< Непостижимый Кадатат
Добро пожаловать на Непостижимый Кадатат
Переход на главную Просмотреть новые сообщения форума Руководство по игре Переход на мир Санктарамос Переход в мир Авалар
>
Аркснемора - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Анкалагон, 10Z-y  
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Спайро (NC +21) » Аркснемора (Подлокация-город леса Сирион)
Аркснемора
АнкалагонДата: Среда, 07 Ноября 12, 23.01 | Сообщение # 1
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Этот город был возведён в глубинах Сириона уже давно, и начал своё существование как простой лагерь лесорубов. После там стали останавливаться на отдых путники с севера на запад, после стали строиться трактиры и постоялые дворы… мало-помалу, Аркснемора разрастался и превращался сперва в посёлок, затем в городок, а со временем лесные жители выстроили целый город. Лесная столица находится ближе к восточной границе леса, между северной и южной окраинами, а мощёный тракт проходит прямо через сердце города. Вдоль него, словно стражи или столбы, по обе стороны ровными рядами падубы, а за лигу от города тракт начинают сопровождать настоящие статуи, что, вытянувшись на постаментах, держат в руках чаши: каждая «пара» напротив имеет свой сосуд, благодаря чему над трактом образуется своеобразная арка – и так до самых стен. Высокие стены вырастают сразу за чащей, что подступила к ним вплотную; крепкие и мощные, они покрыты прихотливым узором и имеют круглые башни, а их верх, как и парапет стен, защищён крутой крышей. Ворота представляют из себя железные пластины, закрывающие тоннель с обеих сторон; когда путники въезжают в город, то ворота по очереди поднимаются вверх, не позволяя тоннелю даже на минуту быть отпертым с двух сторон.

За главными южными воротами путников ждёт крупная площадь с большим фонтаном, за которым выстроена высокая ратуша из белого и голубого камня. Западная и восточная часть города закрыта белой тонкой стеной высотой около пяти метров, однако, ворота в них запираются лишь на ночь. Сам город не слишком велик, и имеет очень плотную застройку, что видно в жилой, восточной части города – улицы здесь очень узкие, дома – высокие, и соседи на верхнем этаже вполне способны поздороваться друг с другом за руку, выходя на балкон. Однако, здесь расположены самые доступные трактиры и заведения, кроме того, здесь легче найти нужный и, возможно, запретный товар. И через восточную часть города можно пройти к северным воротам, небольшая площадь перед которыми позволяет развернуться крупной телеге или совершить безопасную посадку дракону (в иных частях восточного города это практически невозможно). Западная часть города имеет более респектабельный вид – здесь есть сад, а сам город разделяется рекой. Именно здесь расположен главный рынок, Храм Леса, дом удовольствий и постоялый двор, а так же наиболее богатые дома. Здесь находятся западные ворота, которые, однако, никогда почти не отрываются, ведь желающих отправиться в сердце Сириона практически не находится. И здесь же находится Павшая Площадь – широкая площадка, что расположена ниже на десять метров основного города. Здесь находится вход в катакомбы под городом – где жители могут спрятаться во время осады города (они настолько прочны, что привычная для Авалара магия не в силах пробить их стен), и где хранятся запасы города.

Основой населения является раса Ка ПоТун, или тигродраконы - существа, похожие на драконидов, но имеющие покров, окрас и атрибуты кошачьих. Тигродраконы быстры, ловки и являются хорошими охотниками и лучниками.

Переходы:
Воздушные:
Великий лес Сирион (основная локация).
Выжженные земли (ближнее восточное направление).
Глиммер (ближнее южное направление).
Долина Авалар (дальнее направление на юго-восток).
Катакомбы (дальнее направление на юго-запад).
Кладбище (анклав на юго-западе).
Колоссус Спрингс (ближнее северо-восточное направление).
Ледники (дальнее северное направление).
Летающие Острова (дальнее восточное направление).
Сумеречный Водопад (ближнее юго-восточное направление).

Сухопутные:
Великий лес Сирион (основная локация).

Последовательность:
I Убер-Кот (Рунара) --> Анкалагон (Айленсия)
II Анкалагон (Хиссан, Хелден, Лиана) --> Блэк (Айлер)


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
АнкалагонДата: Пятница, 09 Августа 13, 13.26 | Сообщение # 2
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Тупая, пульсирующая боль в правом виске. Скрученный в тугой узел желудок, посылающий рвотные позывы к горлу. Планета, совершающая стремительные вращения прямо под ногами. Вспышка света, острым ножом резавшая глаза прямо сквозь веки. Пытаясь приоткрыть слезящиеся глаза, Руфус обнаружил перед собой стоящие на боку железные ворота. – Ох… мы это, в Аркснемору собирались… если это всё мне того…. не приснилось , – обрывочные куски информации постепенно собирались в связные мысли. Очень быстро парень понял, что на боку стояли не ворота, а он сам растянулся на мраморном полу, который не напоминал тракт или брусчатку на площади. – Так это не городские ворота… чёрт, куда нас закинул этот безумный вампир? – чьи-то крепкие, но бережные ладони легли на плечи, рывком поднимая его на ноги и удерживая от нового падения. Мир вокруг исчез в размытой полосе красок, перерождаясь в уже вполне определённых чертах. То, что парень сперва принял за городские ворота, оказались мощными дверьми ангара – в оправдание, можно было сказать, что они и в самом деле мало чем отличались от тех, с которыми их и перепутал Руфус. Пока Мелвилл помогал подняться и оправиться остальным, парень, помассировав виски, огляделся: да, они находились в огромном зале дворца, любезно отведённым правителем Аркснеморы под нужды Азуры. Искусная мозаика и роспись на потолке и стенах, барельефы и украшения разительно контрастировали с вытроенными стеллажами и надстройками, появившихся здесь позже. А середину ангара занимал компактный вертолёт, выкрашенный в светлый камуфляжный тон.
Твоего помощника я погнал во дворец, – произнёс Мелвилл. Руфус вдруг с удивлением понял, что серебряный дракон снова пребывал в своей человеческой ипостаси, с каким-то «доспехом» из мешанины стальных и кожаных элементов, сильно потёртых и имеющих массу отметин от чужого оружия. На поясе, как всегда, висели кармашки со странными рисунками, вместо пряжки был молочно-белый диск, а за спиной крепилась кожаная конструкция, удерживающая набор совершенно безумных мечей (кроме, разве что, двуручника с ярко-алой рукоятью).

О, снова знакомая рожа… – пробормотал парень, переводя взгляд на вертолёт, а вернее, на снятый бронекожух левой турбины, находящейся в разобранном состоянии. – Нужно бы подзаряжать всё моё барахло… А, ещё патронами запастись. Наша серебряная подружка даже не сказала, есть ли смысл от стали или серебряных пуль… видно, что нет, – отчаянно пытаясь вспомнить последние мгновения перед переносом, Руд поморщился: кричащий какую-то ахинею Даниэль, держащая над головой, словно бы величайшее сокровище, грязную тряпицу Рейтчивин, разваливающаяся на части Кайнеффа, убеждающая, что так и должно быть… – Да ну их к чёрту, они все головой поехали! – с трудом удержавшись, чтобы не плюнуть в собственном же ангаре, Лоун махнул синеволосой девушке:
Эй, Ретчвин! Пошли, будет тебе компьютер… Мелвилл, нужно снять Вулкан, так то давай с нами, – упираясь в рукояти мотоцикла, Руфус с силой толкнул его, однако, без какого-либо успеха. С секунду соображая, в чём дело, он резко ругнулся, стаскивая машину с подножки, после чего чёрный конь послушно покатился к боевому вертолёту. Останавливаясь возле его бока, парень подскочил к двери в транспортный отсек, рывком её отодвигая: внутри оказалось не пустое узкое пространство, а целый просторный салон с двумя диванами спереди и сзади, и столиком между ними. Поспешно вытаскивая на него из сумки целую гору каких-то ящиков и контейнеров, бросив телефон и прибор ночного видения, Руд извлёк, вдобавок, паутину каких-то проводов. – Всё, что я успел прихватить со старой работы, прежде чем свалил сюда. Ну, вернее, не то чтобы я пытался попасть именно сюда, так вышло, – приборы один за другим оказывались подключены к разъёму питания под столиком. – Собственно, целый набор супершпиона в одной упаковке. В этом мирке такого и близко не водилось, что делает их особенно эффективными, и никто не умеет этим обращаться, так что попросту забрать их у меня никто не пытался… Так, вот тебе комп, я его разблокировал, – вновь открыв крышку и авторизируясь, Руфус пододвинул его к краю стола, а сам, обойдя столик и садясь на противоположный диван, и открывая стенку, за которой оказался целый арсенал. Вернее, сейчас там оставались лишь боеприпасы: всё оружие уже было заранее перенесено в мотоцикл.



Явившись первым в Аркснемору, быстро оказавшись на базе Азуры, Мелвилл быстро выпроводил помощника Руфуса – молодого драконида, который занимался обслуживанием и доставкой деталей с боеприпасами из Города-Под-Горой, сообщив о грядущем прибытии власти дворца. Наконец-то серебряный остался в одиночестве, которое терзало его веками и которое ему стало вдруг столь необходимо. Переднюю лапу снова обожгло, фигура Эмплады оказалась окутана серебристой дымкой, и через мгновение посреди обширного помещения стоял обычный человек, который, правда, был вооружён целым набором самых различных и странных мечей. Понимая, что его одиночество не продлится долго, и что очень скоро нужно будет двигаться дальше, Хранитель так же передал сообщение, чтобы ему приготовили подходящую кольчугу: одевать что-то более тяжёлое не имело смысла, ведь прямой удар не выдержит никакой доспех. С другой стороны, кольчуга могла уберечь от случайных ссадин и касательных контактов с предметами или оружием тварей. Раздражённо поправив пояс, он принялся ходить из стороны в сторону, ожидая прибытия остальных и стараясь выгонять все мысли из головы, чтобы не подогревать и без того скверное расположение духа. Получалось не слишком хорошо.
Глупец! – злился сам не себя дракон, зло вышагивая из стороны в сторону и с силой отталкиваясь от пола. – Увидел представительницу своего рода, которая не чурается с тобой говорить, и сразу создал себе идеал. Не спрашивая, кто перед тобой, не желая видеть очевидных фактов, даже не желая признавать, что это – реальный мир, а не теоретический трактат. Тебя же даже не интересовал, что думают про твоё безумие окружающие, ведь это не их дело, верно, Хранитель? Столь ненавидеть тех, кто вешал на тебя ярлыки, и заниматься абсолютно тем же – именно потому ты имеешь то, что получил. Именно потому ты служишь Хранителям Элементов, ибо слабее каждого из них, если не пускать в ход меры, от которых сгоришь дотла. Казалось, последние два века начисто искоренили такое инфантильное поведение. Но слепая вера в благородные рыцарские идеалы и собственные детские иллюзии не выветрились даже спустя половину тысячелетия, –кулаки гневно сжались, словно бы желая обрушиться на того, кто создал эти иллюзии. В таком случае, Мелвиллу пришлось бы колотить самого себя, заботливо выпестовавшего свои заблуждения касательно окружающих и ещё больше – касательно самого себя. Впрочем, сетованию на самого себя подошёл конец – услышав позади шум, меченосец резко обернулся, подмечая в наличии всю команду. Нагнувшись, он подхватил рухнувшего Руфуса, помогая ему подняться вместе со своей ношей и тихо бросив ему какую-то фразу, после чего произнёс, ни на кого не глядя:
Стража извещена о вашем прибытии. Мы находимся в юго-западном крыле дворца, так что за той дверью вы сразу же окажетесь в его пределах, где сможете потребовать что угодно. Только не увлекайтесь, кому-то здесь после продолжать сотрудничество, – последняя фраза, без сомнения, адресовалась Безумцу. В глаза бросалась не только перемена облика, но и настроения – экс-хранитель выглядел необычно мрачно и серьёзно. Не говоря больше ни слова, Эмплада двинулся вслед за Руфусом, дабы помочь в демонтаже тяжёлого пулемёта.



Сильвия, пожалуй, была единственной из всех, кто считал будущую затею концом для всех, кто собирался отправляться в долину. Хорошо помня исходящий отряд, снежная считала любую попытку сопротивления и все ухищрения со столь малыми силами абсолютно безнадёжными, а саму битву – заранее проигранной. «Даже мудрейшие ошибаются,» – гласила известная поговорка. И сколь бы опытен и умён не был её командир, в коем она ни на миг не усомнилась, даже он не обладал даром предвидения и всесилием. Однако, отступить он не мог, поскольку их орден давал клятву находить и уничтожать зло в любых проявлениях и любых случаях, и Сильвия не допускала мысли о том, чтобы оставить своего лидера сражаться в одиночестве. – Я – маг поддержки, и моя задача замедлять и удерживать этих тварей, смешивая их порядки. Глорфиндел – наш командир, и его задача – вести нас к победе во имя нашего долга. И, судя по всему, от нас обоих потребуется отдать наши жизни в процессе, – оглядевшись и убедившись, что все в сборе и уже ищут себе занятие, Сильвия отделилась от остальных, поднимаясь на один из помостов, который вёл в её собственное «обиталище»: небольшое помещение с самым простым ложем, в котором можно переждать любое ожидание. Наверное, просто ожидание перед верной смертью – глупость, ведь стоило бы успеть сделать что-то важное или желаемое. Но так уж выходило, что снежная не испытывала каких-либо нужд и желаний: в отличие от Руфуса, после случившегося и перед грядущим ей в горло бы не пролез даже мельчайший кусочек пищи; вода у неё была, а большего ей и не требовалось. – И всё-таки я тороплюсь. Бандуры Руфуса наверняка нужно будет тащить мне, – Мескотт посмотрела на суетящегося возле своей летающей стрекозы парня – некоторые из его штуковин были весьма увесистыми даже для неё.




Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Пятница, 16 Августа 13, 23.41 | Сообщение # 3
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 770
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
Последнее что помнила Ретчвин, это как вся панорама разрушенного погоста резко утратила очертания и обратилась в единый поток мельтешащих красок. Будто бы холст со свежей картиной окатили ведром воды и ныне недавний шедевр стал разноцветным масляным пятном. А после мир взорвался калейдоскопом вращавшихся осколков, а земля стремительно ушла из под ног. Девушка потеряла счёт времени и казалось, что алхимик попросту выпала из реальности. Это ощущение было невероятно схоже с тем, что испытывала Ретвчин, будучи в церкви без сознания. Вокруг точно так же воцарилась живая тьма, а мироздание настолько исказилось, что девушка не ощущала собственного тела. И лишь мысли, тяжёлые и мрачные, существовали в этом мире. Этот мир, её личный мир, цена которому мгновения беспамятства, существовал лишь в те крохотные отрезки времени, когда её сознание покидало тело. Это вправду было похоже именно на это. Некая грань между жизнью и смертью, однако грань совершенно не пугающая. Казалось, что всё шло само собой. Но в этой бесплотной реальности сохранялись мысли. И именно их стоило страшиться.
- Они не выживут там. И мы не выживем там. Никто не выживет. А мне никто не поможет. -
Совершенно спокойно подумала девушка, словно принимая это как неизбежное. И от этого холодный и липкий страх сжимал горло ещё сильнее. И этот мир уже не казался таким приветливым и безмятежным, как ещё совсем недавно.
- "Тьма никогда не будет другом живых." - Вдруг вспомнилась девушке чья-то фраза, услышанная ещё в академии. В те времена она не придала ей особенного значения, ведь практически каждый из преподавателей стремился говорить исключительно крылатыми выражениями. И от этого они теряли свою ценность. Но применённые в нужный момент...
- Это ещё не конец. - С некоторой неуверенностью подумала девушка, ощущая неуютный холод по всему телу... Телу? Ощущение собственного тела ещё никогда так не радовало Ретчвин. Девушке казалось, что сейчас даже сам факт своего существования, возможность дышать и чувствовать, приносили ей невероятное счастье.

- Самосохранение. Все любят жизнь. - Сухо осекла эмоциональный порыв алхимик, вновь возвращаясь в текущую реальность. Девушка медленно раскрыла слезящиеся глаза и, щурясь, окинула взглядом их новое убежище. Массивные створки распахнутых ворот явно означали то, что их текущее место расположение было вполне неплохо населено. - Ну хоть не очередное кладбище. - Невесело усмехнулась девушка, неспешно поднимаясь на затёкшие ноги. Однако ещё не успевшее адаптироваться к непривычному способу перемещения, тело сразу же дало о себе знать. В результате чего девушка ощутила, как ноги буквально отнялись и подкосились и Ретчвин едва ли не потеряла равновесие, чуть вновь не завалившись на землю. Благо, в последний момент алхимик всё же успела приземлиться на колени. Какая судьба ждала джинсы от столь близкого контакта с землей её волновало мало. Всё же лучше ходить с заплатой на коленях, чем со сломанным носом.

Вновь поднявшись на ноги, на сей раз успешно, Ретчвин медленно пошагала на зов рыжего парня широко зевая и клюя носом. Делать ничего больше не оставалось, а следуя за Руфусом у девушки хотя бы был шанс добраться до компьютеризированного участка этого места. Которое, к слову, при ближнем рассмотрении куда более походило на древние руины, нежели на населённый пункт. Алхимик едва ли не засыпала на ходу, однако завидев винтокрылую машину девушка заметно переменилась в лице. Удивлённо вскинув брови и окинув взглядом вертолёт, алхимик устало изрекла - Да это же чудо какое-то. Правда я не уверена, что от него будет много пользы. Но он немного напоминает мне о доме. -
Едва лишь получив предложение, девушка буквально рухнула не диван, откидываясь назад и сокрывая глаза. Сейчас Ретчвин даже не хотелось использовать компьютер. Впрочем, это всё же была необходимость, от которой девушка не имела права отказаться. - Постой-постой, но что ты то тут забыл? И как ты приволок с собой целый вертолёт? - Монотонно спросила девушка, даже не утруждая себя открыть глаза. Впрочем, едва только ей удалось заполучить в своё распоряжение ноутбук, как алхимик мигом переменилась.
- Агась, спа...сибо...- Апатично пробормотала Ретчвин, уже не замечая парня и сконцентрировавшись лишь на желанном компьютере. Алхимик буквально впилась в портативный компьютер пальцами, пожирая взглядом загрузочный экран, с нетерпением подмечая, как продвигается полоса загрузки на каждый миллиметр. Как стабилизируется анимация рабочего стола и наконец звучит лёгкая мелодия.

- К работе готов! Да! Да, чёрт возьми! Да! - В глазах Ретчвин блеснул огонёк надежды и трясущимися руками девушка приступила к работе. Нервно подёргивая ногой, девушка набрала в наскоро созданном текстовом файле слово и положила раскрытые ладони на клавиатуру, напрягаясь всем телом и едва ли не плача от волнения. И лишь знакомый белый шум и лихорадочно мельтешащие на экране мониторе, серые и белые полосы позволили алхимику свободно вздохнуть.
Вскоре на мониторе возникла массивная чёрная рамка с неясным человеческим силуэтом в центре. Индикатор камеры ноутбука зажёгся и трансляция началась.

- Ме... Меня нормально слышно? - Немного запинаясь, всё ещё никак не придя в себя, пробормотала девушка, пристально вглядываясь в нечёткое изображение. В нём было что-то до боли знакомое, однако Ретчвин никак не могла понять, что именно. - Лейтенант ордена Зелёной Флейты Ретчвин Илвимой на связи. Представьтесь. - Слегка прокашлявшись, уже более уверенно продолжила девушка, приметив, как фигура заметно засуетилась.
На мгновение трансляция чуть не оборвалась и монитор вновь поплыл извивающимися штрихами. Однако связь почти сразу восстановилась и сквозь фоновый шум и треск прозвучал металлический голос - Девиан Раусс. пятый офицер Белого Шеста. К вашим услугам, мисс.-
- Славься, Матушка Земля! Совсем скоро я отсюда выберусь! - Ликующе проскользнуло в сознании Ретчвин, от чего та принялась говорить нетерпеливо и даже слегка агрессивно.
- Немедленно определите моё место расположения. - Распорядилась девушка, нетерпеливо ожидая ответа.
Собеседник немного помедлил и после, сопровождаемый треском и пищанием неких аппаратов, отозвался - Планетарная сфера естественного происхождения. Мир Авалар. Большей информацией на данный момент снабдить вас не способен. Что-то ещё? -
- Конечно же "что-то ещё!" - Буквально закричала девушка, вскакивая с дивана на ноги - Срочно вышлите за мной эвакуационную капсулу. Повторяю, вышлите за мной эвакуационную капсулу. Слышите меня? - Ретчвин едва дышала, стараясь уловить всякий звук, что доносился из колонок ноутбука. Однако, как назло, помимо монотонного шипения и лёгкого металлического скрежета больше ничего не было. Кровь прилила к лицу алхимика и ныне щёки и уши девушки пунцовели. Пальцы нервно барабанили по столу, а сердце бешено стучало, мощным эхом отзываясь в висках. И вот, помехи прервались и раздался голос связиста.
- Сожалеем... - Этого слова было достаточно, дабы вся надежда Ретчвин мигом испарилась, а сама девушка буквально на глазах побледнела и вновь рухнула на диван на подкосившихся ногах, остекленевшим взглядом смотря в монитор компьютера. -...Судя по всему над этим миром нависло энергетическое облако. И пока оно не будет рассеяно, оно будет поглощать сигнал капсулы. А потому нет никакой гарантии, что капсула даже сможет возникнуть в этом мире... Мисс Ретчвин, Мисс Ретчвин, вы меня слышите? Приём? Мисс Ретчвин? - Не успокаивался связист, вновь и вновь пытаясь возобновить связь с девушкой. На что алхимик лишь хрипло прошептала - Конец связи. -

Её собеседник ещё что-то говорил, подробно объясняя причину отказа в эвакуации и рассказывая про энергетическое облако. Однако Ретчвин уже его не слышала. Она не слышала никого. Казалось, девушка даже не дышала. К горлу подкатил едкий ком, выпустивший колючие щупальца во все стороны. И сердце будто рвалось из груди наружу, причиняя дикую боль. Алхимик скрутилась калачиком на диване и беззвучно зарыдала. Лишь изредка сотрясавшееся тело говорило о глубине отчаяния и всей переживаемой девушкой гамме эмоций.


Пожалуй, перенёсшая перемещение лучше всех вместе взятых путников, серебряная драгонесса сейчас стояла поодаль, с любопытством изучая внутреннее убранство дворца. От этого занятия Вестницу отвлёк необычайно строгий и серьёзный голос, принадлежавший невесть откуда возникшему воину.
- А где же Меллвил? - Не на шутку удивилась драгонесса, когда, окинув взором всю компанию, она вдруг поняла, что среди них отсутствует Хранитель Кристалла. - Может, его вызвали эти Хранители, или он просто отошёл. - Тут же дала ответ на свой же вопрос реанимесса, решив пока что не встревать в происходящее.
И, впрочем, со стороны драгонессы это даже не выглядело как-то необычно. Она ничем не могла помочь ремонтировавшим технику алхимику, рыжему парню и странному незнакомцу. А снежная же явно обозначила своё желание побыть в одиночестве, да и саму Вестницу не особо тянуло на разговоры. Проводив взглядом удаляющуюся компанию, Кай развернулась в другую сторону, неспешно начав движение прочь от ангарных дверей. Однако почти через пару метров реанимесса застыла как вкопанная, шокировано округлив глаза и крепко стиснув зубы. Её взгляд упал на одну из до блеска натёртых плиток, в которых безо всяких проблем можно было разглядеть своё отражение. Однако увиденное драгонессой потрясло её до глубины души.
- Оно распространяется слишком быстро, я не успею. - Грустно подумала Вестница, созерцая испещрённую рытвинами и едва ли не кровоточащую морду, взирающую на драгонессу со глади плитки.
- Такими темпами я обращусь здесь. А это... А это... - Драгонесса даже не могла верно сформировать мысль, настолько огорчена она была происходящим.
- Всё таки это была не самая лучшая идея. - Негромко изрекла Вестница, поплёвшись дальше, опустив голову как можно ниже.

- Кай, у тебя проблемы? - Раздался за спиной хоть и знакомый, но ощутимо изменившийся голос.
Драгонесса слегка вздрогнула, оборачиваясь к источнику звука и раскрывая глаза ещё шире, едва ли не падая от удивления. Да, перед Вестницей был всё тот же знакомый ей вампир. За почти две сотни лет драгонесса сумела идеально запомнить каждую мелочь в облачении Даниэля (Что, впрочем, было не так уж и сложно, ибо гардероб Сородича нисколько не обновлялся всё это время) и сейчас она отчётливо видела, что с её другом происходит что-то неладное.
- Нет, Даня, это у тебя... - Обеспокоенно пробормотала Вестница, мигом позабыв о своих опасных мутациях. - Что с тобой? На тебе лица нет. -
Вампир был бледен. Что же, ничего особенного, ведь всякий вампир мёрт, а, следовательно, его кожа бледна, порой походя на мрамор. Но обладавший Голкондой и, помимо этого, ещё и пребывавший в своём ангельском облике, Малкавиан никогда доселе не выглядел подобным образом. Даниэль будто бы весь сжался, постарел ещё на несколько сотен лет и выглядел крайне болезненно.
- Мне... Мне нужно время, Кай. О, да, мне нужно время. - Невесело усмехнулся вампир, аккуратно потрепав подругу по шее - А его так мало. Даже умерев, мне всё равно его не хватает. Я чувствую, что теперь я не смогу ничем вам помочь. Мне нужно время... - Вампир резко закашлялся, рухнув на колени и опёршись ладонью о плитку. Чёрные вязкие капли кровавой мокроты покрыли пол перед лапами обомлевшей Кай.
- Даня, Даня, что происходит?! - Закричала драгонесса, боясь даже коснуться вампира, что ныне содрогался в каких-то безумных конвульсиях. С каждой секундой Сородич всё больше угасал, сжимался и казалось, что от малейшего прикосновения он рассыпется.

- Д-Даня? - Вестница дрожала от страха, не в силах отвести взгляд от душераздирающего зрелища. Реанимессе действительно было больно созерцать происходившее. - Да что же такое? Тебе нужна кровь? Энергия? Что-то случилось при путешествии? Пожалуйста, не молчи... - Едва ли не плача, закусив губу, прохныкала Вестница. Ещё пару минут назад размышлявшая о том, как она станет сокрушать ряды нежити, теперь драгонесса ощущала себя необычайно маленькой и беззащитной.

- Не волнуйся, Кайчик, всё нормально... - В очередной раз разразился приступом кашля вампир, утираясь рукавом пальто и поднимаясь на ноги. - Моя фантазия, она иссякает, Кай... Но я ничто без своей фантазии... - Тихо прошептал вампир, совершив небольшой шажок вперёд и прильнув к шее своей подруги, нежно её обнимая. - Я мог представлять любые места во вселенной и переносить нас с тобой туда за секунду. Но сейчас я чувствовал каждое мгновение. Мне было тяжело. Очень тяжело... Наши с тобой приключения, нет, они не подойдут к концу... Просто мне нужно время... - Вампир говорил всё тише и тише, с каждым словом обмякая и едва ли не падая вновь. А драгонесса боялась лишний раз пошевелиться, лихорадочно обдумывая слова Малкавиана.
- Постой... - Неожиданно драгонессу осенило, от чего её сердце забилось лишь чаще -... Ты хочешь... Обратно? -

Ответа на вопрос не последовало. Так они и стояли молча, не решаясь даже взглянуть друг на друга. Этот с самого начала нелепый и необычный союз - беглый лидер своего клана и преследуемая всеми палачами вселенной тёмная чародейка. Вампир и драгонесса. Безумец и одинокая душа.
Первой воцарившуюся тишину прервала Вестница - Хорошо, я поняла... - Тяжело вздохнув, изрекла она -...Но обещай, обещай вернуться. Вернуться как можно скорее, ты меня слышишь? -
Ещё некоторое время помолчав и незаметно смахнув скатившуюся из уголка глаза кровавую слезу Безумец склонился к драгонессе. Он надеялся, что реанимесса его поймёт и его надежда оправдалась. Откуда-то из глубины его больного и дряхлого естества поднялась и расцвела преисполненная надежды и благодарности улыбка, от чего, как по крайней мере показалось драгонессе, вампир даже вновь стал выглядеть привычным образом. Пускай и на какие-то считанные секунды.

- Я никогда не обманывал тебя, Кай. Я вернусь раньше, чем ты думаешь. - Вампир отступил от Вестницы на несколько шагов, некоторое время неподвижно постояв, а после ринувшись вперёд. За считанные секунды Безумец разогнался до скорости, коей позавидовал бы всякий заправский спринтер. И вот на его пути намечалась массивная стена и казалось, столкновение неизбежно. Однако раздался лишь лёгкий шелест поднимавшегося в воздух пепла. Едва лишь коснувшись стены, тело Безумца разорвалось облаком тлена и лишь его грязное пальто да ремень с перчатками остались лежать на полу.

А в это же время, невесть откуда взявшиеся, потоки стремительных тёплых ветров подхватили уже успевшее осесть облачко пыли, стремительно уносясь прочь. Резкий порыв ветра взъерошил гриву Вестницы. И ей казалось, что пролетая мимо неё, частички пыли о чём-то шептались между собой, а сама драгонесса смогла отчётливо уловить тихое - Из праха я возрождён, прахом я обернусь. -

[Даниэль Малкав. Деактивация персонажа.]





Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Суббота, 17 Августа 13, 18.33 | Сообщение # 4
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Подойдя к выходу из пассажирско-грузового отсека, Руд откинул сиденье левого дивана, вцепившись в какие-то металлические дуги и, напрягшись, потянул их на себя, извлекая на свет целую станину. Сверкающая холодным серебром металлическая конструкция, выдвигаясь, сразу же разворачивалась к выходу, перегораживая дверную щель. А на самой станине покоился массивный, казалось, занимающий сразу половину салона тяжёлый пулемёт, которые обычно ставили под крылья самолётов, но никак не на десантный отсек: хромированные шесть стволов были объединены в один цельный вращающийся блок, встроенный в остальной корпус чудовищного орудия убийства. Рядом был подсоединён массивный барабан с патронами: дёрнув какой-то небольшой рычажок, рыжеволосый парень заставил его отсоединиться от тела пулемёта.
Мел, прими, – коротко бросив, Руфус с заметным трудом поднял весящий несколько десятков килограмм барабан, передавая его на руки уже стоявшему на выходе мечнику. Пока тот, прижимая груз к себе, относил его в сторону и опускал рядом с лоснящимся чёрным блеском мотоциклом, Руд занялся самим «вулканом», отсоединяя его от станины. – Эта дура слишком тяжёлая. Помоги снять.
Через минуту Мелвилл, подставив к борту воздушной машины ящик, встал рядом с пулемётом, взявшись за стволы:
Они у тебя зажимаются как-нибудь? Не хочу, чтобы крутилось, когда возьмём, – перестраховываясь, храмовник попробовал повернуть стволы – блок поддался неохотно, заметно сопротивляясь и тихо жужжа.
Оно тебе не помешает. Бери давай, – обхватив тело пулемёта, Руд сдвинул его на себя и вверх – тяжёлое оружие зависло в воздухе, удерживаемое с двух концов.
Треснуть такой дубинкой, и пуль не понадобится, – мрачно отшутился Мелвилл, перехватывая левой рукой блок и, прижимая себе к груди всю конструкцию, добавил: – Пускай, сам донесу.
Спрыгнув с ящика и покачнувшись от тяжести оружия, Эмплада поставил вулкан там же, где находился и его боезапас, приседая и принявшись подсоединять барабан. Но не успел он это сделать, как Руд крикнул просьбу подать оружие. Покачав головой, меченосец встал, и, потянув тайный рычаг, заставил крылья двухколёсного коня раздвинуться, обнажая свой арсенал.

Тем временем Лоун, убрав станину обратно под сиденье и скрыл следы её присутствие. Опустившись на корточки у порога, Руфус притянул руку, принимая поданный ему автомат и кладя его на соседний диван. Вскоре рядом расположились дробовик и ещё одна винтовка, а в выход отправилась новая сумка. Выпрямившись, он вытащил из-за пояса пистолет, с тяжёлым стуком опуская его на столешницу. Сейчас предстояла рутинная работа по подготовке оружия к бою и приготовлении боеприпасов – обычная, но успокаивающая. Ничто не даёт такой уверенности, как вес заряженного автомата в руках. Пусть и грядущий противник, возможно, уже не подвластен обычным пулям.
Я здесь случайно, можно сказать, по ошибке, – взяв автомат, парень отсоединил магазин, передёргивая затвор и повернул оружие низом к себе, дабы убедиться, что в патроннике ничего не застряло. – Можно сказать, это было моё первое знакомство с вашей магией. Впрочем, оставаться там было ещё хуже. Долгая история, одним словом, – поморщившись, Руд одним движением подсоединил к SCAR’у барабанный магазин, передёргивая затвор и ставя его на предохранитель. Проверив подствольный дробовик и протирая окошко прицела, он поставил автомат обратно на диван, взяв в руки дробовик и повторяя манипуляции.
Впрочем, могло бы быть и хуже. Здесь, по крайней мере, я попал в так называемую «военную элиту». Даже патронами снабжают, – горько усмехнувшись, Руфус повторил операцию и с дробовиком, так же подсоединив ему барабанный магазин. До этого ему почти и не приходилось ими пользоваться – они хранились, можно сказать, на «чёрный день». Вот он и наступил, и сейчас парень испытывал смешанные чувства: хотелось ему избежать боя или же он сам желал быстрее отравиться на бойню, Руд и сам не знал. – Что мне ловить здесь, где нет ни людей, ни техники; чувство долга, чувство локтя с товарищами, желание не подохнуть до тридцати, загадки мира и абсолютное одиночество – проклятие, это всё слишком сложно для меня. Как и гадать, что будет завтра и кто устроил эту мясорубку. Пусть командиры ломают себе голову, а я спрячусь за приказ. Всё, как и всегда, – расправившись и со штурмовой винтовкой, Лоун поднялся, слегка косясь на Ретчвин, и, ловя ухом её переговоры, принялся… раздеваться. Быстро скинув ботинки и пиджак, совершенно не стесняясь присутствия девушки, спецагент уже принялся и спускать штаны. Видимо, грядущая битва одной своей перспективой сводила с ума и заставляла наплевать на оценку окружающих.

Впрочем, разгадка поведения Руфуса появилась сразу же, стоило тому извлечь новое одеяние. Более плотные штаны и куртка, обшитые чёрными пластинами, видимо, представляли из себя какое-то средство защиты – ткань не сминалась подобно обычной, а выгибалась, словно бы внутри неё был слой гибкого пластика. Быстро надев новые брюки и застегнув пояс, парень накинул на себя куртку с высоким воротником, и вскоре был облачён в одежду, похожую не то на спортивную форму мотоциклиста, не то на бронежилет бойца спецслужб. – Уже лейтенант, в свои-то годы? Не больно-то она похоже на военного. Интересно, каким образом она сумела связаться со своими. Здесь что, спутник на орбите летает, что ли? – с отстранённым интересом подумал парень, прицепляя на пояс подствольные гранаты. Одна пришлась на пряжку, ещё по две – по сторонам. Следующими оказались извлечены гранаты, которые Руд стал цеплять к груди и на живот – часть из них была свето-шумовой или дымовой и, похоже, Лоун цеплял их по привычке, а не по нужде. – Значит, просто сообщить своим, что всё в порядке? Хе! Хотя, в общем-то, ты права. Я бы тоже на твоём месте свалил бы поскорее, – хмыкнув про себя, парень быстро принялся рассовывать магазины: три обоймы с серебряными пулями от автомата на левое бедро, три обоймы от штурмовой винтовки на правое бедро, рассовал по карманам более компактные обоймы от пистолета – целых шесть штук. Три «барабана» для своего SCAR Руд прицепил позади, на пояс – и теперь был похож на обвешанную гирляндами ёлку. Нож нашёл место на правом боку, на левом осталось место для пистолета. Незанятыми остались лишь голени – подметив это упущение, Руд мигом пристроил туда пару взрыв-пакетов.

Интересно, если бы у меня появилась возможность свалить прямо сейчас, что бы я выбрал, – вдруг задал себе вопрос Руд. Взвешивая все «за» и «против», парень приходил к ответу, что, скорее всего, остался бы – потому, что попытка бежать сейчас отдавала бы сильной гнилью. При его появлении, его могли убить как урода, могли засунуть в лабораторию для изучения, могли просто убить во время грабежа или перестрелки, могли бы обобрать и сделать рабом. Тем не менее, нынешние его компаньоны помогли ему устроиться завидно высоко как и для родины Руда, так и для здешних земель. Не раз и не два выручали и спасали его шкуру. В конце концов, они просто попривязывались друг к другу, и в памяти всплывала набившая оскому шаблонная фраза – «мы своих в беде не бросаем». Но кто знает, как повернётся дело, когда ты знаешь о неминуемой гибели и своей, и твоих товарищей, а перед тобой открывается шанс спастись? К тому же, он был здесь лишним и неприспособленным – у него не было ни крыльев, ни непробиваемой чешуи, ни звериной скорости, ни когтей. Про магию, которая здесь всем заправляла, не стоило и заикаться. Лишь собственное вооружение позволяло выжить в этом странном диком мирке. И всё же, всё же…
Задумавшись, Руфус смотрел из вертолёта на ангар – на мелькающую вдали зануду-Сильвию, мелькнувшего Мелвилла – не глядя на то, что последний и умел принимать человеческий вид, людьми они не были и никогда их не заменят. Однако, и среди людей подобных никогда не сыщешь – похожие на них, наверное, вымели тысячелетия назад. – Пожалуй, я буду слишком сильно по вам скучать, – Руд улыбнулся, практически позабыв и ведущей позади него беседу девушку и почти не воспринимая звучащих слов. Лишь прекратившийся диалог оторвал парня от мыслей – обернувшись, он резко вздёрнул брови, неприятно удивляясь, с чего это лейтенант так невовремя раскисла. Лишь через несколько секунд смысл полупропущенных слов стал доходить до него. – Ах ты чёрт… Понять бы ещё, что за облако такое. От орды, что ли? Боится, что мы с ней не разберёмся? Правильно боится, в принципе. А может, от неё попросту отказались, как от меня в своё время? – парень вдруг вспомнил, что сам почувствовал, будучи на её месте. Искать надежду в такой ситуации мог лишь полный глупец, и Лоун почувствовал необычайную для себя жалость к несчастной, убивавшейся сейчас на диване. Вздохнув, Руд захлопнул крышку ноутбука, подходя ближе и приседая рядом с ней, осторожно касаясь её плеча ладонью:
Ну, ну, перестань. Всё не так страшно, как ты думаешь. Ну, орда мешает эвакуации, ну и хрен с ней. Через день-три её всё-таки рассеют, и ты сможешь вернуться домой. Выше нос, лейтенант, всё образуется. Считай, что это просто вынужденная командировка или отпуск. Ну всё, прекращай слёзы лить.



Мелвиллу доводилось странствовать по многим мирам, ещё в дни, когда он отчаянно разыскивал части комплекта мечей. Среди обычных и удивительных, странных и безумных миров ему попадались и весьма технически продвинутые миры, где так же случалось видеть и даже стрелять из самого разнообразного вооружения. К тому же, даже арсенал Руфуса он видел не впервые и даже сам помогал обслуживать оружие. Доводилось и стрелять – потому, Эмплада прекрасно знал о необходимости его подготовки к бою. Потому, пока остальные занимались своими делами, меченосец решил оказать помощь парню в перезарядке. Гильза из пусковой установки уже скатилась под вертолёт, а новая ракета была закреплена и готова к пуску – противотанковый заряд уже вновь находился в своём держателе, а Мелвилл менял коробку с патронами для пулемёта. Поможет ли всё это им в бою? Вопрос был спорным. Настоящая нежить слабо боится и серебряных клинков церковников, и даже заклинаний Логии. Но любую подобную нынешней толпу обычно сопровождают сомны более низкой и мелкой нежити и демонов – которые охотно дохнут и от обычной стали. И разбираться с подобной мелюзгой, в то время как им угрожают твари более страшные и совершенные, серьёзным бойцам будет некуда. – Только на его защиту тоже придётся отвлекаться. В одиночку его раздерут на части в считанные минуты, а могут и просто поджарить каким колдовством, – с сомнением ответил про себя Хранитель Кристалла. А он, Мелвилл, и сам-то не обладал особой защитой в подобной форме. Лёд Сильвии вряд ли устоит перед злобой потустороннего мира, вампиру и вовсе не стоило заботиться о своей безопасности так, как требовалось существу из плоти и крови. Оставались надежда только на святого отца – как убедился на своём личном опыте сам Хранитель, лишь святые маги считали любые ранения совершенно неприемлемыми, и обладали властью ограждать от страданий и себя, и окружающих.

Оставив всё оружие в покое, Мелвилл поднялся, направляясь в одну из боковых дверей, затесавшихся между колонами, поддерживающих балконы, и стеллажами. Толкнув дверь, он вышел в неширокий коридор для прислуги. За первым же поворотом оказался тайный ход – надавив на неприметную деталь узора картины с горной панорамой, Эмплада активировал поворотный механизм, убравший стенную плиту. Таким образом, всего через полминуты серый меченосец оказался в оружейной для дворцовой, где принялся скрупулезно изучать броню. Впрочем, долго искать не пришлось – вскоре Мелвилл уже одевал плотную стёганку с добротной кольчугой тройного сплетения, довольно тяжеловатую, но не оказывающую неудобства для дракона, пусть даже в человеческом облике. Солдатские окованные ботинки, кольчужные штаны, щитки-поножи и поручи, кольчужный капюшон и стальной шлем с решётчатыми отверстиями для ушей дополнили выбор меченосца – отказываться от шлема было глупо, но стоило помнить о том, что на поле боя будет крайне важно слышать. Собственный кожаную «броню» со стальными пластинами, наплечниками и плащом он надел поверх кольчуги, после чего пошевелил плечами – выходило довольно удобно, пусть и близко не соответствовало родной чешуе. Нацепив пояс и заплечные держатели с мечами, экс-хранитель двинулся обратно, на ходу вытаскивая двуручный эспадон и внимательно его осматривая. – Сегодня одного беллатора будет мало, – скептически рассматривая сверкающее лезвие, парень надавил на скрытые кнопки, заставляя поворотный клапан прокрутиться в своём гнезде, расталкивая половинки лезвий выдвинуться вперёд и в стороны, а гарду – раздвинуться и образовать настоящий параллелепипед. Меч тут же стал выглядеть массивным и крайне неудобным, что мало беспокоило его владельца – толкнув дверь и возвращаясь в зал с вертолётом, он вытащил в добавок ещё один, ни на что не похожий клинок. Крюкообразный край странного клинка лёг во внутренности раскрытой гарды – одна половина белаттора легко вошла в паз более широкого меча, и с лёгким шелестом оба клинка сложились в один – с массивной гардой и сильно расширенной и увеличенной половиной меча, который теперь, пожалуй, мог легко исполнять роль топора. Закинув его за спину и закрепив в специальных петлях, Мелвилл оглядел зал ещё раз.

Неправильно всё это, – в который раз поджал губы меченосец, глядя на Вестницу. Сам смысл священнослужителя заключался в том, чтобы защищать других от мук и помогать справляться с недугами. Для служителей Господа боль являлась одной из тех вещей, с которой стоило бороться. А сейчас Мелвилл вынужден был быть молчаливым свидетелем её медленного и мучительного торжества, не предпринимая каких-либо действий. Пусть для других магов это было всего лишь средство, ресурс, досадная неприятность или часть механизма. Пусть можно было долго спорить о том, что важнее не вид силы, а способ её применения. – Наши методы всё равно останутся неприемлемыми друг для друга, – вздохнул Хранитель Кристалла, медленно двинувшись к серебряной. Дух серебряного дракона противился из без всего этого, видя несправедливое мучение, к тому же, сородича. К тому же, представителя слабого пола. К тому же, существа, которое не являлось для него чужим и было бы безразлично. Но, право, пытаться протестовать было настолько глупо, что даже сам экс-хранитель это понимал. Это было всё равно что просить его, Мелвилла, не использовать магии потому, что чья-то религия не допускает существование Творца и его Силы. Какое значение имеет попытка уберечься от боли тем, кто идёт на смерть и уже давно готов к ней? Всех их ждала Смерть, и лишь самые удачливые и изворотливые смогут выскользнуть из её объятий. Важно сейчас было лишь то, что меченосца ждала славная битва, где он сумеет очистить запятнанное имя клана, битва, равной которой ему ещё не приходилось видеть. – Час Волка уже начался. Это была твоя магия, эльф – создать навстречу угрозе отряд, где заклятые по своей сущности враги станут сражаться бок о бок, искренне сопереживая друг другу. Отряд из тех, кто уже не боится ничего и кому уже нечего терять. Никто не спросит «а зачем мне это?» и никто не скажет, что это – верная смерть. Страшная сила, которая в битве не сделает ни шагу назад – жаль лишь, что у тебя не было времени научить всех работать единым организмом. Похоже, что твои подчинённые недаром готовы пойти за тобой на любую смерть.
Сколько вам ещё потребуется времени на подготовку? Мы уже готовы выступать, – остановившись в нескольких метрах от Кайнеффы, Эмплада прервал свои размышления и огляделся, подмечая почти всех членов команды. – Но я не вижу Даниэля. Он вышел? И… – сделав неуверенную паузу – слишком уж подобное зрелище было для него диким и противоестественным – спросил: – Никакой помощи точно не требуется?



Сильвия в самом начале отделилась от остальных, однако, долго наслаждаться одиночеством ей не пришлось. Дракон, столь явно показывающий своё желание побыть в одиночестве, обычно не вызывает желания нарушить его волю, однако, бывший инквизитор придерживался иного мнения. Между этими двумя существами – драконом и человеком – не было никаких отношений, и всё же они, пожалуй, были в чём-то роднее друг другу, нежели даже Вестница и Малкавиан. Ведь они оба увидели свет под одним небом, и оба по воле судьбы оказались в одном и том же мире. К тому же, им доводилось видеться и в прошлом, ещё в родном им Мирнареме. Хотя, пожалуй, кроме этого, их более ничего не связывало.
Я не помешаю? – мягко поинтересовался священник, тихо возникая рядом со снежной драгонессой. – У нас в запасе совсем немного времени, но тебе стоило бы попробовать отдохнуть. Эти земли охраняются достаточно хорошо, чтобы даже воин Талиона мог расслабиться. После всех твоих приключений и путешествий, перед грядущей битвой, это тебе просто необходимо, – голос священника легко лился прямо в уши, убеждая в собственной правоте и перебивая желание возражать. Однако, сдвинув брови, снежная решительно мотнула головой:
Мне не найти здесь покоя, – слова давались Сильвии с неожиданным для неё трудом. Долго сдерживаемые эмоции нашли щель в ледяной броне, и теперь медленно просачивались, сдавливая беспокойством горло и свивая в животе гнездо страха. Она не могла позволить себе показывать своё волнение, и уж тем более, ни воин Талиона, ни маг льда не могли позволить себе показать свой страх. Но попытка выразить его словами, как ни странно, словно бы позволяла слегка оттянуть ту ношу, которая многотонным грузом давила на плечи Сильвии. – Мы гордо называем себя защитниками всего живого, что мы – единственная преграда на пути зла и те, кому под силам дать ей отпор. Теперь мы взялись защищать эти земли, обладая огромной по здешним меркам силой и опытом. «Мы справимся», «ни шагу назад»… Для многих пути назад и в самом деле больше нет: почти каждый уже потерял страх к смети, ведь погибли все, кто их окружал, их дома нет, а если и есть – их уже давно никто не ждёт, потому вместе мы и в самом деле страшная сила. Забыв о том, кто мы, мы не стали героями – мы просто уничтоженная армия, оставшаяся верной своему долгу и клятве. Потому мы снова и снова поднимаем знамя, заставляя врага захлёбываться в крови и побеждая… Но я живу достаточно долго и знаю, что эта борьба неравна с самого начала. С годами всё становится хуже, просто смена поколений этого не всем позволяет увидеть. Моим отцом был великий маг, а мой род обладал огромной силой – но это не помогло им избежать падения. Мы взяли на себя бремя быть Хранителями Мира, а оказались лжецами, в чьих рядах были те, кто желал этот мир окунуть в кровь и хаос. Мы позволили Злу пустить корни, а после – обрушить и свой народ, и Империю, которой мы служили. Мы оказались совсем не теми, кем желали бы и кем себя считали. Мы потеряли свой мир для себя, теперь это повторяется здесь, – Сильвия замолчала, стараясь не смотреть на Марка. Священник, кашлянув, тихо произнёс:
Расцвет и упадок всегда сменяют друг друга. Гибель вашего народа и упадок человеческой Империи – настоящая трагедия. Но наш род часто забывает ценить то что имеет, и сам становится виновником свалившихся на него бел. А в тяжкие дни скорби люди всегда ищут виноватых, и лишь после обращаются к вере. И тогда, сплотив силы, они оказываются сильнее любого лиха. Порой дорогой ценой, как это было в наших странах. Ничего не случается просто так, и даже наше появление здесь было как раз потому, что мы способны побороть здешнюю напасть. Пока твоя вера свои силы крепка, надежда всё ещё есть.
Да, я знаю. Даже сейчас вы все бестрепетно готовитесь к новой битве, всем своим видом показывая, что даже сейчас ещё есть надежда… Но я не вижу её, – снова сокрушённо покачав головой, Сильвия отвернулась, глядя в сторону. – У нас давно надежды не было, – ещё одна пауза, после чего снежная поднялась на лапы, медленны шагом двигаясь к спуску с балкона. Ей ничего не стоило попросту спрыгнуть, однако, для находящегося в годах инквизитора это была смертельная затея. – Наш командир, Глорфиндел – благородный и честный воин. Но у него слишком мало сил. А у нас – слишком мало веры. Даже те, что остались, не слишком-то сплочены. А кто-то призывает отвергнуть нашего командира и пытается посеять зерно недоверия, даже не понимая, к чему он призывает.
Ты слишком недооцениваешь себя и свои силы. Оглянись, и ты увидишь, что ваши ряды в трудную минуту не рассыпались, но пополнились многими славными воителями и чародеями. Твоя сегодняшняя неудача - не клеймо. Ты побывала в лапах демона и выжила, сумела устоять перед тем, что он хотел с тобой сотворить – мало кому дано такое пережить. Надежда всё ещё есть, – морщинистая ладонь коснулась креста, висевшего на груди, слегка приподнимая его и демонстрируя снежной драгонессе: – Спаситель собрал нас всех вместе и вручил своё главное оружие – которым некогда сокрушил на далёком юге нечистые орды Аббадона. Реликвия впитала лишь малую толику его сил, но их вдосталь для того, чтобы выровнять чашу настолько, чтобы мы сумели устоять. Пусть битвы боятся орды богопротивных тварей – мы же несём Его благословление на себе, и он не оставит нас в той Тьмы, что ждёт нас впереди.
Так… так это – Крест Спасителя, тот самый? Так вот для чего Архипрелат организовал тогда тот секретный поход на дальний юг! Вы искали руины цивилизации Первых Людей! – округлив глаза, снежная вмиг позабыла о своих недавних волнениях. В ответ, Марк лишь коротко кивнул, улыбнувшись удивлению снежной. – Но… я всегда была уверена, что это просто выдумка для глупцов, жаждущих найти великие сокровища, или же повод для имеющих силу, чтобы привести в действие свои намерения. Ужасно представить, какое влияние… Но, святой отец, как тогда вы оказались здесь, в этом мире, если владели огромным влиянием и такими силами?
Гордыня, дочь моя. Я был уверен в своей правоте, и настолько возгордился тому, что Спаситель вознаградил меня, что ослеп и стал творить неправильные вещи. И когда мой заклятый, как я тогда считал, враг сумел меня низвергнуть из мира, я увидел, в истоке какого падения я стоял, и раскаялся. Потому, я не погиб – вместе с моим покаянием пришло и спасение.
И… этот враг, это ведь некромант, верно? – снежная остановилась, уже будучи у вертолёта. – И вы больше не считаете его врагом? Даже если встретите, то не вспомните о старых делах?
Он был прав, но по-своему. Я заступлю ему путь только в том случае, если он предастся Злу открыто, окончательно. Так же, как заступил бы путь тебе и как ты заступила путь мне. Дела минулых стоит оставить прошлому.
И вы даже не обратите внимания на то, что он – некромант? Помнится, раньше вы относились к этому не слишком терпимо. К тому же, долги Инквизции…
Сегодня мы сражались бок о бок с магом Тьмы и вампиром. Вампиром, благословлённым самим Спасителем. И никто не видел друг в друге врага. Ибо Суд вершить должен тот лишь, кто призван. Кто нас звал, чтобы судить чьи-то жизни? Увы, большинство моих братьев забывают о том, что никто не давал нам права вершить жестокий суд. Скорбно то, что долгое время и я был среди них. Людям склонно ошибаться, а Церковь – дело рук людских. Оттуда следуют и грехи, творимые от её имени. В то время как нам дано право судить лишь за поступки, но не за выбранный путь. Ибо за него ответ придётся держать ответ перед самим Спасителем – и все муки мирские не сравнятся за то, какая кара ждёт впавших во Тьму в посмертии. Несомненно, ты слышала много сказок о чёрных магах, где они описывались как проклятые существа, со страшными увечьями, нередко – пожираемыми проклятиями. Всё потому, что от Гнева Его никому не уйти. Продав душу Тёмным Богам, тем самым последний шаг сделав к концу, злодей уже не найдёт прощения – его душа сгорает, и искать спасения уже поздно. Они отправляются в первозданную тьму, где их душа будет страдать в Вечности. Но есть и те тёмные маги, которые просто используют арсенал сил Зла, не поддаваясь на их посулы и обещания. Спаситель скорбит по их выбору, однако, всё равно любит их и не отвергает. На них нет кары, и они ничем не отличаются от нас до тех пор, пока не используют магию. Отличие одних от других ты видишь сама.
Вашими устами бы да мёд пить, святой отец. Если бы все ваши… ммм, коллеги придерживались таких взглядов, – снежная коснулась когтем шестиствольного пулемёта: оружие окуталось светлой инистой дымкой, и спустя всего несколько секунд исчезло без следа [Браслет Талиона: алхимическая привязка]. – Я к тому, что, быть может, вам ещё доведётся с ним встретиться.




Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Вторник, 20 Августа 13, 16.18 | Сообщение # 5
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 770
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
Впрочем, девушка не собиралась плакать слишком долго. Грудь по-прежнему щемило, а чувство горькой обиды едким сгустком разливалось по охватившей алхимика апатичной пустоте. Однако подобное внимание со стороны Руфуса несколько задело самолюбие Ретчвин, от чего та, шмыгая носом и прикрывая ладонями лицо, спустила ноги вниз и села на диване. Некоторое время неподвижно пребывая в подобной позе, девушка тяжело вздохнула, дрожащими руками извлекая из сумки маленькое раскладное зеркальце, похожее на округлый кулон. С лёгким щелчком раскрыв зеркало, алхимик вгляделась в него, хриплым от слёз голосом пробормотав - Ну просто замечательно…-
Впрочем, возмущение Ретчвин на сей раз было не беспричинным. С зеркальной глади на алхимика взирало красное лицо с опухшими, мокрыми глазами и растрёпанными волосами. - Ну и к чёрту тебя…- Не вкладывая и капли злобы в эти слова, отмахнулась девушка, убирая зеркало обратно и отставляя сумку на край дивана. - Знаешь, а ты ведь прав. - Произнесла девушка уже ровным голосом, слегка пододвинувшись к столу и опираясь лбом в ладонь. - Ведь я всё таки лейтенант. Пускай и не самого могущественного ордена, но лейтенант. А я тут сижу, рыдаю! - Невесело рассмеялась девушка, продолжая рассуждать - Знаешь, если это облако и вправду вызвано той нежитью, то остаётся лишь одно - уничтожить её всю. А потом я смогу уйти домой. - Девушка откинулась на спинку дивана, переводя взгляд на Руфуса - Но сидеть здесь и ждать, пока кто-то другой будет расчищать мне проход я не собираюсь. Я не кисейная барышня! - Сердито сдвинув брови окончила алхимик, вновь возвращаясь к успевшему погаснуть ноутбуку. Впрочем, не взирая на весь её серьёзный настрой выглядела она по-прежнему крайне забавно. Её облачение, цвет волос и заплаканное лицо никак не сочетались с боевым духом и рвением.

Впрочем, говорить самой девушке об этом лучше не стоило, если, конечно, сообщающему не хотелось приобрести пару свежих химических ожогов или сильнейшее отравление. Алхимик сейчас была невероятно взвинчена. С одной стороны она была готова голыми руками удавить бросившего её здесь диспетчера пространственных перемещений, с другой стороны нотка рациональности в ней настойчиво говорила о том, что разрывать связи и портить отношения с этим офицером явно не стоит. Посему Ретчвин, скрепив на сердце, решилась выйти на связь повторно. И вот вновь зазвучал белый шум и посылышался уже знакомый голос, на сей раз будучи несколько суетливым и взволнованным - Мисс Ретчвин? Приём? Это Девиан Раусс. Пятый офицер Белого Шеста. Похоже, связь была прервана, мисс Ретчвин, вы меня слышите? -
- Он даже не понял, что произошло. Ну, или сделал вид, что не понял. - Облегчённо подумала девушка, деловым тоном обращаясь к связисту - Мне необходимо срочно установить связь с центральным маяком складного помещения лаборатории Зелёной Флейты. Вы способны это устроить? - На сей раз девушка решила биться до конца и даже прибегнуть к угрозам, если офицер вдруг вздумал бы ей вновь отказать.
В ответ раздался привычный скрежет и высокочастотный писк. Но теперь алхимик не вглядывалась в экран с замиранием сердца, она была уверена в возможности осуществления своей задумки и не потерпела бы отрицательного решения.
Спустя ещё несколько секунд фоновый шум прервался и раздался голос связиста - Ваш запрос может быть удовлетворён, мисс Ретчвин. Однако только частично. -
- Да ты что, издеваешься что ли? - Глаза девушки гневно сверкнули, а сама она склонилась к ноутбуку, разгневанно изрекая - Что значит, "частично", офицер Раусс? Лейтенант зелёной флейты имеет полный доступ к главному маяку. Значит, если я теперь на другой планете, а вы в своём кресле, вы можете мной вертеть как вам заблагорассудится? Вы решили мне зубы заговаривать?! -
Судя по всему, весь растрёпанный внешний вид девушки в совмещении со злобой в её голосе безупречно подействовали на связиста и тот мигом отозвался, запинаясь и с дрожью в голосе. - Н-никак нет, мисс Ретчвин! Большая часть л-лаборатории запечатана в связи с внутренними проблемами. В-вы же были об этом проинформированы, н-не так ли? Радио-вызов роботизированной техники не работает. Однако мы можем вызвать вам любой другой инструмент со склада…- Связист затих и, казалось, даже не дышал. Видимо боялся, что разъярённая девушка переместится к нему и попросту сожрёт с потрохами.
По крайней мере, именно так сейчас выглядела Ретчвин: нависшая над портативным компьютером с крепко сжатыми кулаками и всецело напряжённая. Впрочем, ответ офицера крайне обрадовал алхимика и девушка поспешила оформить свой заказ. - Итак, слушайте, мне нужна немедленная доставка следующих инструментов: поле конвертации физических оболочек по астральному уровню, промышленный лазерный резак со сплиттером, интеллектуальная система автоматической подачи боеприпасов, метатель мономолекулярных нитей с функцией подствольного крепления, мобильный генератор деформационных полей. Это всё необходимо доставить прямо сейчас. И ещё вы должны связаться с лабораторией и доставить мне в ближайшее время оправу для кровавого камня. Её нет в списке инструментов, но в лаборатории поймут, о чём идёт речь. -
- Вас понял. Поле конвертации физических оболочек по астральному уровню, промышленный лазерный резак со плиттером, интеллектуальная система автоматической подачи боеприпасов, метатель мономолекулярных нитей с функцией подствольного крепления и мобильный генератор деформационных полей будут оформлены и доставлены вам в течение нескольких минут. Оправа для кровавого камня будет заказана в лаборатории Зелёной Флейты и доставлена вам в ближайшее время. Подтвердите правильность заказа. -
- Отлично! Просто, просто отлично! - Раздражённость как рукой сняло, алхимик вмиг позабыла о своих волнениях и теперь, слабо улыбаясь, вполне спокойно и дружелюбно ответила связисту - Подтверждаю выполнение. Всё именно так. Поспешите! - Игриво пропела Ретчвин, удаляя текстовый файл и сворачивая экран связи с офицером.


Оставив ноутбук в покое, девушка повернулась к Руфусу, окинув парня взглядом с головы до ног. - Он управляет вертолётом, у него есть ноутбук и мощное оружие. Он наверняка должен уметь всем этим пользоваться. По крайней мере, не драконам же и не священнику мне их доверять! - Беспокойно подумала алхимик, обращаясь к Лоуну - Внимательно послушай меня, сейчас с минуты на минуту сюда прибудет груз. Это очень ценное снаряжение, которое я полностью отдаю тебе. Оно сделает из твоего бесполезного против мёртвых оружия настоящую грозу нежити. Постарайся не отвлекаться ни на что, даже на свой вертолёт. Все эти инструменты существуют в единственном экземпляре и если они сломаются… - Девушка нервно сглотнула, представив себе лицо заведущего складом, узнавшего про уничтожение экспериментальных образцов …Скажем так, мне придётся десять жизней подряд чистить подвалы лаборатории без зарплаты и карьерного роста. Так что будь добр, удели мне внимание.-

Воздух подле вертолёта затрепетал, будто от нарастающего жара, а пол ангара начал чернеть, испуская тонкие струйки чёрного резко-пахнущего дыма. Отличительной чертой этого смога было то, что он не начал распространяться по всему помещению, пытаясь отравить каждого присутствующего, а попросту собирался в небольшое тёмное облачко, что витало у самой поверхности.
- А вот и они. Идём! - Девушка резво спрыгнула с дивана, позвав за собой Руфуса и неспешно направившись в сторону пространственных врат. Сейчас алхимик с трудом преодолевала желание прыгнуть в открывшийся тоннель, однако перспектива быть сожжённой вплоть до окончательной смерти массивами изначальной энергии останавливала её от подобного бездумного поступка. Приблизившись к уже начавшему рассеиваться облаку, алхимик не без удовольствия отметила высокое качество работы бюро доставки.
- И всё таки Зелёная Флейта - лучший орден. - Широко улыбнулась девушка, присаживаясь на корточки подле одного из лакированных дощатых ящиков. Контейнеры не были забиты гвоздями, заместо этого они держались на мощных аналогах магнитов: плоских округлых кристаллах, совмещённых друг с другом. Внутри досок была проведена система циркуляции энергии. До тех пор, покуда энергия следовала по замкнутому кругу, кристаллы невозможно было разделить. Именно для этого у девушки был приготовлен специальный инструмент, позволяющий прервать энергетический поток и направить его в открытый эфир.
Поднявшись на ноги и быстро бросив Руфусу - Одну секундочку. - Девушка побежала к дивану, по пути сетуя на свою забывчивость. Вскоре Ретчвин вернулась вновь, с сумочкой на плече и с небольшим толстым стержнем в ладони, покрытым руническим орнаментом. Наклонившись над ящиком, алхимик коснулась металлическим столбиком поверхности доски. Изнутри раздался приглушенный щелчок, а сквозь крошечные зазоры проник белый неосязаемый дымок, что практически сразу развеялся.
- Так-то лучше. - Довольно произнесла девушка, снимая верхнюю панель ящика. Внутри, плотно обложенная со всех сторон неким белым пористым материалом, находилась гладкая бронзовая сфера размером с голову взрослого человека. Её поверхность сияла и лишь в одном единственном месте было возвышение, походящее на объектив камеры. Эта часть сферы была выполнена из некого тёмно-синего металла и имела четыре подвижных обруча с выведенными на них руническими символами.
- Фортификационное деформационное поле. - Спокойно произнесла девушка, словно знакомя Руфуса со своей давней подругой. - Ты пока можешь прикинуть его вес и будет ли тебе удобно его с собой носить. Оно… Не такое лёгкое, как кажется.- Попыталась не обидеть парня Ретчвин, явно считая, что худому Лоуну будет не под силу носить с собой невероятно тяжёлый для своих небольших размером артефакт.

Один за другим распечатывались ящики, извергая разноцветные потоки дыма. В другом ящике, крупном и прямоугольном, находился массивный стальной короб с лежащим рядом укреплённым штативом. Одна из частей короба сужалась в покрытый несколькими кольцами конус, конец которого венчал прозрачный, будто стеклянный, шар. Неподалёку от трёхногого штатива лежал укрытый всё тем же мягким материалом металлический сундучок с крупной надписью "x2" на нём.
- А это лазерный резак! - Изрекла девушка, переходя к другому контейнеру.
- А тут у нас что?- В следующем ящике находилось крупное, примерно полутора метров высотой, техническое приспособление. Сужающаяся к верху конструкция, квадратная в сечении, она была выполнена из чёрного пластика и имела тускло подсвеченную синим сенсорную панель на каждой своей стороне. Ближе к низу конструкции, почти у самого её основания, располагался встроенный монитор с двумя расположенным сверху кнопками активации и выключения. Мониторы так же были на каждой из сторон этого технического обелиска. - Это автоподача снарядов. Тебе понравится. - Улыбнулась девушка, сразу же следуя к ещё одному ящику. - Мононитевое оружие.- Немного мрачно изрекла Ретчвин, аккуартно приближаясь к контейнеру.
На сей раз этот ящик был совсем крохотным. Внутри него лежала алюминиевая база для крепления на ствол, а чуть подальше располагалась длинная и тонкая, чем-то похожая на флейту, трубка. Трубка имела две небольшие кнопки, прорези для подствольной базы, а на одном из концов была дополнена тремя сведёнными концами внутрь зубцами и имела некоторое подобие дула.
Последний ящик содержал в себе сразу несколько толстых чёрных колец, инкрустированных разноцветными кристаллами. Каждое кольцо лежало отдельно от другого, в своей собственной ячейке и имело упакованный вместе с ней кронштейн для крепления на поверхность и рамку для крепления на ствол. Девушка присела на корточки перед кольцами, бережливо взяв в руки одно из них. Металл был холодным и излучал мистическую энергию, что слегка щекотала и покалывала кожу ладоней. - А вот и главное. Это поможет тебе быть чуть ли не более эффективным, чем некроманты. - При этих словах девушка хитро улыбнулась, всё же натура алхимика давала о себе знать и Ретчвин просто обожала доказывать из раза в раз, что наука способна воспроизводить любые техники и заменять работу магов остальных дисциплин куда более эффективными техническими средствами.


- Ладно, теперь давай я объясню тебе всё по порядку. - Вздохнула девушка, прекрасно осознавая, что Руфус навряд ли что-то извлёк из рассказанного. Разве что слово "лазер". - Начнём с самого важного. Это интеллектуальная система автоматической подачи боеприпасов. - Рука девушки указала на обелиск с сенсорной панелью. - Включая его, тебе необходимо указать в нём своё текущее оружие. В его базе есть всё существующее огнестрельное оружие мироздания, включая оружие смертных миров. После этого тебе будет необходимо указать тип боеприпасов, использующихся для оружия. И включить его. Что он будет делать? Он будет автоматически останавливать огонь и перезаряжать всё указанное оружие до тех пор, пока рядом с ним есть снаряды. Это понятно? - Даже не дождавшись ответа, девушка продолжила - Это поля конвертации физических оболочек по астральному уровню. - Ретчвин указала на массивные кольца с креплениями. - Тебе нужно будет установить их перед стволом или куда-то ещё. Главное, чтобы при стрельбе снаряды пролетали сквозь кольцо. Оно будет автоматически… - Девушка осеклась, внезапно поняв, что объяснять принцип действия артефакта относительно магии будет не самой лучшей идеей - …Короче, пока ты стреляешь таким образом, обычная нежить будет получать урон как живое существо. Ты же у нас хорошо стреляешь? Вот и представь себе. Так, дальше. Дальше у нас идёт мобильный генератор деформационных полей. - Рука девушки указала на бронзовый шар со штативом - Если говорить грубо, это крайне мощное силовое поле на несколько персон. У него есть параметры настройки, но тебе их не нужно трогать… - - Всё равно ни черта не поймёшь. - -… Тебе нужно будет просто нажать на большую кнопку. Там она всего одна. Если вдруг к тебе подобрались, нажимай кнопку. Поле держится десять минут, обычную нежить и магию оно не пропустит. Атаковать из сферы и выходить из неё можно. Делать это же в неё нельзя. Даже союзникам. А, ты можешь ходить, держа в руках сферу. Но она тяжеловата…- Ретчвин в очередной раз чудом удержалась от комментирования внешности Лоуна - И вот эта трубка. Это метатль мономолекулярных нитей. Как видишь, крепится под ствол. А теперь послушай меня внимательно, очень и очень внимательно. - Голос девушки стал крайне серьёзным и в нём ощущались стальные нотки - Две кнопки. Всего две кнопки. Одна кнопка готовит снаряд, вторая его выпускает. Готовить снаряд нужно обязательно, выпускать его можно когда угодно, ограничения по времени нет. Никогда, слышишь, никогда не выстреливай без подготовки снаряда. И не спрашивай меня, что случится. Случится очень плохая вещь. Ты выстреливаешь сетью таких нитей. Она покрывает небольшую площадь и её не стоит тратить на слабые цели. Когда она настигает противника, она рассекает его на молекулярном уровне. Поэтому если там будет что-то вроде драконов… Ну, враждебных драконов! Или големов - нажал первую, нажал вторую. Всё, лазер мой, тебе он не нужен. -
Устало выдохнула девушка, ощущая некоторую слабость и боль в голове. Всё же разъяснение подобного материала было крайне утомляющим занятием. Ретчвин прошлась до дивана, с удовольствием присаживаясь на него и вновь смотря на Руфуса, ожидая нескончаемый шквал вопросов.


Доселе пребывавшую в некоторой апатии, Вестницу вернул на землю окликнувший её воин. Драгонесса обернулась к обратившемуся к ней человеку, даже позабыв о своей нынешней внешности. - А, что? Да я в-принципе готова... Даниэль? А вы? - Пробормотала что-то несвязное серебряная и замолчала, пытаясь понять, кто же такой стоит перед ней. Драгонессе потребовалось некоторое время, что вылилось в неловкое молчание, чтобы наконец понять, что перед ней преобразившийся Хранитель Кристалла. - Точно! Он же сам говорил про человеческий облик.- Поморщилась реанимесса, продолжая разговора уже более открыто и уверенно - Я была готова ещё с самого начала. Разве что немного устала, но кто из нас здесь успел отдохнуть. - Слабо улыбнулась драгонесса, мысленно радуясь факту их скорого отправления. - Если мы и вправду выступаем, то мне не о чем волноваться… Разве что, Даня… - Вестница грустно вздохнула
- Даниэля… Больше нет с нами. - Произнесла драгонесса через силу, пытаясь подбирать слова таким образом, чтобы эта неожиданная весть звучала как можно мягче - Он вернулся в Элизиум… Но нет, не думай, что он сбежал! Это вынужденные обстоятельства… Просто, я же говорила, что он болен и ему нужно время. Он вернётся, обязательно вернётся. - Решив, что её слова прозвучали достаточно убедительно, Кайнеффа мягко улыбнулась, будучи тотчас же поражённая ещё одним крайне неприятным вопросом - Помощь? Ну, как тебе сказать. Лучшей помощью для меня будет, если мы поскорее выдвинемся. Как ты и говорил. -

Решив, что заканчивать диалог на такой ноте попросту не прилично, реанимесса решила поддержать разговор - у вас есть машины? Вы же вроде собирались использовать тоннели, а Сильвия говорила о каком-то маяке… Нет, конечно я не буду спорить, но лететь туда на вертолёте будет медленно. - Немного напряжённо изрекла реанимесса - Хотя, я видела вертолёт последний раз лет сорок назад. Может быть я и ошибаюсь. -







Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Вторник, 20 Августа 13, 21.29 | Сообщение # 6
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Вот так-то лучше будет, – одобрительно произнёс Руд, когда Рейтчивин, прекратив лить слёзы, села и принялась приводить себя в порядок. Уголки рта дрогнули в слабой усмешке: небеса буквально кричат о конце света, где-то их ждёт орда нежити, путь домой с тонущего корабля оказывается закрыт, но девушка всё равно всегда потянется сперва к косметичке. Впрочем, намёк на улыбку сразу же исчез, стоило парню подняться – мало того, что салон боевого вертолёта всё же не мог заменить собой кабину грузовика и приходилось нагибаться, так ещё и полностью обвешанным боеприпасами двигаться в ограниченном пространстве было адски сложно. Ругнувшись про себя, Лоун аккуратно развернулся, стараясь не скинуть со столика ноутбук, и поднял со столешницы пистолет, вытаскивая из него опустевшую обойму. – А ведь такой удачный момент просрать – нужно быть победителем по жизни. В другой ситуации можно было бы сесть рядом, обнять… а, к чёрту, сейчас об этом точно думать не стоит, – дёрнув щекой, парень резким и отработанным движением вогнал новую обойму в рукоять, резко передёргивая затвор и ставя Молот на предохранитель. Итак, все пушки перезаряжены, только сними с предохранителя. Осталось только собрать электронику и сделать последние штрихи в своей подготовке. Вздохнув, спецагент с явным сожалением снял со лба тёмные очки, складывая и пряча в карман пиджака с большей обречённостью, нежели звучала в голосе любого из присутствующих при упоминании цели их похода. Вскоре и пиджак, и брюки были сброшены в молодёжную наплечную сумку, в другой карман направились ботинки и прилагающееся к данной униформе оружие – титановая дубинка. Осталось заняться лишь сумкой с аппаратурой – вся мелочь была уложена, а оружие и боеприпасы – или рядом с ним, или в мотоцикле.

Что, с нами решила пойти? Что ж, здорово. Не буду тебе говорить о том, что там тридцать тысяч дохлых ублюдков с массой средств для убийств, и каждый будет стараться сделать всё, чтобы твоё возвращение домой не состоялось. Ты тоже имеешь воинский чин, и сама можешь всё решить, – поднимая Grendel, Руфус натянуто улыбнулся. Ему было трудно определить, понимает ли синеволосая девчонка, куда пытается влезть, или же не слишком, но одно он мог сказать точно – если напоминание не убедит её сидеть тихо, то даже хоровые доказательства всей группы не убедят её лучше, чем замок на спальне, куда её предварительно впихнут. Хотя, вспоминая «пиршество», хрен её знает, поможет ли это… – Спорить с женщиной – себе дороже. К тому же, достаточно высоким для неё званием я не обладаю, так что она пошлёт меня на детородный орган и будет права. Просить Сильвию? Ха-ха, легче перерезать охоту ножиком, чем переспорить двух женщин! – решив не вмешиваться в переговоры Ретчвин, не убеждать в необходимости остаться здесь и тем более не пытаться протолкнуть эту идею «в массы» (в конце концов, если она лейтенант не из-за богатого и влиятельного папочки, любовника или ещё чего, то место её и в самом деле на поле боя), штурмовик решил заняться куда более насущными вопросами. А именно – каким образом утащить всё своё барахло, вместе с тем, так, чтобы оно было под рукой, а не нужно было бы лазать за ним в багаж транспорта каждую секунду. Штрумовая винтовка в руках перекочевала за спину, автомат должен был занять место в руках. Оставался дробовик, который можно было кое-как закрепить за спину, но парень думал о том, чтобы расположить там ракетницу. Хотя, гранатомёт тоже не помешал бы. Но он будет неповоротливее вертолёта в туалете. Измыслить выход парню не удавалось, из-за чего ликование алхимика стало вызывать у него раздражение напополам с желанием отобрать портативный компьютер.

Последний, впрочем, уже был свободен. Вторично закрывая крышку, Руд быстро повторил процедуру сбора «матрёшки»: компьютер оказался в пустоте под одним чемоданом внутри «внешнего» чемодана, крышка захлопнулась, сам кейс оказался в сумке. Прибор ночного видения занял место на шее, а стальная каска – на голове. Пока руки самостоятельно отсоединяли все провода и кабели, быстро укладывая их в боковые кармашки сумки, и убирали приборы, парень внимательно слушал Рейтч, и вскоре его брови взлетели вверх из-за числа противоположных друг другу фраз:
Эй-ей-ей, притормози, милая. Если ты их мне отдашь полностью, значит, я их не буду возвращать, поскольку они мои. Какой хрен будет твоим лаборантам, что с ними стало, если доступа к ним уже не будет? – поставив сумку на стол, Руфус недоумённо поглядел на всецело погружённую в свою «тему» девушку. – И, мать его, ты как бы вспомни, куда мы собрались. Не на презентацию, чтобы смотреть за сохранностью оборудования. Мне там башку отвернуть могут, на какие-то там образцы им будет насрать подавно…так, уже полетела, – последние слова пришлось буркнуть уже под нос, ибо Ретчвин уже увлечённо разбиралась с какими-то коробками снаружи, от которых только что воняло каким-то дымом. По крайней мере, дым был, а запах парня не слишком интересовал. Скорчив рожицу, Руд выпрыгнул следом, не обращая внимания на стоящих неподалёку Сильвию и Марка, дабы посмотреть, что же за диковинки прислали их синеволосой подруге. – Интересно, скидывать сюда амуницию облако позволяет, а спасательный модуль – видите ли, нет, ни за что. Аппаратуру ценят больше операторов. Только без последних и от первой толку нету.

Ну что ж, это не косметика, – попытался пошутить про себя парень, выбравшись из транспортного отсека и разглядывая подарки Зелёной Флейты. Вышло отвратительно, чем парень немедля себя попенял, так же про себя. – Интересно. На кой чёрт мне это всё понадобится? Ха. Похоже на шар для боулинга. Фортификационное… или какая-то байда для ЭМИ, или же для защиты от него. Так, и нахрена я только взял с собой сейчас оружие? Только на спину давит, – вновь испытывая всё удовольствие от полной амуниции, нахмурился Руд, несколько скептически оглядывая посылки. Должно быть, они и в самом деле были крайне полезными и неплохими штуковинами, только пока для него это был бесполезный лом. Лишь только комментарий к кольцам заставил его недоверчиво хмыкнуть. Подтащив один из опустевших ящиков, парень сел, приготовившись к технической консультации. В конце концов, инженер должен в кратчайшие сроки овладеть любой неведомой техникой в кратчайшие сроки и при наличии кратчайшей информации.
Ну и что же здесь интеллектуального? Суют понятие куда попало, не зная его смысла. Обычная система, даже без сравнения – поиск и реализация набора команд. Можно было просто заложить информацию об основах конструкции оружия и нейросетью научить его самого изучать неведомые пушки. Тучу бы памяти освободили, и… – с ноткой раздражения начал Руд, вдруг осекая и удивляясь, с чего это он так взъелся на неправильное применение термина. Словно бы он год толковал об этом Ретчвин, а она всё равно сделала всё неправильно. – Впрочем, неважно. Извини, – примирительно сменив направление разговора, парень задал вопрос: – Четыре экрана – он до четырёх видов поддерживает, что ли? И какова у него дистанция действия?Посреди поля боя ещё пойди попробуй укажи, каким оружием ты стрелять собрался!

Про кольца Руду оставалось поверить на слово. – Надо потом дать Мелу, пусть почитает, что это за руны, – подумал парень, снимая с плеч винтовку и принимаясь накручивать одно из колец на ствол. И тут же столкнулся с несколькими трудностями: на дробовик кольцо войдёт впритирку, а на остальных пушках будет висеть, как собачье ухо. К тому же, будет портить прицел. Оставив пока затею в покое, Руд сунул их в последний свободный карман, взяв из рук девушки хитрое подствольное устройство, жутко напоминающее устройство для стрельбы усыпляющими нитями.
Можешь не объяснять. Сработает в последний раз баффом «на себя», – поднявшись и подходя к порогу летающей машины, парень взял дробовик – единственное оружие, которое ещё не было «укомплектовано», и насадил пускатель нитей на шомпол. Убедившись, что насадка сидела достаточно прочно, парень добавил сверху ещё и одно из колец, укрепляя его на дуле. – Жаль, они не прислали заодно парочку негров. Таскать всё это, – ухмыльнулся парень, поймав идею, как установить насадки и на винтовки. Снова сумка была извлечена на свет – из её недр появились крепления для глушителей – только резьба и диск, к которому должно была подсоединяться само тело устройства. Зазор, правда, оставался, однако, Руд заклинил его попавшимися под руку мелочами – щепками, куском пробки, и тому подобному. – Не развалилось бы на ходу, – мрачно подумав, Руфус оставил в покое оружие, вспоминая, что что-то забыл. – Да, спасибо тебе. Ты здорово помогла, – улыбнувшись девушке, парень взял в руки сферическое устройство, так и манящее разобрать себя и покопаться в своём устройстве. Взять-то взял, но попытка оторвать его от земли вызвала невольное ругательство: – Йо, что они туда налили – уплотнённого урана? Его же только по земле если катить! – скорчив досадливую гримасу, парень ощутил острое разочарование – надежды на хорошую защиту стремительно таяли. Сидеть на месте с ней – значит, тут же вызвать на себя удар. Который через десять секунд вполне повторится. Похоже, что придётся применять его для защиты собственной «минибазы». И ему снова требовались услуги чудесного браслета снежной драгонессы.



Мелвилл понимающе улыбнулся, переводя взгляд на выложенный дорогой узорной плиткой пол:
Да, вам всем пришлось сперва выдержать свой бой. А шанс перевести дух может выпасть лишь после битвы, каким бы он не предстал, – пока необходимости в защите не было, Эмплада всё-таки решил снять и шлем, и кольчужный капюшон – так было слышно значительно лучше, к тому же, значительно снижало дискомфорт. Повертев металлический головной убор в руках, мечник продолжил: – Пожалуй, будь у нас немного больше времени, стоило бы потребовать у здешних правителей лучшие покои и пиршественный стол. Если уж не хотят помочь в битве, то хотя бы обеспечили хорошие условия тем, кто это будет делать за них. Зная их скупость и амбиции, могу предположить, что сражаться сперва придётся на поле боя, а когда опасность отступит, то и в мраморных залах. Трудно даже сказать, что неприятнее. Впрочем, вас с Даниэлем это не должно беспокоить - вы заслужили благодарности большей, нежели просто слова. Если придётся, снесём ворота золотохранилища, – шлем лёг на одну из полок на стеллаже, сейчас значительно заставленным разными частями из полуразобранной турбины. Большая часть – или отработанные детали, или средства для обслуживания. Облокотившись на них спиной, парень, глядя перед собой, положил руки на пояс, чуть сжимая кожаный ремень, прощупывая под пальцами кармашки с рунирами. Что ж, до сей поры ни они, ни оружие, вобравшее в себя частицу мистической мощи завоёвывающих целые сферы миров Богов, сокрушавших своих древних конкурентов, не подводили его. Тяжесть оружия, его ощущение в руках всегда вселяет частичку уверенности и спокойствия. Левая ладонь скользнула к центру, где на месте пряжки висел молочно-белый узорчатый диск. Что ж, у него тоже есть свой собственный козырь. Велика цена, уплаченная за обладание этим козырем, однако, он ещё никогда не подводил своего владельца… Тряхнув головой, золотоглазый воин поймал себя на мысли о том, что снова отвлёкся, едва не начав вспоминать забытые сущим времена и легенды.

Как нет? Постой, ты же не хочешь сказать, что он… – напрягшись и резко развернувшись, сжимая ладонью стойку стеллажа, с удивлением воскликнул Мелвилл. Подобное не укладывалось в голове – Даниэль сам по себе был крайне выдающимся сыном Каина, чтобы, тем более, его можно было убить быстро и без особого труда (иначе бы такую попытку заметили все без исключения). Однако, драгонесса поспешила растолковать сказанное, заставив Эмпладу пару секунд вспоминать, что такое Элизиум. – Ааа… Проклятие, я уже подумал… Неважно, – отмахнувшись от своих же слов, парень вновь отвернулся, глядя на остальных членов команды. – Чем же он болен? Я никогда не слышал, чтобы вампиры болели. По крайней мере, чтобы у них были свои собственные болезни, не являющиеся сущностью вампира. Кроме, разве что, внутренними расстройствами личностями, – глянув на серебряную, экс-хранитель слегка коснулся пальцем головы. В этот момент Эмплада явно не думал о том, что безумие и Малкавиан являются словами-синонимами, и его слова приобретали несколько иной оттенок, нежели он планировал. – Но кто из нас может с уверенностью заявить, что он целиком адекватен? Просто большинство из нас прячет демонов собственного рассудка. Впрочем, о его болезни можно поговорить и в пути. Ожидать его возвращения, как понимаю, не стоит. – Взяв с полки шлем, Хранитель Кристалла сделал шаг вперёд, громко окликнув снежную драгонессу:
Сильвия! Мы выдвигаемся. Собирай своих подопечных, мы пойдём вперёд и попробуем настроить его на Авалар. Клянусь Хелем, из-за бушующего сражения это может оказаться непросто.

Повернувшись к серебряной, Мелвилл вновь нахлобучил кольчужный капюшон и надел шлем, зовя следом за собой и направляясь к одной из дверей:
Крупнейшие города, ещё в дни расцвета Аваларского Царства, были соединены особыми порталами, которые позволяют перемещаться друг между другом, для быстрого перехода из города в город. В некоторых случаях создавались мощные маяки, к которым можно было направиться «вне маршрута». Их существование оставалось в строгой тайне, а после мятежа Ма… В общем, одного дракона, их закрыли и запретили к использованию, думая, что тот мятежник сможет ими воспользоваться и самому проходить через них. В Аваларе нет ни портала, ни маяка, но мы попробуем перенастроить его, чтобы запустить параллельно Тонким Путям к тем, кто уже есть там. Заодно узнаем до отправления, сохранилось ли там сопротивление,И, конечно же, меня ждёт упёртый протест к использованию без долгих согласований и объяснений. Сколько раз одно и тоже. Станет в этот раз спорить – пригрожу голову отрезать, – решив, что этого не стоит произносить вслух, Эмплада додумал это до себя. Сейчас им предстоял переход через коридоры дворца, и, возможно, что состояние Вестницы вызовет у стражи неоднозначную реакцию. Оставалось надеяться, что они его узнают и не станут задавать лишних вопросов. А лучше – чтобы их попадалось поменьше, благо, большую часть дороги можно пройти через тайные ходы. – Машины? К сожалению, кроме недействующего вертолёта, есть только летающие корабли. Самые настоящие галеоны и им подобные, просто поднятые в воздух магией или особыми паровыми двигателями. В отличие от вертолёта, дракона им не обогнать. К тому же, драконов в них не усадишь. Тем более, в вертолёт, – толкнув двери и выходя в коридор, мечник огляделся, после чего выбрал направление строго на восток: – Вертолёт… Как же так вышло, что находясь в месте, где есть вертолёты, ты столько их не видела?




Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Среда, 20 Ноября 13, 16.28 | Сообщение # 7
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 770
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
Нет, ну вы только посмотрите на него - каков наглец! Ретчвин нахмурилась, сдвинув брови едва ли не к носу И как они вообще уживаются друг с другом, если каждый норовит подколоть ближнего? Девушка тяжело вздохнула, откидываяaсь на спинку дивана и блаженно прикрывая глаза. Дико хотелось спать, по всему телу распространялась неприятная ломота. Казалось бы, причин для недомогания уже не оставалось - времена, когда ей грозила верная погибель, были уже позади, а в последние часы она только и делала, что отдыхала и жаловалась. Однако девушка была совершенно не виновата в капризах организма. В конце концов, алхимика можно было понять - инцидент в ратуше был столь энергозатратен, что девушка в буквальном смысле валилась с ног. Руфус уже долгое время не давал о себе знать, а потому Ретчвин начинала потихоньку проваливаться в дрёму. Впрочем, полноценным сном это назвать было нельзя. Хотя бы потому, что буквально через минуту после того, как алхимик успела расслабиться, её самые худшие опасения начали воплощаться: у рыжего парня возникли проблемы, о чём Руфус немедленно же поспешил сообщить в форме неуклюжих шуток.
Урана, уплотнённого урана! Как смешно! Зашибись! С гримасой абсолютной смиренности с фактом того, что в этой компании ей предстоит провести как минимум ещё пару месяцев Если, конечно, они все не перемрут девушка с горем пополам слезла с дивана, неспешно подходя к Руфусу и слегка пихая его ладонью в плечо. Говорить ничего не хотелось. Точнее, попросту было лень. Внезапная апатия, нашедшая на девушку, делала её угрюмой и неприветливой и заставляла окружающих всерьёз задумываться о признаках невменяемости.
Это бронза Негромко изрекла девушка, щёлкнув по грязно-жёлтой поверхности артефакта ногтем. Прислушавшись к тончайшему звону, скорее напоминавшему писк насекомого, Ретчвин положила ладонь на сферу, и устало вздохнула А это орихалк. Но тяжёлая она не поэтому. Бюро разработок забыло зачаровать, я исправлю.
С этими словами Ретчвин склонилась над сферой и, по-прежнему не убирая ладонь, прошептала Сурьма. Соль. Воздух. Луна. Застывание. Смешайся.
[Облегчение веса предмета. Постоянный эффект.]
На мгновение бронзовая гладь сферы будто покрылась тонкой алой плёнкой, но в следующую секунду артефакт вновь вернулся в своё привычное состояние. Впрочем, невзирая на то, что каких-либо внешних изменений невозможно было выявить, Ретчвин выглядела вполне довольной своей работой. Сейчас проверим, как оно сработало. неоднозначно произнесла девушка, без особых усилий приподнимая сферу над её креплением.
Теперь она весит как... Хм. Как небольшой чемоданчик. Привела девушка весьма туманное сравнение.


Никто никогда и не говорил, что он адекватен Совершенно спокойно произнесла серебряная, будто бы говорила о ком-то дальнем и незнакомом. Малкавиан не просто так зовут "Безумцами". Это полностью отражает их сущность. Когда Малкав принёс Каину мудрость, которую он так искал, они открыли запретное знание вместе. Но Малкав был всего лишь отпрыском Каина, и это великое знание свело его с ума. Буквально, если что. Драгонесса обернулась в сторону Меллвила, всем своим видом подтверждая свою абсолютную серьёзность. Даниэль слишком часто сдерживает расстройство личности. И это, в какой-то степени, его и губит... Крайне неуверенно завершила рассказ драгонесса Я сама до конца не разобралась в этом. И не разберусь. Наверно. Даниэль говорит, что только Безумец может понять всё происходящее... И, знаешь, я согласна с ним. Для большей части окружающих это вообще не имеет никакого смысла.
Кайнеффа грустно вздохнула, решив, что разговоров о непутёвом вампире было более чем достаточно. Кроме того, Меллвил уже переключился на насущие проблемы. Краем уха слушая серебряного дракона, реанимесса думала над одной фразой Хранителя. "Мы попробуем перенастроить его". Почему мне это не нравится? Я имею ввиду, они профессионалы и знают, что делают... Надеюсь. Драгонесса прошлась вместе с Эмпладой до входа в коридор, после чего не выдержала и всё же спросила Хранителя Слушай, не хочу быть навязчивой, но ты уверен, что... Что вы справитесь? Нет, я не хочу опять терзать эти раны, просто в случае неудачи портал может... Ну например отправить нас далеко от цивилизации. Вовремя нашла что сказать драгонесса, решив промолчать о настоящих факторах риска, по сравнению с которыми телепортация в ошибочное место показалась бы небесным даром.

Кайнеффа желала спросить Меллвила ещё и тактике ведения боя, однако в этот момент она отвлеклась на гулкое эхо, что пробежало по всему коридору. Звуки голосов, лязг металла, такие разные и непонятные тембры и крики, к путникам приближалась группа неких существ. При этом существа спорили на повышенных тонах. Драгонесса заметно напряглась и совершила шаг назад, как бы отступая и рефлекторно готовясь дать отпор. Она помнила слова Эмплады, что здесь им ничего не угрожает, и они находятся на территории союзников. Но всё же старый опыт не давал о себе забыть.


- Немедленно покиньте территорию! Сейчас придёт стража и у вас будут серьёзные неприятности! - Раздался один тонкий, даже писклявый, голос. - Ну так в чём проблема? Я люблю приключения. - Отвечал ему второй, скорее похожий на карканье ворона, нежели на человеческую речь. - Вы не имеете никакого права! Это частная собственность! Вас вышвырнут отсюда, как только прибудет стража! - Не унимался пронзительный голосок. А его собеседник только и делал, что хамил в ответ - Ну, скорее вышвырнут стражу. Разве это не их работа, не позволять всяким сомнительным личностям, навроде меня, шастать где попало? - В словах отвечающего слышалась неприкрытая желчь сарказма. Казалось, что ещё немного и злоба в этих речах испепелит хозяина визгливого голоса. По мере продвижения невольных собеседников вглубь здания нарастала громкость их разговоров. Вскоре на стене коридора возникли два бесформенных растянутых пятна - отбрасываемые существами тени. И вот, они вышли из-за угла.
Вышли и замерли, столкнувшись едва ли не лицом к лицу с Хранителем Кристалла и Вестницей. Впрочем, нельзя сказать, что сами драконы были менее удивлены этой встрече. Что до Кайнеффы, так та вообще созерцала обладателя каркающего голоса округлёнными глазами и с таким выражением морды, словно её хорошенько ударило молнией.
Перед путниками предстали два существа. Одно из них, всё ещё недовольно ворчавшее и переступавшее с лапы на лапу, похоже было придворным слугой во дворце. Это был ещё совсем молодой, относительно небольшого роста, худощавый драконоид, облачённый в некое подобие тюрбана (Что на деле являлось небрежно обмотанным вокруг головы лоскутом дорогой ткани). По всему внешнему виду слуги можно было без всякого сомнения сказать, что он сильно нервничал. Даже не нервничал, а попросту сходил с ума. Видимо он совершенно адекватно оценивал последствия, что ждут его за визит непрошенного гостя. Не найдя помощи по пути в зал, драконоид окинул молящим взором двух путников и сердечно воскликнул - Ну пожалуйста! Ну сделайте хотя бы с ним что-нибудь! - Голос слуги сорвался. Было ощущение, что он вот-вот расплачется.

Впрочем, реанимесса не могла ни в чём винить юношу. Ведь тот самый непрошенный гость, что ныне предстал перед ними во всей красе, представлял собой действительно устрашающее зрелище.
Это был необычайно высокий худощавый, даже мертвецки измождённый, гуманоид. Именно гуманоид, так как утверждать, что это был человек драгонесса не смела. Гость был облачён в длинный, от шеи до лодыжек, плащ, выполненный из вощёной кожи. Его узкие брюки и высокие ботинки, судя по всему, тоже были кожаными. Но выглядели они столь измятыми и лоснящимися, что невольно создавалось ощущение, что эти элементы костюма лишь выдавались за кожу, на деле являясь жуткой смесью холста и воска. Общее впечатление от существа было двояко. Гуманоид будто бы стремился прикрыть каждый участок своего тела, дабы никто не мог увидеть даже фрагмента его кожи. Ладони существа покрывали ярко-белые незапачканные кожаные перчатки, плотно охватывающие костлявые пальцы и уходившие под рукава плаща. Но главным отличием существа была даже не излишняя скрытность. А его лицо. Точнее, искусно выполненная маска в форме демонического оскала, вкупе с капюшоном плаща полностью скрывавшая лицо гуманоида.
После столь неожиданной встречи прошло несколько секунд полной тишины. Несколько секунд неловкого молчания, прерываемого лишь горькими всхлипываниями слуги. Наконец, неясный гость решил обратиться напрямую к путникам.
Его голос и впрямь был необычным. Нельзя сказать, что он был неприятен или, напротив, его хотелось слушать вечно. Но он точно отличался от привычных гуманоидам голосов. Он звучал тихо и мелодично, но порой, в некоторых случайных словах, что вроде как не должны вызвать никакого подозрения, отчётливо ощущалась какая-то гниль.
- Доброго вам вечера. Хотя я не знаю, добрый ли он. Наверно нет. Для идущих на верную смерть не бывает добрых времён. Впрочем, это решать не мне. Наверняка вы уже догадались, что моё явление совершенно неслучайно. - Гуманоид прокашлялся, совершив широкий шаг вперёд, как бы ненавязчиво напрашиваясь на приглашение войти в зал - Я от Дана Аггера...~ -
- Вы от Даниэля?! - Не выдержала драгонесса, начав нервничать едва лишь заслышав имя своего доброго друга. Впрочем, практически сразу Вестница осознала, сколь бескультурно было с её стороны прерывать их нового знакомого. - П-прошу прощения... Продолжайте, п-пожалуйста... - Запинаясь, пробормотала драгонесса, желая сжаться и стать невидимой. Или вовсе провалиться. По крайней мере, она как никогда была рада тому, что драконы не умеют краснеть.

Впрочем, гуманоид даже не подал виду. Он выслушал реанимессу, убедился, что она закончила говорить и, как ни в чём не бывало, продолжил Он крайне болен. У него проблемы с Голкондой и ещё большие проблемы с Советом на Элизиуме. Но оставим эти дела ему. Я. Что же до меня, я его давний знакомый. По его сердечным просьбам я обещал ему заменить его в предстоящем... Сражении. Да, я полагаю, именно это слово тут подходит. Сражение. Мёртвых с живыми. Да. Гуманоид окинул взором пространство холла позади драконов и покачал головой Моё имя слишком старомодно и сложно для запоминания. Не желаю утруждать вас подобным. Для вас, как и для любого другого, я Лазарь. Так меня и зовите. Я не имею ничего общего с Лазарем из Вифании, как и не имею ничего общего с Вифанией вообще. Я Сородич, как, я очень надеюсь, вы уже поняли. Казалось бы, моё присутствие здесь ничего не меняет. Какая разница, кто будет сражаться со всей этой нежитью. Но будь я вампиром хоть тысячу раз... - В этот момент голос существа кардинально исказился и казалось, что безжизненный фарфор его маски слегка дрогнул и выведенные древними художниками губы расплылись в своей скалящейся улыбке ещё шире. -...Вы даже не представляете, как я ненавижу мёртвых.-






Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Среда, 20 Ноября 13, 21.54 | Сообщение # 8
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Ах, так это бронза? Ну, теперь-то шарик непременно полегчает! – Руду не терпелось выпалить свой язвительный ответ, однако, явно не склонный к беседам вид Ретчвин всячески разубеждал в этом. Да и парень сам был слишком хорошо знаком с натурой девушек, чтобы вести себя так легкомысленно. Настроение менялось восемь раз за минуту. И Ретчвин, кажется, не была исключением. Девушки! В какой-то момент Лоуну даже показалось, что с Сильвией было не так уж и плохо – в этом плане, по крайней мере, она была удобнее. Ограничившись одним лишь хмыканьем, он поднял случайно закатившийся диск, направившись к скучавшему на мотоцикле пулемёте, и принялся насаживать его на противооткатное устройство. Кольцо стало немедленно издавать звук трения тяжёлой глиняной вазы по фарфору, под который Руфус фыркнул себе под нос:
Забыли… Что они ещё забыли? Контроль сборки и качества для этих магов вообще что-то говорит? – кое-как запихнув диск на своё новое место, парень развернулся к Ретчвин, внимательно запомнив все её манипуляции и слова. Проклятие, всё это выглядело настолько просто, что даже возмущало своей лёгкостью. Нужно будет непременно попробовать на досуге повторить фокус на каком камне. Подходя к девушки и взяв из её рук шар, он оценочно взвесил его в руках, скорчив гримасу, после чего заключив:
Отлично. Так гораздо лучше. Спасибо, – хитроумный орб отправился в многострадальную сумку, места в которой уже оставалось не так-то много. Наконец, кое-как закрепив его внутри, парень поднял мешок, ставя его на небольшой подсобный столик, принявшись окончательно вооружаться – за спину отправилась целая ракетная ручная установка и тяжёлая винтовка, на поясе закрепился нож, пистолет… Последним из взятого с собой стал автомат – но ему нашлось место только в руках, потому, он лёг рядом с сумкой. На голову легла каска, и мельком глянув на себя в стоящее у дальней стены зеркало, Лоун насмешливо скривился – коммандос, мать его! – Ну что, пятый отряд ночных лучников собран в полном составе и готов отправляться на перегруппировку в ад! В этом чёртовом Талионе отступлению не учили, вбив в головы догму «ни шагу назад», только для простого солдата её забыли отменить специальной директивой! Интересно, неужели я похож на героя?



Мелвилл замолчал, раздумывая над услышанным. Вампиры всегда были для него чем-то далёким, подобно детской сказке, и о них складывался стереотип «разумного кровососа». Конечно же, он слышал о том, что у них есть свои кланы и своя магия, но в то время дракона тема Ночного Народа не слишком волновала: имея под боком Кристалл, напоенный мощью Владыки Солнечного Света, юный и гордый ученик считал их наименьшей проблемой и был уверен, что явись такой на границе его тайных владений – и серебряный испепелит его без труда, какой бы магией он не владел. Да, тогда он был таким – отвергнутый своими собратьями, он нашёл утешение в отговорке о высшем знании и долге, что привело к излишнему самолюбию и гордыне. Ненадолго, но когда это прошло, времени интересоваться каинитами уже не было. С тех пор в глубине остался стереотип о том, что вампиры – существа без «души и сердца, те, кем движет холодный расчет, у кого нет чувств и эмоций». Впрочем, то же самое священники говорили и о любом чёрном маге, что их расчёт ведёт лишь к своему величию, что за ценой они не постоят. Верил ли в это Мелвилл? Наверное, нет, ведь даже самым примитивным существом, если оно способно мыслить, движет какая-то оправданная для него цель. И эта цель не может быть единой для всех существ одного вида, или же всех специалистов одной профессии. Но бытовавшее тогда мнение его вполне устраивало, чтобы Серый Меченосец задумывался о его несовершенстве. Но у Судьбы есть и чувство юмора, и желание учить непутёвых Смертных – и сегодня Эмплада слушал рассказ о болезни рассудка одного вампира от мага Тьмы, который не так давно грудью принял на себя удар, действуя подобно чемпиону Света.
Но если он не станет сдерживать свой рассудок от попытки разбиться, то это погубит его намного быстрее. Я не могу судить о нём, ведь наша встреча ограничилась набором из двух-трёх фраз, но за это время он показался мне не столь безумным, как многие из нас. Да, он эксцентричен и эпатажен, но не вызывает мысли о сумасшествии. Похоже, что его безумие больше похоже на родовое проклятие, чем на болезнь рассудка. Понять его, по крайней мере, так же непросто, – меченосец не стал задавать вопросов, сколько длится его болезнь, или спрашивать что-то ещё. Похоже, что Кайнеффе было тяжело об этом говорить, и она ясно обозначила свою неуверенность в этом вопросе. К тому же, перед Хранителем Кристалла вставал совсем иной вопрос: ему не хотелось тратить время на объяснение со стражей и управленцами дворца, а на пути к порталу таковых будет не мало. Вид их компании тоже вызывал множество подозрений – чего только стоил шокирующий вид Кайнеффы. Дракон, всё больше похожий на ожившего мертвеца с кладбища, священник, коммандос из будущего, ещё один дракон, средневековый рыцарь с безумным дизайном мечей, и девчонка с дискотеки – грозно их отряд будет смотреться, ничего не скажешь! Хуже было то, что Мелвиллу нужно вести в бой отряд, члены которого мало себе представляют возможности друг друга. И где каждый имеет право сомневаться друг в друге – пусть не в их мотивах (хотя, не все могли ещё довериться любому из команды), но в их способностях и знаниях, в их выносливости и том, сколько они ещё выдержат. И, словно бы желая подтвердить сомнения Мелвилла, свои собственные опасения выразила и Вестница. Мелвилл вздохнул:
Да, понимаю, что звучит не слишком обнадёживающе. Но выбора у нас нет, на крыльях придётся добираться намного дольше. Я уже не говорю о потере сил и о том, что крылья есть не у всех, а починка вертолёта потребует ещё минимум суток. Придётся рисковать. Будь у нас больше времени, можно было бы вычислить координаты нужной точки и правильно задать условия. Всё-таки погрешность должна быть небольшая – может, полкилометра, может, километр. Главное не оказаться посреди самой орды, но туда портал и не пробьётся. Как и не должен доставить нас по частям на всю долину. Мы его попросту не откроем прежде, чем он достигнет такой нестабильности, – он понимал, что его слова отнюдь не добавят уверенности. Больше того, они прямо говорили – всё зависит от воли случая, и, быть может, мы просто останемся сидеть здесь и думать новый способ попасть на поле битвы. Кроме того, конечно, где бывшему хранителю нужно будет доставлять союзников на поле боя по одному – но сколько минут уйдёт на такое, и сумеют ли первые продержаться до появления последних? Извиняющимся тоном мечник добавил, поднимая голову и взглянув на морду Кайнеффы: – Никто никогда не думал, что случится такое. Вряд ли даже последние поколения о таком догадывались. Авалар был хорошо защищён от врага внешнего, никто не думал, что он родится в силах тяжких в его сердце. А когда им наглядно объяснили, то после заниматься решением проблемы было уже некому… Постой, что там такое?

Услышав впереди странный шум, меченосец сперва решил, что Руфус сумел зацепиться за стражу, но голоса немедленно отмели подобную мысль. Недоумённо переглянувшись с серебряной, он сделал ей жест остановиться, двинувшись вперёд. Нет, это не их группа вызвала шум – но кому понадобилось вламливаться в дворец правителей Аррениуса и вести себя так дерзко и вызывающе? Ладонь непроизвольно сжалась, словно бы надеясь ощутить внутри привычную тяжесть эфеса меча. Но нет, идти с оружием наперевес по чужому дому – плохой жест, ведь и касательно их самих требование покинуть дворцовые коридоры звучало бы справедливо. Буквально в последний момент Эмплада вспомнил, что его больше знают по его доспеху, нежели по лицу, и, помянув Подземный Жар, прищелкнул пальцами левой руки, на одном из которых было надето мигом полыхнувшее алым кольцо с рубином – с легким приглушённым звоном фигуру Хранителя Кристалла окутало выстрелившее из-под стоп жемчужно-серое облако. Оно рассеялось буквально за секунду до появления спорящего отряда, представляя Мелвилла в сверкающем серебряном доспехе вычурной ковки – почему-то до этого вмиг получивший облик рыцаря воин не хотел делать до тех пор, пока не потребовалось производить на прислугу и стражу внешнего впечатления.
Навстречу им выдвинулся не целый отряд, а всего лишь двое. Двое, и никто из них не был стражником, никто не носил на виду доспехов или оружия. – Что же тогда там бряцало… Милосердная Ялини, это ещё кто такой? – если драконид удостоился всего лишь мимолётного взгляда, то его спутник был буквально пронзён взглядом Хранителя Кристалла. Он был похож на… нет, не на кого он не был похож. Но его облик, особенно маска, вызывала ассоциацию с кем-то из тех, кто и создал всю эту орду, Вечную Ночь, проклятия… воображение немедля нарисовало целую дюжину таких особ, с кривыми ножами в руках и ветхими черными книгами на столах, а посреди – наклоненный стол, к которому была привязана жертва, так похожая на… Мечник крепко зажмурился, отгоняя наваждение, и распахнув глаза, сделал шаг в сторону, давая пройти незнакомому гостю. Хотя, быть может, следовало бы пронзить его клинком? Впрочем, пришелец быстро прояснил ситуацию хотя бы для Кайнеффы – значит, их что-то связывает и он хотя бы не враг. Мелвилл обернулся на несчастного распорядителя, вручённый которому дворец превращался в проходной двор для самых подозрительных личностей, и тихо ему проговорил:
Всё в порядке. Он – посыльный Террадора, и прибыл с особым докладом, –отговорка была никудышной, но слуга не стал забивать себе голову лишним, не задавая особых вопросов. – Очень скоро мы все отсюда уйдём. Но нам нужен проход к порталу, и чтобы стража либо кто-то ещё нам не мешали. Авалар не потерпит промедления, – драконид, понимая, что единственный способ избавиться от непрошенных и неприятных гостей – поторопиться помочь им покинуть город, несколько раз спешно кивнул, развернувшись и бросившись бегом назад, скрываясь за поворотом. А Мелвилл обернулся к представившемуся вампиру. О да, непростым каинитом был Даниэль, если так легко отсылает вместо себя воинов. Может, он просто испугался битвы, а не боролся с недугом? Куда там, скорее, в таком случае, он бы вызвал целую орду вампиров себе на подмогу.
Хранитель снова всмотрелся в лицо-маску неведомого вампира. Удивительно, но сокрыв лицо за преградой чужому взгляду, он не скрыл своих эмоций – напротив, маска словно бы позволяла правильно выразить их, создать нужный фон и придать особые черты каждому чувству и слову. Очень необычная и запоминающаяся личность, как и весь этот вечер. Срочное экстренное задание на ночном взбунтовавшемся кладбище. Старые друзья, схватившиеся с новой таинственной угрозой, как всегда, на шаг впереди Хранителей. Священник, доселе тайно существовавший на кладбище. Драгонесса, владеющая пугающей властью Тьмы и щадящая себя меньше, нежели врагов. Молодая девушка из современного мира, обладающая легкомысленной внешностью и поведением, но оказавшейся членом, ни много ни мало, вселенской группы сил особого назначения. Вампир, владеющий Святой магией и свободно отправляя вместо себя на смертельную битву другого вампира. И оба – не боящиеся смерти, далеко не из тех, что обычно встречаются в ночных странствиях. Всё это – в заштатном смертном мирке, в котором не было источников силы, особенно ценных ресурсов, кузницы талантов, хранилища знаний – чего-то, из-за чего хоть кто-то из них мог бы обратить внимание на этот мир. Или всё-таки было? Судьба затеяла свою собственную игру, вновь переплетая удивительным образом линии судеб столь необычных существ. Как тогда, встреча с пиратом далеко от моря, что оказался владельцем силы столь великой, что смог бы сокрушить главного чародея Глиммера. Но в этот раз завязка куда масштабнее и страшнее. Так что же завязывается на этот раз, и чьи судьбы прервутся в этом клубке? Или же он просто окажется разрублен там, на Аваларе, в отчаянном бою, где победы им не суждено достичь?
Приветствую тебя, Лазарь. Меня зовут Мелвилл, Мелвилл из дома Эмплады. То, что Даниэль сумел найти себе замену, безусловно, радует. Полагаю, он сообщил не только какого рода предстоит битва, но и каковы наши шансы на успех? И, должно быть, у вас очень веская причина отправиться с нами, большая, нежели просто ненависть к неупокоенным.



Марк резко распахнул глаза, ощутив, как сам воздух вокруг резко изменился. Потяжелел, помрачнел, словно бы там, в его невидимых слоях, наступала мрачная туча, несущая смертную тоску и отчаяние. Пока ещё её мог ощутить не каждый, но священник уже сейчас ощущал гнетущее напряжение, которые намеревалось лишить силы духа и наполнить сломленностью и обречённостью… Не бывать тому. Прошептав одними губами краткую молитву-оберег для защиты духа от злобных помыслов, священник поднялся, тут же ощутив на себе взгляд белой драгонессы. Сильвия широко раскрыла глаза, подняв голову и глядя немигающим взглядом бездонных голубых глаз на Марка – она тоже чувствовала, как в этом городе появилось нечто, что сперва очень хотелось отнести к Злу. И это Зло было недалеко от них. Слишком недалеко, вспоминая, что именно в той стороне скрылись Вестница и рыцарь. Неужто Марк ошибался, и тёмная чародейка оказалась коварнее, нежели думал священнослужитель? Или же…
Преподобный, это они? Они хотят нам помешать соединиться с Глорфинделом, не дав нам отправиться им на помощь? – в мысленном голосе снежной слышалась неподдельная тревога. Инквизитор нахмурился, точь-в-точь как всего секунду назад нахмурилась сама ледяная волшебница. Такое беспокойство тоже возникало, и Марк даже не мог сказать, чего боится больше. Предательство Вестницы Джихада покажет, что священник слишком ошибался в своих надеждах, и что его предположения были опасной ересью – чёрный маг не заслуживает снисхождения и жалости, союз с ним недопустим, как и не допустима терпимость. Значит, что годы осмысления пропали даром, что ссылка в этот мир не дала ему открыть истины. Но сколь бы Марку не хотелось исполнения такого варианта, умом священник понимал, что появление здесь настоящего врага в силах тяжких для всех может иметь куда более горькие последствия. Или же это какой-то третий вариант – что, быть может, враг не ожидал их здесь встретить, и отправил малые силы?
В ваши залы враги могут войти, минуя стены и запоры? – спросил в мыслях священник, и тут же получил ответ:
Нет, только через ворота.
Запри двери, кроме той, через которую вышел рыцарь. Мы пойдём за ними, – скомандовал преподобный, двигаясь к полуприкрытой двери.

Сильвия поднялась на все четыре лапы, не позволяя себе сладостных секунд потягивания. Мысленный приказ – и засовы, что ещё не были заперты, сами вскочили в пазы. Драгонесса ощутила на себе удивлённый взгляд напарника: вводить его в свои подозрения Мескотт не желала, но стоило бы сделать так, чтобы он сидел наготове. Проходя мимо человеческой пары, она склонила голову, тихо шепнув ему:
Вы вдвоём останетесь здесь. Станешь на входе и будешь наготове. На всякий случай. И не высовывайся, пока мы кое-что не проверим, – парня явно не устроит такой ответ, потому, не дожидаясь шквала недоумённых и недовольных вопросов, Сильвия ускорила шаг, мигом оставив позади удивлённого Руфуса. Молча следуя за Марком, она последовала за Инквизитором, но немедля ощутила преимущество Кайнеффы – Сильвии, в отличие от неё, пришлось сложить крылья и сильно нагнуть шею, чтобы не застрять в проходе и не тереться о стены и потолок. Нужно было заметить, что вздумай она развернуться – и оказалась бы в ловушке. Гнетущая аура приближалась – она не была голодной, как обычно им следует быть, она не трепетала в нетерпеливом ожидании, нет – она вела себя пассивно, словно бы просто существуя, без всяких целей, особенно таких, как на кого-то давить, запугивать или выпивать силы. И след их компаньонов вёл как раз к ней – белая драконица чувствовала их запах так же чётко, как и запах идущего передней священника. Тот уже тоже понимал, что к худу или к счастью, его опасения не оправдались.

Распахнув двери, они оказались в том самом коридоре – по счастью, бедняга-слуга уже ушёл, ибо от такого числа самых странных чужаков его бы точно хватил приступ какого-нибудь недуга. Снежная далеко не пошла – остановившись на полпути в уже заблокированном каменном тоннеле, она предпочла наблюдать издалека, готовая вмешаться, если потребуется. Однако, Марк подошёл к самой троице, и пытливым взглядом окинул Сородича, и, пригладив висящий на груди Крест Спасителя, произнёс:
Так вот кого Спаситель послал нам. Не могу назвать тебя своим чадом… да и благословить не смогу… Богата нынешняя ночь на сюрпризы. Да ещё на какие! – старик поцокал языком. – Какие же тропы привели вампира… такого вампира в эти стены? Для посторонних путников, даже более привычных, они закрыты и днём, и ночью.



Получив странный приказ и не сумев даже попытаться чего-то добиться от Сильвии, парень лишь недоумённо хлопал глазами вслед уходящей драгонессе. Ха, словно бы нежить проникла уже сюда, и превратила в зомби его обитателей.
Ладно, – произнёс парень, взяв в руки SCAR, направляя его дулом к земле, и резко передернул затвор. – Пойдём посмотрим, что там за дверью такое страшное… Кстати, тебе бы тоже не мешало взять какое оружие. Там ещё осталось, можешь выбрать, или могу уступить этот, – развернувшись и пройдя какое-то расстояние задом, парень махнул свободной рукой на мотоцикл, затем – на автомат в руке. После чего, подхватив сумку и закинув её на плечо, двинулся к выходу, опустив оружие на плечо.
Возле дверей парень осторожно поставил сумку, и подтянул какой-то столик, усевшись на него и наблюдая за выходом. Интересно, что там может такое появиться в коридоре, и куда потянулись Сильвия и поп. Интересно, сколько для него продлится эта битва. При упоминании того, что ждёт впереди, внутренности болезненно сжало страхом. – Кажется, в первых линиях сражающихся, современная и отлаженная боевая единица живёт от двух до пятнадцати минут. Было бы неплохо засечь, удастся ли побить норму. Хотя, секундомер-то у него есть, а вот кто снимет цифру потом? Ох, какая неудача. Зато можно не жалеть патроны. Вот он, Руфус, твой собственный хоррор-шутер на выживание. Режим «стоять до последнего» на уровне «хардкор». Хм, может, всё не так плохо? Лишь бы патроны пополнялись, и какая-нибудь ходячая аптечка рядом была. Целитель, или медик. Ха-ха. Какой же я, всё-таки, идиот.




Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Четверг, 21 Ноября 13, 00.57 | Сообщение # 9
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 770
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
- Не стоит недооценивать ненависть, Мелвилл - Едва получив поверхностную информацию о своих новых знакомых, Предвестник немедленно же ей воспользовался. Сородич вёл себя необычайно невозмутимо, словно это он, а не захворавший Малкавиан, был в этой компании с самого начала и знавал и радость и горе. - Порой одной её достаточно, дабы пали целые города. Не думай, что ненависть это только громкие крики и напрасные сотрясания воздуха. - Каинит подметил, что Хранитель Кристалла был не против его дальнейшего продвижения внутрь зала, чем немедленно и воспользовался, пересекая условный порог коридора. - Наука ненависти... Да, именно наука. Она знавала много случаев. Ведь можно ненавидеть продажного лекаря, можно ненавидеть неуклюжую музыку, можно ненавидеть предавшего друга, можно ненавидеть себя, в конце концов. Но разве всё это - одна ненависть? Нет. Всякое чувство многогранно и неповторимо. Ты никогда не вглядывался в лица существ, Меллвил? Ты не замечал, что лицо - это сложнейшая мозаика переживаний и эмоций. По лицу можно прочесть тысячи вещей. Но мы, к сожалению, обращаем внимание на силу клинков, на роскошь одеяний и на лестные речи... -

Лазарь совершил какое-то мелкое лёгкое движение, даже не сойдя с точки, на которой стоял, однако неким образом повернувшись маской к серебряной драгонессе. - Я частенько нарушаю устои привычных словесных форм, называя вещи не своими именами. У дракона не должно быть лица... Но отчего-то я его вижу. Я вижу страхи внутри тебя. Но мне не понятны эти страхи. Мы можем говорить с тобой на одном языке, Дитя Смерти... - Сородич совершил достойный высокой сцены жест рукой - Ведь тьма струится по мне точно так же, как по тебе. И точно так же я не желаю этого принимать. Скажи мне, разве уместно недоверие среди единственных в мире союзников? Разве уместен стыд среди тебе подобных? Разве уместен страх, если ты честно исполняешь свою работу? Ответь мне, и я пойду с миром. -


События развивались слишком быстро. Едва драгонесса успела прийти в себя после столь неожиданного ухода единственного близкого ей существа, как на голову Вестнице уже посыпались новые известия. А нынче и вовсе, таинственный и древний, пришедший, по его словам "На место Даниэля", вампир выглядел как зловещий чумной доктор с шаманской маской на лице. В каждом движении Предвестника, в каждом его слове, ощущалась сама древность. - Но что же ещё ты не рассказал мне о своём прошлом? - Не без беспокойства подумала Кай, даже боясь представить, какие ещё гости могли заглянуть на огонёк, будь одного вампира на замену мало.
В-прочем, явившийся Сородич имел одну крайне важную для драгонессы черту, благодаря наличию которой Вестница чувствовала себя более-менее уютно, пребывая рядом с ним. Эта черта не гарантировала тёплых отношений или излишнего внимания, но хотя бы позволяла свободно общаться. Лазарь был магом тьмы. Кайнеффа прожила на свете не так уж и много, в сравнении с её собеседником, но всё же неприкрытую энергию матёрого чернокнижника мог ощутить даже простой деревенский друид. А что же до реанимессы, то та и вовсе подсознательно восхищалась энергетикой каинита. - Не иначе он маг крови. Не иначе. - Думала драгонесса, сама того не замечая, как пропускает сквозь себя холодное дыхание ауры Сородича, ледяные прикосновения которого слегка охлаждали разгорячённое тело, всецело препятствующее развивавшейся внутри мутации.

Но всё резко переменилось, едва Лазарь обратился непосредственно к ней. Вестница не могла подобрать таких слов в общем наречии, что описали бы чувства от взгляда Предвестника. Зато на языке мёртвых есть замечательная фраза "Ex Nihilo", обозначавшая первородную пустоту во всём могуществе её. Именно эта пустота и смотрела сейчас на драгонессу. Точнее, жадно пожирала её, поглощая эмоции реанимессы. Сперва Кай была не на шутку напугана. Но прислушавшись к ощущениям, она вдруг ясно осознала, что Сородич поглощал всё то сомнение и страх, что мутным осадком пятнали её сознание всё это время.
Набрав в грудь побольше воздуха, словно непутёвый ученик перед финальным экзаменом, драгонесса наскоро выпалила - Я просто очень волнуюсь за Даню. И ещё мне кажется, что Сильвию ждут большие неприятности, ведь там столько нежити! - И всё бы ничего, однако в этот момент драгонесса заслышала шаги, знаменовавшие о том, что и другие члены команды решили не сидеть без дела и присоединиться к разговору. И вновь, вновь драгонесса кляла свой болтливый язык. - А вдруг она подумает, что я... Слишком сильно за неё переживаю? - При этой мысли Вестница даже неуютно поёжилась.


На повторные выходки со стороны серебряной драгонессы Предвестник отреагировал, как и в прошлый раз. А именно, никак. Лишь некий приглушенный хрип, отдалённо напоминавший смех дряхлого старика, вырвался из расселин, образованных краями маски и капюшона. - Твоя форма сослужит нам хорошую службу. А с Даном всё будет в порядке. На то они и Безумцы, чтобы их жизнь была похожа на проклятье. -
Лазарь уже подметил приближавшегося к вратам Марка, однако не спешил уделять этому какое-либо внимание. Каинит продолжил разговор с Меллвилом, повторно развернувшись на месте - Я чувствую в тебе силу и молодость. Но, между тем, я чувствую сомнение и ложь. Это лгёт твоё тело. Но не переживай, я не священник, чтобы устраивать тут проповедь. Всё, что я хочу сказать тебе насчёт ненависти, так это то, что ненависть - боль. И ничто, ничто не болит так сильно, как рана, причинённая предательским кинжалом. Особенно если целую тьму веков она нарывала и гноилась. Именно поэтому ненависть к мертвецам - более чем достаточная для меня причина. -

Негромко закончив свои речи, Лазарь успел встретить преподобного, когда тому оставались считанные шаги до стоявшей в коридорном проходе троицы. - Благословенен тот, в ком живёт слово святое Господне, в чьём сердце власти тьмы и страха смерти нет, кто свято бережёт любовь и веру, и для того откроется спасенья свет. И кем б он не был. И он, в одеждах белых, в Небесный Дом, когда наступит час, поднимется, благослови Господь всех нас. - Немедля парировал Предвестник, цитируя книги древние и неясные, тексты которых помнили истинную гармонию в смертных мирах. - Я помню время, когда Каппадокийцы каждую зиму отправлялись в один монастырь, древними знаниями нашего брата помогая там, под покровом ночи, каждому нуждавшемуся... Эх, было время. А сейчас же я хочу спросить у всех присутствующих - как скоро готовы вы отправляться? И готовы ли? О способе перемещения не беспокойтесь. Я знаю куда более точные и надёжные способы, нежели эта ваша, хех, современная магическая инженерия. - С явной иронией произнёс Предвестник, не скрывая своего, мягко говоря, неуважения к дисциплинам новой оккультной эры.


- Ну тебе ж сказали, сиди здесь! Ну куда вы все лезете? Боже мой, мужчины - пока пулю не получит, не успокоится. А потом что? Потом будет тако... Ладно, чёрт с тобой. - Осознав, что теперь она ворчит даже в собственных мыслях, Ретчвин, токсливо посмотрев на диван и дав себе понять, что в ближайшее время отдохнуть так и не выйдет, прошла к выходу следом за Руфусом. На предложение парня заиметь какое-нибудь оружие алхимик лишь скривила недовольную гримасу, помахав перед носом у парня ладонями - Видишь их? Это моё основное оружие. Да и, в-принципе, любого алхимика. Так что, дружок, иди вперёд, а я, если что, сожгу и тебя и ту тварь, которая сюда заявилась. Всё будет чисто и красиво, так что не дрейфь!- Ретчвин легонько хлопнула рыжего парня по плечу, даже не понимая, откуда вдруг в ней взялась вся эта дружелюбность.
Тем не менее, шутки шутками, а заботиться об опасности вражеского вторжения девушке и в голову не могло прийти - Если у них такая "надёжная" защита, то на что же они надеятся? Впрочем, всё верно. Если не выходит защищаться от врага, то лучше всего прийти к врагу самому. Хоть какие-никакие, а шансы. -
По мере того, как шло время, алхимик начинала немного нервничать, перебирая в голове все события, что могли предшествовать явлению нежелательного гостя - Шпионы? Крот в команде? Засада? Жуткое невезение на случайности? А вдруг это... За мной? - Ретчвин слегка покачнулась и, вроде бы, на долю секунды потеряла сознание, едва лишь эта мысль проскочила в её голове. - Нет, нет, Ретчи. Не валяй дурака. Они за многие световые года от этого места. Никому и в голову... - Больше девушка не могла ни о чём думать. Дабы полностью не свести себя с ума, она просто терпеливо ждала, пока что-либо проясниться.







Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Четверг, 21 Ноября 13, 23.53 | Сообщение # 10
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Ненависть? Как же часто ненависть путают с целью, делая её своим благородным знаменем и оправданием. Ненависть ослепляет, позволяя не думать о смысле и последствиях. Она иссушает и убивает лучше любого яда или оружия, ведь от неё нельзя защититься. Убивает намного раньше, чем свершается сама. Ненависть – это болезнь, и горе тому, у кого нет чего-то более яркого и важного, чем ненависть! Со временем ею оправдывают самые ужасные поступки, губя и себя, и всех, кто окажется рядом. Если ты вовремя не остановишься, и если даже сможешь найти новую цель к существованию, ты уже можешь никогда не стать самим собой. Я болел этой болезнью, и знаю, что такое ненависть, – Мелвилл дёрнул щекой, невольно вспоминая прошлое. Однако, похоже, его собеседник как раз был из тех, кого чувство ненависти исказило целиком, превратив в абсолютно иное существо. Меченосцу вдруг пришла в голову мысль о том, что маска подходила этому существу более всего. Она словно бы дополняла образ некоего Рассказчика, главного девствующего лица на сцене, мастера-актёра, который целиком вошёл в свою роль и получал ни с чем не сравнимое удовольствие от каждого акта игры. Было ли это на самом деле так? Может, для вампира всё это – просто спектакль, один из многих, в которых он играл всю свою жизнь? Загадочная личность. Глядя на него, Мелвилл вдруг осознал, что не может полностью ему доверять. Кто знает, не является ли это и в самом деле для него всего лишь спектаклем? Каждый из собравшихся здесь имел собственные мотивы и причины для сражения. Намерения каждого были ясны и понятны, как и то, почему они не могут отказаться от битвы, бежать с поля боя. Каинита же ничего не держало, кроме двух вещей – «ненависти», которая никоим образом не связывает его с кем-то из собравшихся, и то, что «его послал Даниэль». Как же это выглядело – просто дружеская просьба сходить на безнадёжный бой, где смерть может настигнуть даже бессмертного? Условия их «договора» оставались скрыты под пеленой тумана, как и возможные инструкции. – Мы все для него – никто. Не коллеги, не друзья и не соратники. Не забывай этого, Мелвилл, – напомнил сам себе мечник. Кроме, может быть, Кайнеффы – вполне логично, что в случае краха, он должен будет покинуть поле битвы и забрать её с собой (сам бы Эмплада, наверное, отдал именно такое распоряжение относительно близкого ему создания). В конце концов, это было бы просто глупо – всецело доверять древнему и наверняка более сильному существу, которое оказалось здесь лишь по просьбе иного существа, что просто случайно заходило в мир.

Впрочем, слова пришельца тоже не вызвали у Хранителя Кристалла особой симпатии. Меченосец даже не заметил, как стал проявлять к ним некую предвзятость, забыв рассмотреть возможность, что в них заложен несколько иной смысл. К тому же, слова о «единственном в мире союзнике», что, несомненно, относилось лишь к обладающим не менее неприятным определением «струящуюся внутри них Тьму», выглядели едва ли не как открытый призыв к недоверию по отношению остальных членов боевой группы. Не так давно не питающий особого восторга по поводу предстоящей битвы, Серый Меченосец вдруг ощутил острое желание поскорее окончить этот разговор и оказаться на поле боя. Громко кашлянув, он сделал шаг вперёд, намеренно переключая на себя внимание:
За Сильвию можете не беспокоиться. Она намного сильнее, чем кажется, а если ей будет досаждать чужая аура, у меня найдётся для неё подходящая защита. О, а вот и она сама. Теперь для отправления нам не хватает всего лишь двоих. Сильвия, ты не могла бы их вызвать? Спасибо. А что за способ перемещения, и известно ли тебе, куда именно нам нужно отправляться?



Вот это да. Я, оказывается, успела стать настоящей звездой общих разговоров! – подумала снежная, дважды услышав своё имя ещё до того, как частично вошла в коридор. Когти неприятно царапнули мраморный пол – на устах собравшейся четвёрки, похоже, был как раз её многочисленные подвиги в области обмороков. – Превосходно. Теперь меня считают избалованной барыней, которая валится с лап при виде крови, ходячих трупов и чего-то ещё, что они считают «немного страшным», – ядовито заключила драгонесса, без всякой симпатии обводя собравшихся сплетников. – Ну, у кого первого хватит оригинальности предложить мне переждать битву здесь? Забившись в гнездо под тёплый плед? – волшебница прямо таки ожидала множество доводов о том, что Логия бессильна против нежити, что она, похоже, слишком сильно пострадала во время нападения и теперь ей нужно ждать особых лекарей, что поскорее избавили её от проклятия, чего-то ещё… Много красивых, правдоподобных, а потому и выдуманных причин, лишь для того, чтобы не задеть её самолюбие. Право же, это было бы трогательной заботой, только сама Мескотт в ней не нуждалась. По счастью, никому в голову такие мысли больше не приходили.
Позволите узнать, что здесь происходит? – с оттенком холода поинтересовалась драгонесса, глядя на Мелвилла, как на провинившегося ученика.
Господин Лазарь прибыл сюда по просьбе Даниэля, чтобы заменить его в бою. Он так же вампир, и так же обещает помочь решить нашу логистическую проблему, – нужно было отдать должное Мелвиллу – не глядя на собственную неприязнь от первого впечатления к Каиниту, экс-хранитель никак не отразил это в своём голосе.
Что, вот так просто согласился на предложение прогуляться на смертельную битву, где можно запросто оставить голову? Ну-ну, – хмыкнула драгонесса, не став вдаваться в расспросы: – Хорошо, сейчас вызову сюда этих бездельников.



Зрю я, что эта ночь воистину чудна, и богата на вампиров-богословов. Большинство моих братьев по вере, кому Спаситель не открыл глубокие истины, назвали бы это глупостью, или даже ересью, – Марк покачал головой, снова смеряя каинита с головы до ног. Однако, взгляд его не был ни подозрительным, ни неприязненным – напротив, в глазах Марка светилось неподдельное любопытство. Ведь обычно само упоминание Спасителя причиняет боль даже старшим из Ночного Народа, а молодых и неопытных кровососов и вовсе может погубить, а этот вампир его легко произносит! – Нам непременно следует побеседовать после, в более спокойные времена. А сейчас, покорно вручаю себя в руки нашего лидера. Что же до готовности, то уповая на Спасителя, я готов в любой миг.



Что? Тварь? Я тебя умоляю, – Руфус закатил глаза. – Мы с тобой находимся в центре одного из здоровеннейших городов. Но не столицы. Кто, для начала, и зачем сюда попрётся? Разве что у них какие свои разборки, митинг, или ещё какое волнение от того, что злые правители Солнце продали на сторону, – побарабанив пальцами по оружию, нацеленному на выход, Руд снова перевёл взгляд на дверь. – Только у них тут свои колдуны могут быть. Хрен их знает, что им на сей раз в башку залезет. Кстати, касательно твоего основного оружия – есть ещё понятие оружия запасного. Видала, тут тоже есть мастера творить всякую хренотень из пассов, только никто не брезгует ножом побольше, или когтями со скимитар размером. На случай, если какая зараза подлезет слишком близко. Впрочем, мне наверняка скажут тебя охранять. Ибо ты не дракон с клыками и всё такое, – парень изнывал от скуки. Когда все целиком настроились на бой, ожидание томило и сводило с ума. Нельзя было даже толком взять и поговорить – они непременно в этот же миг что-то удумают и влезут. Впрочем, секунды шли, ничего не происходило, и изображать часового Лоуну окончательно надоело.

Эй, Ретчвин. Та лазерная штуковина… у вас они уже в ходу? Ну, лазерное оружие и серьёзные системы. Мы пока продвинулись только в плазме – и то, не в чистом виде, а запихивая в обычные гильзо-пороховые снаряды. Я смотрел, что там надо для аналога дохлого короткоствола таскать с тобой… ну мать вашу, как чувствовал!
Руд, бери свою новую знакомую и тащи сюда. И да, не беспокойся, это просто был привет от Даниэля, – голос Сильвии прервал парня в самый неподходящий момент. Конечно же, Руд не был настолько глуп, чтобы обсуждать с девушкой микроэлектронику. Но нужна была стартовая тема для перехода – лазерная загогулина была отличным средством, которое парень успешно профукал.
Нас уже вызывают. Чёрт возьми, они сами не могут понять, что им там надо, – подхватывая сумку, Руд сунулся в проём и тут же оказался на развилке. Несколько секунд ушли на то, чтобы угадать направление – вспомнив характер «исчезновения» Сильвиного хвоста, стрелок сообразил, куда им стоит пойти. Следующим ориентиром оказались не до конца закрытые двери. – Мать его, да тут целый квест! Хоть бы стрелки нарисовали. Хм. Что-то я чью-то мать стал часто поминать, – поймал себя Руд. Однако, очередная развилка не оставила никакой подсказки – а сам парень не заходил в этот район дворца, чтобы угадать верное направление. Став у двух коридоров, абсолютно одинаковых на вид, Руфус ощутил жгучее желание убить архитекторов. Из дурацкого положения спас приглушённый шорох в одном из коридоров – звук не был тихим сам по себе, но он заглушался приличным расстоянием. Уже позже, увидев знакомый по более ранним походам коридор, парень понял, что повел их абсолютно не той дорогой – благодаря чему они сделали почти что круг лишней дороги. – Чёртов замок!

Наконец, после всех блужданий, они вышли в нужный коридор – который сразу привлёк торчащим из дверного проёма хвостом. Усмехнувшись, Руфус подошёл к дверям, распахнул их и с явным недовольством в голосе поинтересовался:
Эй! Это что здесь за очередь, молоко разливают? Как нам здесь пройти?
Здесь подождите. Скоро отправляемся, – ответила Сильвия, не вдаваясь в подробности.
И мы сюда для этого тащились? А сами вы туда явиться не могли? Всё равно нужно возвращаться!
Вот и последние члены команды, – издалека раздался голос Мелвилла. – Теперь мы готовы отправиться.
Эй, куда отправиться? А оборудование? Или я камнями их закидывать стану? – возмутился Руд, однако, похоже, его уже не слушали.




Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Пятница, 22 Ноября 13, 02.31 | Сообщение # 11
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 770
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
Лазарь мог бесконечно спорить с серебряным драконом на предмет ненависти, Сородич мог бы привести в пример давний опыт ссылки в земли мёртвых и коварство враждебных кланов, желавших истребить Каппадокийцев.
Он мог бы, но не стал. Заместо долгих речей о возвышенных материях, Лазарь попросту промолчал, отвечая Хранителю едва заметным кивком головы.
- Обязательно следует. - Бросил сородич скорее обрывок фразы, нежели полноценный ответ, священнослужителю, после чего обратился к Эмпладе - Разумеется. Мне известно всё о месте, куда нам предстоит отправиться. Это крупное плато с небольшим населённым пунктом и смешанной местностью. - Лазарь произнёс это столь спокойно и уверенно, будто каждодневно гулял по аваларской долине в течение многих лет. - Что же до способа - название этих техник не переводимо на общий диалект. Техника, которую я собираюсь использовать, в равной мере обеспечит точность и надёжность для всех. По крайней мере, она срабатывала именно так многие века. На тех бесконечных схемах, которые позволили бы Вентру отобрать родные земли, всегда в нужный момент появлялись окна. Но это не так важно. -

С этими словами Лазарь совершил несколько шагов вперёд, проходя мимо основной группы путников, стоявшей на пороге коридора. Издалека казалось, что Сородич скорее плыл по дворцовому залу, нежели шагал. Во всём этом образе возникали смутные ассоциации с классическими образами приведений из сказок и легенд. Только вот в отличие от мифических призраков, Предвестник был вполне настоящим и материальным.
Остановившись посредине зала, Лазарь некоторое время стоял в полной неподвижности. В какое-то мгновение могло показаться, что Сородич и вовсе не справился с возложенным на него обязательством и утратил рассудок. Однако скрип кожаных перчаток отринул все возможные опасения. Лазарь развернулся к путникам, указывая изогнутой ладонью на одну из стен холла. Там, где ранее красовалась усердная работа придворных мастеров, теперь была стабильная пространственная аномалия. Ткань мироздания будто просочилась сквозь дворцовый монолит и застыла ровной рамкой. Но при ближайшем рассмотрении становилось понятно, что эта вуаль была невероятно подвижна. Гигантский прямоугольник чистейшей энергии, ограниченный бортиками и потолочным углом, напоминал скорее окно в неосвещённую комнату, нежели настоящие пространственные врата. Портал источал чистейший эфир и был бесшумен, словно штиль в пустыне.
- Готово. Собирайтесь, забирайте все вещи, выполняйте всё, что вам необходимо. Не спешите проходить. Я скажу, когда связи будут полностью стабильны. - Монотонно изрёк Лазарь, видимо, всецело сосредоточившись на плетении чар.


- Ч-Что ты имеешь ввиду, серьёзными системами? - Вновь насупилась девушка, слегка вздрогнув от неожиданного вопроса Руфуса. - Ну вот только не это, он опять начал спрашивать. - - Ах, лазер? Да, разумеется. Всё куда проще, чем кажется. Основная проблема была в источнике энергии. Ну и фокусировке, разумеется. Первые боевые лазеры были стационарными и потребляли сотни киловатт. Но тогда мой отец ещё был ребёнком, сейчас то всё лучше... Эй, ты куда?! - Не без нескрываемого недовольства воскликнула алхимик, впрочем, не став сопротивляться и последовав за рыжим парнем. Однако вскоре Ретчвин поняла, что идея беспрекословно следовать за своим собеседником была далеко не самой лучшей - Слушай, ты что, нигде больше кабины вертолёта ориентироваться не можешь? - Пробурчала девушка, наблюдая за тщетными попытками парня ориентироваться в коридоре по звуку разговоров.
- Какой акустический мастер! - Усмехнулась девушка, когда Руфус наконец выбрал правильный путь и они вышли к остальным. Первое, что бросилось в глаза девушке - серебряная драгонесса. Точнее, не сама драгонесса, а её состояние. Вестница выглядела крайне необычно. При взгляде на драгонессу у девушки возникали смешанные впечатления. Реанимесса не вызывала отвращения, но и спокойно смотреть на буквально трескающегося на глазах дракона было попросту невозможно. Однако все остальные вели себя так, как будто это было в порядке вещей. Решив не начинать разговор, о последствиях которого она могла бы сожалеть, Ретчвин оглядела зал и ахнула. - А это что ещё такое? Чумной доктор? Стоп, когда это он успел сплести пузырь? И где тот вампир-недоумок с татуировками? Да что, чёрт побери, тут происходит? - Ретчвин была необыкновенно озадачена происходящим. Девушка отошла на пару шагов в сторону и прислонилась к углу ворот, решив дождаться, пока весь этот сумбур закончится.
- Всё было бы прекрасно, но этот бред... Какой же это бред! Бред и всё тут! Спать хочу! - Алхимик запрокинула голову назад, едва не разбив себе макушку о край металлической пластины.


- Ах, значит мы уже готовы? - Драгонесса постаралась изобразить как можно более правдивое удивление. На самом же деле она всей душой ещё с самого визита в аркснеморский дворец желала выбраться отсюда. - Плевать уже на эту битву. Тут просто неуютно. - - В принципе, я точно готова. Что насчёт остальных? - С некоторой опаской в голосе, негромко спросила Вестница. Завидев двух подходящих людей, серебряная слабо вздохнула, вспомнив о всей экипировке Руфуса. - Ладно, я подожду ещё немного. В конце концов, поторопиться, может, и стоит, но не ценой своей безопасности. -







Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Пятница, 22 Ноября 13, 21.40 | Сообщение # 12
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Знаешь, у меня не собачий нюх, чтобы найти из сотни коридоров нужный. Кто тут из нас двоих каждый день ходил в магические лаборатории? – немедленно огрызнулся Руфус, не выдержав, чтобы не ответить на колкость девушки. – И вообще, какие ко мне претензии, если не я строил это? Кто виноват, что у них архитекторы не могут работать как люди! Вот что: видишь того парня… Сильвия, дай, наконец, пройти!... Видишь того парня в доспехах? Вот он у нас начальник, так что за все проблемы отвечать должен он. А я вообще, не колдун и не герой, а простой солдат. С меня спрос небольшой…
Итакхва, Руд, сколько от тебя шума. Если язык занять нечем, то расскажи про свою электронную штуковину. Это будет действительно полезнее, – поморщившись, негромко напомнила снежная драгонесса, отходя в сторону и позволяя паре людей зайти в зал.
В смысле? Ааа, ты про эту? Ну да… – на миг недоумённо сморщив лоб, парень удовлетворенно прищёлкивая пальцами и выходя поближе вперед, чтобы видеть всех собравшихся. Тяжёлая сумка с приглушённым стуком легла на пол, и Руд, поставив SCAR прикладом на её поверхность, с засветившимися явным энтузиазмом глазами, затараторил:
Значит, так. У меня есть одна штуковина, она работает на искажающем камне – зелёный такой колдовской камень. Ну, вы его лучше меня знаете. В общем, для вас это магическая хренотень, для нас – кристалл. Система – вы колдуете, камень это чувствует, фиксирует, это отражается на его кристалле, мы фиксируем изменения, и хитрая программа потом преобразует её в информацию, – словно бы держа в руках невидимый мяч, Лоун рывками провёл его слева направо, останавливаясь на каждом этапе процесса. – Мы сделали базу данных с кластерной системой, я её подключил к искусственному интеллекту на ноутбуке… на самом деле, это не искусственный интеллект, а построенная на нейронных сетях имитация, которая… – сделав паузу, Руд внимательно осмотрел аудиторию: два дракона, рыцарь с мечами, какой-то странный хлыщ, похожий на врача из эпохи Возрождения, и Ретчвин – единственная, кто, быть может что-то поймёт из дальнейших слов. – Так, на особенности автоматизации и машинного интеллекта вам явно насрать. Короче. Истребители все… Вот, у вас есть ваша колдовская мыслеречь. С её помощью вы свяжетесь с развёрнутой бандурой, позовёте Сэмуайза, сообщите пароль «две сотни лепреконов два» - если вдруг спросит о пробелах, говорите, что есть – и запросите доступ к системе контроля. Эта штука работает в режиме расширенной реальности, и будет сообщать вам, когда к вам пытаются подобраться сзади, если возле вас есть какая подозрительная штука, если в вас пытаются нацелить какую гадость, или в вас, в кого-то уже что-то летит. Кто атакует, откуда, статус союзников, в общем, система огневой поддержки. Да, если вы не можете нацелиться на какого-то гада – там, он закрывается от системы наведения – то Сэмуайз может провести её сам, создав вам на том месте что-то вроде маяка. Должно… мы её так и не тестировали, а это больше для радаров было сделано… вот, – замолчав и оглянувшись на Мескотт, парень добавил: – Все всё поняли, вопросов нет, так что, Сильвия, уделите мне немного внимания в плане грузов?
Что, опять? – опешила снежная, гадая, что ещё напарник решил тащить с собой на поле боя. – Почему было сразу не сказать? Ох… Давай, пошли скорее.



Поскольку не все могли понять, о чём шла речь, скажу более коротко. Руфус развернёт устройство, с которым можно связаться, как с магом, обладающим неплохим магическим зрением. И который будет делиться всеми своими наблюдениями, на случай, если кто-то что-то упустит, – пояснил Мелвилл, когда Мескотт и Лоун покинули зал. Пока они отсутствовали, бывший хранитель решил создать хотя бы некое подобие сплочённого отряда:
Мы не знаем, что нас ждёт в долине, и остались ли там выжившие. Вполне вероятно, что мы окажемся окружёнными врагом. Однако, у нас будет больше шансов уцелеть и добиться своего, если мы будем действовать все вместе, слаженно. Я думаю, что все хотя бы представляют себе специальность каждого из нас. Действовать дальше придётся в зависимости от того, что мы увидим, но для начала, стоит найти общего командира, и разработать первичную тактику. Из всех присутствующих я обладаю наиболее высоким военным статусом, а потому, намереваюсь повести вас в бой. Если кто-то видит более подходящую кандидатуру или считает неприемлемым моё решение, пусть скажет сразу, как я окончу говорить свой план, – Эмплада сделал короткую паузу. Что ж, по крайней мере, все повели себя достаточно спокойно на его слова, что внушало некоторую надежду. И вместе с тем, если они согласятся на это, он будет в ответе за их жизни и исход всей битвы. – Мы наверняка окажемся в окружении. Сгруппировавшись плотным строем, мы будем более точной мишенью, но так мы сможем оказывать друг другу помощь, и, главное, обеспечить поддержку эффективными защитными чарами, которые найдутся не у всех. Для большей эффективности, каждый получит своего «подопечного» - кого, помимо основного боя, он будет страховать и поддерживать. Сильвия лучше всего знает Руфуса и будет присматривать за ним. Руфус сможет помочь в борьбе с ордами мелкой нечисти, а так же с некоторыми прочными врагами, Кайнеффе. Кайнеффа, я был бы рад, если ты в нужный момент поддержала меня. Я буду оказывать поддержку Ретчвин. Её помощь сможет пригодиться преподобному Марку. Святой отче поможет Сильвии тогда, когда её чары будут недостаточно эффективны. Так же стоит рассчитывать на помощь того, за кем вы присматриваете, обратившись к ним в нужный момент. Ну и, разумеется, не стоит забывать и об обычной взаимопомощи. Выдвигаться стоит четырёхконечной звездой – я пойду первым, за мной – Кайнеффа вместе с Руфусом слева и преподобным справа, после – Сильвия и Ретчвин, быть может, верхом, – меченосец замолчал, делая паузу, и добавляя: – Господин Лазарь, поскольку мы знаем о вас немногое, вы можете вами найти себе напарников. Полагаю, что вы предпочтёте выбрать Кайнеффу, если не станете сражаться сами по себе. Теперь, если есть вопросы и возражение, самое время их обсудить.



Приглушённые голоса известили о том, что к остальной команде вернулись Сильвия и Руфус. Деталей их разговора не было слышно, однако, едва ли не впервые за всё время для гостей, они переговаривались вполне мирно и дружелюбно, похоже, оставив всякие подколки. На входе парень вытянул свободную руку на уровень лица, похлопав снежную по боку шеи.
Так, мы тоже готовы, – повернувшись к остальным, сообщил парень, подходя к сумке и подбирая её. – Да, кстати. Где попало я не развернусь, так что если увидите незаметное местечко – свисните. А если как-то защиту поставите там, будет вообще здорово.




Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Воскресенье, 01 Декабря 13, 04.21 | Сообщение # 13
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 770
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
- О да, учитывая, что её не тестировали, это получится ещё та забава! - Язвительно отозвалась Ретчвин, не имея особого энтузиазма доверять свою жизнь прибору сомнительного происхождения. - Ну ладно, если он вдруг сломается, то я вполне смогу это починить. Если он не заработает, то у меня есть такой же, но точно рабочий... А если от него у нас лопнут глаза, то я лично вырву у тебя, дружок, хотя бы один! - Прикрикнула девушка, провожая Руфуса выразительным взглядом.
Ощутив, что внимание посторонних преимущественно сфокусировано на ней, алхимик озадаченно пожала плечами, напряжённо улыбаясь. - Простите, эм, излишки профессии! - Девушка развела руками, решив прислушаться к речи Меллвила.
- Он только что описал какую-то неведомую чертовщину... И как, чёрт побери, он собирается меня прикрывать? Он даже не знает, что я умею! - От осознания того, что коэффициент полезного действия от коллективной работы стремился к нулю, Ретчвин невольно приглушённо захихикала. Впрочем, это не было очередным проявлением сарказма. Это был самый настоящий нервный смех, таким образом алхимик пыталась скрыть растущую в ней тревогу, а заодно и не желавший отступать страх.


Наступала самая нелюбимая для Кай фаза подготовки к бою - фаза обсуждения тактики действий и развития грядущих событий. Любой толковый военно-начальник лишь бы посмеялся над Вестницей, заявив, что подобная фаза не только необходима, но и является едва ли не ключевой. И Кай не смогла бы что-либо возразить. Однако неприязнь к обсуждению стратегии от этого бы не исчезла.
Практически всю жизнь драгонесса работала одна, либо в паре с существом, которое совершенно не заботилось о своей сохранности. За все эти годы Вестница уже так привыкла рассчитывать лишь на саму себя, что теперь работа в команде пугала её ничуть не меньше, чем преждевременное наступление метаморфозы. Впрочем, никакого толку от волнений драгонессы всё равно не было, ведь серебряная зашла слишком далеко, чтобы отступить перед такой мелочью.
- Д-да, конечно, хороший план, Меллвил - Подала голос драгонесса, едва Хранитель закончил излагать намеченную стратегию - Я давно не работала в команде, но сделаю всё, что в моих силах. Можешь на меня рассчитывать! -


- Видимо, противников этого плана нет. Что же, таковым не являюсь и я. Однако я желал бы предоставить вам, вам всем, пищу для ума.- Негромко изрёк Лазарь, уже окончив сотворение пространственных врат. Неспешно сблизившись с собравшимися путниками, Сородич сложил пальцы рук в замок на уровне груди.
- Во-первых, это касается Кайнеффы. Я не думаю, что могу избрать её в напарники. Впрочем, я не думаю, что я вообще могу избрать напарника. Я могу работать со всеми вами, едва ли не одновременно. Но сейчас не об этом. Место Кайнеффы в отряде, как я понимаю, выбрано без учёта того, что через пару десятков минут она станет могущественной живой криптой, которая будет крупнее каждого из вас и начнёт привлекать нежить. Я предлагаю сделать её замыкающей. Так как, если превращение наступит в пути, она будет полностью предоставлена себе и сможет выложиться в полную силу. Мы не будем мешать ей, она не будет волноваться, что стесняет нас. Это первое.-
Лазарь окинул беглым взглядом всех присутствующих и, как ни в чём не бывало, продолжил. - Вы собираетесь просто войти туда. Ступить на поле боя, как послушный отряд. Но неужели вам не кажется, что борьба с мёртвыми требует другого склада ума? Какой бы геометрической фигурой мы бы не выстроились, мы немедленно попадём под атаку, ведь мертвецы чувствуют свежую кровь и плоть. И с этим даже я ничего не могу поделать.-

Голос Предвестника дрогнул, и можно было совершенно отчётливо заметить, как вспыхнули таинственным и умиротворяющим огнём расселины глаз в его маске. А сам каинит заговорил с неожиданным жаром фанатизма - Ведь возможно там, где мы окажемся через минуту, кровавый горизонт простирается под пепельными небесами. Возможно там марширует целая армия. Но они не подозревают, что движутся напрямик к своему сокрушению. Неужели вы не понимаете нашего главного превосходства? Они не подозревают о нашем присутствии. Идут. Шествуют прямо к своей гибели. Их время настало. Но и наше, наше время тоже. Вы все готовы к войне. Вы готовы сечь, стрелять, ждёте лишь приказа, ведя обратный отсчёт. Но я хочу рассказать вам о кое-чём ещё. Быть готовым напасть в сумерках и драться до самого рассвета - не достаточно. Мертвецы не ведают усталости, мертвецы не ведают жалости. Это природная стихия. Это как землетрясение. Я хочу увидеть вас, освобождённых. Сорвавшихся с привязи страха и предрассудков. Подобных зверю в ярости берсерка, действующих как живой единый организм. Вырвавшихся не ради мести, но ради свободы. Борющихся, с яростным пламенем в глазах. И тогда вы все познаете штормовую мощь несокрушимой машины войны. И этой машиной станете вы. И я вам в этом помогу! -

Этот необычный, сверхъестественный энтузиазм. Откуда он мог взяться в столь немощном и сухом теле? Доселе скованный одинаково в движениях и эмоциях, Сородич словно переродился и вместе с его словами незримые нити оплетали стоявших пред ним бойцов.
Сперва каинит заговорил со снежной драгонессой, слегка ослабляя связь пальцев - Я вижу твою тайную слабость, и я вижу нестерпимое желание доказать всем, на что ты способна. Прислушайся к себе, ты не часто это делаешь, но ты услышишь. Я отгоню тьму от тебя. Хотя бы на время. -
В этот же момент по всему телу Сильвии прошла волна приятного тепла и драгонесса могла отчётливо ощутить, как всякое недомогание и неприязнь к излучаемой как Вестницей, так и Лазарем ауре скверны исчезают. Более того, снежная ощутила прилив сил, будто после крепкого сна и что-то настойчиво говорило ей на самом подсознании, что ей теперь нечего бояться.
[Литания Циллы.]
Удовлетворившись успешным наложением чар, Лазарь обратил свой взор к рыжему спутнику драгонессы. - Что же до тебя, мальчик мой, ты решителен, ты смел, но ты смертен. Я избавлю тебя от проклятья Сифа, пускай и на короткий срок. -
Тихое шипение проползло по всему залу. Воздух подле Руфуса затрепетал, будто наткнувшись на незримое пламя, а сознание Лоуна на мгновение помутилось. Но лишь на мгновение, ведь в следующую секунду воздух вспыхнул божественным золотом - светом столь ярким, что лишь ангелам, пожалуй, было под силу взглянуть на этот ореол. Когда же всё утихло, было отчётливо заметно, как пространство вокруг Руфуса искрит призрачной позолотой. - Без проклятья ты сможешь избежать многих неприятностей. Болезни и яды не страшны тебе, а плоть твоя укрепилась многократно, пускай и не ощущаешь ты этого. Но, поверь мне, враги твои смогут оценить это в полной мере. -
[Милость к Сифу.]
Лазарь повернулся к Меллвилу, и могло показаться, как Сородич едва слышно усмехнулся за фарфором своей маски - Ты можешь испытывать величайшую неприязнь ко мне, и ко всему роду моему. Но я прошу тебя оставить предрассудки. Лишь так и только так ты сможешь прийти к истинному понимаю вещей. Я приоткрою тебе частицу веры. Той веры, что не зависит от возможностей и потребностей. Чистой вездесущей веры. И ответственности, что приходит с ней. Ты бесспорный лидер и я вижу, что ты ляжешь костьми, но не допустишь поражения. Ты напоминаешь мне древних царей, ведь они бились именно так... Знаешь, пожалуй, именно им и стоит направлять тебя. -
Кожа Меллвила вспыхнула обжигающей болью, словно мириады жалящих гнусов впились в его тело. Однако пытка плоти вскоре прошла, а не месте неё осталась лишь необычайная уверенность и ощущение небывалого могущества.
[Самсонов Суд.]
От Эмплады Предвестник поспешил перейти к следующему члену команды. Им оказалась Ретчвин. Доселе лишь созерцавшая каинита с нескрываемым интересом, ныне девушка по-настоящему ощутила силу Сородича и невольно прониклась к нему благоговением. - Ты овладела магией, но избежать человеческого удела ты не смогла. Магия всегда была и будет тернистой дорогой для детей Сифа, но я помогу тебе в этом. -
Ретчвин лишь могла ответить Лазарю кивком. Девушка буквально лишилась дара речи от переживаемых эмоций. Этот красочный шквал поглотил алхимика целиком, и на мгновение девушке даже показалось, что искусственная сонна более не сдерживает её. Необычайная лёгкость и свобода охватили как её тело, так её разум.
[Ограждение Эноха.]
- Каждый выбирает свой путь сам для себя. И не мне наставлять их. - Несколько более сдержанно продолжил Предвестник, обращаясь к Марку - Но на подобном пути нужно видеть не столь наружность, сколь содержание. Все присутствующие здесь рассчитывают на твою помощь, ведь ты несёшь слово Божье и путь к спасению. Смотри, я помогу тебе, и я не обожгусь, и таким же молчаливым и величественным останется твой крест. -
Реликвия священнослужителя мелко задрожала и будто бы стала более яркой, внушительной. Теперь от преподобного струилась легко улавливаемая энергия, будто бы тот источал небесный свет.
[Безграничное убеждение.]
- Ну и ты. Что могу я сказать тебе? - Лазарь повернулся к серебряной драгонессе, что столь неуверенно и скованно вела себя в последнее время. - Ты - ещё один идейный воин. Но мне знакомо, как тяжело сеять добро, когда весь мир клеймит тебя злом. Я улажу твой небольшой конфликт и он не будет тебя беспокоить... Пускай и недолго. -
Драгонесса не сразу поняла, о чём Сородич вёл речь. Первое, что пришло на ум драгонессе при упоминании слова "конфликт", это запечатанный внутри неё шайтан. Но разве мог каинит, пускай и обладающий столь невероятной силой, распознать тончайшую работу мастеров астральной магии за столь короткий срок? Навряд ли. Вестница, пожалуй, стала единственной, кто не мог дать чёткого ответа на вопрос, что же именно подарил ей Лазарь перед грядущей битвой. Но спросить древнего вампира о природе его благословения драгонесса не решилась, и лишь с благодарностью кивнула ему в ответ.
[Договорённость.]

- Ну вот и всё, что я хотел сказать. И я готов, и чары мои готовы. Веди нас, Меллвил. - Изрёк Сородич с уже привычной сухостью и безучастностью. Уже безо всякого блеска в глазах.








Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Воскресенье, 01 Декабря 13, 21.17 | Сообщение # 14
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Вот эта её прямо-таки феминистская самоуверенность начинает здорово злить, – с лёгким раздражением подумал парень, думая про себя о поведении девушки в последние полчаса. – Как будто это она нас спасла и из того света вытаскивала, чёрт побери. У меня сломается, она починит. У меня не работает – у неё есть своё, получше. Всё ей тут не нравится, все всё делают неправильно. Ха. Она тут ещё нас всех строить будет. Быстро забыла, что клянчила ноут, лишь бы только поскорее свалить отсюда. Ну ничего, лейтенант, мы тут тоже не рядовые тыловые салаги. Посидишь тут недельку-месяц, не видя рожи человеческой, и командирский тон быстро отскочит, – мрачно посулился парень, молча занимая место возле «своего» дракона. Поворот событий, внесённый жутковатого вида любителем масок, его вполне устраивал – воевать рядом с Сильвией было куда привычнее, да и она не трескалась, как Кайнеффа. Кошмарное и мало вдохновляющее на будущие события зрелище. Не хотелось бы, чтобы с Сильвией случилось что-то подобное. – Забавно. Я за Сильвию боюсь намного больше, чем за самого себя. Хотя она же, чёрт возьми, дракон. Здоровенный дракон, пасти которой хватит отгрызть половину меня одним укусом. Со здоровыми клыками, когтями и пуленепробиваемой чешуёй, – повинуясь мимолётному желанию, Лоун прикоснулся пальцами впадины между мышцами у самого плеча на левой лапе своей напарницы, как и всегда, удивляясь, что на ощупь она была совсем не жёсткой и далеко не такой холодной, какой следовало бы быть рептилии. Снежная немедленно обернула не него свой взгляд, думая, что Руду что-то нужно – слабо мотнув головой, мол, ничего, бывший тайный агент прижал ладонь целиком, погладив Сильвию по плечу. – А ещё и с магией такой, что все местные удавятся от зависти. А мне всё равно стрёмно, что её кто-то покоцает. Ей-то, если так посмотреть, не увернуться так легко, как мне, – парень невольно усмехнулся. Право, ещё у себя дома, имея контакты как с миллиардерами, так и с министрами, ему доводилось видеть, как некоторые любители экзотики держали дома тигров и львов в клетке, как «питомцев». Таких состояний у него не было и не появится, но зато, чёрт возьми, у него есть целый дракон! Главное, чтобы только Сильвии не пришло в голову, что она для него – не только напарник, но и одновременно самовольный питомец и друг. Хотя, пожалуй, питомец – всё-таки чересчур…

Руд вздохнул, вдруг задумавшись, так ли много он значит для неё, как она – для него. Ведь от её ран ему больно по-настоящему, без игры и приукрашиваний. А Сильвия… она даже на свои раны внимания обращает столько же, сколько на комара, который никогда не пробьётся через её чешую. Может, дело в её сдержанности, а может, она просто ко всему относится с холодом, имея холодный расчётливый разум и ледяное сердце? Да нет, остальным-то она и касаться себя не даёт, не то что щупать в любой момент или гладить. Как невовремя всё-таки её болезнь проявилась! Украдкой посмотрев на снежную, парень невольно задался вопросом – не свалится ли она во второй раз, ведь там концентрация этой гадости будет попросту зашкаливать. – Йо, меня там самого могут пришить в любой момент, а я не смогу, чтобы не пытаться присмотреть за Сильвией. И ещё нужно за Кайнеффой следить, хотя, пусть я так и не понял, о чём там твердил этот мужик, но вряд ли ей особо понадобится моё прикрытие. Ох, и за Ретчвин тоже стоило бы посматривать, не приведи господь, с ней что-то приключится. Твою мать, я тут что, самый герой, смотреть за всеми? – закинув сумку на плечо, Руд слегка подпружинил на ногах, чтобы ноша села получше, а он привык к её весу. Вместе и без того нелёгкой ракетной установкой, создавалось ощущение взваленного на плечи мешка с цементом. Поскорее бы уже добраться до места да развернуть всю эту бурду.

О, нам подарки снова раздают! Какой сегодня доходный вечер. Где они его выкопали? – не без удовольствия подумал парень, глядя, как Лазарь обходит каждого из них, подобно каким-то крутым эльфам в одном эпичном фильме. – Надеюсь, мне дадут не какой-нибудь там ножик. Так, всё, хватит хрень нести, соберись, парень! – скомкав и вырвав из головы сумасбродные мысли в последний миг до того, как каинит обратился непосредственно к нему, спецагент замер, ожидая какого-то неведомого ему ощущения и гадая, стоит ли комментировать слова вампира, или всё-таки лучше помолчать, о чём ему не раз говорила Сильвия. Выдох, и в глаза ударяет слепящая вспышка цвета расплавленного золота – не сумев как следует выругаться пустыми лёгкими, парень лишь скривился, зажмуриваясь и закрываясь свободной рукой: – Эй-эй, полегче, дядя! –дождавшись, пока веки перестанут светиться красным прожектором, Лоун осторожно раскрыл заслезившиеся глаза – казалось, вокруг кто-то рассыпал тонкой золотистой пудры, которая никак не унималась и не падала, витая возле намагниченного костюма едва приметной дымкой. – О, это навроде как теперь об меня будет ломаться железо, а кулаки будут бетон пробивать? Ну, спасибо, дзотто! – в благодарность влез надоедливый даже для парня паразит, но в этот раз, разглядывая самого себя, парень этого не заметил. Интересно, он сейчас и в самом деле будет похож на супергероя? Глупость какая. Однако, внутри не исчезало неприятное чувство, что он всё это ещё проверит на собственной шкуре. Однако, Руфусу была непонятна ещё одна вещь – и, дождавшись, пока Лазарь отойдёт от них подальше, Руд тихонько постучал драконицу по локтю одним пальцем, тихо спрашивая:
А что за проклятие и кто такой Сиф? Мы с таким встречались?




Это проклятие – закон Мироздания, по которому магия Великих Сущностей причиняет детям Сифа намного больший вред, чем магическим созданиями. Что за дети Сифа, ты должен знать – тебе давали читать, забыл? О смертных, подобных тебе, – так же тихо объяснила драгонесса своему спутнику, не мешая вести разговор остальным, кто был в зале. Сама снежная, коротко поблагодарив Лазаря, чувствовала себя уязвлено – уж не посчитали ли окружающие её за сумасбродную девицу, которая всё делает только для того, чтобы похвастаться перед окружающими? Её место в Азуре и доверие Глорфиндела – неоспоримые доказательства её умения и компетентности, и если кому-то этого недостаточно, Сильвия не станет что-то доказывать. Но кое-что ей предстояло доказать – она должна была восстановить разрушенную её мимолётной слабостью репутацию всей Азуры, всего Талиона. Стоящий рядом Руфус продолжал безудержно вертеться – должно быть, единственный, кто всегда будет в неё верить, не глядя ни на какие её неудачи. Стоящий рядом Руфус продолжал безудержно вертеться – должно быть, единственный, кто всегда будет в неё верить, не глядя ни на какие её неудачи. Однако, он был так же единственным, кто не мог понимать истинную суть всех вещей – и даже удивительное волшебство вампира, больше похожее на некое божественное чувство, нежели обычное заклинание, он воспринял как нечто вполне обыденное и простое. Люди – их больше занимает не то, что по-настоящему удивительно и могущественно, а то, что оставляет после себя больше света и шума. И в этом Руд, хотя и был лучше многих представителей рода человеческого, ничем не отличался от остальных своих сородичей.

Драгонесса не стала включаться в обсуждение тактики и личности командира. Она не могла предложить чего-то лучшего, а от пустого сотрясения воздуха ничего не изменится. Вместо этого она послушно заняла своё место недалеко от портала, ожидая, когда все соберутся, и они выдвинутся в путь. Ни одного лишнего слова или движения – но внутри продолжала нарастать напряжённость и беспокойство. Да, Лазарь пообещал, что её слабость не станет помехой в этот раз, и Мескотт не могла не заметить изменений в ней самой – но насколько действенной окажется такая помощь? Сколько она продлится, и как быть после того, когда она исчезнет? И без того все относятся к ней, как к обузе – не окажется ли вовсе, что она будет бесполезной? Страшнее этого нельзя было ничего и представить. – Лучше быть разорванной в этой проклятой долине, чем оказаться в положении своей бездарности и никчёмности. И без того со мной нянчатся, как с малолетней, бросают косые взгляды и обсуждают за спиной. Мне не нужна эта жалость. В глаза сочувствуют, а внутри насмехаются, как такая вообще сообразила сунуть нос не в своё дело. К Итакхве такое сочувствие и такую участь – быть всего лишь воздушным транспортом, – горестно вздохнула Сильвия, невидящим взглядом упираясь в мистическую завесу портала. Впервые за долгое время ей было так страшно – страшно не из-за грядущей бойни и не из-за страха к боли или смерти. Страшно стать ненужной, не справиться с темпами новой гонки и быть выброшенной вон. Но этот страх – не для посторонних. Это её десерт и её горькое лекарство, которое, как и впредь, будет пожирать её изнутри.



Разве могло такое случиться, чтобы без воли Господа нашего в одно и то же время, в час великой нужды, в одном месте оказались такие разные и такие неподходящие друг другу по компании и интересам создания? Марк видел в этом божий промысел, волю провидения, но никак не стечение обстоятельств. Даже без чистой веры нельзя было не согласиться с этим – ведь и великий тактик, и мудрец скажут, что даже самые малые случайности редко являются случайными. Этот мир стремительно падал во Тьму, во власть Смерти, и земля уже не держала своих мертвецов, которые превращались в нечто ужасное и неописуемое. Но прежде чем Зло окончательно поглотит свалившийся к нему в когти, как перезрелый плод, мир, Спаситель властной дланью протянул свою руку, ловя несчастную планету на самом краю бездны, в считанных секундах о гибели. Удержал – и за руку привёл сюда тех, кому было отпущено встать под знамёна Воинства Света, дабы они перерубили тянущие на дно чёрные нити. Дал своё оружие, символ неоспоримого могущества Света – великий крест, с которым когда-то сошёл в мир и победил бесчисленные нечестивые орды демонов во главе с их падшим владыкой демонического дома. Молитвы были вознесены, пришёл час нести Его Гнев на головы нечестивцев, что несут горе и смертоубийства несчастным, пусть и заблудшим, но невинным жертвам. Грозный молот Веры уже был готов к удару – воины Света, ещё не постигшие своего великого предназначения и не осознавшие своей истинной силы, находятся в смятении перед великой битвой. Они боятся боли, гибели бренной оболочки и поражения – но защита Господа не оставит их в решающий час, а если им и будет суждено пасть, то они поднимутся в сияющих одеждах к трону Его, и встав под начало армий ангелов, ввернутся на грешную землю, свергнув Царство Тьмы и знаменуя Страшный Суд.

Но время Страшного Суда ещё не пришло, и Спаситель надеется на них, на то, что они сумеют избежать его – и, тем самым, дав шанс на спасение и искупление мириадам душ. И они не смогут подвести – напрасно Враг надеется на покров ночи, напрасно делает ставку на Ужасную Орду: калёным железом скверна будет выжжена из здешних земель, сметена валом святого огня, и зачинщики получат не руины, покрытые трупами, а воинов господа, вышедших на священную войну. Марк видел их – павших богов, заблудших в своей греховности и нечистоте, свергнутых в наказание, но не отступившихся от пути зла. И Марк видел то, что будет на самом деле важно для готовых к битве – магия Спасителя в силах одолеть их нечистое колдовство.
Путь к Спасению всегда открыт для того, кто хочет его обрести. И в этот тяжкий час Спаситель не отвернулся от нас, дети мои. В час нужды он привёл нас сюда не для того, чтобы бросить перед грозной силой без поддержки. Я не стану вас обманывать, обещая неуязвимости и легко повергающегося противника – битва будет страшна, и нас может постигнуть поражение и смерть. Но едва мы вступим на поле брани, Спаситель упрёт в наши спины свою длань, что подарит нам Его поддержку и Защиту, кою Он окажет через своего недостойного слугу. Мы были избраны как воины света – и вы увидите это, когда первое время твари не будут иметь власти причинять вам вред. Крепите свой дух и готовьтесь к битве с воинствами Зла – сегодня не будет такого врага, одолеть которого нам не хватит сил, но для этого нам понадобится вся наша сила, всё ваше мастерство и вся наша удача. Не бойтесь поражения и не бойтесь смерти – каждая рана, каждая повергнутая тварь искупит не только все ваши грехи, но и освободит души невинных, что пали от их мерзких лап! – плащ преподобного распахнулся, обнажая висящие в ножнах серебряные клинки тонкой работы. Один из мечей, оказавшись в крепкой ладони отнюдь не молодого священника, с удивительной лёгкостью выпорхнул из ножен – кажется, Спаситель и в самом деле придавал сил этому инквизитору сил.
Не медли, Мелвилл. Сама судьба желает, чтобы ты стал Мечом Света, и поручила тебе вести нас на битву, – Марк обратился прямо к меченосцу. – Мы последуем за тобой и в пламя Ада на битву со всей тысячей легионов Демонов. Не медли, меченосец, используй всю доступную мощь, иначе долина падёт за эту ночь!



Сотворённая арка портала тихо мерцала в воцарившейся тишине, приковывая к себе взгляды и отсчитывая последние мгновения до того рокового часа, что остались до отправки. Путь навстречу неопределённости, туда, откуда уже не будет обратной дороги. Тропа, окутанная туманом неизведанности и мрачной аурой адского порога, представлялась распахнутым зёвом Смерти, поджидающей глупых и самонадеянных смельчаков, дерзнувших подумать о том, что в их силах остановить Её роковой механизм. Сейчас, когда до смертельного боя без надежды оставался всего один шаг, решимость могла дрогнуть у самого отважного – ведь, с каждой секундой разум осознавал неизбежный конец любого противостояния той бесконечно могучей Силе, что, прокляв свет, направила свои чёрные легионы в последний поход, дабы обрушить бастион жизни. И каждый должен был в последний раз сделать свой выбор, отчётливо осознавая, что ждёт в конце этого пути. Каждый должен был ответить, кому способен доверить свою жизнь, за кем последует навстречу неизвестности. И Мелвилл, не глядя на то, что выдвинул себя в качестве вождя, не мог не позавидовать тем, на ком не висела ответственность за жизни тех, кто встанет под его командование, и за исход всей битвы. И без того явившийся после того, как отзвучала последняя битва, Эмплада теперь попросту не мог, не имел права допустить поражения или чьей-то смерти. Хотя бы до тех пор, пока будет биться его собственное сердце. – Будь готов уплатить любую цену, Мел. Пойти на любой шаг, какая бы расплата потом не последовала, – экс-хранитель не мог отвести взгляда от манящего полотна пространственной червоточины. Ожидание истощало и точило изнутри, лишая сил и решительности не хуже, чем вид бесчисленного воинства соперника.

Эмплада с трудом оторвался от созерцания рамки портала, дышащей близкой бедой, оборачиваясь к своим компаньонам и ожидая их ответа. Никто не оспаривал его права на лидерство, даже имея на это весьма веские основания. Как и прежде, Сильвия молча кивнула, Руфус, криво усмехнувшись, коснулся сжатым кулаком груди, без сомнений доверяя ему, как и тогда, когда они положились лишь на мнение Глорфиндела и формальное звание самого меченосца. А что же скажут остальные, которые даже не знали ни его самого, ни нолдора? Девушка человеческого рода, вне всяких сомнений, была полна крайне скептического настроения, но не видела других вариантов, и предпочла промолчать, а вот священник, напротив, был всецело уверен в правильности избранного пути. Решительности Марка оставалось лишь позавидовать – похоже, что лишь он и загадочный вампир не поддались даже мимолётному сомнению и неуверенности. Высказала и Вестница свою поддержку, и лишь сам таинственный Сородич нашёл, что возразить, невольно напомнив Мелвиллу, что тот, не глядя на многочисленные упоминания столь не воодушевляющего вида Кайнеффы, так и не узнал, что именно является причиной её теперешнего недомогания.
Хорошо. Пусть Сильвия составит ядро отряда, а Кайнеффа замкнёт отряд, – согласился Мелвилл, не до конца поняв, что значило сравнение с «живой криптой». Что ж, его план не был совершенен, и даже запах крови серебряной на поле боя не мог ухудшить их положение: это мог понять любой, но разве у них была иная возможность? Победить, или умереть – никакой надежды на плен и побег. – На то и битва с мертвецами, чтобы они нападали на нас. Но это наш единственный выход – если мы появимся там поодиночке, нас просто сомнут числом. Действуя слажено, мы сможем закрыть спины друг друга и незамедлительно оказывать помощь магией.

Эмплада не сразу уразумел задуманное Сородичем. А когда понял, его брови в очередной раз поднялись от невольного удивления – с каждой минутой маска гостя казалась всё более сложной и глубокой. Ныне он походил на великого древнего мага из легенд, наставляющего героев. Подходя то к одному, то к другому, он с необычайной лёгкостью творил совершенно чуждые и непонятные Мелвиллу заклинания, едва ли не изменяя законы целого Мироздания для них. Дошла очередь и до него самого – и вихрь силы, охвативший всё естество меченосца, не оставил ни капли сомнений – даже на пике могущества, имея в распоряжении бесконечный запас сил из Кристалла Магии, дракон-хранитель не сумел бы выстоять против такой мощи. Боль впилась в тело тысячами невидимых игл, и, сжав зубы, экс-хранитель не допустил ни единого вздоха или знака, что могли бы выдать его муку – пустяки, его проклятие и его откаты не раз подвергали его подобному и кое-чему более страшному, так разве это повод для того, чтобы отвлечься от образа каинита? Этот образ отныне представлялся Мелвиллу не иначе, как мощная плотина, сдерживающая великую реку Силы, пропускающая лишь её малые струи. Но рухни эта плотина – и бесконечные воды сметут всё на своём пути. Но кто же он такой на самом деле, что за запреты на нём лежат и что движет им? В какой-то момент у него зародилось глупое подозрение, что это, быть может, тот самый легендарный Летописец, или какой-то из древнейших и забытых богов Авалара, вышедший на подмогу защитникам своего мира. И хотя меченосец немедленно отмёл глупую мысль, настоящая суть Лазаря до сих пор оставалась загадкой, а времени на размышления уже не было – весь его отряд был готов отправляться, и оставалось сделать лишь последний, решающий шаг.

Ну что же, вот и настал час испытания, окончив утомительное ожидание. За ним стояли те, кто не давал клятвы защищать этот мир и биться за его земли. Но кроме них, не нашлось никого, готового пролить кровь и умереть за свой дом и свой народ. Свой народ… какая разница, кто будет сидеть на высоких престолах и кто будет править какими землями, когда орда ненасытной нежити поглотит все пределы Авалара? И в то время, когда здешние правители продолжают цепляться за обесценившиеся символы власти, лишь пришельцы из других миров откликнулись на зов о помощи от гибнущей планеты. Откликнулись и доверили свои жизни ему, Мелвиллу, словно бы он имел какое-то право ими распоряжаться. Меченосца охватили смешанные чувства – благодарность за веру в него, благодарность за помощь, и невольный страх перед ответственностью за их жизни и успех их похода. Эмплада невольно почувствовал комок в горле – сейчас, в решающий миг стоило что-то сказать, но из него словно бы повысыпались все слова. Крутя шлем в пальцах, Хранитель Кристалла опустил его, держа в левой руке, и в последний раз обвёл своих соратников и теперь уже подопечных, сглатывая колючего ежа в кадыке и заговорив:
Стоит только шагнуть за этот портал – и пощады можно не ждать. Несчастную долину сковала огромная орда нежити, и нет такой армии в этом мире, что могла победить их силой оружия. Но нашлось всего четверо воинов, на чьё сопротивление Дикая Охота налетела, как морская волна на незыблемую скалу. Они бросили вызов неодолимой силе, подобно героям древности, и до сих пор нет никаких сведений о том, чтобы тьма смогла перехлестнуться через преграду и покрыть другие земли. А в это время Судьба свела нас здесь, лучших магов и воинов из разных миров и времён – кто-то оказался здесь мимолётно, кому-то уже некуда и незачем было идти, кто-то оказался здесь по ошибке. И теперь перед нам есть два пути. Мы можем сразиться со Злом – но так же легко и найти свою смерть. Или мы можем бесславно отступить, бежать прочь из мира, который ляжет под марш мёртвых легионов. Но как мы сможем с этим жить, сидя где-то в безопасности, и помня, что в наших силах было это остановить? Что будут тогда стоить наши собственные жизни? Я поведу вас на битву, цена которой – не просто одна долина, и не только наши собственные жизни. Мы будем защищать весь Авалар – не дома и камни, а всех тех, кто укрылся в его пределах! – тяжёлый меч с лёгкостью выпорхнул из крепёжных петель за спиной, засветившись слабым голубоватым светом клейма – запертых створок страшного царства Хелль. Роковой час пришёл – пришла пора качнуть Весы, выйдя на битву в конец этого мира. Глухой закрытый шлем работы подгорных мастеров-драконидов закрыл голову меченосца, и Мелвилл решительно шагнул вперёд, исчезая в арке портала – взлетевший меч последним колыхнул ровную завесу мистической двери. Вскинул автомат Руфус, надвигая на лицо сложный прибор ночного видения, подхватил оружие под раму, кладя палец левой руки на курок подствольного дробовика, и прицеливаясь в перекрестье мушки, словно бы срастаясь с оружием, быстро шагнул в рамку портала, словно бы не чувствуя тяжесть груза на спине. Священник поднял крест, висящий на груди, снял его с шеи, и, держа за нижний луч левой рукой, а в правой сжимая один из коротких клинков из чистейшего девственного серебра, последовал за человеком. Шагнула Сильвия, исчезая в рамке портала – и вот, всего через несколько секунд зал опустел. Исчезла даже рамка портала – теперь уже не было ни единого упоминания о том, что здесь кто-то ещё оставался.
Весь отряд переходит в ----> Долину Авалар.




Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
АнкалагонДата: Понедельник, 26 Января 15, 17.37 | Сообщение # 15
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Lol


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
АнкалагонДата: Понедельник, 26 Января 15, 17.38 | Сообщение # 16
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Аркснемора - это шумный центр жизни в огромном лесу, не безмолвном, но наполненном своими особыми звуками. В зависимости от кварталов красивого каменного города, разделённых увитыми лозами и плющем стенами, тишина здесь нарушалась то активным гулом торговых площадей, то весёлым рокотом праздников и какого-либо торжища, а то и просто приятной музыкой.
На заре нового дня, долгожданного и ожидаемого несколько суток, каменное сердце Сириона сковал другой шум. Тревожный гул наполнял его улицы - от испуганных перешёптываний и слухов, до нетерпеливых споров и понуканий тягловых существ и слуг. Многие сегодня старались покинуть город, вспоминая о делах за пределами стен, о родственниках или просто поездках в другие области. Причиной этого была аномалия, ставшая сердцем сегодняшнего шума.

Недалеко от центра города, в закрытом дворе, обнесённом каменной оградой - почти что стеной, такой высокой и крепкой - пробудилась новая беда, частично обрушившая старое, но красивое и хорошо выглядевшее здание из нескольких крыльев и роскошным фасадом. Весь двор и пара улиц да переулков, что примыкали к кварталу, оказались обуяны разыгравшейся здесь жестокой электрической грозой. Слепяще-белые, серебристые, голубые, фиолетовые и золотые молнии пронзали воздух, словно бы канаты и сети, воздух между ними был окутан разноцветным сиянием всех оттенков - синих, алых, фиолетовых. Почти пятая часть города из-за этого была оцеплена - горожан эвакуировали, даже не дав собрать пожитки.

Внутри оцепленного круга сновали только здешние маги, которые пытались как-то сдержать стихию, или же отчаянно тушили вспыхивающие пожары - уже несколько дымных шлейфов, от тонких нитей до чёрных угольных воронок - поднимались в небеса. Тушить водной воспламенённые молниями здания никто не решался - приходилось засыпать их песком, землёй, подавлять сам огонь или попросту обрушивать строение. Пока всё бедствие ограничивалось одним кварталом, но за последний час буря захватила просторы соседних, дымных шлейфов стало больше - ситуация выходила из-под контроля.
Внезапно, город охватил ещё больший шум. В городе поднимались многочисленные башни, на которых были установлены магические системы для обороны. И сейчас все они, как одна, ожили - острые пики кристаллов в подвижной оправе нацелились в небо под максимальным углом и с громким треском стали выпускать в небеса целые снопы ветвистых разрядов, осыпая землю яркими искрами. Воздух немедленно ионизировался - казалось, скоро весь мир взорвётся от треска множества разрядов.

Городские улицы всколыхнулись. Похоже, что население, которое рискнуло выйти из домов и попробовать выехать из города, застыло в шаге от паники. Стража с трудом удерживала порядок - со своей работой она справлялась куда лучше, чем временный штаб по решению ЧП прямо под открытым небом в оцепленном районе, но если катастрофа будет усиливаться,едва ли она сумеет успокоить толпу.
Похоже, что Аркснемора переживала в эти дни не лучшие свои времена.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
у6Ер-К0ТДата: Вторник, 27 Января 15, 01.25 | Сообщение # 17
Чародей
Группа: Следопыты
Сообщений: 87
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
"Мамочки родные! Вовремя я подоспела!" - ужаснулась Рунара, подлетая к городу, который уже сверкал разрядами как разбушевавшаяся гроза. Присмотревшись, она поняла, что причиной этого "шоу" были магические башни, и сообразила, что электрическое поле задело ещё охранную систему. Она знала от слов её предыдущего наставника устройство работы этих башен, и она ясно понимала, что из-за теперешней неисправности они будут хаотично стрелять во все стороны, и это означало, что у них был шанс попасть по ней. Не помогал ещё и тот факт, что, когда она приземлилась возле ворот, она увидела поток жителей, эвакуирующийся из города, и нескольких стражников на входе. При жителях не было ничего, кроме того, что они успели прихватить на бегу, и их лица были охвачены паникой и ужасом. Остановив одного из них и задав ему пару вопросов, электрическая узнала, что аномалия охватила уже большую часть города, маги тщетно пытаются хотя бы замедлить её распространение, а магические башни - как она сама уже поняла на подходе к Аркснеморе - вышли из под контроля.
Это и был её экзамен: остановить уже значительно развившуюся аномалию.

Воспользовавшись тем, что Айлер ещё не успел доехать сюда, она подошла к стражникам и, не тратя ни секунды, быстро начала говорить одному из них, зная, что у них работа:
- Извините, что отвлекаю, но помощь пришла!
Стражник хмуро оглядел дракониху:
- Одна?
- Нет, конечно! Со мной ещё один, он сейчас прибудет!
- И как же вы собираетесь разбираться с этой чертовщиной? - фыркнул стражник. - Да и кто ты вообще такая?
- Рунара Тонитру, жительница Варфанга и ученица Хранителя Молнии Вольтира! Он послал меня сюда, чтобы помочь вам с катастрофой!
Лицо её собеседника переменилось с недоверчивой хмурости на крайнее изумление. Остальные стражники также услышали её и повернулись к ней, равно как и часть жителей.
- Не знаю, шутишь ли ты или нет, но при данных обстоятельствах я поверю на слово. - произнёс стражник. - Дожидайся своего друга и сделай что-нибудь с этим безумием!
- Это ещё не всё! - Рунара тут же вынула конверт и протянула стражнику, который, взглянув на печать, окончательно понял, что помощь действительно пришла - Это нужно отнести правителю этого города!
Молодой стражник позади первого поднял руку, и, взяв конверт, со всех ног понёсся куда-то. Вздохнув с облегчением, Рунара кивнула страже, которая продолжила наводить порядок в толпе жителей, вновь возобновивших исход, и отошла в сторону, чтобы не мешать им, а заодно дождаться Айлера.
 
TaiperBlackДата: Суббота, 31 Января 15, 01.52 | Сообщение # 18
Виверн
Группа: Следопыты
Сообщений: 309
Награды: 2
Репутация: 21
Статус: Offline
Тем временем Айлер только подъезжал к окрестностям города, следуя главному тракту. Чтобы не утомлять своего ездового оленя, он не повышал его походку быстрее, чем рысью, лишь иногда переводя на иноходь, на прямых участках дороги. Как зверолюд и предсказывал, драгонесса имела большое преимущество в передвижении по воздуху, поэтому уже спустя треть пути чародей провожал свою хозяйку взглядом. На галоп срываться было бесполезно, электрическая все равно была бы быстрее, а утомлять ездовое животное понапрасну означало больше остановок на пути в Аркснемору.
Сумки на седле Гунгнира звенели громче обычного. По пути Айлер умудрился снять с себя все металлическое, от пластин в его броне под одеждой до диадемы на своей голове. Теперь он выглядел скромнее, чем обычно, а все потому, что незнакомка, дабы убедить зверолюда пойти с Рунарой на ее задание, раскрыла ему, что она летит освобождать Аркснемору от аномалии. И чтобы обезопасить себя от почти любой шальной молнии, которая может если не повредить рыся, то хорошо его потрепать, тот решил избавиться от вещей в своей экипировке, которая может случайно сработать громоотводом и притянуть одну из них к нему. Чародея не прельщала идея ходить разоруженным, но делать было нечего.
- Так, еще немного, и мы прибудем в город. Так что потерпи еще немного, Гуннушка, - с трудом изучая развернутую карту, произнес Айлер, обращаясь к оленю. Тот был занят передвижением, и никак на него не отреагировал. - Зато как прибудем, я сниму с тебя всю эту тяжесть и отпущу погулять по лесу. Отдохнешь вволю. Конечно, здесь не так холодно, как в наших горах, но для тебя сойдет. Так. Еще пару поворотов, и дальше уже должна быть прямая дорога до...
Его вербальные размышления прервали обеспокоенные возгласы и оживленные разговоры, доносившиеся впереди. Оторвав морду от карты, Айлер посмотрел вперед и удивился: впереди ему навстречу, на повозках и пешком, шли многочисленные люди и зверолюди, среди которых немало тигродраконов. Рысь не обратил бы на них внимания, если бы они не были так обеспокоены, и среди них не было бы так много зверолюдей расы, населяющей Аркснемору. Проезжая мимо них, он то и дело слышал о том, как дела в городе стали намного хуже, и все из-за аномалии, а так же кто куда собирался уезжать.
- Кирий! Лефирто те Кирий! - внезапно послышалось спереди.
Айлер поднял взор и увидел зверолюдку, принадлежавшую клану, в котором он состоит. Это была рысь с шерсткой бледно-синего цвета с карими глазами. Одета она была в зеленую робу, похожую на Айлерову, но при этом более длинную, доходившую до щиколоток. Кольца и кисточки в длинных прямых волосах так же походили на те, что висели у Айлера, но при этом их было иное количество. Зверолюд, конечно, сразу понял, что перед ним была представительница семьи Дифаев, в которой ее члены отличались достойными познаниями в целительстве, алхимии и травничестве, а так же магии воды. Шедшая пешком, она заприметила Айлера и теперь махала ему лапой, привлекая внимание.
- Гунгнир, шусуфи! Шу! - произнес чародей, отчего олень постепенно сбавил ход и остановился у рыси в зеленой одежде. - <Здравствуй, сестра из семьи Дифаев. Неожиданная встреча.>
- <Могу сказать тоже самое, Кирий,> - мягким, слегка бархатным голосом произнесла она, сцепив лапы перед собой. - <Зачем ты едешь в Аркснемору? Там сейчас довольно опасно находиться. Но надежда мне подсказывает, что ты, как маг молнии, желаешь решить эту проблему?>
- <Так и есть, сестра Дифаев. Моей хозяйке было велено разобраться с аномалией в городе, и я сейчас еду помочь ей. Надеюсь...>
Договорить он не успел, ибо страшный гул навис над лесом. Все, в том числе Айлер с рысью, развернулись в сторону, откуда донесся этот звук. Это оказалось там, где по сути стоит Аркснемора. Внезапно, сквозь кроны деревьев, яркими ветвями заискрились молнии, пронизывая насквозь небосвод. Раскаты от этих молний, которые и не думали прекращаться, заставили всех вздрогнуть и запаниковать, перейдя на более громкие и отчаянные голоса. Айлера это особенно обеспокоило: драгонессу могло задеть одним из этих раскатов.
- <Прости меня, но мне больше нельзя терять времени. Я должен как можно быстрее добраться до города,> - скручивая вожжи в лапах, бросил он целительнице, после чего, прикрикнув:
- Гунгнир, гасофи! - ощутимо стукнул задними лапами по своему скакуну. Тот, по-оленьи заревев, рванулся с места и, постепенно набирая скорость, галопом помчался по дороге, избегая идущих впереди жителей.
- Удачи, Кирий! - воскликнула рысь Айлеру вслед, после чего продолжила свой путь вместе с остальными, отвечая на их возникшие вопросы...

Спустя недолгие ожидания Рунары, в воротах показался знакомый олень, верхом на котором восседал Айлер, с беспокойством на морде. Он галопом пронесся через ворота и едва не сшиб одного-двух эвакуирующихся жителей по пути, после чего резко затормозил около драгонессы, удивляя своими одеждами и экзотическим ездовым животным стражников, что сновали вокруг, помогая жителям грузить свои вещи.
- Леди Рунара! С вами все в порядке? - воскликнул рысь, пытаясь удержаться на качающемся и пыхтящем от усталости Гунгнире. - Фух, слава Ацогве и Иркису! Как только я увидел раскаты молнии, я запереживал, что с вами могло случиться что-то плохое, и... и... Иркис мифи налайди...
Последнюю причудливую фразу на неизвестном языке чародей произносил уже, задрав голову вверх. Только сейчас он увидел магические башни, которые являлись источниками всех этих молний в небесах. На морде зверолюда можно было прочитать возникший страх.
- Все гораздо хуже, чем мне казалось, - произнес он, вновь уставившись на драгонессу. - Леди Рунара, если нам что-то нужно делать с этим, то лучше не откладывать. Сила этих молний колоссальна, и если одна из таких башен вздумает ударить по городу... Нам нужно срочно разобраться с этой аномалией! И найти способ избавиться от этих башен! Командуйте, леди Рунара, я буду следовать за вами и делать то, что скажете!


 
у6Ер-К0ТДата: Суббота, 14 Февраля 15, 16.13 | Сообщение # 19
Чародей
Группа: Следопыты
Сообщений: 87
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Рунара слегка вздрогнула, когда подоспевший Айлер едва не сбил двух жителей, эвакуирующихся из города. И всё же она была рада тому, что он приехал, тем самым сдержав своё слово наёмника. Это означало, что она могла почти полностью ему довериться и не бояться. Однако её радость была кратковременной: слова зверолюда при виде башен напомнил ей о ситуации, и дракониха принялась думать над её дальнейшими действиями, также учтя дальнейшие вопросы Айлера. "Так... мы видели ситуацию только снаружи, и оценить её по нормальному не можем... Нужно найти того, кто сможет пояснить более-менее что это за аномалия и какая натура у этого поля. А это значит..."

- ...Первым делом надо узнать, кто лучше всего осведомлён насчёт этой катастрофы и где он находится! - подумав, начала объяснять план действий Рунара. - Потом мы идём к нему и спрашиваем его об аномалии: какой у неё тип энергетики, наиболее эффективный способ борьбы с ней который у них есть, и место, откуда можно начать пробираться внутрь! Да, я думаю, что нам придётся пройти внутрь этого поля! - дракониха кивнула в сторону ворот. - Ещё нужно узнать, как можно избежать этих башен или как отключить их вообще! - помолчав, она добавила - Айлер, я точно не знаю, что нам кинет эта аномалия, но я сдаваться на этом не собираюсь. Я обещала помочь, значит я должна сдержать слово. Но я не желаю, чтобы твоя жизнь окончилась на этом, поэтому спрошу тебя заранее: ты уверен, что готов помочь мне разобраться с аномалией?

Дождавшись ответа Айлера, она кивнула с ободряющей улыбкой и, дождавшись пока он закончит свои приготовления, повернулась к страже.
- Кто в городе сможет проинформировать нас насчёт катастрофы и где он находится? - спросила она.
- Архимаг занял временный лагерь в городском храме! - был ответ. - Если мне не изменяет память, я слышал что он всё ещё там!
- Отлично! Тогда вперёд! - и, пройдя мимо стражи и вереницы жителей, прошла в город, периодически кидая взгляды на башни, хаотично сверкающие молниями. Времени оставалось мало.


Сообщение отредактировал у6Ер-К0Т - Суббота, 14 Февраля 15, 20.38
 
TaiperBlackДата: Четверг, 05 Марта 15, 02.54 | Сообщение # 20
Виверн
Группа: Следопыты
Сообщений: 309
Награды: 2
Репутация: 21
Статус: Offline
Айлер внимательно и серьезно слушал Рунару, не сводя с нее глаз. В глубине души ему было приятно стать помощником компетентной хозяйки, которая не стала пускать все на самотек или еще хуже - взваливать свои обязанности на его плечи, а сразу стала объяснять план действия и Айлерово в нем участие. Многие наниматели рыся не утруждались даже адекватно разъяснить ему его работу, а после ругали, даже если все было выполнено настолько, насколько возможно. К счастью, вскоре у зверолюда наметился глаз на таких нанимателей, и он впоследствии старался избегать их, что, впрочем, сказалось на его заработке: не так много существ воспротивились скверной силе золота и сохранили свой характер, будучи при этом способным заплатить Айлеру за услуги.
Сейчас же был особый случай: наверное, впервые в жизни наемника хозяйка не была нанимательницей. Вместо этого за него внесла свою цену таинственная особа, находившаяся ныне кто знает где.
- Эхх... Такова судьба наемника, леди Рунара,- вздохнув, произнес Айлер. - Да и, если я полягу здесь, то за благое дело. И похоронят меня в нашем семейном мавзолее, среди моих предков, таких же храбрых и благих. Но не позволяйте подобным мыслям омрачить вас. Я более чем готов помочь, это моя профессия.
Хмыкнув, рысь таки слез со своего скакуна. Гунгнир и так нервно переступал с копыта на копыто при каждом всполохе молнии на небесах, в дальнейшем он мог запаниковать и перестать слушаться Айлера, чего ему совсем было не нужно. Поэтому чародей, сняв свои перчатки и сунув их в одну из сумок на ездовом олене, сказал ему:
- Ты знаешь что делать, Гуннушка. Беги, но не слишком далеко от города. Околачивайся поблизости, защищай мои вещи. Я знаю, ты можешь. Как услышишь мой свист - сразу беги на него ко мне. Понял? Гунгнир, фо!
Последнюю фразу зверолюд чуть ли не рявкнул, вместе с этим ладонью несильно хлопнув по шее оленя. Тот заревел, после чего на удивление сообразительно развернулся к воротам города и умчал прочь. Улыбнувшись и вполголоса похвалив своего скакуна за смекалистость, Айлер быстро посерьезнел и повернулся к Рунаре. На нем почти не было атрибутики, которая была при нем изначально, когда он встретился с электрической в первый раз. На нем была лишь замысловатая мантия без декоративной застежки на левом плече, сапоги без привычных пластин да серьги с кисточками на его ушах и щеках. Однако вскоре ощущение безоружности Айлера сошло на нет.
Внезапно он выставил свои оголенные до локтей лапы в стороны и скривил морду в напряжении. По его лапам медленно начали "растекаться" весьма причудливые светящиеся прожилки, от кончиков пальцев далее стремясь в рукав: по левой лапе прожилки были ярко-красного цвета, по правой - светло-синего. Эти прожилки светились и пульсировали в такт волн магических потоков, проходящих через тело Айлера. Вскоре светло-синие прожилки появились у его горла, видное за широким воротом мантии, а затем его глаза, хоть и совсем тускло, но засветились похожим слабым светом. Рунара, как маг, ощущала как чародей стал более открытым магическим потокам. Сделал он это затем, чтобы в экстренном случае, если в него таки захочет попасть шальная молния, он мог провести эту молнию через себя и отвести ее в землю, тем самым снизив возможный вред. В любом случае, теперь Айлер совсем не выглядел безоружным.
- Как скажете, леди Рунара! Я буду рядом с вами! - даже его голос, могло показаться, двоился от насыщения магией. На прощание поклонившись удивленной страже, наемник сразу побежал за драгонессой, не теряя ни минуты.

- Раньше этот город был таким спокойным местом, - рассуждал Айлер по дороге в городской храм. - Здесь столько красивых мест, откуда открываются очаровательные виды на город. В основном это балконы на крышах некоторых домов. Трудно поверить, что подобный катаклизм происходит именно здесь. А сколько существ уезжало, как же сильно это ударит по Аркснеморе... Надеюсь, если мы решим эту проблему с аномалией, они все не побоятся вернуться. Печально будет увидеть, как такой город погрязнет в запустение. Но первое время точно здесь почти никого не будет. Хмм... Зато меньше будет препятствий полезть на балконы, полюбоваться. Если хотите, леди Рунара, я могу вам показать самые хорошие для этого балконы. Я понимаю, конечно, что вам и так все видно во время полета, но в видах с балконов все же есть свой шарм. Ну, это если хотите, конечно же... Однако это потом, сейчас нужно выполнить ваше задание и убрать аномалию... Как думаете, что нас ждет?

Наконец, они прибыли к храму. Не тратя попусту время, Айлер благородно открыл открыл тяжелые двери в храм и вступил на мраморный пол.
- Здравствуйте, уважаемые коллеги! - произнес он тем же слегка сдвоенным голосом. Его лапы продолжали светиться синими и красными прожилками. Оглядев присутствующих, он низко им поклонился, после чего продолжил: - К вам прибыли леди Рунара, магистр молний, и ее подчиненный АйлерСкридафКирий, сокращенно Айлер, чародей огня и молний, член клана Одаф-Кирасит! И мы пришли вам помочь. С кем мы имеем честь разговаривать?


 
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Спайро (NC +21) » Аркснемора (Подлокация-город леса Сирион)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Явившиеся сегодня

Copyright © Tenzi-Sharptail/Ankalagon 2014 Все права защищены. Designed by Asterion 2019