< Непостижимый Кадатат
Добро пожаловать на Непостижимый Кадатат
Переход на главную Просмотреть новые сообщения форума Руководство по игре Переход на мир Санктарамос Переход в мир Авалар
>
Баронские Холмы - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Анкалагон, 10Z-y  
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Санкторамас (NC +21). » Баронские Холмы (Юго-восточные земли Империи)
Баронские Холмы
АнкалагонДата: Пятница, 29 Ноября 13, 20.03 | Сообщение # 1
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1595
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Баронские холмы – просторные земли между Мёртвыми Скалами и Южным Хребтом. На севере их ограничивает озеро Неизул, а на юге – удивительная и необычная Долина Гейзеров. Как следует из названий, здешние земли весьма холмисты, представляя из себя постоянные перепады высоты, а владеет ими баронское сословие. Благородным рыцарям это место пришлось по вкусу – холмы отлично подходят для строительства замков, и величественные каменные громады с мощными укреплениями нередко возвышаются над полями или деревнями. Здешние края значительно уступают остальной Империи в комфорте, культуре и развитии – однако, нельзя сказать, чтобы в нём скупились на гигиену, или же здесь наступало мрачное средневековье – скорее, здесь всё сделано со спартанским вкусом и более строгим стилем. Здешние жители не платят налоги в Имперскую Казну – вместо этого они платят или работают на барона, который дальше отчитывается престолу. Империя, в свою очередь, старается следить за тем, чтобы Нобели не драли с крестьян шкуру – на почве чего у имперских чиновников и инспекторов происходят постоянные конфликты с баронскими приказчиками. Проезжающим путникам тоже следует быть осторожными – в здешних местах имперская власть не настолько крепка, и баронские служащие могут позволить себе некоторые вольности, ведь здесь они – власть и закон, а особо строптивые не то что бессильны в споре с богатым рыцарем, так некоторые ещё и могли не сносить головы. Однако, церковников здесь стараются не слушать, а Святая Инквизиция пользуется влиянием даже большим, чем маги – поэтому путешествие вместе с монахом для одинокого путника будет оптимальным вариантом.

Однако, эти места не так уж и плохи. Бароны своевольны и горды, но не варвары; имперская власть здесь ещё более инертна и сильна, но здесь нет беззакония. К тому же, сюда часто ездят жители центральных земель – из тех, что могут себе позволить такое – для того, чтобы временно переменить свою жизнь и отдохнуть от шума и тонкости столицы и имперских земель. Баронские деревни, по большей части, построены из дерева, и потому, эти области не настолько урбанизированы и кажутся более сельскими. Бароны, возможно, горды и напыщенны, но отнюдь не глупы – потому, всячески поддерживают любопытство путников и их путешествия за скромное вознаграждение. Величественные замки, в отличие от имперских военных крепостей, распахивают ворота перед путешественниками, частые рыцарские турниры привлекают многих зрителей и участников, а баронские земли производят весьма неплохое вино и продовольствие. Кроме того, здесь модно приобрести достаточно хорошую и не самую дорогую броню и оружие. Здесь разрешены дуэли и ношение оружия, что, правда, значительно увеличивает уровень поножовщины по сравнению с остальной Империей. А ещё, говорят, здесь можно найти приют беглому чародею, не имеющему патента… Кроме того, здесь находится вход в бескрайние просторы Великого Леса, здесь проходит имперский тракт к главному промышленному городу страны, главному руднику и к военной базе – а потому, недостатка в путниках здесь не будет никогда.

Переходы:
Сухопутные:
Великий Лес.
Долина Гейзеров (временно - Даттерос).
Мёртвые Скалы.
Пахотные Земли.

Воздушные:
Бреммер.
Великий Лес.
Главная военная база сухопутных сил.
Главная военно-морская база империи.
Гофаннон.
Грибная Роща.
Даттерос.
Долина Гейзеров.
Мёртвые Скалы.
Пахотные Земли.
Рокгард.
Рудники.
Степи.

Последовательность:


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Суббота, 12 Апреля 14, 19.56 | Сообщение # 2
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 744
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
Жизнь на свободе. Весёлое одиночество. Пейзажи желтеющих лугов с редкими зелёными крапинками деревьев протянулись, казалось, до самого горизонта, нежно согреваемые лучами солнца. Где-то там, вдали, синело бесформенное зеркало ослепительной лазури. Это воды озера искрились в свете дневной звезды.
Неспешно, свернув с имперского тракта на луга, ныне неспешно пробираясь сквозь низкую растительность, по холмам шли две фигуры: одна из них гуманоидная, высокая, широкоплечая, напоминавшая фольклорных гигантов, другая размером с беговую лошадь, похожая на молодого дракона.
- Слушай, Лай, нам надо было пешком идти. Сейчас припрёмся раньше времени и будем там возле воды куковать - Пробасил с явно ощутимой иронией гигант, размашистыми шагами буквально поглощая расстояние между собой и озером.

- Ничего, Берэм, ничего страшного. Слава Творцу мы же не в пустыне и не в проклятом лесу. Кроме того они тоже могут спокойно открыть пространственные врата. -

- Да я думаю они этим и воспользуются. Сам посуди, мы сюда за пятнадцать минут попали. Могли, конечно, прям возле озера высадиться, но это как-то слишком палевно. Хех. - Древний тихо усмехнулся. - Кстати, я не знаю, как уж ты, а я надеюсь на хорошую битву. Давненько эти крошки не были при делах. - Берэм с невероятной заботой в голосе, которая могла быть присуща лишь любящему родителю (Или маньяку-психопату) погладил прямую и длинную рукоять своей катаны.

- Ты уж не обессудь, но я всё же буду рассчитывать на мирный исход сего мероприятия... Мне кажется, мы ещё успеем повоевать. Тем более как раз в гномьих шахтах пробудилась нежить... -
Изрёк Лайрекс с некоторой грустью в голосе, будто он уже пожалел, что отправился на задание вместе с Антеросом.

По мере продвижения пары вглубь холмов озеро вырисовывалось всё чётче и чётче, и уже вскоре была видна его величественная водяная гладь.

- Чёрт побери, мне уже начинает надоедать. Давай, Лай, поторапливайся! -
С этими словами Древний сорвался с места, с лёгким хлопком исчезая из поля зрения священнослужителя. Проследовавшая за Древним волна воздуха высекла в мягкой почве неглубокую борозду, разбрызгивая в стороны комья земли, травинки и опавшие листья.
[Скачок.]
Лайрекс едва успел отскочить от обратившегося в сверхзвуковую комету Берэма, как тот уже, с громким всплеском, подняв многометровый столп воды, приводнился в нескольких метрах от берега.
Амфиптера лишь покачал головой, неспешно продолжив свой путь, с лёгкой улыбкой наблюдая за тем, как Древний выбирался из озера, отфыркиваясь от попавшей под маску воды.


Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Понедельник, 14 Апреля 14, 23.29 | Сообщение # 3
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1595
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
По просторам холмистых земель, то тут, то там покрытыми перелесками, пучками кустов, и изрытыми пашнями, раздавался мерный звон деревенской часовни. Солнце уже успело подняться достаточно высоко, сверкая в ручейках, реках и вёдрах, полных холодной, ломящей зубы воды из колодцев. Многие из холмов походили на макушки стариков, которые светили голой лысиной, с кое-где ещё пробивающимся пушком сухих прошлогодних трав, и сединой вокруг лысины из одиноких и не очень кустов, лишённых листвы. Впрочем, весна уже всерьёз вступала в свои права – тонкие ниточки травы зеленели на чернозёме и прорезали буро-рыжий ковёр, а кусты и деревья уже распускали первые цветы, самые нетерпеливые даже могли похвастаться молодыми свёрнутыми листочками.
Было достаточно тепло для этого времени года. Ветерок изредка колыхал ещё оголённые ветки и приминал слабую, не успевшую налиться силами траву. Но в одном месте погода словно бы забыла перемениться с прошлого месяца: между тремя холмами, в глубокой кустистой ложбинке, скопилось изрядное количество тумана. Более того, туман не спешил испаряться – напротив, он густел, а кое-где его грязно-белёсые клубы приобретали голубоватый или розоватый оттенок. Впрочем, здесь не было никого, кроме мелких грызунов, чтобы подивиться такому необычному явлению.
А потом туман стал рассеиваться, так же стремительно, как и сгустился. И из его глубин стали проступать совсем уж безумные для этих мест контуры: среди кустов, присев, блестел наплечниками самый настоящий рыцарь в серебряных доспехах, молодой и черноволосый. А рядом, припав всеми лапами к земле, распластался самый настоящий дракон, пытаясь схорониться в просвечивающихся кустах, которые не могли и наполовину прикрыть изящное гибкое тело крылатого хищника. Впрочем, рыцарь нисколько не беспокоился от такого соседства, а холмы надёжно защищали необычных гостей, чтобы селяне из недалёкой деревушки не бросились в панику.
Верден снова промазал? Я не вижу ни Лайрекса, ни Бэрема. А лай собак – очень хорошо, – недовольно поморщился Мелвилл, ворочая головой.
Они должны быть где-то недалеко. Для Тонких Путей такая погрешность вполне допустима, особенно для таких, если нет маяка, – возразила ему снежная, тоже оглядываясь и скептически подмечая тщётность своих попыток скрыться в зарослях. Даже если бы кусты были достаточно высокими, бело-синяя чешуя отлично светилась сквозь голые заросли. Впрочем, издали её вполне можно было принять за кучу снега.
Почему было не воспользоваться нормальным порталом, или телепортатором? Пусть он и не слишком приятный, но меткий. У нас же целый реактор, энергии достаточно!
Портал – слишком заметно. Особенно здесь. Баронам нельзя иметь много магов, и наверняка имперский орден насовал здесь хитрых сканеров, чтобы фиксировать концентрацию волшбы. И портал был бы очень заметен в первые мгновения…
Как видишь, Лиге Серебряного Остова это не мешает. Бьюсь об заклад, просто упрямый Верден не хочет пользоваться таким же методом, чтобы изобрести «свой».
Мелвилл, нас всего-то снесло немного ближе к деревне. А когда здесь были члены Лиги, мы ещё находились в башне. Они просто могли уйти, – драгонесса попробовала урезонить своего товарища. – Я заберусь на холм и осмотрюсь.

С удивительной ловкостью и скоростью для такого крупного тела, Сильвия лаской скользнула между холмами, так, что опомнившийся Мелвилл успел поймать её только за заднюю левую лапу. Обхватывая голень и стопу руками, он потянул лапу на себя, зашипев:
Стой! Ты же на холме будешь светиться на всю округу!
Мелвилл, драконы для Империи не слишком частые гости, но вполне реальные создания! – волшебница застыла на месте, обернувшись и с укором глянув на Эмпладу. – Даже их главный маг – дракон.
И думаешь, что до него слух о белой драгонессе не дойдёт? Вдруг он заподозрит в тебе не менее сильного мага, или просто истосковался по общению с драгонессами? Он-то один в ордене. Лучше я поднимусь, я не вызову таких подозрений.
Благородный рыцарь в доспехах дороже, чем у половины баронов, конечно же, не вызовет никакого внимания, – иронично заметила Мескотт. Однако, Мелвилл прислушался к ней: сказав «твоя правда», он потёр перстень на пальце. Туманное облако снова посетило ложбинку, но оно в десятки раз уступало своему прошлому собрату – окутав лишь фигуру меченосца, и то всего на несколько секунд.
Через полминуты на холм уже поднимался наёмник в видавшей виды чёрной вороной кольчуге, поверх которой была надета защитная кожаная туника-безрукавка. Лишь пояс и набор мечей остался неизменным. Забравшись на холм и оглядевшись, Мелвилл вскоре скатился обратно к Сильвии.
Ну? – нетерпеливо спросила драгонесса, глядя, как мечник стряхивает с локтя грязь: спускаясь, экс-хранитель поскользнулся и упал на спину.
На юг, буквально за парой мелких холмов – этим и следующим – деревня. Средняя такая. Озеро – в полумиле, как мы и думали. Рыбаков там почти нет, двое сидят западнее, а ещё около пяти идут в деревню. Если пойдём сюда, то разминёмся.
А Остов? Аномалия? – перебила его Сильвия.
Я же не договорил, – остановил собеседницу экс-хранитель. – Да, похоже, я видел их. Что-то похожее на мелкого дракона и рослого охотника. Аномалии не видел, всё спокойно, да и местные тоже вряд ли что-то заметили. Так что, идём к ним. И да, ты можешь выпрямить лапы, из-за холмов тебя всё равно не заметят, – улыбнувшись, Мелвилл погладил белую драгонессу по плечу, после чего решительно зашагал между холмами к северу.



Где-то через десять минут они вышли к озеру, вынырнув из оврага расколовшегося холма, достигающего самой глади воды. Ветер, тем временем, переменился – теперь он дул строго на юг, деревенские дворняги, почуяв запах дракона, громко и пронзительно взвыли. К счастью, Сильвия и Мелвилл отошли достаточно далеко, чтобы поселяне, даже если бы и подняли шум из-за псов, смогли их заметить.
Твои лапы… – негромко произнёс Мелвилл, оглянувшись назад.
Чем тебе не нравятся мои лапы? – Сильвия неопределённо махнула перепончатыми ушами, не поворачиваясь к мечнику.
Всем нравятся. Только они оставляют хорошие следы, которые могут увидеть местные охотники.
Переживаешь, что на меня объявит охоту ловец зайцев? Не волнуйся, даже если кто-то и разберёт, что это за следы, мы давно уже будем сидеть на острове, – драгонесса всё-таки обернулась к Мелвиллу. – И сомневаюсь, что они смогут отследить, куда уведут мои следы. Лапы не оставляют в воде или воздухе следы, которые могли бы увидеть люди. Особенно обычные. Кстати, – коготь крыла указал вперёд, на береговую линию, – А вот и наши товарищи.
Пожалуй, ты права. Правда, когда здесь увидят следы двух разных типов лап…
То решат, что здесь прогуливалась парочка драконов, решившая поискать уюта у воды. Ничего сверхъестественного. Мелвилл, с чего это ты стал таким подозрительным и осторожным?
Сам не знаю. Возможно, учусь твоей ответственности, – улыбнулся меченосец. – К тому же, нам всё-таки не стоит вызывать подозрений и светиться больше положенного. Всё-таки, драконов в Империи видят редко, больше почитают за сказку, а уж дракон такого необычного окраса, как ты, запомнится надолго.
О, я просто представляю себе толпу следующих по пятам поклонников, – отрезала драгонесса.

Наконец, Сильвия и Мелвилл добрались до ожидавших их у кромки воды Древнего и священнослужителя. Оба они задержались взглядами на Бэреме: если в Лайрексе ощущалась скрытая, но изощрённая сила, то гигант попросту пылал мощью, вынуждая их задаться вопросом – что же там заподозрил лидер Серебряного Остова, что решил отправить сюда столь внушительную фигуру.
Итакхва, вблизи он даже ещё больше, – отметила про себя снежная, глядя на верзилу, который даже на неё мог смотреть едва ли не сверху вниз. – Они там, наверное, убеждены, что битва неизбежна. Хорошо бы они не решили искать драки прежде, чем мы успеем провести исследования, и не «затоптали» все следы.
Приветствую, Серебряный Остов. Если не ошибаюсь, то вас должны были направить нам в поддержку. По крайней мере, – драгонесса снова перевела взгляд с Лайрекса на Бэрема и обратно, – Вы похожи на специалистов иного профиля, чем разведка с помощью воды. Если я права, то нам сперва стоит посмотреть их место появления, и разобраться, кто к нам пожаловал. Для этого не нужно никуда идти, я могу выяснить это на месте.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Понедельник, 21 Апреля 14, 01.05 | Сообщение # 4
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 744
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
- Чувствуешь их? - Лайрекс вопросительно окинул мокрого Древнего взглядом, тот лишь подтверждающее кивнул головой, негромко произнеся - Да, разумеется. Вроде как Меллвил и Сильвия. У нас собирается не такая уж и большая компания, на месте Эфраима я бы послал ещё пару рядовых солдат. Пушечное мясо всегда пригодится, а битва то не за горами! -
- С чего ты вообще это взял? Я имею ввиду, мы даже ещё не знаем, что нас ожидает. Вполне вероятно, это просто безобидный заблудший путник из других миров... - С некоторым сомнением в голосе изрёк священнослужитель, склонив голову набок.
- Поверь своему слепому другу, Лай... - Усмехнулся Древний, неспешно направляясь навстречу показавшимся вдали путникам -... Существа с такой энергетикой, как эти, редко бывают безобидными. Насчёт заблудших спорить не стану. -


Анетрос некоторое время постоял молча, ожидая, покуда явившаяся группа поддержки не сблизится с ним на удобное для коммуникации расстояние.
- Привет, Меллвил! Здравствуй, Сильвия! Что-то вы сегодня хмурые, хех, задерживают зарплату? - Древний негромко рассмеялся, окидывая членов "Кандора" тусклым рубином глаз. Во взоре слепого странника чувствовалась нескрываемая магическая мощь. С каждой секундой зрительного контакта Антерос беспрестанно получал новую информацию и обрабатывал её, даже не задумываясь об этом. Берэм мог определить природу любого заклинания и ритуала, но сейчас, даже когда панорама магических тел его собеседников была привычна, в сознание гиганта закрадывалось некоторое подозрение.

- Ох-ох, какие речи вы ведёте. Ребятки, откуда эта официальность? Неучто вы нас не узнаёте? -
- Может быть это просто клоны, а господа Эмплада и Мескотт сейчас на другом задании? Господин Кандор горазд на выдумки. - Негромко прибавил Лайрекс, склонив голову в знак приветствия.
- Я могу найти астрального паразита в астральном паразите, а ты тут говоришь - "клоны". Нет, конечно же. Так или иначе, ладно, ребятки, если вы хотите изучать следы - ваше совершенное право. Но давай я помогу тебе, Сильвия, сейчас отделю нужный нам поток от всех остальных, а ты уж его читай, сколько тебе влезет! -
Приветливо изрёк Древний, вновь возвращаясь на берег озера, едва не ступая в его воды.

Древний уже был готов приступить к своим прямым обязанностям, касаясь кончиками пальцев капюшона и слегка отводя его вниз, как вдруг что-то его остановило. Рука Антероса молниеносно метнулась от капюшона к внутренней полости робы, извлекая оттуда крупный циркониевый браслет, сложенный, словно из бесформенных частиц мозаики, крепящихся вместе незримой силой. На отчётливо заметных стыках фрагментов браслета проступал едва ощутимый трепещущий свет. Светло-голубое свечение исходило изнутри браслета, подсвечивая ладонь Древнего. Вместе с браслетом в руке Антерос повернулся к путникам, протягивая артефакт Хранителю Кристалла.

- Я совсем о нём позабыл. Вот, держи. Это заказывал Эфраим, для Сильвии... Прости, что не даю тебе его сейчас, Сильвия, всё-таки тебе ещё нужно с ним разобраться, а Меллвилу куда удобнее его хранить в виде человека. Если честно, я сам не знаю, что это такое. Над ним достаточно долго работал Рансон. Хотя я догадываюсь о природе этой вещи, но если я прав, то чёрт знает, где Рансон его раздобыл... Ну ладно, вы ребята умные, сами разберётесь. -

Передав артефакт Меллвилу, Древний вновь отвернулся, сосредотачивая взгляд на панораме озера. Капюшон медленно сполз вниз, обнажая дьявольскую сущность в плоти. Гигантские глазные щели вспыхнули с новой силой, и взгляд Берэма ожил, начиная медленно ползти по всей водной глади. Эфирная толща затрепетала, а магическому взору путников открылось сумбурное веретено пёстрых нитей, переплетающихся между собой и дрожащих в разных частотах.

- Divide et libera! - Громогласное эхо от слов Древнего распространилось по всему озеру. Воздушное пространство мученически заскрежетало, а после, проронив последний предсмертный стон, с диким скрежетом начало завихряться. Ледяные бури прошлых эпох ворвались в реальность Санкторамаса, повергая пульсирующие канальца энергии молодого мира в безупречный стазис. Древний нахмурился, разглядев в конгломерате застывших энергетических потоков тот, что был необходим команде. Антерос шумно вдохнул, его очи налились багрянцем, подбородок задёргался, а на висках проступили вены.
С необычайной лёгкостью, без единого звука, в воздух поднялся отдельный энергетический канал, застывшим в пространстве шнуром повиснув над озером.
Само собой, ни одно существо, лишённое магического дара, даже не могло заподозрить о том, что прямо под его носом творится нечто торжественное и масштабное.
- Ну вот, Сильвия, пожалуйста. Я его вытащил, ты вызывалась его исследовать. - Апатично махнул рукой Древний в сторону озера, отступая с пути драгонессы.



Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Вторник, 22 Апреля 14, 17.39 | Сообщение # 5
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1595
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Если бы так, то нас тогда бы здесь не было, – в ответ, Мелвилл лишь немного улыбнулся, глядя на Древнего снизу вверх. Среди всей компании воитель был выше всех, и любой посторонний наверняка бы посчитал его за лидера небольшого отряда. Впрочем, Эмплада в глубине души надеялся, что их всё-таки не заметят: в четвёрке только он не вызвал бы дракона, а вот остальные притянули бы массу ненужного внимания и тревоги. Особенно великан Анетрос. В то время как Сильвия могла лишь кивнуть им, Мелвилл приветственно поднял ладонь – пожимать здесь руку было определённо некому. – Не волнуйся, Бэрем. Чтобы тебя не узнать, придётся стать и глухим, и слепым сразу.
Почему клоны? Мы так плохо выглядим? – драгонесса вопросительно подняла брови, поймав взгляд священнослужителя.
Буква устава многих отпугивает и вызывает странные ассоциации, – Эмплада положил ладонь на плечо своей спутницы, меняя тему: – На всякий случай. Мы сейчас следим за нашими гостями, и когда они вылезут на поверхность, их накроет нар радар в скалах. Необходимые подробности нам сообщат, но если будут вопросы, то Глорфиндел контролирует операцию. Как с ним связаться, думаю, знаете.

Отойдя от снежной, экс-хранитель извлёк откуда-то свёрнутый плащ-накидку, и, распахивая его, накинул на плечи, застёгивая тусклой стальной застёжкой в форме орла. Надвинув просторный капюшон на голову, мечник довершил своё сходство со следопытами севера, больше всех совершавших походы за Стену, к слабо развитым варварским племенам и феодальным княжествам. Краем глаза он продолжал следить за Бэремом, а потому заметил, когда тот вдруг направился прямиком к нему. – Что, это всё, что он хотел сделать? – удивился Мелвилл, поправляя застёжку и поднимая взгляд на шагающего колоса.
Что там? – мечник привычно сощурился, разглядывая, что там в руках у гиганта. Солнце не могло ослепить его, к тому же, оно вставало справа, но привыкший к обществу людей, он привык и имитировать их жесты и мимику. Протянув руки за диковинным украшением, мечник ощутил необычную тяжесть и холод стылого металла. Удивительная конструкция излучала скрытую и пока что загадочную силу, в которой экс-хранителю угадывалось что-то забытое и древнее, заставившее его зацокать языком: – Качественная вещь. С первого взгляда трудно предположить, для чего нужен этот браслет. Впрочем, если им занимался Рансон, это наверняка что-то дельное. Если только это не хитроумное оружие убийства или порабощения. Что это?
Я не знаю. Эфраим мне ничего не говорил. – тень закрыла солнце, и над плечом навис нос снежной драгонессы. Чуть повернув голову в её сторону, мечник угадал под беспристрастной маской смешанные удивление и любопытство.
Похоже, что он хотел сделать тебе приятный сюрприз. Но, похоже, Антерос про это не знал. – Мелвилл говорил негромко, слегка обернувшись к Сильвии. Улыбнувшись, он добавил: – Что ж, наш глава ордена не скупится на подарки своим фавориткам. Мне интересно, за чей счёт эта роскошь – из его собственного кармана, или же за счёт казны Ордена?
У тебя плохо выходит шутить, Мелвилл, – подняв голову, снежная сделала несколько шагов к озеру, но снова остановилась, обернувшись и продолжив созерцать артефакт.
Проклятье, твоя правда. Просто интересно, зачем Эфраим решил обвешать тебя браслетами. Не хватает только на задние лапы нацепить.
Просто у нас после войны появился комплекс излишней милитаризации. Слушай, тебе не помешает его убрать, потому как мы совсем позабыли, зачем сюда явились.

Хмыкнув в ответ, Мелвилл молча принялся выполнять совет драгонессы: под мерно горящий багряный огонёк внутри перстня, браслет окутался густой серебристой дымкой, и едва его очертания скрылись внутри, облачко тут же развеялось, не оставляя следа ни от себя, ни от магического украшения. Бросив взгляд вслед изящно вильнувшему хвосту удаляющейся снежной, Эмплада лениво потянулся, отходя на несколько шагов влево и удобно устраиваясь на крупный валун, нагретый солнцем. В человеческом облике полноценно наблюдать за манипуляциями Древнего было сложно, не удавалось рассмотреть деталей, потому мечник даже не пытался уследить за действиями Бэрема. Постарался он отвлечься и от странной штуковины, которую передал ему Антерос – браслет, без сомнения, был очень любопытной вещью, но сейчас был неподходящий момент для его изучения.
Как хорошо, что сейчас время посевной. Через месяц здесь, на берегу озера, будут бродить толпы людей. Не хотелось бы, чтобы нашу обычную компанию видел, кто попало, – проговорил Эмплада, ни к кому в особенности не обращаясь. Однако, рядом находился только Лайрекс, и говорить с кем-то ещё мечник вряд ли мог. – В этом есть какая-то ирония. Обладая самым большим реальным влиянием и силой, мы должны прятаться по ущельям и щелям, чтобы нас никто не заметил. По крайней мере, таким, как Бэрем или Итан. У нас хотя бы есть свой остров, да и всё море наше, а вам и прогуляться негде. Как, кстати, итан поживает?



Загадочный браслет так и стоял перед глазами, мешая снежной сосредоточиться на своей задаче. Драгонесса выглядела спокойной, даже безразличной, но внутри неё пустило глубокие корни любопытство и предвкушение. Как сказал Мелвилл, артефакт был весьма необычным, но Сильвия не могла даже предположить, каково его назначение. К тому же, внутри зародилось сомнение: что задумал Эфраим и с какой целью он заказал для неё эту штуковину, даже ничего не сказав?
Вот и озеро. Лёгкие волны заставляют воду волноваться, искрясь на солнце и искажая находящиеся в глубинах объекты. Вытянутый камень, лежащий на каменистом дне, переломился, напомнив о необычном браслете. – Так, хватит! – Мескотт охватило раздражение на саму себя. – Показали необычную игрушку, и ты уже собралась скакать, позабыв обо всём на свете. В следующий раз всё будут делать мимо тебя, если увидят, насколько ты бестолковая!
Нахмурившись, Сильвия нависла над озером, став левой лапой на выступающий из воды камень, и раскрыла ладонь правой лапы, без спешки, но быстро опуская её на водную гладь. Мягкая и нежная стихия приятно и ласково погладила чешую на подушечках и пальцах, разливая прохладу и вызывая желание опустить её ещё глубже, но драгонесса не поддалась чарам воды. С тихим шипением, от лапы стала распространяться ледяная ровная поверхность, образуя круглую льдину диаметром около полутора метров [Власть Льда]. Драгонесса оглянулась назад – быстро придумав, как обеспечить занятие и своим компаньонам, она ловко перепрыгнула с одной лапы на вторую, направляя освободившуюся левую лапу указательным когтем на берег:
Я покажу вам всё, что увижу сама, – пообещала она, и в подтверждение её слов алмаз на браслете тихонько засветился. Недалеко от Антероса воздух заволновался, сгущаясь в средних размеров ледяную пластину, ставшую, подобно щиту [Браслет: проекция]. А затем, перевела взгляд на собственную льдину, всматриваясь в её глубины. Выделенная Бэремом энергетическая нить проворно скользнула внутрь, растворяясь в синеватой глубине – тайное вот-вот станет явным, и духи воды должны были поведать, кто потревожил глубины их мирного озера [Путь спящей воды].


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Воскресенье, 27 Апреля 14, 17.41 | Сообщение # 6
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 744
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
- Не переживай, дружище, нам тоже есть где погулять. Вся Умбра нам открыта. Конечно, там не порыбачишь, как у вас, да и в водичке не поплещешься, но тут уж каждому своё!- Усмехнулся Берэм, возвращая капюшон на место и заставляя глаза потускнеть - И у Итана всё совершенно в порядке. Сейчас готовится к новой миссии. Уж не помню, куда там Аус решил его послать. Ну ты понимаешь, что опять в какие-нибудь дебри, из которых он по полгода не будет вылезать. Ты то как сам? Погляди на себя, ты какой-то бледный. Слишком нервно подходишь к своей работе! Мелвилл, расслабься. Будь здесь хоть сто человек простых гражданских, никто бы и ухом не повёл. Что с того, что у тебя богатое облачение, а наши спутники - драконы? В конце концов, Санкторамас за свою историю и не такое видал! - Расслабленно рассмеялся Древний, небрежно отбросив поднятый с берега озера камушек в сторону.
За спинами путников послышался влажный шлепок и сдавленное шипение. Немедленно же обернувшийся к источнику звука, Берэм лишь с досадой скривился, растерянно протянув - Ой, извини, Лай, опять не рассчитал силу. -
Слегка сморщившийся Лайрекс нервно рассмеялся, смаргивая образование в виде непрозрачной желтоватой жидкости на подбитом глазе, как ни в чём не было изрекая - Нет-нет, ничего страшного, сам подставился... Надо было внимательнее смотреть мне. -
- Хех. Ладненько, давайте посмотрим, что обнаружила Сильвия! - В нетерпении щёлкнул пальцами Древний, вливаясь в канал телепатической трансляции.

На секунду мир наблюдающих меркнет, а после вспыхивает с новой силой. И всё словно осталось неизменным, лишь краски окружающих объектов слишком яркие, даже режут глаза. Почти безветренный день, лёгкие круги на водной глади озера. Маленькая идиллия грубо прерывается диким гулом, словно неподалёку начали разогреваться турбины некого неведомого аппарата. Земля легонько дрожит, а воздух сгущается, заполняясь матовой пеленой. Пространственная ткань изгибается, с силой выбрасывая наружу массивные силуэты нескольких существ. Один за другим слышатся всплески. Брызги летят на многие метры вокруг портала. Пространственная аномалия спешно затягивается, а прибывшие создания с головой уходят под воду. Их тяжело рассмотреть детально: они будто покрыты неким зеркальным дымком, беспрестанно "размазывающим" контуры их тел.
- Ну отлично, воздушные власти, только этого дерьма нам не хватало! А я ведь в этом озере уже успел намокнуть. - Злобно стискивает зубы Берэм, стараясь хоть что-то разобрать на фоне стремительно прибывающего тумана.

Четыре фигуры, облачённые преимущественно в пластинчатую броню, с массой острых шипов и наростов, выбираются на берег. Последние два существа без особых усилий вытаскивают на берег тело некого животного. Один из демонов, судя по всему руководящий группой, поднимает посох с насаженным на него человеческим черепом и что-то нараспев читает. Вся братия, включая начавшее упираться, едва придя в себя, животное, спешно удаляются в сторону каменистых нагромождений. Некоторое время дымка ещё сохранятся, а после видение рассеивается, оставляя путников наедине с увиденным.


Первым тишину после окончания трансляции прервал Берэм. Антерос извлёк катану из сая, оставляя лишь кончик её лезвия на устье ножен, рукоятью очерчивая круг в воздухе.
- Мне кажется, ребятки, и я надеюсь, вы со мной согласитесь, что эти парни неплохо так наследили. Я имею ввиду, мало того, что они нагадили магией на том берегу озера, а значит, мы сможем узнать, что они там делали. Хотя бы приблизительно. Так они ещё и вломились через какую-то нелепую аномалию. Моё мнение по этому поводу - это явно не санкционированное вторжение. Эти идиоты то ли заблудились, то ли свернули не туда. А ещё у них есть какая-то ручная монстрятина, нужно будет особое внимание уделить этому вопросу. Ну что, чем теперь займёмся? -

- Если честно, я бы рекомендовала вам быть предельно осторожными. Когда вторженцы ведут себя столь раскрепощённо это может означать лишь две вещи: либо они невероятные глупцы, либо они невероятные хитрецы. И помня наш многочисленный опыт работ, я бы не стала преждевременно склоняться к какому-либо из вариантов. И ещё раз, доброго вам всем дня. Я буду с вами на связи. -
Прозвучал мелодичный голос Алой Принцессы, свидетельствуя о том, что репликационные чары начали действовать в полную силу.


Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Понедельник, 28 Апреля 14, 09.45 | Сообщение # 7
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1595
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Умбра не похожа на место, где можно комфортно проводить время после работы, или куда можно заглянуть во время её. Мало того, что приключись какая беда, туда не достучишься и не вернёшься в считанные мгновения – таким, как мы, там не место для частого и долгого пребывания. А многим и вовсе не стоит там бывать, даже если этот некто – здесь хороший и умный чародей, рыцарь или воин, – пожал плечами Мелвилл, глядя в небеса и ожидая, пока приготовления снежной подойдут к концу. – Тебе, должно быть, это покажется странным. Но поверь, даже Глорфиндел скажет тебе тоже самое. Только надев шкуру простого смертного и проведя в их компании многие годы, можно начать их понимать. И всё равно до конца не поймёшь. Впрочем, даже некоторые из ваших отнюдь не прочь попользоваться теми простыми житейскими удовольствиями и радостями, которые присущи смертным.
Крякнув, совсем как обычный человек, экс-хранитель упёрся ладонями в колени, поднимаясь с камня. Мелвилл выгнулся, вытянув сцепленные руки в замок и разминая мышцы – капюшон спал, обнажая лицо для мягкого, по-весеннему прохладного ветерка, лениво шевелившие недлинные волосы.
А-а. Ну, куда бы не послал, вряд ли эта информация предназначена для моих ушей. Мы пока не можем себе позволить походы за пределы мира, что не слишком-то меня лично расстраивает, на самом деле… проклятая птица! – прервавшись, мечник резко отвёл плечо назад, едва успев увернуться от «подарка» с неба. Нагло каркнув в ответ, крупный ворон, как ни в чём не бывало, полетел дальше прочь от берега, игнорируя пламенный взгляд Хранителя Кристалла. – Мерзость какая. Так, о чём мы там? А. Сам я нормально, вчера от меня добились даже достаточно неплохой стрельбы из лука. Словно бы я буду воевать с его помощью, ха. И… что значит, что с того? Бэрем, половина населения не то что никогда не слышала о посещении настоящего дракона, так и считает их выдумкой. А для ордена магов, и для стражи – это потенциальный незарегистрированный маг, против которого бесполезно почти любая стража. Я уже не говорю о бродячих великанах. Мы – весьма подозрительная шайка, а подозрительных личностей никто не хочет упускать из виду, – Эмплада покачало головой: – Не-ет, лишнее внимание нам сейчас ни к чему.

Услышав шипение, меченосец замер, удивившись, кто мог к ним подобраться сзади, а после, охнув, вспомнил о священнослужителе, резко оборачиваясь назад. Представляя, какового было получить по морде брошенным воителем камнем, экс-хранитель и сам болезненно поморщился, искренне сочувствуя дракону. Однако, вмешиваться в печальную случайность он не торопился, тем более, что сами виновники инцидента не собирались заострять на нём внимания. Впрочем, здесь нашлось кому вмешаться и кроме него:
Удобно постоянно промахиваться по тому, кому Вселенная запрещает отвечать, – не оборачиваясь и не отрываясь от своей работы, холодно произнесла драгонесса. – Ещё и заставляет оправдываться, перенимая вину на себя.
Сильвия! Не раздувай проблему, которая нам меньше всего касается и которую уже решили, – в ответ Мелвилл недовольно поморщился, проведя ладонью по лицу и бросая на подругу косой взгляд. Всё-таки выучка её старой службы никуда не делась – Эмплада помнил, что подобный случай вполне мог сойти за оскорбление, а значит, Сильвия не могла промолчать. Но, именем Молодых и Истинного Бога, неужели нельзя было сейчас позабыть о старых привычках, всех ставя в неловкое положение? Затем, оглянувшись на Лайрекса, он визуально оценил травму: – После операции я вполне могу это поправить, и о случайном ЧП все окончательно позабудут.
Я попрошу Эфраима повторно рассказать тебе о том, как можно обнаруживать посторонних по их боли и запаху ран. Мы ещё не начали операцию, даже не обнаружили проблему, а уже есть пострадавшие. Когда Трибунал станет наблюдать за нами, если ещё не начал, он вполне сможет составить мнение о нашем профессионализме, – ядовито отозвалась драгонесса, не отрывая лапы от ледяной корки на озере, и, сощурено глядя на мечника. Отвернувшись, она добавила: – И не пытайся во мне прожечь дыру. Всё интересное сейчас начнётся в другой стороне.



Видение закончилось, и снежная неторопливо убрала ладонь с ледяной глади на поверхности озера. Согнув длинный хвост влево, драгонесса оттолкнулась передней лапой от камня, изгибаясь вправо и отскакивая назад на сушу. Сильвия не торопилась высказываться насчёт увиденного, предоставляя право первого слова своим спутникам. Сейчас её больше интересовал ответ на вопрос о том, не окажутся ли эти твари устойчивыми к её чарам. Подобные существа, которые приходили из-за границ мира, очень редко появлялись в Смертном Мире просто так, и в то, что им удастся мирно договориться, Мескотт не слишком верила. Но ничего, какими бы у них там планы не были, им всем было не впервой вышвыривать подобных мессий из своих миров.
Убери железку, пока не порезал кого-нибудь. С кем ты тут драться собрался? – услышала драгонесса шутку Мелвилла, в которой, однако, не было слышно веселья. – Коль уж мы мчались сюда, не зная, что здесь случилось, то разумеется, что вторжение – несанкционированное. Только вот случайные ли это гости? Не нанесли ли нам визит с гостинцем в виде эпидемий?
Насчёт того, что они тащат с собой, – вмешалась Сильвия, – Эта «монстрятина» – наш сородич. И, похоже, что перспектива идти следом за ними его не слишком радует. Может, мы не знаем, с какой целью они за собой тащат дракона, но эта цель точно не будет нам на пользу. Давайте поспешим, пока они не решили направиться в места с большим населением.
Погодите туда лезть. По-моему, пришельцы слишком похожи на воздушные власти. И если так, вокруг них может быть уже целый набор самых разнообразных болезней. Если не хотим стать первыми примерами их разрушительных свойств, сперва стоит узнать, как там атмосфера вокруг них. Проклятие, Эфраим здесь был бы здесь как нельзя кстати… О, доброе утро, миледи! Рад вашему визиту… мысленному, – машинально заозиравшись, Мелвилл вслух ответил на появление Алой Принцессы.
Итакхва, я и сама могла об этом сразу подумать, – с лёгкой досадой на саму себя упрекнула снежная саму себя. Но тут же подобралась, выпрямив голову, ощутив присутствие чужого разума: – Приветствую вас, госпожа, и спасибо за вашу защиту. Вторгнувшиеся демоны могли начать распространять вокруг себя облако заразы – ваш орден не мог бы обеспечить отсутствие ветра с территории озера и скал на сторону Империи и леса?


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Суббота, 03 Мая 14, 18.33 | Сообщение # 8
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 744
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
- Это не составит каких-либо проблем. - Отозвалась лидер Трибунала в толще Общего Разума - Я прикажу начать немедленную изоляцию данного сектора. К слову о потенциально опасных факторах, не слишком рискуете ли вы, столь беззаботно преследуя демонов Мора? - В голосе Алой Принцессы прозвучали явные нотки беспокойства. Леди Аннибелль стремилась обеспечить всех агентов Тайного Движения максимальной степенью защиты. Именно поэтому принцессу вовсе не прельщал нынешний план собравшихся у берега озера путников.


- Во-первых, дружище, я не какой-нибудь там напыщенный реликтовик, чтобы не знать участь смертных. Но участь у нас разная. Так что кому-то цветочки, кому-то бескислородная ледяная пустыня. - Саркастически фыркнул Древний, убирая клинок обратно в сая. - Во-вторых, камешками и прочим дерьмом Лая не взять, он у нас боевой медик, выдерживает нагрузки похлеще тёмных магов. - Антерос ловко извлёк из-за пазухи стеклянный полый цилиндр, заключённый в золотую подставку с плетёным орнаментом. Внутри колбы плескалась искрящаяся жидкость янтарного оттенка.

- И в-третьих, Рансон подвёл мне к артериальному стволу систему подачи Верескового Бальзама. Поэтому, я молю вас, не стоит беспокоиться обо мне. Давайте же сосредоточимся на том, ради чего мы здесь собрались. -
Негромко, но достаточно уверенно, вмешался в речь Древнего священнослужитель, слабо улыбнувшись.
Услышав, что Лайрекс всё объяснил самостоятельно, Антерос молча кивнул, слегка нажав пальцем на колбу. Искусно замаскированный поршень сдавил мистический медикамент, направляя его сквозь миниатюрную пространственную червоточину непосредственно в организм Амфиптеры. В следующий миг, когда Берэм поднял глаза на Лайрекса, каких-либо следов травмы на теле целителя уже не проглядывалось.

- Ну во~от, другое дело! А вы говорите... Оу, день добрый, Аннибелль, опять подсматриваешь за нами? - Расхохотался Древний, шутливо обращаясь в пустоту, отчётливо понимая, что его слова будут услышаны.
- Кстати, раз уж ты так волнуешься за нас, не предложишь ли ты нам альтернативу? Ничего личного, просто было бы действительно здорово надрать задницу этим ублюдкам и не подцепить половину известных мирозданию болячек. -

- Ох, Берэм, какой же он грубый. Вся эта каста поздних Древних такие странные личности. - Устало подумала про себя принцесса, поспешив ответить путникам - Я могу попробовать создать заклинание, которое зачарует ваш тимус. Антитела вашего организма получат достаточную магическую поддержку, чтобы оказать сопротивление любым инфекциям, пускай даже сверхъестественного генеза, в течение необходимого вам времени. -

- Я поражаюсь вашей изобретательности, миледи. Ваши методы восхищают, я чувствую себя неотёсанным огром-магом, созерцая чудеса ваших целительных чар. Это честь, работать с вами. - Отозвался Лайрекс, будучи в явном восторге от идеи Алой Принцессы.

- Прошу вас, не стоит, сеньор Медиор... Мне необходимо убедиться, что мои чары смогут влиять на всех вас. Пока что я не вижу каких-либо препятствий для этого, однако меня несколько смущает сеньор Антерос... -

- И правильно делает, что смущает. У сеньора Антероса нет сраной вилочковой железы. Вот что я забыл себе вставить! Как только вернусь в Башню, сразу же попрошу Рансона... -
- Боюсь, Берэм, если ты собрался идти туда без всяческой защиты, то по прибытии в Башню тебя ждёт недельный карантин в безэфирном пространственном кармане, а не лаборатория Рансона. - Испуганно изрёк Лайрекс, вглядываясь в неровные очертания безжизненных скал.
- Да не волнуйся, не помру. Ну, а если даже помру, не привыкать же! Ладненько, ребятки, все согласны с принцессой? Или будем действовать иначе? -


Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Воскресенье, 04 Мая 14, 17.01 | Сообщение # 9
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1595
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Сильвию так и подмывало вслух усомниться в знакомстве Бэрема с участью смертных, коль он считал, что если раны поддаются лечению, то можно забрасывать друг друга камнями. Но драгонесса заранее понимала бессмысленность такого спора, и особенно – потерю времени для команды, а потому прикусила язык и отвернулась к озеру, молча выслушав сперва негромкий мелодичный голосок Алой Принцессы, а после – смеющийся бас Древнего. Предложение леди Аннибель казалось снежной превосходным, правда, с Антеросом идея давала досадную осечку, которая вызывала беспокойство. Шевельнув ухом, Мескотт снова повернулась к собравшейся компании – его взгляд сразу же выхватил глаза Амфиптеры с исчезнувшими следами травмы. – А говорили, что его почти что невозможно как-то лечить, – мысленно хмыкнув, волшебница выразила собственные мысли и ответ принцессе – вслух, чтобы все слышали.
Это было бы прекрасным решением. Мы сможем не думать об дополнительных рисках, и это не сделает нас заметнее для демонов или их следящих чар, если таковые существуют, – голос драгонессы сейчас звучал не в пример мягче того, когда она высказывала возмущение броском Древнего. Впрочем, в нём по-прежнему трудно было угадать присутствие каких-либо эмоций. – Только меня беспокоит невозможность такой защиты для Антероса. Идти туда без прикрытия неразумно, но если нет возможности его исключить, и господин Антерос согласен пойти на это, не вижу смысла нам возражать.
Разве что нам сесть на хвост гостям дорогим, и не выпускать их в заселённые места, пока сеньор Бэрем не сбегает за забытой железой домой, – невесело усмехнулся Мелвилл, пнув небольшой камешек, попавший под подошву сапога. – Правда, если они решат пойти напролом, то их будет четверо против двоих, ведь Лайрекс не может вести бой. Конечно, для нас это вполне привычно, если только визитёры не слишком сильны для нас.
Я надеюсь, что вы не собираетесь просто выйти к ним навстречу, попросить отдать вам пленного дракона и убраться обратно в свою реальность, забыв о дороге к нам? – спросила Сильвия, заметив, что никто не пытается заговорить о том, что они станут делать, нагнав пришельцев. – Сейчас я могу взять их след, и мы сможем их отследить, но что дальше? «Лайрекса держать подальше, Мелвилл и Антерос навяжут бой» – слишком слабый план действий, мне кажется. Они могут просто взять и перерезать жертве горло, а в худшем случае это ещё и вызовет им подкрепление.

Мелвилл на мгновение задумался, осознавая справедливость слов своей напарницы. Он поймал себя на том, что и в самом деле не задумывался о том, как подобраться и обезвредить демонов, ведь обычно он избегал первым применять силу. Даже сейчас мысль о возможности выторговать жизнь пленного не до конца покинула его. Но мыслям мечника помешал раздавшийся в голове голос, и принадлежал он отнюдь не Алой Принцессе [Сокровенный диалог]:
Вижу, что вы уже на месте, и даже успели понять, что стало причиной сигнала, – лёгкий голос сочетал и мягкость ноток, и немного низкой басовитости, мог принадлежать только Глорфинделу. – К нам вломился кто-то под барьеры?
Четыре демона болезней, вместе с ними – пленный дракон, или драгонесса. Кажется, там успела мелькнуть грива, – доложил Эмплада, сосредотачиваясь на показанной Сильвией картине: не то излишне бледный синий, не то ледяной дракон изнеможенно упирается передними лапами в каменистую почву, один из демонов держит поднятым посох, второй стоит рядом, презрительно наблюдая за жертвой, ещё двое, вцепившись когтями в локти дракона и намотав на кулак волосы и цепь от ошейника, грубо тащат пленника за собой. – Я выслал мысленный образ. Район перекроет леди Аннибель, а мы выйдем по их следу на них и… сейчас, кстати, составляем план.
Вам стоит устроить им засаду, если сможете подобраться незаметным. Так можно будет их ошеломить и обезопасить пленного, – посоветовал эльф, замолкая. Меченосец задумчиво хмыкнул о том, удобно ли в Мёртвых Скалах делать засаду, если из четверых трое предпочитают ближний бой, а один – и вовсе целитель. Пока он потирал подбородок, Глорфиндел снова заговорил: – Касательно пленницы. Её жизнь очень ценна, и вам с Сильвией необходимо не только вызволить её, но и доставить к нам в орден. Даже если леди Аннибель или Лига Серебряного Остова будет протестовать. В таком случае, я объясню им причины, но позже.
Жаль, что это не лес, а мы – не стрелки… Господь всемогущий, чем же она так важна? Ты её знаешь? – удивился Мелвилл.
Вздор. Мёртвые Скалы – место, где засаду можно создать в любом месте. Личность пленницы мне знакома – она из того же мира, что и Сильвия. Подробности стоит оставить на момент вашего возвращения.
Понял, – ответил Мелвилл, и слегка прокашлялся, обращая к себе внимание окружающих.
Есть у меня одна идея, касательно вопроса Сильвии. Значит, если нам удастся к ним незаметно подобраться, то мы можем устроить им засаду. К тому же, на берегу они попадут под радар, и мы можем уже ждать их прямо на пути. Мы с Бэремом вполне можем свалиться на них, отвлекая и внося побольше хаоса, в то время как Сильвия воспользуется моментом и попробует освободить пленную. Если же перерубить цепь и отвести её не выйдет – она сможет окопаться на время, пока мы подоспеем, и не даст демонам пустить жертве кровь.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Суббота, 21 Июня 14, 02.54 | Сообщение # 10
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 744
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
- Отличный план, дружище. Только у меня один вопросец: какой уровень отношения к той жертве? У тебя есть какие-нибудь указания на этот счёт? Можно ли повредить ей в процессе сражения? Или это важная цель? - С некоторым недовольством пробасил Антерос, смотря куда-то поверх присутствующих, обратив свой взор в сторону чернеющей каменной гряды. - Это достаточно важно для меня, мне нужно заранее построить план действий и продумать все возможные развития событий. - Пояснил Древний, вытягивая руки перед собой и хрустя костяшками пальцев. - Я не говорю о том, что я собираюсь сносить ей голову. И сомневаюсь в том, что совместная работа Лая и принцессы позволит хоть кому-нибудь причинить вред жертве. Но нужно быть ко всему готовым, чёрт возьми. -

- Прошу меня простить, но этот вопрос мне кажется неуместным. Что же должно произойти в ходе сражения, что заложник будет ранен своим спасителем? Разве что пленивший его обладает навыками создания пространственных червоточин. Тогда бы он мог поменяться местами с заложником, подставив под атаку спасителя его, а не себя. Но это же воздушные власти, а не умбральные духи. - Прокомментировала слова Берэма принцесса, пребывая явно не в восторге от заявления Древнего.

- Ну ваше величество, такое ощущение, что мы тут пни корчевать пришли. Всё что угодно может произойти. Потому и спрашиваю! - Небрежно бросил в пустоту Берэм, расправляя плечи - Ну ладно, тогда давайте начинать что ли? -
- Прежде чем начать, я хочу кое-что уточнить - Священнослужитель прервал своё молчаливое наблюдение, обратившись к присутствующим - В том самом случае, который упомянул Мелвилл, то есть в случае неудачного вызволения заложника: я могу просто переместить его к себе или к кому угодно из нас в радиусе паре метров. А ещё мы можем повесить телепортацию на Сильвию, а потом поменять местами Сильвию с её репликацией, в итоге переместив заложника вообще в Трибунал. А потом ещё раз заменить репликацию, вернув Сильвию в бой... Ну, как вариант. - Лайрекс немного запнулся, начиная понимать, что он описывает скорее какую-то безумную пространственную чехарду, нежели план боевых действий.

- К слову, у этой идеи большой потенциал. По крайней мере, таким способом мы сможем обеспечить заложнику максимальную безопасность. Правда есть один нюанс: я не уверена, что штаб-квартира моего ордена это самое лучшее место для раненого дракона из иного мира. - Вновь отозвалась Алая Принцесса.

- Ну вы сейчас напридумываете, стратеги мирового уровня. Хех. Слушайте, а чего в штабе то говорят, Мел? Ну, нас же кто-то координирует сейчас, верно? Там Эфраим или Глорфиндел. Мы вроде под их начальством на эту миссию идём. Давайте послушаем, что они там говорят. - Изрёк Берэм с настолько пресной интонацией, словно речь шла о мешке картошки. Причём картошка была гнилой, а мешок изрядно поизносившимся.


Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Суббота, 21 Июня 14, 13.30 | Сообщение # 11
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1595
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Безопасность жертвы важнее всего. А о том, чтобы она пострадала от нашей руки, не может быть и речи. Мы должны её быстро убедить, что мы не враги, а атакуя её, сделать это будет куда сложнее, – произнёс Мелвилл, натягивая перчатки и бросая взгляд на Древнего. – В противном случае, в нас не было бы смысла – ударная воздушная группа Антиона справилась бы не хуже.
Радар скалистых земель обнаружил вторженцев. Пять точек, появились на берегу и двигаются на северо-северо-восток. Похоже, вошли в одно из ущелий, – Сильвия решительно перебила начинающийся спор, наклоняя голову на вытянутой шее и нависнув над спорящими. – Это значит, что они могут в любой момент заняться пленником, которого таскают с собой с явным умыслом, и для нас важнее добраться до них как можно быстрее, и не раскрыв себя раньше времени.
И важно успеть перехватить их до того, как они прекратят движение. Нас с Бэремом они должны заметить в последнюю минуту, а вас двоих, – мечник перевёл взгляд с Сильвии на Лайрекса и обратно, – Сильвия разбивает цепь, вы доставляете пленника к Лайрексу, и дальше мы приступаем к ликвидации демонов. Главной задачей становится не дать им вырваться из окружения и не подпустить к нашему «тылу». Способы будем выбирать по ходу действия операции, и полагаю, что диктовка Глорфиндела или Ауса нам не потребуется. Вопросы?
Как мы доберёмся до них? – драгонесса с сомнением посмотрела на едва видную над ровной линией воды кромку скал на далёком береге, которую едва ли мог различить человеческий взор. – Полёт на крыльях отнимет значительный отрезок времени, а открытие портала в скалы наверняка привлечёт внимание самих демонов. Остаются Тонкие Пути, которые меньше всего дают возмущений, но не заметят и их следы?
Они сейчас в ущелье. Можно попробовать предсказать, куда они двинутся, и разделиться: мы с Бэремом отправляемся в конец ущелья, куда они сами придут, а ты и Лайрекс – туда, где они уже были. Вы сможете быстро их догнать уже без магии, а к нам они сами придут. В случае задержки, мы даже сможем потянуть время. Например, если я выйду перед ними, как простой наёмник.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Воскресенье, 22 Июня 14, 00.09 | Сообщение # 12
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 744
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
- Они явно что-то недоговаривают. - Прозвучал заговорщический голос в сознании Лайрекса. - Похоже на то. Но мы же не будем допытываться до них, верно? - Немедленно отозвался священнослужитель, надеясь на благоразумность своего напарника.
- Ну да, мы же не хотим портить отношения и все дела. Я сообщу Рансону об этой особе и попытаюсь оставить себе какой-нибудь волос или фрагмент чешуи, если таковая присутствует. Потом отправлю в нашему яйцеголовому. Посмотрим, что будет. Ну ладно, всё, готовимся к заварушке. -

Даже во время мысленного диалога с Амфиптерой Древний не посчитал нужным обратить свой взгляд в другую сторону. Берэм по-прежнему созерцал свинцово-серый кряж, ровные очертания склонов которого всё не давали воину покоя.
- Достаточно хреновое место, чтобы выступать против властей. Как бы они не вызвали камнепада или ещё чего. Плохо когда твоя команда не владеет пространственными скачками... Ну ладно, у этого ещё есть лучевой скачок, восславь солнце, всё такое. Может быть, вдвоём сможем застичь их врасплох. Нужно будет сразу же вырезать, по крайней мере, двоих, а то ещё в высшую сущность объединятся... Ой, я же хотел в лабораторию сообщить. -

Пока Берэм налаживал каналы телепатической связи, одновременно с этим уставившись в пустоту, озёрная панорама начала переменяться для магического взора присутствующих. В эфирном океане возникали незримые, но чётко ощутимые грани, отделяющие данный сектор пространства от всей остальной реальности.
- Изоляция сектора окончена. Кроме того, у меня есть некоторые мысли насчёт стратегии вашего перемещения. Я могу наложить на всю вашу группу высшие маскировочные чары. Дымка незаметности, так сказать. -

- О, это звучит просто чудесно! - Сразу же оживился Антерос, едва заслышав про маскировочные чары - Это предоставит нам куда больший простор для действий. А ещё мы можем спокойно напасть на них прямо со спины. Только такой вопрос, принцесса: это же не та дымка, которая спадает при приближении к противнику на двадцать метров? -

- Ну, на самом деле это она. Однако эта техника была доработана мной лично. Теперь она спадает только при использовании полноценных чар. Если не применять магию, то можно стоять хоть вплотную с противником. Но стоит учесть, что техника не лишает вас физической привязки в этом мире. Поэтому нужно быть предельно скрытным. -

- Ох, ну честное слово. Нельзя было, что ли, добавить скрытие речи? Всякие там сигнальные примочки. Ну ладно, такая тоже пойдёт. - Протянул Антерос так, словно делал одолжение.
Однако принцесса уже привыкла к подобному поведению Древнего, поэтому лишь промолчала, никак даже не прокомментировав его выражение. Вместо этого Аннибелль сделала несколько указаний относительно позиционирования присутствующих.
- Попрошу всех встать максимально близко к сеньорите Мескотт, техника сработает автоматически. -

- Сеньорите? О! Я уже невидим? Эта шутка быстро работает! -
- Нет, Берэм, ты ещё не невидим. Не нужно придуриваться, мы все прекрасно понимаем, как это работает. - Позволила себе некоторое отклонение от нормы разговора принцесса.
- Уже и пошутить нельзя! - Пробурчал Древний, совершив несколько размашистых шагов по направлению к снежной драгонессе, продолжая рассматривать очертания горного массива. Что же касается священнослужителя, то Лайрекс молча сблизился с Сильвией, лишь слабо улыбнувшись, слушая перепалки Антероса и принцессы.


Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
АнкалагонДата: Воскресенье, 29 Июня 14, 00.41 | Сообщение # 13
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1595
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Леди Аннибель оказывает мне сегодня слишком пристальное внимание. Сначала создала репликацию – а ведь на это нужна уйма сил и большое старание. Наверное, Духи с последним не знают проблем, но к расходу сил они подходят очень рационально. А сейчас ко мне привязывают маскировку и перебрасывание в скалы. А ведь можно было выгнать Вердена из его подземелий на местную базу для настройки телепортатора на обратный приём. Должно быть, они не хотят терять время, решив воспользоваться установленной со мной связью. Кстати, почему над не самой сложной задачей работает целых три ордена? Мы могли бы взять с собой небольшой отряд войска с острова, если бы нас двоих с Мелвиллом было мало. Или же повесить всё на Остов – не может быть, чтобы и у них не хватало агентов для этой задачи, – пока Бэрем валял дурака, Сильвия невольно погрузилась в мысли, пытаясь скоротать время до отправления. Возможно, что она подходила к задаче наиболее ответственно со всей четвёрки, и каждая минута промедления казалась ей непозволительной халатностью. Составление плана действий, напротив, было важной деталью задания, но делом Мескотт было слушать приказы, и потому, ей ничего не оставалось, как ожидать движения.
Волшебница вскинула голову, вздыбив шипы на тонкой шее и спине. Голубые глаза невидящим взглядом смотрели за водный горизонт – магия Трибунала вступила в действие, теперь им действительно стоило поторопиться. Рокгард был слишком близко; к тому же, главе ордена магов зачем-то приспичило посетить главную военную крепость Империи – слишком долго удерживать заслон на такой площади и не вызывать никаких подозрений может и не выйти. Да и демоны вполне могут заподозрить что-то неладное, а это может сказаться и на состоянии заложника, и на их ответных мерах. Зрачки немного сузились и скользнули к Мелвиллу – только что тот легко улыбался в ответ священнослужителю, тоже получая удовольствие от кривляний Бэрема (Итакхва, неужели ему мало одного такого шутника в своём ордене?), но вот посерьёзнел, выпрямляясь и скептически оценивая свою защиту. Увиденное его не устроило, и фигура меченосца снова окуталась серебристой дымкой: изнутри проник неяркий свет, словно бы от макушки до стоп рыцаря средним темпом пробежал яркий огонёк. Из дымки шагнул закованный в свою привычную рыцарскую броню экс-хранитель, уже удовлетворенный своим видом. Подходя к Сильвии, он протянул руку, подбадривающее коснувшись шеи:
Нас ждут не какие-то там безмозглые низшие демоны, и даже не Фурии. Хочешь, я приберегу его на всякий случай для тебя? Только скажи, во что или в кого его метнуть.
Не беспокойся, Мелвилл. Глорфиндел бы не отправил меня на такое задание, к которому бы я не была готова, – вопреки возможным прогнозам, драгонесса не стала одёргиваться от руки Мелвилла. В этом была некоторая ирония: будь Мелвилл в своём настоящем обличии, Сильвия, как минимум, не поняла бы таких прикосновений, да и сам серебряный не отважился даже подойти к ней так близко. – Пусть в моей власти только лёд, но я послана вам не обузой и не слабым звеном.

Мелвилл улыбнулся, молча соглашаясь с правотой Мескотт и убирая ладонь. Всё-таки Сильвия ощущала некоторую признательность к нему: Эмплада ни разу не усомнился в ней, не глядя на то, что сама идея противостоять не смертным созданиям, владеющими высшими дисциплинами магии, при помощи одной лишь Логии выглядела не очень успешной. Должно быть, даже их сегодняшние компаньоны из Остова не ожидали от неё чего-то большего, чем исполнение второсортной роли в походе. И уж наверняка демоны-пришельцы не будут ожидать от неё равного вклада со всей группы: это был хороший козырь, ведь она вовсе и не собиралась пытаться справиться с ними, ещё и в честной дуэли. Обычно чародеи привыкли действовать самостоятельно, как личность, а не как часть военной машины, с чёткой организацией и…
Сильвия! – позвал её экс-хранитель. Она опустила взгляд: её друг вытащил из-за спины свой любимый двуручный меч и надавливал на тайную кнопку: поворотная крышка, утопленная на уровень поверхности лезвия, со щелчком крутнулась, и лезвие распалось на две половинки, которые отъехали друг от друга на причудливом механизме. – Ударь чем-нибудь простым, чтобы эти даже не подумали защищаться от этого, но чтобы было помечающее. Немного помогу тебе в наведении.
Подойди ближе, – скомандовала драгонесса. Без лишних вопросов, мечник двинулся к ней, опустив лезвие меча к самой земле: Сильвия согнула передние лапы, чуть припадая к земле, и опустила голову. С губ сорвался тонкий серебристо-голубой шлейф холодного воздуха, заставивший клинок почти до самой гарды покрыться тоненьким налётом инея [Конус Холода]. Снова выпрямив шею, волшебница успела заметить, как тонкие кристаллики на поверхности металла не истаивали, а словно бы тянулись внутрь меча [Беллатор – поглощение: конус холода]. А Мелвилл, между тем, вытащил из-за спины ещё один меч, свой жутко неудобный на вид Меч Ямлога, похожий на лезвие с врезанной ручкой. Крюк на его основании проник в гарду Беллатора, а часть лезвия двуручника пропала во внутреннем пазе тяжёлого второго меча. С лёгким щелчком оба меча соединились воедино – обе половины вновь сдвинулись наместо, обращая меч в одну монолитную конструкцию, но крышка и гарда не вернулись в исходное состояние.
Итак, – проговорил сам меченосец, повесив своё разбалансированное и тяжёлое оружие за спину, – Подведём в последний раз итоги. Вторжение без разрешения в закрытый мир, что само по себе может стать поводом для изгнания. Более того, наверняка они принесли с собой болезни, а значит, пытались вызвать массовые эпидемии и причинить вред здоровью многих существ под этим небом. Они захватили в плен дракона и почти без сомнений уже заразили и его, поставив его жизнь под угрозу. Всего этого достаточно, чтобы расценивать как угрозу, требующую мгновенной ликвидации без переговоров или милосердия. С помощью связи между мною и Сильвией мы определим, когда все будут готовы, и начнём атаку. Нападаем по команде, Бэрем, – на всякий случай подчеркнул Мелвилл, помня о воинственном духе Антероса. – Леди Аннибель, мы готовы.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Manga_CafeДата: Понедельник, 07 Июля 14, 00.55 | Сообщение # 14
Великая и Медленная
Группа: Летописцы
Сообщений: 744
Награды: 6
Репутация: 50
Статус: Offline
- Вот и славно. Попрошу тишины, господа. Техника дымки будет автоматически наложена на всех присутствующих в радиусе тридцати метров от сеньориты Мескотт. Я использую данные радиолокационного комплекса и перемещаю вас к маскировочной вышке в скальном массиве. Будьте аккуратны. Я по-прежнему на связи. -
Раздался душераздирающий скрежет, будто размалывались в порошок ржавые цепи. Земля медленно уходила из-под ног путешественников, а мир вокруг них вытянулся, изогнулся и бесконечно устремился ввысь. Размытая панорама озёрного берега и шумящих лугов поглотила странников, на какую-то долю секунды явив им саму вечность. А в следующий же момент их и след простыл.

[Переход всех присутствующих персонажей на локацию ===> Мёртвые Скалы]


Не мертво то,что в вечности живет. Со смертью времени и смерть умрет.
Happy Valentine's Day.
Violence Fetish
 
Mad_HatterДата: Среда, 09 Декабря 15, 03.07 | Сообщение # 15
Магистр
Группа: Хранители
Сообщений: 194
Награды: 1
Репутация: 33
Статус: Offline
Свинцовая масса облаков растелилась до самого горизонта, укрывая тенью беспокойную зелёную гладь бесчисленных холмов, лишь изредка давая проблеск молочно-белым небесам, являя свету причудливую картину. Могучие ледяные ветра гнали стада серогривых исполинов с такой скоростью, что пробивающийся сквозь их толщу тусклый, холодный свет проносился по земле бесчисленными серебреными волнами, касаясь осевших на траве и листве капель недавнего дождя, заставляя их сиять. Обычно, подобное зрелище можно наблюдать, открывая глаза в воде. Чарующее, прекрасное зрелище, которое, однако, отнюдь не смягчало одного удручающего для всякого путника обстоятельства: сурового, пробирающего до костей холода. Немногочисленные крестьяне и торговцы, которых можно было встретить на дорогах к деревням, все как один ругали собачью стужу, так внезапно атаковавшую их в пути. Среди таких же незадачливых путников шагала одинокая фигура. Высокий силуэт был обличён в неаккуратный коричневый плащ-робу, хотя, без пристального осмотра, ответить конкретно было затруднительно. Издалека он казался просто массой лохмотьев, из-под которых торчала пара тяжелых сапог, а когда кому-то доводилось с ним сблизиться, его неухоженность придавала ему столь отталкивающий вид, что и без того неразговорчивые крестьяне старались как можно быстрее потерять его из виду. Если же им не удавалось его обогнать, они охотно отставали, благо, фигура шагала весьма бодро, словно не замечая холод и резкие порывы ветра, что со временем стали настолько могучими, что нет-нет, да сбивали с ног озябших путешественников. Дорожные патрули по какой-то причине не трогали бродягу, по всей видимости принимая его за монаха или же просто не желая задерживаться на дороге, когда погода подавала очевидные предпосылки к урагану. Тем же, кто не был столь разборчив в выборе компании, изредка доводилось сталкиваться со спонтанными вопросами со стороны чужеземца. Его хриплый голос раздавался совсем рядом, едва ли не над ухом – большая неожиданность для тех, кто привык игнорировать случайных прохожих. Его акцент не резал слух, но некоторые слова звучали столь чужеродно, что его невольным собеседникам приходилось уточнять правильность услышанного. Зачастую, это были возникающие на пустом месте вопросы иногда самого абсурдного характера, заставляющие окружающих считать отщепенца кем-то не от мира сего. Получая ответ, он умолкал и отстранялся, теряясь где-то позади или же наоборот устремляясь вперёд уверенным быстрым шагом. Много раз ему довелось выслушать недовольные упрёки вместо желаемого, однако даже отдалённой схожести с монахом было достаточно, дабы в его адрес не последовало ни одного оскорбления. В конце концов, пускай вопросы были неожиданными, он никогда не спрашивал того, на что нельзя было ответить.

Путь этой особы привёл её в небольшую деревушку, довольно удалённую от маячившего вдалеке замка. Не смотря на малый размер, не более двадцати деревянных хижин, деревня располагалась недалеко от главного торгового тракта, а по сему была ухоженной и опрятной, что отнюдь не спасало её от некоторого запустения в преддвериях зимы. Фигура в плаще замедлила шаг, неторопливо оглядывая непримечательные окрестности вопреки угрозам воющего ветра. На самом деле только ей, похоже, было безразлично настроение погоды, ведь ныне все, кто мог считать себя благоразумным, давно укрылись в своих домах. В конечном итоге даже необычному страннику пришлось признать, что продолжать путь будет слишком хлопотно, но только после того, как на землю сплошной завесой обрушился ледяной проливной дождь. Грунт дороги мгновенно расползся под ногами влажной кашей и каждая ложбинка была наполнена водой. Несколько минут назад упорно продолжавшая путь фигура замерла на месте, пустым взглядом всматриваясь в беспросветное небо и затем развернулась, следуя направлению немногословного указателя.
Трактир «Чадный овраг» не был тем местом, что предназначалось для особ благородной крови. Как и всё в этих краях он отвечал стандартам простоты и практичности, что, однако, придавало этому месту некий суровый уют. Тут не было лишней вычурности, только самое необходимое. Изнутри он был полностью выделан крепким деревом, за исключением длинной каменной жаровни в центре зала, а основными украшениями служили шкуры животных, устилающие пол. На стенах же обрели своё последнее пристанище головы диких зверей, преимущественно вепрей и медведей, выпирающие из резных табличек с именами тех охотников, что принесли сюда этот трофей.
Когда двери с грохотом отворились и скиталец переступил порог этого заведения, трактир уже был в меру полон, в частности, такими же как он – путниками, что искали укрытия. Многих из них он узнал бы в лицо, ведь именно с ними ему выпала честь говорить по пути сюда. Его собеседники, однако, постарались сделать вид, что не замечают его, да и он сам, похоже, более не испытывал к ним интерес. Его одежда насквозь вымокла и приобрела, что казалось невозможным, ещё более изношенный вид, свисая с него тяжелыми складками. Каждый его шаг сопровождался чавкающим звуком, оставляя на полах комки грязи и тёмные лужицы, убегающие сквозь щели в полу. И не смотря на это он отправился не к костру и даже не к бару, но в темнейший угол помещения, не желая никакого внимания к своей персоне. Столь стереотипный шаг был воспринят как немой посыл, и те, кто провожал его взглядом, вернулись к своим делам, обделив вниманием обычного для этих мест бродягу. Даже трактирщик, сердито хмыкнув, велел оставить его в покое. На время. Разумеется, всему есть предел, и если посетитель не изволит снять комнату и заказать выпивки, то он его лично выставит за милую душу, будь он хоть монах, хоть рыцарь, хотя, с последним он, пожалуй, погорячился.

Обретя, пускай и на время, свой укромный уголок, Юи лишь плотнее укутался в свои мокрые одежды. Ему не нужно было беспокоиться о таких вещах, как здоровье и уют, тем более, когда на повестке дня стояли более весомые проблемы. Он поневоле оказался в этом мире три дня назад и текущая обстановка совсем не удовлетворяла его интересам. В частности, он испытывал катастрофическую нехватку информации. Уже только из-за этого он по определению не мог чувствовать себя комфортно. Не говоря уже о самом факте подобного пространственного перемещения, которое поставило бы в тупик абсолютно любое существо, испытавшее подобное впервые. За все десять тысяч лет Габриель не разу не покидал пределов родного мира и даже не смотря на огромный опыт и знания, что он обрёл в библиотеках магических орденов, подобное просто могло если не ошарашить, то, по крайней мере, удивить. Тем не менее, он не выглядел паникующим или хотя бы заинтересованным в происходящем. Его сокрытое в глубоком капюшоне лицо не выдавало никаких эмоций. Только уголёк жаровни отражался в пронзительных багряных глазах, которые пристально оценивали каждого в этом зале. В этом взгляде не чувствовалось угрозы, лишь какой-то неприятный холод. Надменность, если изволите. Безразличие. Взгляд умер на полу под ногами воина. Ценность любой информации в текущих обстоятельствах не ставилась под сомнение, но все присутствующие здесь не являли собой хоть сколь ни будь доверенный источник. Айденус уже узнал большую часть того, что мог предоставить ему простой крестьянин. Он знал день, месяц, год, где он находится и кому принадлежит эта земля. Он знал имена и звания многих публичных персон, он знал настроения в народе и отношение их к власти. Он знал, что ему довелось попасть не в самый развитый уголок Империи и он знал, что всё вышеперечисленное недостаточно даже для предположения будущего курса его действий. Иными словами, ближайшее его будущее представляет собой пассивное механическое наблюдение. Всё в этом мире может оказаться не так, как было в его родном. Даже если так кажется на первый взгляд, Юи просто не мог этого утверждать, не убедившись наверняка. Он продолжит свой путь, как только утихнет стихия, а пока…
Внимание Габриеля сопровождало каждый незначительный жест или неосторожное слово, произнесённое в зале. Даже не получая конкретной информации, можно много узнать о менталитете местного населения, лишь однажды побывав в здешней таверне. Вдобавок ко всему, спасаясь от дождя, здесь укрылись представители других земель и других профессий. Не стоит недооценивать влияние алкоголя на их умы и языки.


When those eyes in the mirror stare back at me
I’m reminded that the ghost of pride is clear to see.
 
МистДата: Среда, 09 Декабря 15, 20.32 | Сообщение # 16
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 120
Награды: 3
Репутация: 3
Статус: Offline
Освежающий дневной ливень резко прибавил работы для владельца и обслуги придорожной таверны, но не так сильно как могло показаться – все разумные путники либо пользовались транспортом и собственными навесами, либо пользовались владельцами первых – путь, так или иначе, стоило продолжать, а останавливаться из-за осеннего дождя было глупо – он мог длиться как несколько минут, так и целую неделю. Но пасмурная с самого утра погода говорила о том, что останавливаться стоит, только если до следующей придорожной заставы добраться не в состоянии.
Или если время обеда.
Волк-зверолюд с неплохой поклажей за спиной и неплохим снаряжением типичного рослого наёмника расплатился с благодетелем, решившего подкинуть его до ближайшего постоялого, и тут же аккуратно заторопился внутрь. Дождь не был бы для него серьёзным препятствием, если бы он был занят чем-то серьёзным – его сейчас ничего не подгоняло, вдобавок он не стал запасаться продуктами – весь его путь пролегал по вполне оживлённому тракту, где при наличии денег, средств бартера или просто желания поработать - можно было оплатить свои потребности в пище. Конечно куда проще было обходиться только деньгами – но только не Сальвадору. В честь произошедших с ним давних событий он вновь и вновь отправляется в путь, не захватывая с собой больших сумм денег – обычно он их берёт лишь на те нужды, где без них не обойтись и на всякий «Пожарный» случай. Сейчас был именно он – основное помещение было заполнено так сильно, что предложение обменяться или поработать было бы оскорбительно по отношению к этому заведению.
Из-за того что Сальвадор фактически побывал под дождём считанные минуты он не создавал своим видом жалкого зрелища – все нормы относительного этикета были выдержаны и никаких неудобств своим видом или присутствием волк создавать не должен был, только если местные сами недолюбливают непохожих на них. Только это маловероятно – тракт ведёт прямо к международному порту, а потому такие как он не должен выделяться больше положенного. Вдобавок он был одет по местной моде, да и ещё и при оружии – сабля и мушкет не были уж слишком дорогим удовольствием, но всё же они выглядели внушительно на фоне самого зверолюда. По шрамам он мог напоминать типичного наёмника, тем более что при нём была сумка со всем его скарбом – но уж слишком хорошо он выглядел для того кто живёт убийствами и эскортом. Вместо того чтобы подозвать к себе разносчика он сам первым подошёл к стойке, аккуратно снял сумку и поставил её к ещё относительной стенке оной. Сейчас все были несколько увлечены очередными сплетнями у огня и периодическими поглядываниями на окружающих и разносчиков, конечно несколько взглядов были прикованы и к нему, вполне возможно они были даже и враждебными – но тут каждый владел оружием и каждый мог за себя постоять. Особенно чётко это прослеживалось по трофеям на стенах – большая часть из них принадлежала именно хозяину этого заведения – и он готов был оправдать свою славу ещё раз, если кто-то решится устроить у него дебош, висевший позади него мушкет был лишь декорацией, своё настоящее сокровище он всегда держал поближе к себе.
-Много же дичи у вас здесь водится… – начал Сальвадор в ответ на немой вопрошающий взгляд трактирщика, сразу после осмотра стены «славы». Сами стреляете? В столице редко когда можно найти свежую дичь… Давайте тогда, пожалуй, начнём со свиных рёбрышек и имперского тёмного. – необходимая сумма зазвенела на стойке и трактирщик получил себе очередной источник для сплетен.
Были сообщения и о затяжном сезоне дождей, что гильдия инженеров в ответ на магические телепорты магов собирается сделать наземные дирижабли для перевозки больших грузов, что Император наконец решил снизить налоги для баронов, чтобы те перестали грабить своё население – но простые смертные об этом ничего не знают, а потому власть не торопится отказываться от лишнего заработка. Также обсуждению поддались и некоторые пристреленные экземпляры – в них меткий глаз с лёгкостью находил ушитое входное отверстие от выстрела, несмотря на талантливую работу создателя чучел. И тут Сальвадор в очередной раз поймал взгляд трактирщика на одном из посетителей и поинтересовался столь пристальным вниманием. И тут пришла очередь Сальвадора слушать сплетни, касающиеся этого гостя. Больше одного раза волк к нему не присматривался и слушал что о нём известно уже не только от самого хозяина таверны, но и от сидевших рядом посетителей. Что его видели и неделю и пару дней назад, что он говорил странным утробным голосом, спрашивал простейшие вещи, которые не знает разве что деревенская малышня. Все предположения шли к тому, что он монах, ударившийся в паломничество – что могло предполагать, что денег у него может и не быть и оплатить он здесь ничего не сможет. Конечно, верующие здесь пользовались особыми привилегиями, но только при открытом следовании общепринятой религии и только в пределах церквей и прочих религиозных строений. Вот трактирщик уже и подумывал о том, чтобы наконец прогнать. Был задан резонный вопрос: «А чем он собственно мешает? Народ его обсуждает, платит за выпивку – чем он так плох? Может сейчас сюда ещё кто заглянет на него посмотреть.». Ответ был прост – не платит, ему здесь делать нечего – «милостыню» и так исправно платят церкви, а потому пусть приют ищет там.
Выслушав ещё несколько сплетен относительно мужчины в балахоне, Сальвадор решил разобраться сам – уж мало это похоже на амнезию или потерю памяти, слишком уж нужные вопросы для чужестранца. Один лишь вопрос, из этого он мира? Беседовать с ним в пределах таверны казалось неразумным – да и вообще привлекать к себе внимание в этом контексте, а потому он ограничился лишь небольшим взносом в пользу церкви, дабы дали необычному гостю переждать непогоду в тёплом помещении, а сам продолжил греть уши в тёплых и не очень трактирных беседах.
 
у6Ер-К0ТДата: Среда, 09 Декабря 15, 22.00 | Сообщение # 17
Чародей
Группа: Следопыты
Сообщений: 87
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Offline
Посреди всех собравшихся в трактире, которые пришли сюда либо чтобы обменяться словечками и рассказами, либо чтобы промочить горло глотком хорошего спиртного, или просто посидеть чтобы забыться на время от мира за дверьми здания, за столом у стены сидела аргонианка, одетая в простую походную одежду какую обычно носят путешественники, подперев одной рукой щёку и держа стакан с вином во второй, и мрачно размышляя о её дальнейших планах, при этом периодически поглядывая на свой багаж. Тен-Джора знала, что рано или поздно ей, несмотря на дождь, придётся идти дальше. Однако она была мрачной не оттого, что шёл дождь; она на самом деле была совсем не против дождя. Её мысли были заняты обустройсвом временной лавки в городе. Мало того, что ей нужно было узнать все детали, чтобы у неё не возникло проблем в дальнейшем во время торговли, но теперь ей нужно было ещё и обустроить защиту от дождя: меньше всего ей хотелось дождевых капель в своих зельях, ведь мало ли что может произойти в таком случае. С собой нужных вещей у неё не было: палатка которая у неё была испортилась по дороге, а другими альтернативами она не могла воспользоваться по той простой причине, что большинством вариантов являлась громоздкая и\или тяжёлая экипировка. Физически сильна Тен-Джора не была, а помощника она нанимать не собиралась. А если бы она призвала своего элементаля Флер, то это подняло бы слишком много вопросов, особенно со стороны гильдии магов: они бы тогда заставили её войти в их членство, или бы отобрали патент, запретив при этом использовать магию и повторное получение документа.

Аргонианка хмыкнула, когда она подумала о гильдии. Поначалу она подумывала присоединиться к ним, так как плюсы для члена гильдии были вполне заманчивы, но потом она решила, что это не для неё: большинство магов, которых она видела по пути, были довольно высокомерны и вели себя нагло со всеми, кто не был выше их по званию. Конечно, количество таких чванливых магов сейчас было меньше, но след на мозгу аргонианки они всё равно успели оставить. К тому же их правила подразумевали срочный призыв в случае экстренной ситуации, что для неё с её нынешним делом звучало менее чем приемлимо. Ей что, нужно было из-за срочного призыва немедленно сворачивать свою лавку посреди торговли с покупателями и топать за тридевять земель в место назначения? И она остановилась на патенте. Ей потребовался почти месяц чтобы получить его, но она почти не жалела об этом. Она была больше раздражена из-за того насколько запутанным они сделали процесс получения патента, нежели самой причиной использования его. Тен-Джора могла видеть логику за этим правилом: за магами, как-никак, нужно было присматривать.

Она отвлеклась от своих мыслей, чтобы посмотреть на нового посетителя трактира, но при виде его тут же отвернула взор на свой стакан. Она не могла понять почему, но от него веяло чем-то, что её заметно нервировало. На взгляд человек как человек, промокший и наверняка усталый, но... Тен-Джора решила не задумываться о нём. Занимать свои мысли этим незнакомцем - значит наверняка попасть в какую-нибудь неприятность, и этого ей уж точно не хотелось. Она посмотрела в окно, прикинув в уме когда ей нужно было выходить. Сейчас ей нужно было получить разрешение на торговлю, если оно тут требуется (в чём она была уверена), и заодно обустроить защиту от дождя. Проблема оставалась в том, чтобы узнать где это можно сделать. "Хм, может трактирщик знает?" - подумала она, поглядев на персону, разговаривавшего на данный момент с внушительного вида волком-зверолюдом. Оба глядели как раз в сторону незнакомца, но следовать их взгляду аргонианке не хотелось, и поэтому она просто решила подождать пока они закончат. Когда они всё-таки закончили, волк остался сидеть на месте, явно желая пока что посидеть в тепле трактира. Аргонианка взяла стакан и принялась допивать оставшееся вино.


Сообщение отредактировал у6Ер-К0Т - Четверг, 10 Декабря 15, 01.42
 
АнкалагонДата: Четверг, 10 Декабря 15, 14.49 | Сообщение # 18
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1595
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Боковой тракт в это время года представлял из себя странное, но малоприятное зрелище: время затяжных дождей уже прошло, но они то и дело возвращались, собирая силы в кулак и проливаясь короткими ливнями, а по ночам раскисшая почва прихватывалась морозом, который иногда удерживался даже днём. Разъезженная телегами, разбитая копытами лошадей и сотнями шаркающих подошв, она была изрыта глубокими колеями, рытвинами, лужами и отпечатками разномастных ног. Всё это замерзало за ночь, превращаясь в слепок какого-то диковинного скалистого пространства, но днём всё равно таяло и кисло.
Более-менее утрамбованная и подсохшая в половине своей протяжённости, дорога вновь стала терять очертания и начала превращаться в грязевое полотно. Даже ехать по такой дороге удовольствия было мало, и Эддард, похлопав своего скакуна по шее, велел ему съехать на край, где почва была более-менее твёрдая.
Драконид ехал на лошади, приученной к тому, чтобы ей управляли человекоподобные, но звери. И хотя лошадью управляли при помощи стремян и поводьев, Эддард не мог отделаться от привычек управления ездовыми ящерами. Отпустив поводья, он позволил своему скакуну самому выбирать дорогу и следовать направлению, а сам поглубже натянул на голову капюшон, кутаясь в чёрный балахон. К счастью, ветер дул в спину, и не угрожал сорвать капюшон и распахнуть плащ.

Вытащив из-под плаща руку, он раскрыл её ладонью вверх, низко пригибаясь к шее своей лошадки и разглядывая грязно-белый вытянутый кристалл, заточенный с одной стороны.
Направление, – пробормотал он, но ветер сорвал звуки с его уст и растерзал их, поглотив в своих объятиях. Кристаллу хватило и этого – в его глубинах что-то сверкнуло, даже скорее на миг затлело, как угасающая искра прогоревшего костра, неспособная дать сколько-нибудь света для освещения – так был слаб пробудившийся свет – он нехотя, словно бы готовясь раздумать в любой миг, повернулся чуть-чуть влево, указав остриём в сторону раскинувшейся невдалеке деревушки. Сжав потухший камень в трёх пальцах, Эддард щёлкнул зубами и убрал его – следы прохождения через барьеры этого мира, которые оставлял пришелец, уже почти выветрились. Завтра к полудню он ничего не сможет обнаружить, даже сев рядом с ним.
Три дня назад было зафиксировано появление аномалии, говорящей о появлении чужеродного объекта не из-за пределов этого мира. К несчастью, почти сразу – по этой или иной причине – область наводнили орденские маги, и использовать способы быстрых перемещений Талион не стал. Целый день ушёл на то, чтобы добраться до места, не вызывая подозрений и ловко петляя между группами магов и дозорных постов. Почти до вечера пришлось отыскивать след и его направление, чему мешали действия орденских чародеев. И вот, наконец, третьим днём появилась возможность настигнуть загадочного пришельца. К счастью, «гость», кем бы он ни был, оказался вполне себе сообразительным и спокойным малым, и никакого следа, кроме того, что способен уловить специально зачарованный и настроенный на остаточные частицы таких чужеродных чар, он не оставлял.

Когда лошадь въехала в раскинувшуюся деревню, уныло прикрывшую ставнями свои тёмные разномастные глаза-окна, дождь заметно ослаб, из ливня превратившись в среднюю морось, но холодный ветер, пронизывающий насквозь и морозящий кисти даже дракониду, резко сменил направление и принёс с собой ещё и мокрого снега. Поёжившись, Эддард окинул взглядом покосившиеся бедные избушки, быстро находя среди них единственное приличное строение, оказавшееся трактиром. Тронув поводья, он направил лошадку по хлюпающей улице мимо беднейших строений – типичного пейзажа баронских холмов.
Эти земли, казалось, на пути истории свернули куда-то не туда и ушли в обратном направлении, превратившись в самые неблагополучные земли на всём пространстве немалых имперских земель, равно обделённые техническим, магическим и социальным развитием. Сохранившие известные вольности и независимости от имперской власти, в том числе и получив определённые экономические свободы, эти края оказались так же лишены имперской поддержки в виде бюджетных выделений, инспекций и программ, а сами бароны отнюдь не стремились вкладывать золото из своего кармана ради благосостояния своих подданных. Напротив – при возможности, они обдирали крестьян как липку, что и сделало эту территорию царством нищеты, безнадёжности и невольничества. Даже Даттерос, со всеми его магнатами и ужасными условиями труда на фабриках, казался куда более счастливым краем.

Подъехав к небольшому крытому стойлу, Эддард вытащил из седельного крепления копьё, и взявшись за один его край, просунул навершие через большую щель плохеньких ворот, подбивая запор в виде грубого крючка. Двери стойла раскрылись, приглашая скакуна и его всадника в свои полутёмные объятия, пахнущие мокрой, плесневелой соломой. Не церемонясь и не пытаясь разыскать слуг, драконид проехал под душный навес, где спешился, привязал поводья, копьё, и нагрёб в кормушку то, что сумел найти под рукой. После этого Эд двинулся на выход, закрывая двери и возвращая запирающий крюк на место через ту же огромную щель.
Трактир встретил драконида потоком шумных возгласов, смеха и многоголосым нестройным хором голосов всех мастей. В ноздри ударил тяжёлый запах десятков тел, зачастую грязных и потных, не сменявших платья потому, что не было времени, замены или желания. Попавшие под дождь и теперь отогревающиеся у центрального очага, добавлявшего в воздух дыма и копоти, путники превратили плохо вентилируемое помещение в обитель сырости и застарелых запахов небогатого заведения. Сейчас, столкнувшись с таким потоком простонародья, трактирщик не смог бы добавить чистоты и свежего воздуха при всём желании.
Драконид огляделся: повсюду лица самых разных обывателей империи, но почти не было местных простых крестьян. Лица – в основном человеческие, несущие на себе бремя тяжёлой жизни: усталые лица, потухшие глаза, морщины, грязноватые волосы, плохие зубы. Из всего трактира выделялось всего шесть существ – трактирщик, неприветливо осматривающий трактир и остановивший оценивающий взгляд на вошедшем дракониде; аргонианка с бокалом вина; рослый широкоплечий волк у барного столика; странный бродяга в дальнем углу, возле которого образовалось пустое пространство; и пара коренастых купцов, шумно обсуждающих истории из своих путешествий.

Трактир не был совсем уж переполнен, но свободных мест и столиков оставалось всего ничего – больше всего места было возле стойки рядом с волком, и за почти пустующим столиком, где сидела аргонианка. И поскольку дракониды и зверорасы не питали друг к другу больших симпатий и предпочитали без какой-либо необходимости просто не замечать друг друга, то Эддард потопал прямо к её столику. Его лапы, обутые в гибрид сандалей и сапогов, почти не оставляли следов на грязном, почти что земляном полу.
Эддард Вокс почти наверняка знал, что его цель – здесь, сидит в дальнем углу. Опускаясь за столик аргонианки, он машинальным движением стукнул вытянутым мутно-белым кристаллом о столешницу, закрутив её вокруг своей оси: сделав почти десяток оборотов, камень остановился, указывая в сторону подозрительного обитателя дальнего стола. Значит, догадка была верна.
Эддард. Ваш сегодняшний непрошенный сосед, – представился драконид, оглядываясь на странницу, и опёрся боком о стол, словно бы о спинку стула. Постучав по столешнице остриём кристалла, он привлёк внимание помощника трактирщика – мальчишки лет четырнадцати – и положил ему на поднос несколько медяков: – Кружку эля, светлого.
Мальчишка тут же ускакал, и драконид стащил с себя мокрый плащ, распластав его на скамейку рядом, чтобы он стекал и подсыхал. Одежда, показавшаяся из-под тёмного плаща, говорила о зажиточности драконида, что подтверждал и его говор – чёткий, без примесей и искажений, которые всегда сопровождали речь простых обывателей. На поясе в потёртых ножнах висел разрешённый к ношению ремесленному и купеческому сословью короткий клинок. Шею окольцовывал гибкий золотой ошейник, который венчала спереди композиция из двух золотых листов, соединённых вместе снизу и украшенных небольшими изумрудами – вместе они образовывали мордашку, которая, сверкая изумрудными глазами, оглядывала трактир. Похоже, что этот драконид был отпрыском какого-то зажиточного семейства, у себя на острове Селахи, и сейчас странствовал ради прихоти или дела.
Впрочем, «мордашка» действительно «оглядывала» зал. Пока каждый в этом зале был занят своими делами – размышлял, болтал, хвастался, наблюдал или просто отдыхал – без активного вмешательства даже драконида золотое украшение, будучи зачарованным, вступило в дело. Сейчас Эддард ждал, когда его амулет закончит работу и сможет дать ответ – насколько любопытным и опасным может быть этот странник. Впрочем, то, что третий день присутствия здесь пришельца не вызвало никаких слухов и не оставило сверхъестественных следов, давало шанс на несложный и удачный исход. Ведь, как правило, те, кто оказывается здесь не по своей воле, только рад помощи в том, чтобы разобраться в случившемся и, быть может, даже вернуться домой.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
Mad_HatterДата: Пятница, 11 Декабря 15, 00.35 | Сообщение # 19
Магистр
Группа: Хранители
Сообщений: 194
Награды: 1
Репутация: 33
Статус: Offline
Безмолвно созерцающая панораму трактира фигура странника, казалось, даже не дышит, столь отстранённой и неизменной она оставалась с того самого момента, как оказалась под крышей этого заведения. Такое безучастное поведение редко встречалось в таких декорациях, ведь подобные места всегда были домом для праздного смеха и вульгарных изречений. Какой резон оставаться одиночкой, если даже самые резкие углы в отношениях представителей разумных рас мог сгладить весёлый хмель? Возможно, даже такому замкнутому посетителю найдётся место в рядах той гулкой и уже далеко не трезвой компании на противоположной стороне зала. Будь на месте угрюмого странника кто ни будь другой, возможно, его бы давно пригласили присоединиться к гуляниям в честь непогоды, что собрала здесь многих, но в этом случае дела обстояли иначе. Атмосфера вокруг мрачного силуэта в дальнем углу настолько разительно отличалась от духа радости и обладала такой удивительной заразительностью, что буквально превратила ту часть трактира в обиталище исключительно одинокого оборванца. Даже те, кто до последнего отказывался уступать ему облюбованное место, признали, что пребывать в компании этого человека ещё более неприятно, чем могло показаться на первый взгляд. При этом страннику не требовалось слов, он угнетал окружение единственно своим присутствием. Трактирщик находил всё больше поводов вышвырнуть его на улицу и поддать под зад ногой, дабы на лигу к трактиру не приближался, и всё же он не собирался строить из себя заботливого барина, коль всё это время трактир был терпим ко всяким отщепенцам образом грязнее. Но, по крайней мере, те заказывали выпивку. Утробно фыркнув, он привлёк внимание разносчика и кивнул тому в сторону отщепенца, мол, поди и узнай, что ему надо. Белобрысый мальчуган неохотно отвлёкся от травли историй вместе с более добродушными постояльцами и побрёл к дальнему столу.

Лёгкое движение качнувшихся лохмотьев отчего-то заставило паренька вздрогнуть и невольно замедлить шаг. Два алых отблеска из глубины капюшона неприветливо встречали незваного слугу. Вряд ли он сам сумел бы объяснить, отчего от одного лишь взгляда чужестранца его бросило в пот. Мальчуган работал в трактире не один год и имел дело и с более угрожающими клиентами. Его дерзкий нрав, свойственный молодости, помогал не трястись поджилками даже перед солдатами баронов. Теперь же он пребывал в смятении перед каким то неопрятным лишенцем, чьего лица он даже не видел. Эмоции взыграли, и уверенным шагом сблизившись со своей целью, мальчишка поинтересовался, не желает ли господин вина или иных напитков. Тон его был не слишком любезен, но его это не волновало. До следующего мгновения. Кратковременный импульс смелости погиб, стоило ему посмотреть прямо в глаза этому… этому человеку. Его взгляд был пуст, он отнюдь не сжигал парня в ненависти, скорее топил в своей пустоте. Нет, даже не так. Постоялец смотрел на разносчика, словно держал его за пустое место. Обычно, пареньку было бы плевать, кто и кем его считает. Но этот случай был другим. Этот человек был другим. Это был взгляд человека, смотревшего на назойливое насекомое. Без угрозы, но от того не менее пугающий. Не менее жуткий. «Мне ничего не нужно.» - последовал тихий ответ. А слуга смог лишь буркнуть что-то утвердительное, как развернулся на месте и едва ли не бегом сорвался прочь. И оказался в совсем ином мире. В светлом и праздном. Там, где о пережитом мимолётном ужасе было стыдно и вспоминать.
Облегчённо вздохнув, разносчик сообщил трактирщику ответ посетителя, и решение было принято едва ли не моментально. Бурча под нос что-то злобное, трактирщик уж было направился разъяснить некоторые понятия о приличии в подобных заведениях, как вдруг за бродягу вступился зверолюд, решив вопрос самым практичным образом. Пара звонких монет мигом окупили все те неприятности, что голодранец причинил заведению. Деньги всяко были лучше зрелища, когда посетителя выносят вперёд головой. По крайней мере трактирщик так думал. Сальвадор не осознавал, что этим поступком он привлёк к себе внимание таинственного посетителя. И внимание выражалось отнюдь не благодарностью, но настороженностью и угрозой во взгляде последнего. Кем бы ни был этот человек, он определённо не был настроен отдавать непрошенные долги и, по всей видимости, не мог даже предположить добрых побуждений волка. Надо сказать, внимание Юи Сальвадор привлёк с самого своего появления. Зверорасы Мирнарема были подавлены могуществом людей и эльфов. Их уровень культурного и технического развития был даже ниже, чем нынешние реалии Баронских Холмов. Юи не привык наблюдать столь спокойной реакции на прибытие подобного гостя от людей, тем более, что волк являл собой внушительное по габаритам существо, но, похоже, подобное было тут в порядке вещей. Ещё одним необычным, если не интересным гостем таверны была особа за столом у противоположной стены. Этот людоящер, как его про себя обозвал генерал, был косвенно осведомлён о истинной сущности теонита. Она старалась не встречаться с ним взглядом, а если и смотрела в эту сторону, то с нескрываемой опаской. Юи было интересно, вызвано ли это её близостью с Внутренним Зверем, или же это была просто интуиция. Если первое, то, возможно, и действия волка за стойкой вызваны теми же побуждениями, что заставляют её отводить глаза. Это необычное явление определённо заслуживало исследования. Возможно, в этом мире Габриелю придётся куда тщательнее скрывать свою природу. Если в конце концов он окажется прав, его потраченное здесь время окупится сполна.

Занятные гости пребывали один за другим. Следующего посетителя генерал просто не мог обделить вниманием и, в отличие от прошлых видов, драконидов Юи знал лучше любого в этом зале. Его знания включали в себя особенности анатомии, повадки, физические возможности и интеллектуальный потенциал. И всё это снова было отброшено прочь, ведь кто мог утверждать, что дракониды Мирарема и местные особи хоть чем то схожи? Хотя сходство было на лицо, Юи не стал бы предаваться слепой уверенности уже только из за индивидуальных различий. Впрочем, всё это имело мало значения перед действиями этого индивида. По запястью левой руки расплылось тепло. Бесполый голос в голове возвестил генерала об обнаружении активного магического артефакта в непосредственной близости. Его Юи мог увидеть и сам. Там, в руках новоприбывшего. Напряжение вокруг теонита мгновенно возросло и стало осязаемо даже на освещённой стороне заведения. Слишком много необычных личностей встретилось в одном месте. Габриель просто не мог проигнорировать столь необычное совпадение, что все они оказались из числа рас, которые в родном ему мире придавались огню и мечу. Возможно даже, что само его перемещение сюда дело мести драконов. Юи не углублялся в бессмысленные теории. У него нет информации, что бы дать ответ на возникающие вопросы. Он мог лишь наблюдать за действиями того, кто, не скрываясь, наблюдал за ним. С осторожностью. И с угрожающим спокойствием.


When those eyes in the mirror stare back at me
I’m reminded that the ghost of pride is clear to see.


Сообщение отредактировал Mad_Hatter - Суббота, 12 Декабря 15, 01.25
 
МистДата: Пятница, 11 Декабря 15, 01.52 | Сообщение # 20
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 120
Награды: 3
Репутация: 3
Статус: Offline
Реакция необычного гостя заставила Сальвадора усмехнуться и покачать головой. Будь это реальный монах – здесь бы ему действительно заказывать было нечего. Будь необходимость в воде – к его услугам были деревенский колодец и расщедрившееся на влагу осеннее небо. Конечно, куда более вероятным могло бы быть просто отсутствие средств даже не маленькие удовольствия – но было уже нетактично что-либо предлагать полному незнакомцу. Сейчас было интересно узнать о самой цели путешествия – долине гейзеров. Столь уникальное и необычное место давно привлекало зверолюда – за всю свою жизнь он ни разу не мог лицезреть подобное явление во плоти. Мощь Матушки-Природы без какого либо магического вмешательства – именно чистая сила земли. Более того – в будущем это вполне могло бы использоваться в нуждах гильдии инженеров или Ордена магов, но многочисленные визиты и тех и других пока ещё ничего не дали, или, по крайней мере, никто не знает, что им это дало. Также стоило узнать тех, кто мог бы продемонстрировать все интересные достопримечательности без риска быть сваренным заживо или отравленным глубинными газами.
Помимо всего прочего в пределах вечно тёплых гейзерных вод произрастают довольно уникальные растения, часть из которых ценна как для Ордена так и для алхимических опытов Сальвадора. Говоря об Ордене – в течение последних суток волк часто встречался со знакомыми лицами, но по привычке не стал спрашивать больше чем следовало. Если маг был чем-то занят, то он точно не будет охотен до бесед или тем более обсуждение того, чем он занимается. Вдобавок Сальвадор не получал никаких дополнительных инструкций или атрибутов для работы – он выполняет лишь пассивное наблюдение без поиска чего-то конкретного. В случае необходимости он даст необходимые ориентировки – но сам без чёткого приказа или острой необходимости не приступит к активным действиям. По крайней мере - как маг. Как социальное существо – он сейчас с радостью поможет трактирщику унять дебоширов, или напротив поможет приструнить его за испорченное пойло. Милые выходные деньки, как их ещё можно назвать?
Новые гости не привлекали его внимания да и он сам перестал смотреть за незнакомцем напрямую ещё с тех пор как замял возникающий конфликт – за который на самом деле заплатить мог бы уже сам владелец трактира. Кто знает что бы о нём заговорили религиозные фанатики?
Дракониды и аргониане вызывали у него не большее удивление чем ему подобные – приятно видеть что каждому найдётся место – но разум у каждого свой, а потому ещё неизвестно кто будет заслуживать доверие – твой близкокровный сородич или сидящий напротив тебя человек, который не дёрнув бровью убивает на повал тех, кто в отличии от тебя ходит на 4 лапах и не обладает гуманоидной формой тела и разумом. Припустившийся ливень с новой силой затарабанил по стёклам и привлёк внимание Сальвадора.
-Даже самый плохой хозяин в такую погоду собаку из дома не выгонит. Хе-хе. – удивившийся такой шутке со стороны зверолюда обыватель недоверчиво посмотрел на Сальвадора и увидел лишь глупую, непохожую на человеческую усмешку.
-Что? Судишь об о мне по размеру? – волк в очередной раз отпил хмельного и спрятал ухмылку. –Каждый сам себе хозяин: хочешь – работаешь на кого, зарабатываешь свой хлеб, не хочешь – не работаешь и сосёшь лапу. Хотя… Всякое можно говорить, жизнь она по всякому нас кидает и… – хуже беседы со стариком может быть только беседа с ним же, но внушительной формы и вдобавок зверолюдом. Но всё же беседа вскоре из философской вновь вернулась к мирской, а потому каждый вновь мог вставить свои пять медяков. В беседе даже проскальзывало упоминание великих магов воды – хранителях острова Велунд, правда в весьма саркастичном контексте – мол вместо того чтобы посылать необходимые дожди на материк когда необходимо и держать их до настоящих морозов они шлют их как попало.
 
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Санкторамас (NC +21). » Баронские Холмы (Юго-восточные земли Империи)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Явившиеся сегодня

Copyright © Tenzi-Sharptail/Ankalagon 2014 Все права защищены. Designed by Asterion 2018