой сейчас вообще-то на дежурство заступать. Или ты надеешься, что кому-то его проиграешь? – на глаза ему вдруг попался раскладывающий доски Сальвадор. – Так, стоп, что? Шерстяной ты мешок, это мы освобождали место в лимитированном запасе, отказавшись от серебряных пуль для Лео и части провизии, чтобы ты взял это?!
Дежурство приходит как только возвращается с дежурства предыдущая смена и... – Сальвадор как показалось многозначительно повёл бровью. – Кажется среди моих личных вещей может находиться всё что угодно. Я не припомню чтобы в моей сумке кто-либо оставлял свои вещи... Впрочем если для доброго время провождения лучше в лишний раз перекусить, поговорить о снеге или заняться...
Сальвадор кратко перевёл взгляд на присутствующих девушек и откашлялся.
Для поддержания морального духа и светлой головы. В самом деле, не идти же гулять на свежем воздухе? Особенно в такую прекрасную морозную погоду.
Мы с тобой первые дежурим, друг! Здешние дозорные не зайдут, они попримерзали немного ко льду, – рыжий подался вперёд, прищуривая глаза: – А среди твоего «что угодно» должен был находиться паёк и личные вещи первой необходимости, а не набор отдыха в детских лагерях. Которые ты переложил в общий, совершенно не резиновый мобильный склад!
Ты так тоже сделал, Руд, – перебил его Лео, с весельем в глазах глядя на того поверх кружки. – Потому, что засунул свои железки к личной поклаже. И вообще бесишься потому, что мы не взяли выпить, токсичный ты алкоголик.
Сам-то себе набрал наждачной бумаги для самокруток, никотиновый наркоман? У меня «железки» все по работе, – Лоун не остался в долгу, вмиг перекинувшись на напарника, который был не таким сухим и серьёзным, как волк. – Алкоголь можно использовать для обработки ран и дезинфекции, тогда как твоими дурацкими нардами можно тебе только по лбу настучать вместо анестезии.
Ну конечно. Проводить дезинфекцию желудка, да. Я забыл, что ты в этом плане очень ответственно относишься к профилактике.
Знаешь что? Тогда как мы явимся к Колодцу Душ, и проклятый призрак начнёт вытаскивать твою душонку через уши, возьми у Салли эту фигурку и пробуй затолкнуть ему в призрачную задницу! – с этими словами, Руд схватил стоящего среди «съеденных» фигур белого ферзя, и запустил им в напарника. Кастер наклонился вбок, дёрнув плечом вверх – ферзь врезался, взлетел в воздух и, вращаясь, по высокой параболе приземлился прямёхенько в лоб Ами. За столом немедленно воцарилась гробовая тишина, которую нарушил только стук упавшей на пол фигуры. Но драгонесса только дёрнулась от неожиданности, слишком поздно оглядывая зал, чтобы найти виновника – оставалось только сделать вид, будто бы ничего не случилось, принимая во внимание хрупкость окружающих стен.

Разумеется, гнев Руда был полностью наигран, что было известно для всей Виверны – разве что Сальвадор сам, судя по его речи, в этом сомневался. Но парень был искренне удивлён, зачем волк потянул с собой подобный бесполезный балласт. – Говорили, бывалый боец, с опытом. Он что никогда не участвовал в диверсионных и разведывательных операциях, привык, что скрывать следы не нужно, а в обозе найдётся всё нужно в походе? – гадал он, заканчивая остатки ужина.
Виверна, как и любой штурмовой или разведывательный отряд, всегда набивал свою поклажу лишь самым необходимым. Оружие, боеприпасы, специальные инструменты и оборудование, пропитанные спички, таблетки для костров, медикаменты. Всё, что можно было выбросить – оставлялось, ведь снабжение случалось с большими перерывами, а порой даже местных лавок нельзя было посещать. Кухонные принадлежности, запасная одежда (кроме нижнего белья в длительных миссиях, если везло – в противном случае, приходилось стирать то, что на тебе), спальные места – всё это не входило в их снаряжение. Присутствие Алерианы расширяло возможности их багажа, но суть осталась та же: условия долгого путешествия в ледяном мире требовали больше поклажи «комплекта выживания». К тому же, Руфусу и Леонардо было приказано взять весь их арсенал и оборудование, и в результате появление дракона в группе уже заставляло чувствовать их ограниченность запасов провизии.
И тут – настолки, шахматы, журналы для разукрашивания! А он большой оригинал! Кто ж ему инструктаж и первичную подготовку давал?

От мыслей про этот вопрос его отвлекло появление двух собеседниц, лишивших его необходимости выдумывать себе развлечение.
Не торопись с оценкой, Лиана. Тьфу ты, Алериана. Лиана-Алериана-Сайлеана, что за одинаковые имена для чешуйчатых девиц? Так о чём я говорил – ты не спеши с оценкой, пока у нас хватает родного провианта и расходников. Как перейдём на местную кухню, впечатление может сильно испортиться. Никаких усилителей вкуса, никакого кофе, шоколада, специи только у местных магнатов, дефицитная соль – и это если бы не было Катаклизма! Вместо бань тебе будут мыть голову местные чиновники, бароны и баронята, и тебе даже нельзя будет поджарить их зад. Кстати, об этом – поверить не могу во всё то, что вы с Рихардом наговорили, – Руфус тараторил, позволяя вставить только кивки и поддакивания, не более. – Сколько тебе тогда должно быть лет? Ах да, не скажешь, у вас же с этим бзик в голове. Хотя таким, как ты, не то что смерть не страшна, старость вас сама боится. Но не суть. Я к тому, что обычно такие, как ты, по силе, немного себе на уме и очень высоко летают. Имеют важный пост, кучу подчинённых, и в целом, ведут себя как корабли большого плавания. Не обязательно, что это значит быть надутым говнюком – это… как вам объяснить. Вы, наверное, встречали учёных – настоящих учёных, с которыми говорить невозможно. Вся обычная жизнь для них пустой звук, все мы – и они сами, по их словам – мелкие сошки, как один очень круто сказал – «мы лишь звёздная пыль». У нас это перекрутили в другое выражение, правда, как будто бы подбадривающее, но неважно. Короче, с ними говорить тупо не о чём; их темы слишком абстрактны, слишком непонятны, там даже две трети слов непонятные. И через пять минут они смотрят на вас, как на детей-переростков с синдромом дефицита йода, искренне недоумевая, какой баран не понимает их уравнения с трёхмерными матричными массивами, – Лоун, наконец, сделал перерыв, глотнув остатки напитка, но не ожидавшие этого драконидки попросту не успели опомниться, чтобы вклиниться сюда. – Либо же такие ребята довольно просты и понятны, но вокруг всегда стоит стена пафоса и море важных дел, что сути-то и не меняет. Вот. А ты говоришь, мол, просто студентка, которая может даже на кукан насадить местных Хранителей, которые тут почти как полубоги. Эй, Мастилия, скажи, у вас маги-студенты могут что-то такое, или они чаще занимаются вызовом дождя и помощью в усмирении пожаров?
В ответ на вопрос Руфуса Мастилия отрицательно помотала головой, с трудом переварив лишь последнее предложение в его быстрой речи, в то время как Алериана уловила весь смысл сказанного и с иронией ответила:
Если ты сомневаешься в моих способностях, основываясь лишь на том, что я не создаю вокруг себя помпезную обстановку и не излучаю из себя лучи пафоса, то сомневайся на здоровье. Мне незачем врать. И, кстати, – добавила она со упреком – Нас здесь не так уж и много, можно было бы и запомнить, как нас зовут, Руфус. – сделала она раздраженный, строгий акцент на последнем слове, пронзив его гневным, пылающим взглядом янтарных глаз. Не из-за самого факта ошибки она была им так раздражена – ей такой тон разговора казался весьма пренебрежительным. И это очень четко читалось в ее глазах.
Не забыл, а оговорился, – немедленно оправдался Руд, нимало не смутившись из-за такого пустяка. – Ты бы в первый раз тоже запнулась на каком Сооронбай Жээнбекове или Курбанбек Кадырбекове. Они ведь скажут, что здесь нет ничего сложного.О, да эта штучка ещё та! Умудрилась всё перекрутить, чтобы найти то, с чего позлиться. Типично женское поведение с нетипичными возможностями. Ещё и этот рогатый косится так, будто я его подружку сейчас на ужин съём. Тяжёлые ребята какие-то, – Руд встал. – Но всё же, здорово же я отморозил башку, что сумел так сходу запороть разговор сразу с двумя девчонками, пусть и нечеловеческими.
Что ж, мне пора заняться работой повелителя кухни и собрать дань. Воды у нас не так много, чтобы позволить ей ещё и засохнуть. Так что давайте, сдавайте тарелки, эй, все вы, – он поднял голос, обращаясь ко всем оставшимся.



Когда Руфус покончил с кухонными делами, почти все разбрелись спать. Отряд разделился на две группы – каждая облюбовала свой очаг с огнём, стараясь лечь к нему поближе. Мрак почти что воцарился в зале, разбавляемый только постоянными завываниями ветра, сухого скрипа тростника и дерева на улице, стуком комьев снега в окна и стены. Огнище в костре и камине вздрагивало и трепетало, приковывая к себе внимание Руда и его напарника, чьей задачей было не дать им затухнуть.
Первым делом, Руд рассмотрел винтовку Лианы – похожая на ружьё Юджена, оно было куда грубее, материалы и работа были худшего качества, механизм примитивнее. Сперва Лоун думал было попытаться подправить и подточить оружие, чтобы вместе с запасными частями сергала сделать хотя бы автоматический поворот барабана. Но отсутствие инструментов ставило крест на его затее.
Затем он бродил по залу, пока не заметил целые дорожки странных символов, украшающих стены, косяки, окна зала. Декоративный орнамент, понял он. Подобные символы были на стене над камином, обозначавшие какой-то слоган, или девиз болотных гоблинов.
Спустя долгие часы их молчаливого дежурства – травить разговоры при спящих едва ли было бы хорошей идеей – Сальвадор тоже стал изнывать от бездействия. Во всяком случае, он стал точно так же ходить по дому, исследуя стены и потолок, как и Руфус. В какой-то момент волк в очередной раз легонько стукнул по стене своей живой лапой и на секунды застыл.
Вот же буря разыгралась... По ту сторону стены заметает будь здоров. Кажется и стены зазвенели от наросшего инея. Видимо очень удачно мы нашли наших... Друзей.
Да вообще дерьмо, – вплголоса согласился Руд, прикладывая вместо окуляр ладони к стеклу и пытаясь что-то рассмотреть в глубине. Через пять секунд он с наигранным удивлением заключил: – Ничего не вижу! Кстати, где эти гоблины стекло тут брали, здесь же болота кругом…
Никогда таких зим не заставал. Чтобы окна замерзали видел, но чтобы целиком стены и двери... Ну по крайней мере тепло точно никуда не денется.
Я видел такое, – Руд отлип от окна. – До того, как тебя к нам закинули, мы же в разных мирах бывали. На ледяных планетах даже города делают в толщах льда, проделывая огромные пещеры. Вот ещё, были в одном мире со стабильной орбитой, и там половина планеты – арктика, половина – пустыни. Идёшь через ледяной буран в минус сорок к порталу, хлоп – и ты в песчаной буре в плюс сорок.
Стабильная орбита... Порталы... Хм... А, точно. Планетарное движение. – Полностью продумав то что сказал Руд, Сальвадор покачал головой. – Всё же неспокойно, мы здесь уже не первую неделю - не бывало такого раньше...
Была ведь буря, когда мы вышли из портального храма, помнишь? Может, попроще, но там была как будто бы жаркая пустыня, – Руд слабо улыбнулся. – Конечно, здесь не всё так, как должно быть. Они это называют катаклизмом, хотя причин его объяснить не могут. Ладно. У нас кончается «смена», разбуди Тормунда. Только аккуратно, я готов спорить, что он кинется за топор хвататься. А я передам Боссу твои опасения.
Руфус опустился на одно колено в метре от головы Рихарда. Их командир лежал на боку, наполовину свернувшись клубком, так, словно бы собирался куда-то подпрыгнуть и побежать.
Босс, – тихо произнёс Лоун, но драконид сразу же открыл глаза. – Твоя очередь дежурства. И ещё…
Сонливость одним махом слетела с Рихарда, и тот беззвучно сел, оглядывая зал и подтягивая плащ на плечах. Руфус ощутил укол зависти – за все года службы и тренировки ему так и не удалось научиться вот так сразу, мгновенно прогонять сон и полностью приходить в себя, едва только его разбудят посреди ночи. Он знал, что рыцарей-центурионов подвергали каким-то волшебным малым улучшениям – детали были не на слуху, но Руд точно знал, что такую бы модификацию себе он хотел.
Сбоку послышалась возня – минотавр в самом деле был готов наброситься на нарушителя своего сна, но железная рука Сальвадора успела перехватить и удержать тянущуюся к его горлу лапищу ровно настолько, сколько понадобилось быкоглавцу прийти в себя.
Сальвадора беспокоит ураган – говорит, будто с ним что-то ещё. Можно развернуть станцию и просканировать, если считаешь, что есть повод волноваться…
Не нужно, – Рихард поднял руку, останавливая его. Закрыв глаза, он коснулся одним пальцем носа, вторым – почти дотронулся до лба, застыв на несколько секунд. – Духов зовёт, – знал Лоун, хотя и выглядело это так, будто спросонья драконид просто задремал. Но это забытье продолжалось совсем короткий срок:
Да, духи воздуха и льда взвинчены, даже немного обезумели. Но ничего нового, явного по сравнению с тем, что застало нас в Каньоне. Ледниковый Период здесь определённо форсирован, что мы можем ощутить в их поведении. Но случайность это, какой-то магический механизм или результат чьей-то злой воли, мы не узнаем. Источник, если и есть, слишком далеко и едва ли о нас подозревает, – драконид поднялся на ноги, оправляясь и проверяя своё оружие: – Завтра увидим, во что нам выльется буйство элементалей. А пока отбой, мы с Тормундом продолжим дежурство.



Буран даже не думал стихать, когда наступила очередь Леонардо и Юджена. Его отчаянные громкие завывания и свист, сопровождаемые стуками и шелестом рассыпающегося сухого снега, вызывали периодичные глухие стоны и копошение у тех, кто просыпался от его бурных стенаний. Казалось, один из самых больших призраков Колодца Душ, обещанных жрицей, решил встретить гостей первым, и явился в мёрзлую деревню, чтобы приветствовать их своими заунылыми стенаниями.
Было темно. Лео глянул на часы – около шести утра, светать начнёт не раньше, чем через три часа. А из-за облаков и вьюги более-менее светло могло стать вовсе после одиннадцати. Костёр давал достаточно света, если бы кто-то захотел читать возле него, но зал оставался погружён в холодный полумрак. Кастер почесал уголок рта, подавляя желание закурить – такой погодой копаться на улице в поисках каких-то малополезных тайников будет просто отвратно. В некоторой степени, даже опасно без прикрытия чародейской защитой.
А нужно было ещё подготовить лыжи, найти всё, что пригодится в их походе к Улью, попробовать смастерить грубые сани, если наберётся достаточно поклажи… Не захотев думать, во что им обернётся эта работёнка, Лео поднял голову на Юджена: флегматичный сергал совершенно спокойно осматривал свой переносной скорпион, заботливо счищая с металлических обкладок налипшую грязь. Говорили, что у сергалов узкий череп, и потому было меньше мозгов – если это было так, то Юджен лишился всего, что могло бы его напугать, расстроить или поколебать его уверенность в командире и завтрашнем дне. Покачав головой, Лео принялся обходить их приют по кругу, как и все «сторожа» до него.
И точно так же, как Руфус, Лео нашёл грубоватую вязь кривых символов на стенах. Он присмотрелся – они сплошной линией описывали весь периметр зала, и отдельные контуры замыкали в себе дверной проём и окна.
Это оберегающие письмена. Болотные гоблины в своих жилищах делали с их помощью защищённые контуры, которые не пропускали внутрь злых духов и мелкую нечисть, – раздался женский голос за спиной. – Только от голода и Ледника защитить они не смогли.
А здесь водились духи и нечисть, от которой нужно было защищаться? – он обернулся. Жрица сидела на своём плаще, обняв колени руками, и сонно глядела перед собой в пламя.
Всегда есть, от чего защищаться. Это очень большие и старые болота. Сырость и гниль всегда приманивает разные малосимпатичные формы жизни, делая их ещё страннее и неприятнее. С духами и магическими гадами это тоже так.
Ты бы лучше отсыпалась, пока есть время, – Лео опустился на низкий табурет, упирая приклад автомата в пол. – Сегодня последний «выходной», а с завтрашнего дня Рихард не даст нам спуску.
Не могу больше спать, – Лиана подтянула к себе сапоги. – Может, привыкла спать мало за последние дни, но эти завывания и сбивают сон. Кажется, что вот-вот крыша обвалится.
Эту деревню накрывало много буранов за всю зиму. Если он простоял их все, перестоит и эту бурю, – отозвался Юджен, понимая драконидку почти буквально. – Не желаете, чтобы я заварил чаю?
Спасибо, не откажусь, – жрица кивнула, натягивая на себя обувь и кутаясь в плащ. Короткая активность отозвалась слабой, но неприятной пульсацией в голове и отвратительным чувством сбоя вестибулярного аппарата в груди, как будто бы вчера она крепко выпила. Жрица зажмурилась, коснувшись пальцами висков.
Голова? – участливо поинтересовался Лео, наблюдая за драконидкой со скрытым интересом исследователя, увидевшего особые симптомы у испытуемого кролика. Дождавшись утвердительного кивка, он даже подался назад: – Из-за плохой вытяжки, я думаю. Утром у меня и Юджена была такая же ерунда.
Ну да, – Лиана втянула носом воздух и сморщилась. – О Симисона, у вас просто непробиваемое обоняние, если вы вот так сидели всё это время… Что с вытяжкой?
Леонардо пожал плечами, глядя, как жрица поднялась и направилась к камину. Внутрь заглядывать она не стала, но, вытянув шею и поднявшись на носках, пыталась что-то увидеть в потолке возле трубы. Не глядя на глупость затеи, ей это удалось:
Вся вытяжка забита снегом. И льдом. Откуда там столько вообще намёрзло? Леонардо, – оглядевшись, Лиана обернулась к солдату, показывая ему пальцем на стык трубы и крыши: – Я могу отсюда, через стену, растопить его, но мне нужно, чтобы кто-то меня подсадил. Вот здесь ухват, Юджен может подставить им ведро под дымоход, чтобы не залило костёр, и не нужно было идти на улицу за ней.
Да что-то не хочется пить воду с сажей из трубы, – Лео встал, подходя вместе с сергалом к камину, стал к нему спиной, сложил руки замком и чуть присел: – Лезь.
А ты и не пей. Это для мытья… Погоди секунду, я в этом себе шею сверну, – жрица спохватилась, принявшись обратно стаскивать обувь. – Вот, так лучше. Ничего, если я тебе на плечи стану? Там некуда перелезть.
Валяй, – кивнул Кастер, повторно складывая замок. Когтистая, нечеловеческая стопа упёрлась ему в руки, и солдат выпрямился, подсаживая вверх драконидку, поднявшуюся ему на плечи, как на опору. Жрица оказалась легче, чем можно было ожидать от девицы с него ростом, но сейчас её хвост маячил у него перед лицом, рискуя заехать по носу.
Порядок, – раздалось сверху. – Сейчас пойдёт вода.
Лишь бы она не разбудила шумом остальных, – снизу слева ответил голос сергала. – Со стороны мы выглядим ужасно глупо.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
МистДата: Четверг, 08 Ноября 18, 12.53 | Сообщение # 12
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 133
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Невдомёк было что природа уже успела закончить начатое достаточно давно и проведя некоторое время под потолком Лиана поняла, что вот-вот потеряет сознание.
Но ей удалось сохранить самообладание и вернуться туда, где воздух ещё был.
Было очевидно – горящие очаги хоть и не выжгли до конца присутствующий кислород – но уже успели заполонить верхнюю часть помещений невидимым убийцей, против которого и предназначалась вентиляция, а всё это означало только одно – кто-то или что-то намеренно собиралось убить путников всех разом.
Растопленная часть трубы не дала выхода опасным газам – корка льда успела расшириться намного дальше. В размышлениях что делать нужно учитывать один важный факт – если разбудить всех и посеять панику – можно спровоцировать ещё более быстрый расход и без того обеднённого воздуха, а если приложить большие усилия – можно обеспечить температурный шок, впустив большую массу холодного воздуха к тем, кто сейчас был одет далеко не по погоде.
От чего бы ни защищали фрески гоблинов – они не могли защитить от того, что находилось снаружи.
Почему же никто не заподозрил неладное раньше? Изменения происходили слишком медленно. Слишком. Но теперь требовалось действовать – попытки узнать толщину льда не дадут утешающего эффекта – толщина с руку, нечего и думать пытаться проплавить или пробить его чем-либо кроме прямого воздействия. Серьёзная опасность всё ещё не проявляла себя, но присутствие уже чувствовалось и стоит разрушить ледяную темницу – внимание неизбежно будет привлечено. А судя по тому, что стены отзываются очень глухо – они полностью закрыты льдом и если эта некая сущность способна им манипулировать – От укрытия может не остаться и следа, если только фрески гоблинов действительно не имеют никакой силы…


Потерпев сокрушительное поражение в игре в шахматы и получив, вроде как шутливый упрёк со стороны своего непосредственного напарника, Сальвадор ещё долгое время искал недостающую шахматную фигурку на полу, периодически подслушивая и разговоры.
-Души… Нежить… Мистика… Хотелось бы надеяться, что это непохоже на то, что задавалось видеть на родине, а то эти заявленные серебряные пули действительно выйдут полезнее головной нагрузки.
Партия в шахматы была проиграна слишком быстро. Соперница уже знала многие возможные комбинации и активно их использовала, не оставляя возможности даже на контратаку. Похоже достижением можно было бы считать возможность поставить ничью, а не победу.
-Однако. Эта манера игры… Слишком большая уверенность в собственных знаниях. Слишком. Если бы я поставил цель продлить игру, а не пытаться победить – возможно это возымело бы успех – в этом нет никакого практического смысла в шахматах, но наяву…
Найденный ферзь вскоре оказался в правой руке, где ему не грозила участь быть случайно сломанным от неверного нажима. Сальвадор прокрутил его пару раз перед глазами.
-Любая пешка мечтаёт стать ферзём, хотя ферзь погибает также как и любая пешка…
Зверолюд обернулся в сторону оставленной доски с оставшимися фигурами.
- Видимо потому резчики не трудятся сделать всех возможных с каждой стороны доски ферзей. Надо будет это исправить.
Сальвадор обратил внимание на то что некоторые взгляды устремились к нему и понял что последнюю фразу он сказал вслух.
- Говорю – хорошо что нашёл ферзя, а то пришлось бы своими руками нового сделать. И так уже жалею, что не решил сделать всё это здесь, во время перерывов.

Зверолюд не стал ложиться под самый очаг едва его очередь сменилась и у него появилась возможность отдохнуть – его покров достаточно быстро адаптировался к морозам извне, а потому ему было достаточно относительного тепла воздуха. Даже его полностью механическая лапа не отдавала холод основному телу – источник питания вполне обеспечивал прогрев стыков железа и плоти, к которым однако пока ни у кого не появилось вопросов.
-Ну и славно, теперь стоит вздремнуть…
Зверолюду вовсе не впервой было спать на не самых мягких поверхностях, а потому подложенной под голову сумки оказалось достаточно чтобы обеспечить необходимый для сна комфорт.
Если сам рост зверолюда был сравним с ростом Тормунда и заметно превышал прост многих других, то пространство занимаемое волком на полу было ещё больше. Форма и строение ходовых лап создавали то ещё испытание для того, кто решил бы пройтись прямо через спящего зверолюда. Но к счастью для этого невезучего ходуна – Сальвадор, казалось бы, спал крепко и не реагировал даже если всем весом на него упасть. Но остальная Виверна знала – он поднимется по первой же команде или очевидному времени подъёма, но как он стал бы реагировать во время опасности…?
 
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Северные болота (Земли между хребтом Колоссуса и Выжженными Землями)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Явившиеся сегодня

Copyright © Tenzi-Sharptail/Ankalagon 2014 Все права защищены. Designed by Asterion 2018