Добро пожаловать на Непостижимый Кадатат
Переход на главную Просмотреть новые сообщения форума Руководство по игре Переход на мир Санктарамос Переход в мир Авалар




  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Анкалагон  
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Выжженные земли (Бывшая обитель Малефора)
Выжженные земли
АнкалагонДата: Понедельник, 29 Апреля 19, 21.03 | Сообщение # 1
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1671
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Оффлайн
После прихода Долгой Зимы, выжженные земли опустели первыми. Сейчас это - заключённая пустая белая равнина, пересекаемая снежными барханами, обрамлённая горами с запада и юга, а с
востока - чередующейся стеной и горными хребтами.
Ямы, овраги, трещины иногда нарушают ровную гладь мёртвой равнины. Белое одеяло пронзают пики бывших башен, руины крепостей и военный лагерей, остовы мануфактур и добывающих комплексов. Деревень и посёлков здесь было мало, с приходом холодов от них не осталось и следа.
Плато выжженных земель изнутри пронзают десятки горнодобывающих сетей, шахт и тоннелей. Крупнейшие из них были соединены подземными трассами с железной дорогой, по которой ходили вагонетки. Периодически, они сливались с древними катакомбами и подземными чертогами - остатками бывших городов и дворцов, что тут некогда возводили дракониды. Сейчас и это всё предано забвению, и множество из подземных ходов обвалилось, а механизмы вышли из строя.

Центром цивилизации, единственным источником жизни и тепла, можно Вулкан Малефор. Бывшие последователи Тёмного Мастера и Галла собрались в его кратере и его катакомбах, выстроив новый город на внутренних склонах. Улицы-террасы опускаются в чашу, ходы и внутренние казематы превращены в переулки и дома, а внутри поднимаются высокие башни из металла, дерева и камня, похожие на мусорные шпили. Они соединены множественными деревянными мостами, которые создают небольшие улочки и обрастают по краям хижины, создав целый подвесной разноуровневый район на балках, швеллерах, канатах и перекладинах. Тепло добывается из шахт, пробуренных в самые недра, к выходу лавы, а Жерло закрыто рукотворным огромным куполом, которое не даёт морозу проникнуть в Улей.

Последовательность:
Анкалагон (Тормунд, Лиана, Рихард, Юджен, Руфус, Леонардо) --> Сильвер (Сальвадор) --> Злодеус Злей (Мастилия, Ами, Алериана)


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
АнкалагонДата: Пятница, 11 Декабря 20, 20.05 | Сообщение # 21
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1671
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Оффлайн
Прошло четыре дня.
Четыре долгих, однообразных дня пути через прямую кишку вырубленного в камне тоннеля, без дуновения свежего воздуха и луча света с поверхности. Они не поднимались наружу. Не встречали каких-либо следов живых колоний или поселений. Не находили животных, насекомых или растений – только паутину и редкие хитиновые остатки крупных скорпионоподобных пауков. Четыре дня, превратившиеся в однообразный выматывающий марш без всяких событий и изменений, поскольку даже их проклятая дыра была монотонно-одинаковой, без всяких изменений.
Для команды такое путешествие сквозь давящий тоннель проходило не лучшим образом. Разговоры постепенно смолкали. На второй день их пути, им пришлось урезать паёк на треть, отказавшись от обеда – на случай, если в Улье их ждал провал. Поэтому все шли голодные и злые.
И всё чаще в голове опциона закрадывалось сомнение – а так ли стоило им цепляться за соблюдением строгой тайны своего присутствия? Они теряли так много дней, преодолевая десятки лиг пешком, когда могли бы почти мгновенно пересечь его порталом, или же за день-два – при помощи Грифа. Высадившись в отдалении, чтобы их не заподозрили шпионы, спрятавшиеся среди обитателей местных населённых анклавов. В конце концов, им всё равно придётся нарушить эту тайность, когда неизвестный враг себя обнаружит.
Хотя, с другой стороны, Отшельник и его прихлебатели – заподозри они что-то неладное в Виверне, они запросто могут отказать им в содействии, и экспедиция потеряет единственную хрупкую нить. Этот Отшельник вовсе не выходил из головы Рихарда – скользкий тип, ещё и воцарившийся в таком месте, как описанный Тормундом Улей – он просто кричал о том, что ему нельзя верить. Что он жаждет получить от минотавра, и чем рискует, отказавшись выполнять свою часть сделки? Может ли он вообще чем-то помощь, или же просто блефует, заманивая их в ловушку?..
Пышная задница Тиаданы, неужели я это вижу! – Тормунд прервал его размышления, заставляя всех обратить внимание на перемену в окружающем пространстве.

Тоннель постепенно расширялся, вливаясь в небольшую пещеру, выдолбленную давным-давно, практически потеряв следы, что в её природу вмешался инструмент. В метрах пятидесяти от них сгнившие шпалы, на которых по-прежнему не удалось найти ни одну рельсу, упирались в притворённые двустворчатые ворота медного цвета, покрытые пылью и болотно-серой плёнкой окисла. Ход перегораживала добротная, выложенная из тщательно полированного гранита стена, с выступами и бойницами, позволяющие узнать башни и надвратный переход. Откуда-то сверху, на пространство перед воротами падал свет – очень, очень скудный, но привыкшие к темноте глаза находили его вполне приличным, чтобы различить даже общие детали. Можно было увидеть, что вокруг врат некогда существовал ярко выраженный барельеф, а стены были заботливо отполированы – но сотни лет стёрли почти все старания зодчих, оставив только намёки в виде небольших участков гладкой поверхности на блоках, да углублениях в камне, чей узор не мог сформировать лишь случай.
Обезьянья кузница. Здесь Галл устроил свою первую серьёзную базу перед тем, как занять Гору Малефор. Потом её использовал сам Малефор, для обеспечения второстепенных армий. А построили этот город дракониды, хрен знает сколько веков назад, – минотавр довольно осклабился, оборачиваясь к спутникам. – В нём ещё работают некоторые машины, хотя те, что на пару, давно заржавели и взорвались. Но раз мы здесь, значит, до Улья осталась неделя пути.
Харкнув в сторону, быкоглавец закинул за спину топор, с твёрдым стуком копыт направившись вперёд. Оставалось пройти всего шагов тридцать, перед тем, как стены начинали раздаваться в сторону, и вокруг бы воцарилось пятно света перед входом.
Минотавр торопился, не глядя по сторонам, хотя стены окружающей пещеры тоже могли бы порадовать окружающих переменами. Тёмно-серая, словно бы скользкая поверхность камня меняла цвет на более светлый: чем-то напоминающий слипшийся песок, который покрыли трещины после сильного высыхания. Ами заметила, как рыжий болтун коснулся стены пальцем – лёгкая дымка пыли, как от грибных спор, струйками закружилась и повисла в воздухе возле его ладони. И в целом, своды вокруг казались будто бы обмазаны толстым слоем новомодного строительного материала Варфанга – штукатурного бетона, не смешанного с песком и не залитого водой. Но кому в голову бы пришло штукатурить стены шахты?
Похожие мысли посещали и голову чародейки. Она тоже увидела облачко будто бы цементной пыли, поднявшейся из-под копыта Тормунда. Лишь одно… Присмотревшись, она заметила, что сухость камня исчезала ближе к полу тоннеля, а на самом дне были только редкие пятна, как от пролившейся кислоты. Опытной чародейке сразу пришла в голову причина – здесь потрудилась магия, и скорее всего, боевая. Хотя мастерице в жаркой плазме было бы привычнее увидеть здесь оплавленные стены, а не такие, будто бы из них выжали всю воду. И едва бы это могли сделать маги воды, или земли.
Возможно, что внимательный маг земли мог бы подсказать, что же за диковина произошла с ним, но Сальвадор, утомлённый утренним ночным дежурством, был слишком погружён в собственные мысли, чтобы обращать внимание на чужие пальцы и копыта, тычущие куда не нужно.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
zlobnii4elДата: Среда, 20 Января 21, 23.08 | Сообщение # 22
Маг
Группа: Следопыты
Сообщений: 104
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Тяжело было передать, насколько осточертели чародейке эти бесконечные, одинаковые, заброшенные каменные тоннели. Казалось, их путешествие через эти шахты тянулось целую вечность, а затхлый воздух, настаивающийся здесь уже несколько сотен лет, успел уже серьезно помутить их рассудок наряду с убивающей скукой и однообразием. – Все бы отдала, чтобы идти по поверхности, хотя-бы на свежем воздухе, а не по этим чертовым шахтам! Удивительно, как я здесь еще не задохнулась. – ворчала про себя Алериана. И хотя объективно она понимала, что их текущий путь был гораздо более безопасен, чем альтернатива в виде скитания по ледяной пустоши, тяжело было это сказать в таком ужасном настроении. Тем более, серьезно подпорченным печальной необходимостью сильно урезать свой рацион.
Ами тоже была голодна, однако ей было несколько более привычно такое состояние, равно как и бессменные пейзажи. Разве что узость путей, явно не предназначенных для драконьего рода, и общая усталость от продолжительного недоедания, несколько рассеивающая ее внимание, были для нее неудобством. Но каким-то образом, она находила в себе силы держаться. Особенно зная, ради чего она здесь, и какой путь уже проделан.
- Кажется, здесь немного более пыльно… очень странно. – обратила внимание аметистовая. Хотя драконесса и не была слишком сосредоточена, драконьему глазу тяжело было упустить такую деталь – невольно она сама бросилась в глаза на фоне общего однообразия.
- Хм… и правда. – ответила ей Алериана, устало бредя по пути в собственных размышлениях. – К чему бы это… – задумалась она, и совершенно случайно в ее голове проскочила мимолетная мысль о том, что здесь может быть какая-то ловушка, будь она заложена прежними хозяевами шахт, или же самой природой. – Может быть, нам стоит надеть противогазы? Вдруг эта пыль ядовита? – предложила она Рихарду, как вдруг ее взгляд, по счастливой случайности, зацепился за очень странные влажные пятна на полу, посреди этого сухого, пыльного участка. – Что они здесь делают? Их тут быть не должно. – тревожно отметила она, с неприятным подозрением, что ее мысли о ловушках могли оказаться правдой. Ее глаза налились светом, и теперь вся шахта предстала перед ней в своем куда более полном представлении – все такая же однообразная, но с контрастирующими на ней кислотно-яркими, агрессивными пятнами неизвестного, но очевидно магического происхождения. Тормунд торопливо шагал прямо им навстречу.
- СТОЙ! – крикнула ему вслед Алериана – Это ловушка! Здесь какая-то магическая жидкость. И не думаю, что это целебная вода. Нужно посмотреть внимательнее.

Что такое? – минотавр нехотя остановился, оборачиваясь. Его скептический прищур смерил волшебницу с ног до головы, морда скривилась, втягивая в себя воздух, но не ощутила в воздухе подозрительных взглядов. Тормнуд покачал рогами и пинком прочертил копытом мёртвый камень, подняв струйку пыли: – Здесь ничего нет, детка. Просто следы чужой драки, которая случилась лет десять назад.
Ты уже видел такое? Я не видел ничего похожего с первого дня, как мы сюда вошли, – Рихард тоже остановился, отрываясь от своих размышлений и оглядывая нетипичные для обычного ожога отметины. – Брошенные катакомбы, особенно впитавшие кровь, часто населяются неприятными обитателями. Или аномалиями. Мы перед старым крупным комплексом, и в нём наверняка водились свои паразиты.
Кажется, с этими были пятнами были связаны какие-то байки, – после нескольких секунд размышлений, признался быкоглавец. Но скептичность так и не ушла из его глаз: – Но я не встречал ни одну, чтобы она подтвердилась.
Значит, у нас есть повод для осторожности. Делайте, что говорила Алериана, – драконид потянулся за собственным противогазом, и пещеру наполнил шелест копошившихся путников, вытаскивающих и натягивающих на себя неуютные маски. – Сальвадор, Алериана! Проверьте эти пятна ещё раз, вдруг что-то найдёте.

Сальвадор будто опомнился от своих внутренних переживаний и попробовал понять что от него хотят.
-Что....? Какие пятна? А это... - волк пытаясь сохранить лицо хотел было повести носом, но всё же удержался, понимая что через противогаз он точно ничего не почувствует. Немного отдалившись он шумно, но сдавленно вдохнул и уже начал проводить осмотр, подкрепляя его толикой своей магии.
-Что бы это ни было - оно точно без какого-либо ярко выраженного запаха... Температура здесь ниже точки льда, так что возможно это пятна не воды... Мой вердикт что это либо пепел - либо прах, но в первом случае тут или поблизости были бы подземные пустоты, а что до второго... У него был бы специфичный запах. Да и то и другое давно бы осели на пол.
Сальвадор сомневался в собственных размышлениях вслух, но пока не терял надежду докопаться до истины.
-Вдыхать точно не нужно, руками не трогать -вполголоса добавил Даже вытереть не об о что...
-Этой дряни очень много, - продолжил Сальвадор. -Фильтры вроде защищают, но не знаю как далеко тянется эта... Пыль. Боюсь представить что заставляет её держаться на потолке и стенах, но по ощущениям её там не меньше нескольких сантиметров в толщину

Для Алерианы всё было более понятно, чем для её клыкастого напарника: могучий и точный академической астральной магии мог ответить на многие вопросы, и даже объяснить сомнения Сальвадора. Она видела мёртвые пятна и не сомневалась - это был тот же материал, что и в окружающих их стенах. Спрессованная смесь гранита и вулканического камня, которые слились в неразделимую серо-бурую смесь, в которой даже не различались зёрна.
Но высохший, превратившийся в дряхлый прах камень был мёртв. Совершенно и окончательно: в окружающей их породе всегда ощущалась слабая, спящая и незаметная сила элемента, определяющая её природу, в камнях жили примитивные мелкие духи, элементали и лалеки, но в этих местах породу что-то буквально высосало, иссушило, превращая материю в неясную труху. Неудивительно, что Сальвадор не ощутил родственного элемента - это была уже не земля, это был прах.
И в эфире витал едва ощутимый след присутствия Скверны, сразу давая ответ на то, что же могло случиться в этом месте. Впрочем, этот тёмный "привкус" здесь ощущался повсюду, в этих катакомбах, и, чем ближе они приближались к Улью, тем он становился всё явнее. И знания об оккультных делах сразу дали Алериане понять без обращения к жрице, что в этих землях поклонялись преимущественно пантеону тёмных сил.

Натянув противогаз на свое человеческое лицо, стараясь не повредить и не защемить мягкие, пышные и блестящие черные волосы, Алериана опутала тончайшими нитями астральной магии весь свод тоннеля, особенно ставя акцент на этих странных пятнах, сосредоточившись настолько, насколько позволяло ей ее уставшее, несколько рассеянное состояние.
Присмотревшись внимательнее, она не увидела ничего, кроме характерной опустошенности этого места, и в особенности темных пятен. Духи и лалеки не подавали признаков жизни – по всей видимости, они были мертвы. С высокой долей вероятности, это была магия Тьмы – Алериана уже имела некоторый опыт наблюдения за последствиями влияния Скверны. Или, по крайней мере, прекрасно помнила об этом из учебников академии. Это определенно нагоняло на нее жуть. Однако, никакой явной опасности она не обнаружила. Может быть, ее первое впечатление об этой локальной аномалии было ошибочным – и этот яркий контраст на магическом плане был не сигналом об опасности, а лишь слишком выделяющимся элементом на однообразном, сером полотне?
- Духи этого места… они мертвы. Что-то опустошило здесь и камень, и целые своды тоннелей. Поэтому все здесь обратилось в пыль. Я полагаю. – заключила чародейка, говоря чуть громче, чтобы ее голос был различим сквозь оболочку защитной маски – Не иначе, здесь замешана магия Тьмы. Причем, очень, очень мощная. Будто здесь проводился целый ритуал.
- Это правда. Галл и его слуги повсеместно использовали ритуалы темной магии. Здесь же есть и мощнейший ее источник – Колодец душ. Чем дальше мы приближаемся к недрам Вулкана, тем ближе мы к нему. Я читала об этом в архивах. – прокомментировала Мастилия. – Колодец оказывает сильное влияние на все живое. И простые ритуалы, по всей видимости, тоже.
- Да… Скверна никогда не была источником силы и здоровья. Ее излучение очень негативно сказывается на всем, к чему она прикасается. – ответила Алериана. – Даже на голом камне.
- Колодец душ? Ох, защитите нас Хранители… – беспокойно откликнулась Ами. – Это место проклято, оно сулит смерть всему живому, что находится поблизости. Его чудовищная энергия простирается на целые лиги, а сердце кишит зловещими мертвецами. Я… я надеюсь, что мы обойдем его стороной. – в ее голосе отчетливо слышался страх.
 
МистДата: Суббота, 23 Января 21, 15.56 | Сообщение # 23
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 147
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
-То есть это пепел от действия магии... Тьмы? Если от этого горит даже камень - боюсь представить что остаётся от всего остального. - подытожил зверолюд. -Интересно... Есть ли маги крови земли?
Разговоры о могучем источнике тёмных сил могли зародить зерно сомнения, но по какой-то причине старого вояку это не проняло.
-Если такая опасность привлекла к себе такое скопление жизни в столь жестоком краю, видимо не всё так плохо как об этом говорят. Ну или по крайней мере это лишний повод закончить со всем этим поскорее.
Сальвадор вновь осмотрел всё окружение и несколько раз постукал рукой по поверхностям и указал путь дальше.
- Камень отзывается достаточно уверенно с той стороны, предлагаю продолжить наше обсуждение дальше по дороге
Сальвадор прав. Мы можем поговорить о Колодце и об остальном в дороге. Веди нас, Тормунд, – опцион поддержал зверолюда, кивнув минотавру. Морда быкоглавца ожесточилась: весь его вид выдавал его нежелание слушаться чьих-то указаний, но слова драконида были слишком нейтральными, чтобы вспыхивать из-за этого сейчас. Сжав топорище, бывший вождь стада отвернулся, буркнув себе под нос:
Да, это самый короткий путь в Улье, так что марш за мной.
Который, кстати, и находится прямо на Колодце Душ, – вполголоса проговорила жрица, но её слова услышала вся команда. – Я говорила об этом, когда мы обсуждали поход
в деревне. Но тогда это никого не смутило, ведь у Тормунда был план и он всех убедил, что я просто всё приукрашивала...

Колодец Душ заперт, а Улей охраняется толпой жрецов Малефор, – Тормунд повысил тон, уже не скрывая раздражения. – Там живут обычные народы, которым не нашлось нигде места из-за того, что ваши чешуйчатые друзья решили объявить их совращёнными злом чужаками.
Я...
Опять собралась ныть. Тебя всю дорогу что-то не устраивает, Веншехос. Уясни себе, что твоя уютная квартирка в Аркснеморе далеко, и вернёшься ты туда сразу после того, как мы найдём Обелиск.
Я продала свою уютную квартирку из-за тебя, потому что поверила, будто бы у тебя есть нормальный план! – жрица зашипела, заметав глазами молнии. – А ты нас завёл в ледяную пустошь без еды и тепла, где бы мы и остались, если...
Голос Лианы потонул в резко нахлынувшем на компанию угольно-чёрном облаке, обхватившем каждого члена команды и скрыв от него весь окружающий мир. Могильный холод плотной завесы почти сразу же стал пробиваться сквозь тёплые одежды, выдавая неестественность своей природы, а любые попытки попытаться увидеть сквозь него с помощью чар встречали помехи – он был набит частицами волшебной пыли, отражающей и слепящей так, чтобы полностью ослепить колдунов.
Но рассеивающему полотну было не под силу остановить Алериану: пусть ей и было труднее, но она могла бы пробиться сквозь эту внезапную слепоту, если бы пожелала. И она раньше других ощутила присутствие кого-то нового – нечто чуждое, голодное и совершенно неживое витало в этом облаке, и оно охотилось. Ещё прежде, чем что-либо увидеть или разобрать, чародейка ощутила привкус заколдованного металла, который уже рвался сквозь сумрак в сторону плоти...
Ами ощущала вину за то, что когда-то, когда поднимался их разговор о походе на Вулкан, она не подала голоса о своем опасении идти к Колодцу душ. Она уже и не помнила, что было тому причиной – уверенность в их команде, или же обыкновенная усталость, рассеявшая ее внимание. Так или иначе, она чувствовала на себе этот груз ответственности, неприметно и понуро опустив голову вместе со словами Лианы. Она сочувствовала драконидке, ведь та отдала последнее для того, чтобы поддержать их в этой непростой авантюре, и из-за молчания Ами ей тоже приходится терпеть тяготы похода через эти темные земли. Равно как и самой драконессе приходится находить силы, чтобы преодолеть нарастающий страх, опасения перед неизведанным, таинственным, и в то же время темным и опасным. Где же были эти чувства тогда, когда еще можно было что-то изменить? Сейчас уже слишком поздно. Они зашли слишком далеко, чтобы разворачиваться. Они могут умереть потому, что одна фиолетовая драконесса была слишком наивна, или слишком нерешительна, чтобы озвучить свой протест. И это ее вина. Горечь напополам с холодом страха смешались в ней.

Алериана уже была готова вступить в разговор, намереваясь, что удивительно, учитывая ее нрав и настроение, несколько разрядить обстановку. Но что-то все еще не давало ее вниманию отвлечься от этих странных аномалий. Они были пусты. Это был обычный камень, ничем особенно не отличающийся от окружающей среды. Так говорило ей ее зрение, сотканное из тысяч тончайших магических нитей. Но интуиция говорила иное. Что-то в них было не так, что-то она упустила. Не могло все быть так просто. И ее опасения подтвердились.
Она среагировала, словно этого ждала, и уже знала, что делать. Стоило дыму лишь на мгновение прикоснуться к ее нежной коже своими леденящими объятиями, как, ощутив смесь испуга с гневом и негодованием от попадания в такую нелепую засаду, она материализовала быстро расширяющуюся, прозрачную  магическую сферу, отгоняющую прочь черную, непроницаемую пелену. [Астральный бастион] [Усиление щита: Расширение (10м)]. Ураган тьмы ушел так же быстро, как и появился, и бушевал уже за пределами безопасной зоны. Чародейка невольно обнаружила себя в напряженной, устойчивой позе, импульсивно разводящей руками в противоположные стороны с направленными в них ладонями, так, словно ими она создавала и поддерживала этот барьер. Однако это было не так, и никаких движений даже не требовалось – ей просто нравилось делать интуитивные движения, следующие за чарами. И, чаще всего, сильно запаздывающие за невероятной скоростью их сотворения. Старая привычка. Она взглянула в испуганные, или ошеломленные, или ничего не понимающие глаза, и четко, громко проговорила, транслируя свои слова также в ментальный канал каждого из присутствующих:
- Мы здесь не одни. Я не знаю, кто, но кто-то скрывается в этом тумане. Судя по сигнатуре – возможно, что это неживое существо. Нежить. Не вступайте с ней в бой, если не хотите бесславно умереть. В худшем случае, никому из вас не хватит сил с ней совладать. Даже мне. Мы должны выбираться отсюда, пока она нас не настигла. – ее голос звучал более холодно, строго и собранно, чем обычно – так, как звучит голос командира. Но никто не мог слышать легкой дрожи в ее голосе, и не мог ощущать того дикого страха, который вдруг посетил чародейку от осознания происходящего. Это могла быть нежить. Она прекрасно знала, что она из себя представляет, какие свойства имеет, и какие проблемы может доставить неподготовленным для работы с ней чародеям. Как она. Ее руки, опутанные множеством тонких, светящихся слабым синеватым цветом колец, тряслись – и отнюдь не от холода. – Ами, я закрепила на тебе подвижный защитный купол. Держитесь поближе к ней, чтобы быть под ним. Не выходите за пределы купола. Ами, старайся держаться в центре. И да поможет нам госпожа удача.
Молодец, Алериана. К оружию, братья! Прикрываем женщин, и готовимся к прорыву. Руфус, панорамный сканер! – в одно мгновение опцион оказался подле астральной чародейки, выставляя перед собой копьё. Декоративное яблоко на копье вновь засияло миниатюрным солнышком, наливая лезвие дрожащей золотистой аурой. Остальная выполняла их приказы, разбиваясь на пары со своими подопечными, и формируя кольцо вокруг драгонессы - все стоя спиной к ней, явно не желая пропускать появление неизвестного страха из темноты.
Ей'греммаль! Будь я четырежды проклят, если этот каваук всё это время был здесь! – хрипловатый голос и хорошо знакомый запах выдал приближение Юджена раньше, чем драконидка смогла его увидеть. Сергал спешно перезаряжал своё ружьё, ругаясь себе под нос: – Командир, госпожа Алериана не могла пропустить такое дерьмо. Эта образина вылезла откуда-то из другого места.
Что это за говнюк? Йо, в жизни не попадал в засаду тупее! – с другой стороны от Ами возопил Лоун, копошать в своих предметах. Но ответить кому-то не дали: неведомая тварь оглушительно завизжала, смешивая в один вворачивающийся в уши вопль и злобное рычание, и плач ребёнка, и визг бешенной обезьяны.
И сразу же, вслед за иссушающим душу криком, последовала атака. Сразу в двух разных местах в щит ударило что-то твёрдое и острое – металлическое или нет, оно походило на непропорционально длинные когти, превышающие в длину драконьи когти Ами десятикратно. Снопы брызг вспыхнули по поверхности непробиваемого щита, хотя их там не могло возникнуть. Чары Алерианы выдержали удар достойно, не дрогнув при напористой, дикой попытке вогнать их и разъять защиту чародейки неодолимой силой.
Но и для Алерианы это не прошло без последствий. Хотя её магия не ослабла, тело чародейки пронизила острая режущая боль: в двух местах, как будто бы удары шли не в щит, а в саму драконидку. Отдача от столкновения чар – это было известное для неё неизбежное зло, но никогда она не сталкивалась с такой её силой. Энергетический вампир, – промелькнула мысль в её голове, словно бы вложенная кем-то посторонним.
Оказаться в непроглядной пылище, да и ещё неподвластной магическому зрению было не из приятных, но как оказалось это не та беда которую стоило бояться. Не успел Сальвадор посетовать на бесполезность висящей на нём маске как тут же в считанные секунды завеса разошлась в стороны и на краю безопасной зоны уже замельтешил источник проблем. Вой твари в какой-то степени вызвал инстинктивный рык со стороны Сальвадора и он занял позицию спереди, сделав несколько шагов вперёд от группы. Услышав что противником будет нежить  он спешно стал заполнять колбы в своей механической лапе. В первую очередь были загнаны все 4 колбы с зажигательными смесями - с чем бы ни пришлось сражаться - это что-то нужно отчётливо видеть максимально возможное время. Следом залетели две кислотные и две целебные. В качестве баллона стояла всё та же зажигательная смесь - в условиях холода она не менялась.
Подаренное время было использовано сполна и зверолюд рыкнул ещё раз заставляя тварь обратить на него внимание.
- Ну же, мразь. Тебе определённо нужен я! - клинок Сальвадора направленный в сторону атакующего пару раз исполосовал воздух. Куда бросать если прорвётся?! - обратился он наконец к своей команде.
Глухие, мощные удары, расходящиеся рябью по прозрачной поверхности щита, поглощающего и останавливающего его напор, отозвались громким, страдающим стоном чародейки, схватившейся за живот, сложившейся пополам и скорчившейся от боли. Это пока еще не было невыносимыми муками, однако ощущалось, словно несильный удар острой пикой сразу в двух местах, который невозможно было игнорировать. Никаких ран не было, и боль даже постепенно отступала. Но она не могла быть уверена в том, что магические свойства этой твари не позволяют ей разорвать чародейку изнутри прямо за этим щитом. Стиснув зубы, она постаралась перебороть боль, чтобы найти в себе силы действовать.
- Алериана!!! – испуганно вскрикнула Ами, видя страдания драконидки. – Ты ранена? – спросила она, и немедленно прикоснулась к ней лапами, медленно наполняющимися нежно-голубым светом. Ей тяжело было совладать с магией здесь, поскольку рядом не было так много духов воды, как на поверхности. Тем более, что большая их часть была или мертва, или осквернена. Однако, собирая их по крупицам, она сумела, наконец, создать чары, чтобы облегчить страдания чародейки. Голубое свечение разошлось по телу чародейки, залечивая ее раны и заставляя боль отступить. Исцеление (сильное). Если бы, конечно, раны были.
- Я… я не знаю. – неуверенно промолвила Алериана, наконец, разгибаясь – Оно ударило, и я прочувствовала на себе этот удар. В какой-то мере. С щитовыми чарами так бывает, но… этот был слишком сильный. Не подпускайте их к щиту! Отгоните чем-нибудь! Мне нужно сосредоточиться… Но сперва – избавиться от этого тумана.Может быть, получится его сжечь?
Следом за этим, ее руки зажглись ярким фиолетово-розовым свечением, тут же высвободившимся из ее ладоней короткой, громкой, ослепительной силовой волной, взрывом расходящейся вокруг нее и сжигающей все на своем пути (но, тем не менее, никак не затрагивающей никого из их отряда). [Плазменная вспышка]. Воздух задрожал в миг высвобождения столь большого массива энергии. Это было, пожалуй, первое проявление ее способностей за все время пребывания здесь, но, конечно, не это было главным объектом внимания. Она вновь взглянула в темноту в надежде, что туман будет сожжен и она увидит, с кем имеет дело.

Мастилия, тем временем, дрожа от страха, от тумана Тьмы, накрывшего их с головой, от этого ужасающего холода и неестественного, душераздирающего вопля, не сумела совладать с собой, в панике бросившись к Ами, прижавшись к ней спиной и сгруппировавшись, пытаясь словно сжаться, спрятаться на ровном месте от самой смерти, которая пришла за ними. Это происходит сейчас, и даже щиты Алерианы не помогают противостоять им – она сама вот-вот падет их жертвой. Исследовательница дрожала и сквозь слезы что-то невнятно, истерично бредила себе под нос.



Сообщение отредактировал Мист - Суббота, 23 Января 21, 16.01
 
АнкалагонДата: Суббота, 23 Января 21, 19.05 | Сообщение # 24
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1671
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Оффлайн
Плазменная волна вырвалась из-под щита, взвихряя пепельно-чёрные лоскуты холодного мрака, и утонула в нём почти без следа – лишь только заволновавшиеся вихри кружили над поверхностью полусферы, как потревоженный густой дым от пожара. Гарпуны когтей сшибло с его боков, унеся их во мрак вместе с гневным воплем, оставляя вместо себя звенящую в ушах тишину. Ощущение присутствия чего-то голодного, злобного и неживого ослабло, практически исчезло – хотя до конца присутствие чьего-то жаждущего взгляда так и не покинуло ни одного из членов группы.
Юджен, присмотри за Алерианой, – приказал Рихард сразу же, едва беспокойно оглянулся на подкосившуюся чародейку. Неведомым образом, тварь нашла способ дотянуться до неё, явно почувствовав, что, едва рухнет защита, уродливые когти бестии без труда выпотрошат весь их отряд. Даже мягкая чешуя Ами от не спасёт от хватки неумершего. Сальвадор ждал от него приказов, но у опциона сейчас их не было – рыцарь был слеп, не видел цель и не мог ответить, куда и как нужно бить. Им нужно было избавиться от этой завесы, чтобы увидеть врага, во что бы то ни стало, и, если это правда окажется нежить…
Босс, готово! – выкрикнул Лоун, который уже пристегнул чехол планшета к левой руке. Получилось похоже на совсем маленький баклер, который по неопытности одели не с той стороны. Парень поднял предплечье, включая монитор, и тут же едва не полетел вперёд: резкий разворот их драгонессы невольно толкнул его в спину толстым обручем хвоста, и Руд почти пробежал вперёд два шага, грязно выругавшись, когда едва не вылетел за край щита. Не отрывая от монитора глаз, парень вытащил из-за пояса пистолет и ловко извлёк магазин, убирая его в карман: – Босс, а засранца-то нигде нет… Атака с двух часов!
Тьма вокруг них снова завизжала, и сзади от драконида и чародейки раздался новый звон столкнувшегося костяного копья и неодолимой чародейской стены: снова игла острой боли вонзилась в Алериану, и так кстати крепкая, жилистая рука сергала подхватила девушку под локоть, помогая устоять на ногах. Следом раздались два оглушающих хлопка выстрела, которые заставили боль отступить вместе с напором на щитовые чары.
Не трать патроны, Лео, трупов свинцом не накормишь! – крик Руда, одёргивающий стреляющего. Голос рыжего изменился тут же, и парень удивлённо, со сзлостью, закричал: – Гандон исчез! Чтоб мне.. был здесь и только что на ровном месте растворился!
Оно прыгает между измерениями! Использует облако, как портал! – вдруг понял Рихард, озираясь. Ему нужен был Тормунд: малефоров бык знал о том, что место может быть опасным, но не соизволил поделиться об этом заранее, посчитав всё сплетнями. Вот только теперь сплетни были их единственным консультантом. Правая рука сжимала фамильное копьё, а левой он поднял готовый к бою арбалет: – Мы не можем сражаться с ним, пока сидим в нём. Тормунд! Что говорилось в слухах про эти пятна?
Семь часов! – снова предупреждающий крик Руфуса.
Тьма расступилась прямо перед ними троими, и прямо на них вынырнула голова чудовища: лысая и вытянутая, как сморщенное кожистое яйцо, безносая, она походила на гибрид человеческой и рыбьей рожи. Глаза горели тухлым жёлтым светом, а вместо рта была целая бахрома из щупалец: они мерзко шевелились, и, стоило только уроду прильнуть к барьеру, как страстному любовнику к девичьей коже, они скользкими червями расползлись по ней, сформировав восьмилучевую звезду с зубастым провалом посередине. Пасть жадно приникла к барьеру, выбросила вперёд разделённый на четыре отростка синюшный язык – и отвратительная мышца вонзилась в чары, игнорируя магические законы, невероятным образом вошла в энергетическую стену на несколько сантиметров.
Чудовище вдохнуло – шумно, жадно, с глубоким засасываемым звуком, словно водоворот, жаждущий втянуть в себя весь океан, и по поверхности щита мигом побежали завихрения, подобные облачкам на небосводе. Прожорливая пасть судорожно втянула их в себя, как жаждущий всасывает воду [срок действия «Астрального Бастиона» сокращается на ход]. «А, может, подавишься?» – арбалет взлетел навстречу твари, целясь прямо между отвратительными буркалами, и драконид, давая выход своей ненависти, надавил на курок.
Руны на металлических пластинах загорелись серебристым цветом, загудели низким басом нарастающей энергии, и ствол выплюнул поток густой, почти белоснежной энергии, растекаясь медленным лучом и влепляясь яйцеподобной башке прямо в морду [Арбалет: энергетический залп]. Густая струя ударилась в цель и взорвалась вспышкой святой магии, вгрызаясь в бледную серую кожу, и отбросила уродливую голову обратно, заставив её смешно крякнуть. Тьма сомкнулась вновь, враг отступил, скрывая свои раны – что же, может, попадание и не убило чудовище, то определённо причинило и ему боль, и удовлетворение самому Рихарду. Вот только новое открытие об их твари совершенно не обрадовало его – отсидеться под чарами Алерианы, обдумывая план действий, шансов у них не было.
Нельзя здесь оставаться. Пробиваемся! – прорычал он, взмахивая копьём в сторону ворот, но его перебил новый выкрик Лоуна: «Ноль!» – и Алериане вновь пришлось повиснуть на его адьютанте, когда прямо с их направления в щит врезались серповидные когти, намекая, что тварь никуда их не выпустит. – Твою мать! Тормунд!
Это Визжащий Душелов, трупак из Колодца Душ! Никто не сражался с этой сукой так, чтобы потом смог похвастаться, – топор минотавра рассёк щит в месте, где в него впивались грязно-жёлтые зазубренные серпы, но успел лишь вспороть воздух. – Говорили, что бестия жрёт магию и металл, поэтому чует их! Они создают своё логово в подобных местах, где могут растворяться и охотиться. Передвинуть его тварь не сможет, но здесь она везде и нигде. Нам её тут никак не взять!
Всё-таки, нежить. «Явуфор, наполни моё оружие своим солнечным гневом, а руки мои – силой нести погибель врагам твоим,» – невольно проговорил короткую молитву драконид, бессильно стискивая беспомощное сейчас оружие. Рыцари Талиона обучались встречаться и воевать с любым врагом, и его оружие смогло бы совладать с незрелой, дикой нежитью, чаще всего встававшей на пути в глухих местах – и даже незрелый неупокоенный, настоящий бич Измы, пал бы от его ударов. На открытом месте, навалившись всем отрядом, они бы смогли уничтожить даже несколько настоящих неупокоенных первой стадии, но не тогда, когда такой оболочкой завладел осколок озлобленной души из мира мёртвых, ещё и сохранивший какие-то свои собственные, жуткие способности. Пока его команда была не вооружена как следует, вся их надежда была только на Алериану – волшебницу, которую нужно было защитить от нападок, но даже это сейчас они сделать не могли!
Если не колдовать и спрятать оружие, он нас не почует, но сможет нащупать вслепую, по одному, – минотавр, тем временем, продолжал вспоминать россказни о пятнах и их обитателях. И детали его злили так же, как и остальных: – Малефоровский сын осла просто вырежет нас беззащитными.
А пока мы будем так стоять, он истощит Алериану, и примется за нас, – Позади сухо щёлкнул магазин пистолета Руфуса, ему вторил передёрнутый затвор. Рихард повысил голос, взывая к зверолюду: – Бить вслепую бесполезно. Нужно его ослепить или завлечь в ловушку, чтобы выбраться на открытое место. Сальвардор, ты слышал задачу. Сможешь что-то сделать?


Милость Симисоны! Лиана ждала, что их безумное путешествие упрётся во какое-то подобное испытание, но в реальности, всё оказалось даже страшнее, чем ей представлялось. Слова Алерианы о том, что это бедствие даже ней не под силу, сперва очень хотелось представить, как патетичное преувеличение, но что-то сразу же пошло не так с чародейкой, и у жрицы сердце провалилось в желудок. Она видела, как Лео, вставший между ней и чёрной мглой, выстрелил во тьму из своего причудливого пистолета целых два раза подряд, во тьму, но даже не ранил незримое лихо.
Колодец Душ не собирался терпеть глупость таких дерзких бродяг, что сунулись к сердцу его земель. Эти гиблые места ещё до Долгой Зимы считались плохим местом для живых. Даже Хранители не чувствовали себя в безопасности в этих землях, ещё до того, как он был окончательно растревожен Галлом. Здесь не удавалось и утешить тебя тем, что она хотя бы не попадёт к жрецам Малефор: хотя вещи, которые те творят со служителями – и особенно служительницами – Пантеона Начала, могли привести в ужас даже бывалых дознавателей, они-то хоть были не властны над чужим посмертием. А вот эта тварь охотилась не только за их плотью, но и за их душами, и душа жрицы Симисоны будет для неё особенным угощением…
«О духи! Я же – жрица Симисоны. Я должна облегчать муки ближних, и должна вселять веру даже тогда, когда сама её лишилась,» – пальцы судорожно стискивали посох, а в разуме, который она пыталась успокоить после внезапного прилива страха, поразившего её тело и сжавшего все мышцы её тела, билась только одна мысль – чтобы Леонардо ни за что не отступил вбок, открыв её голодной тьме за барьером. – «Я должна сделать что-то… О Духи, я же тоже могу колдовать! Так почему я стою здесь, как кол?»
Мастилия! – она заставила себя оторвать вросшие ноги от пола пещеры, шагнув к соседке, хотя ещё сама не смогла до конца справиться с собственным оцепенением. Лиана положила ладони на плечи товарке и сжала их, призывая её прийти в себя. – Мастилия, посмотри на меня! Всё… – ей не хватило сил соврать «будет хорошо». Забытый посох, оставленный опёртым на бок драгонессы, тут же со стуком упал, не желая оставаться одному. – Держить рядом со мной. Тормунд обязательно нас выведет! Только не отставай и не теряйся, поняла?










Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
МистДата: Суббота, 06 Февраля 21, 13.07 | Сообщение # 25
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 147
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Мастилия лишь безмолвно взглянула на Лиану. Она тряслась, в ее мокрых от слез глазах читался искренний ужас. Она выглядела напуганной, потерянной и беспомощной, не в силах даже промолвить ни слова. Словно один лишь взгляд хотел сказать – «смерть пришла за нами». Однако слова Лианы все-же сумели ее, совсем немного, успокоить. Отвлечь от творящегося кошмара. Исследовательница нашла в себе силы кивнуть ей в ответ. – Не… не теряться… не отставать…
Болезненно вскрикнув еще пару раз от еще одной пары внезапных атак, выбивших дыхание из ее груди и прошедшихся по ней острым ножом, она, собравшись с силами, наконец, выпрямилась. Не без помощи сергала – без которого, возможно, она бы уже давно упала на пол, а при более интенсивных атаках и вовсе имела риск потерять сознание. Тварь не желала оставлять их в покое, с этим нужно было что-то делать.
Ублюдок высасывает магию из щита! Теперь он будет держаться меньше! Хотя у нас еще есть время… Пара минут. – с громкой досадой говорила чародейка, тяжело дыша и отходя от очередного шока – Щит мобилен, мы можем уйти из этого поля! Он перемещается вместе с Ами. Но я… я не знаю, насколько велик этот туман. Мы можем пробиться дальше, к воротам. Или я могу попробовать остановить его, прибить к полотну пространства, и он больше не сможет никуда переместиться… Тогда мы сможем его уничтожить, если нам хватит на это сил. Но я не смогу держать его вечно, и я не знаю, насколько будет он стойким к магии… Особенно учитывая, что он ей питается. – быстро и громко проговорила она, настолько, насколько это возможно, чтобы успеть до следующей атаки. Ее мысли были спутаны – резкая боль пошатнула ее и без того несобранное сознание. Но она всеми силами старалась держать себя в руках. – Я… я не знаю, что делать. Я предлагаю бежать. – обреченно промолвила она, обращаясь к Рихарду и Тормунду. – Ами, не трать пока исцеляющие чары… я в порядке. По-моему, это не раны. Это просто боль, резонанс от столкновения чар. Не отъехать бы только в мир грез от этого столкновения…
Ами кивнула в ответ. Ей было больно слышать ее страдания. Она истощалась прямо на глазах – с каждым ударом.
- О, боги Авалара… о, мудрые Хранители… молю вас – услышьте меня! Дайте нам силу и мудрость противостоять напасти сил зла, и выйти живыми из этой западни. Умоляю вас… я отдам за это все. – в слезах молила про себя драконесса. Она лихорадочно перебирала мысли, любые идеи, все, чем могла бы помочь. И одна идея пришла ей в голову.
- Магия привлекает его… что, если мы бросим какую-нибудь магическую приманку? Чтобы он отвлекся на нее, пока мы будем отступать? Это сработает? – с надеждой вопрошала драконесса.
План хорош внезапностью, нам много времени не нужно. Только самим стать невидимыми на несколько секунд. Спрятать свой щит мы едва ли сможем, а он слишком яркий и сочный источник, – прищурился Рихард, взвешивая предложение. – Но нам придётся спрятать оружие и отказаться от щита, положившись только на Лейн и Ацогве, и бежать к вратам. Есть идеи получше?
- Без защиты эта тварь разорвет нас на куски! Это не вариант. – строго возразила Алериана – Я могу… я постараюсь… потерпеть удары, пока мы пробиваемся к вратам под куполом. Он защитит нас от ловушек, если такие встретятся на пути. Я могу поставить еще несколько, и даже изолировать ее еще одним щитом прямо на месте. Но они не протянут долго. Времени мало. Нужно решать скорее! Я предлагаю прорываться. Что скажете?
-Говоришь сталь ему по вкусу? У меня её целая рука, дай уверенности что он не сожрёт меня за присест и я погоню его куда захочешь.
Сальвадор вновь с силой сжал клинок глядя во тьму из которой раз за разом появлялся их противник.
-Я не могу увидеть это, но по крайней мере я точно не ударюсь в стенку в первые пять секунд бега. А там как повезёт: нападёт со стороны руки - отправлю в полёт, если со стороны спины - по крайней мере обращусь в камень. Что до вас... Могу пустить за собой огненный след, думаю на расстоянии вытянутой руки на земле вы его разберёте... - зверолюд спрятал свой меч в ножны, достал из сумки факел и одиночным щелчком руки поджёг его.
-Постараюсь орать погромче если эта тварь до меня доберётся, - выждав очередной налом на щит, Сальвадор выставил свою механическую лапу вниз, а факел перед собой и принялся двигаться в сторону врат. Пара крупных шагов, а затем полноценный бег и наблюдающие только и успели что увидеть зелёное мерцание, охватившее волка[Защита Земли: Сильная] прежде чем он запустил распыление огня и скрылся в тумане.
Вы разве никогда не охотились на живца? Приманка работает, охотника не будет видно. Ами в этом понимает толк, да? Идея в том, что нас гнилушка не будет видеть,
Юджен мелодраматически вздохнул и покачал головой с видом знатока, вместо пальца наставительно поднимая ствол ружья: – Тогда она набросится на то, что только и видит. Слышишь, Салли? Твоя свечка не затмит пожарище госпожи Алерианы. Сперва нужно засыпать костёр.
Сюда можно вставить пост Сильвера
Эй, ты меня слушаешь? Всегда выжди секунду, прежде... – сергал вытаращил глаза на напарника, помахав винтовкой, и закричал: – Эй, да погоди!
Тормунд в последнее мгновение попытался перехватить решительного волка: дёрнулся в его сторону, хватанул его за руку, но пальцы с обломанными ногтями только бессильно заскребли по проступившей серо-зелёной поверхности щита. И через мгновение, Сальвадор целиком скрылся в густом чёрном тумане, словно бы заключённый в зеленоватый воздушный пузырь.
Раздалось сразу три ругательства с разных сторон, а за ними повисла тишина, провисевшая целых три мгновения. Ни криков, ни звуков борьбы – только удаляющееся рычание, совсем не похожее на рёв раненного зверя. Сальвадор прорвался. Похоже, что даже магический камень был намного незаметнее для твари, чем самые простые чары, а на фоне "костра" от купола астральной волшебницы, он был и вовсе незаметен.
Вперёд! – рыкнул Рихард, плюнув на планирование и хитрые уловки, призванные отвлечь внимание. Если Сальвадору удалось, стоило попытаться повторить его прорыв – нельзя было оставлять зверолюда одного, да и едва ли тварь сможет проломить щит, если не смогла и до этого!
Не смогла. Но у неё тоже была своя хитрость.
На щит Алерианы рухнуло сразу несколько комков костей и полусгнивших сухожилий, а за ним – пять гулких ударов упавших существ средних размеров. Кости разлетелись во все стороны, хлестнули натягивающиеся связки – поверх астральной сферы сплеталась сеть из мёртвой зачарованной плоти. Куски были обрывочные, и, чтобы она не расползлась, в края вцепилось пять истлевших обезьяньих трупиков: распластавшись на щите, вперившись пустыми глазницами в живую добычу внутри, они зашипели, изрыгивая невнятные проклятия, удерживая конструкцию целой.
И щитовые чары оказались в плену этой мерзкой абоминации. Алериана соткала превосходную защиту, сквозь которую тварь так и не смогла пробиться. И, похоже, она просто решила их не выпускать, поймав их в паутину, как сочную муху.


План Сальвадора отчасти удался – ему удалось вырваться из чёрной завесы. Волк оказался на большой, сильно расширяющейся площадке перед входом в комплекс, где, после непроглядного мрака чужого логова, было вдосталь света. Дневные лучи проникали по шахтам с не до конца запылившимися зеркалами, освещая и две башки с пустыми бойницами, и незапертые ворота с одной приоткрытой дверцей.
Но за ним никто не вышел, а из-под стены дыма не вырвалось ни звука. Что-то пошло не так – либо его план не поняли, либо их просто раскусили...

Пробежав ещё пару-тройку десятков метров Сальвадор резко развернулся готовясь отразить атаку невидимого противника. Результат казалось удовлетворил зверолюда и он принялся спешно изучать своё окружение, поглядывая не только в сторону пелены, но и держа в периферии зрения потолок и тени в особо тёмных углах, куда не доставал искусственно проведённый свет.
-Ширина тумана метров 15! - гаркнул он в сторону своих спутников. -Противников пока нет...
Истлевший пол не мог дать достаточной информации о происходящем в тумане, равно и как в какой бы то ни было плоскости, потому было принято единственно верное решение - сократить число путей по которым к волку может подойти неприятель, а потому зверолюд поспешил к ближайшей стене и встал в выжидательную позицию.
Вместо ответа, Сальвадор услышал только мягкий шелест клубов дыма, словно бы его лоскуты могли тереться друг о друга, словно невесомая шаль. Странное дело, ведь, когда их впервые накрыло этой завесой, они слышали крики друг друга, а теперь тьма как будто бы научилась с ростом объёма глушить не только зрение, но и звуки. Зверолюд остался один, вокруг него только опускались блеклые облачка поднятой пыли и мелкого песка, которые взметнулись от волчих лап. Чёрная вуаль мрака с одной стороны – и молчаливый, узкий проход между створками врат с другой, в который широкоплечему Уорсону пришлось бы протискиваться боком.
Что-то пошло не так, его спутники должны были уже показаться, но медлили. Оберегающие ветерана чары ещё были сильны, и словно бы манили вернуться назад, попытаться нащупать отстающих... В спину волка вдруг толкнулся словно бы порыв резкого ветра – ощутимое и настойчивое дуновение, насыщенное голодом и злобой. Клубы пыли не вздрогнули, продолжая свой медленный танец в лучах тусклого света, и к Сальвадору пришла догадка: сильный выброс чьих-то чар, недружелюбных и противных его собственной силе, тёмных чар. Ноздрей достиг слабый запах тлена, будто бы где-то валялась тушка издохшей крысы, и через миг, волчье ухо выхватило со стороны врат тихий скрежет, будто бы чьи-то когти старались беззвучно подобраться к проходу. Створки врат были недалеко – тяжёлые и массивные, окованные ржавым железом, они открывались наружу, и вокруг было достаточно мусора, чтобы попытаться подклинить снизу, хотя бы одну... Хотя, именно туда и лежала их будущая дорога, и ворота ещё придётся открывать.
- СТОЙ!!! – лишь успела отчаянно крикнуть Алериана вслед исчезающему во тьме Сальвадору. – Черт возьми! Она его сожрет!!! – со смесью гнева и чудовищной тревоги выругалась чародейка. Затем она, вместе с Ами, метнулась вслед за Рихардом, прорываясь сквозь туман. Времени было мало. Чародейка на бегу стянула с себя противогаз. – Приготовьте что-нибудь очень вонючее. Я могу потерять сознание от боли, если ударов будет слишком много. Это должно помочь. – четким, но обеспокоенным голосом попросила она. Предыдущие мгновения мучительной боли прочно засели у нее в голове, и, казалось, все еще терзали ее, хотя уже и в болезненных воспоминаниях. Ей очень не хотелось испытать это снова – так, как пленнику не хочется снова возвращаться в пыточную камеру. Однако иного выбора не было.
Мастилия же, рассеянная и потерянная, не понимающая происходящего, обнаружила, что внезапно все ринулись вперед. На минуту она пришла в себя – поднимаясь и преодолевая сковывающие, ледяные цепи ужаса. Единственным лучиком во тьме ее помутненного сознания был лишь голос Лианы – она просила найти ее. Мастилия искала, и быстро нашла. – Нужно… нужно идти за Лианой! Идти за Лианой! – повторяла про себя исследовательница, цепляясь за это, как за последний прутик от падения в бездну. Она побежала за ней, вместе с остальными, и старалась не отставать ни на метр.

Но их прорыв сквозь тьму был остановлен вязкой сетью из реанимированных, отвратительных останков. Купол завяз в них, и не мог продвигаться дальше. Алериана пришла в ярость.
- Сегодня никто не умрет. Мы выберемся отсюда… и этот кусок мертвого дерьма на станет нам помехой. – процедила она, со злостью ударив ладонью по воздуху в сторону живой баррикады и создав еще одну мощную вспышку, разошедшуюся быстрой, разрушительной волной по стенам этих шахт, сметая и испепеляя все на своем пути, магическим образом обходя места, в которых находились союзники чародейки. [Плазменная вспышка, 2 заряд]. И хотя Сальвадор был окутан тьмой, что вызывало большие затруднения в том, чтобы его найти, Алериана помнила, где примерно он находился – и та небольшая зона тоже не была затронута мощным плазменным взрывом.
Взрыв заставил Сальвадора попятиться, тем более что щитовые чары отозвались на подобное приложение силы. К счастью взрывная волна значительно ослабела, достигнув опребеленного радиуса.
- Услышали, не услышали?
Вылетевшие осколки костей были красноречивее любых слов. Но всё же туман не рассеивался, да и кто знает что ждёт за воротами если на подходах к ним уже можно встретить нежить.
Магический удар разметал сеть из гнилых останков ровно так, как и положено было сжечь и расшвырять высохшие останки мертвяков. Твари не успели даже пискнуть, отброшенные обратно во мглу, которая срыла от Алерианы и рождённый ей фейерверк из разлетающихся горящих косточек – самых крупных из них, которые не испарились полностью, а сплавились в сгустки неприятной желтоватой массы.
Огненные сгустки обильным дождём вылетели из тьмы, с шипением и влажными шлепками прилипая к стенам и поверхности магического щита волка, скатились по нему и упали в песчаную пыль. А вырвавшаяся из завесы сила, промчавшись по привратной галерее и взметнув клубы пыли, с глухим хлопком ударила в ворота, умчавшись сквозь щель меж створками в тень прохода.

Изнутри раздался вой, полный злобы, и скрежет когтей загремел канонадой. Из прохода к Сальвадору вывалилось сразу пять неупокоенных: четыре обычных полуистлевших трупа, почти что голые костяки с остатками роб и одежды, явно раньше принадлежащие гноллам. А пятый отличался – словно бы более широкий в плечах, с мощным скелетом, чьи кости словно бы выросли, как мышцы, с обезьяньим черепом, он выглядел намного прочнее, а его глаза горели трупным ядовитым зеленоватым светом. Правая рука, вместо кисти оканчивающаяся длинным кривым костяным лезвием, заскребла выщербленным краем по такому же щиту, в который трансформировалась и его левая лапища.
Урод вцепился неживым взглядом в Сальвадора, словно бы тщась совершить непосильный и невозможный для трупа подвиг мыслительного напряжения, а вот остальная четвёрка не медлила. Мёртвые тупо ринулись к зверолюду, отпихивая друг друга плечами, расходились в стороны, невольно окружив его полукольцом. Но прежде, чем неестественно отросшие когти испытали на прочность колдовские способности волка, тишину позади разорвал шумный и тяжёлый топот – отставшая группа вырвалась из плена чёрной пелены, собравшись вокруг Ами, словно бы утята вокруг взрослой утки.
Противники не внушали Сальвадору страха, ему уже доводилось встречаться с подобным и даже успешно противостоять. Подоспевшие союзники только укрепили решительность зверолюда и он ступил шаг назад и принял боевую стойку. Меч тут же засветился в периферии магического зрения [Торжествующий вой], что означало что даже кости не будут препятствием для разящего клинка. Первого же противника настиг тяжёлый взмах сверху и тут же в воздух поднялась пыль от ломящихся костей. Ещё три противника приближались одновременно, лишая возможности сделать ещё один взмах чтобы разбить их всех разом. Вместо этого Сальвадор сделал замах своей механической рукой, использовав для мощи её энергию [Удар Парового Молота] чтобы с силой вбить одного ходячего трупа в других. Двое под действием инерции отлетели в центр пещеры, последний же уже приблизился для ответной атаки. Сальвадор не желал пасть от руки столь примитивного противника с силой рыкнув в свой ненавистный противогаз[Ярость Волка: дополнительное физическое действие] он продолжил замах и через спину провернул ещё один удар, осыпая своего противника на землю.
Когда заплутавшие в сумраке тучи компаньоны вырвались на свободную от дымных клубов площадку, волк как раз выбил свои призовые очки, развалив небольшую пирамидку из трёх валящихся на землю истлевших тел. Рухнув, как марионетки с подрезанными ниточками, два мертвяка неуклюже, но очень проворно и устремлённо поднимались на ноги, не потрудившись сбросить с себя прилетевший снаряд. Повреждённый остов избитого скелета с переломанными костями неумышленно нанизался на подскакивающих неупокоенных: скозь рёбра и лохмотья прожелась чья-то рука, голова... два трупа рванулись в стороны, и неудачливый скелет с сухим, трещащим хрустом окончательно разорвался на две неравные половины. Часть костей с них с глухим стуком попадала вниз, а остальная масса мёртвых останков превратилась в уродливые, непропорциональные пародии на спасательные жилеты. Нежить снова была готова к драке.

А Сальвадор пытался разделаться с последним нападавшим. Но, в отличие от неуклюжих костяков, этого чья-то злая воля скрепляла куда как более ладно и крепко. Зомби рванулся вперёд, к зверолюду – и промазал, когда Сальвадор крутанулся, чтобы нанести свой удар. Обдав волка зловонием, которое пробралось даже сквозь маску, костяк очень проворно вскинул левую руку в сторону, пытаясь ударить врага в бок. Костяной щит и холодная сталь встретились в ударе, и в стороны брызнули редкие искры, как от удара о плохой точильный камень.
Мертвяк оказался очень силён. Волчьей силы бы хватило, чтобы разрубить деревянный щит пехотинца, или сломать человеческую руку, поставившую блок. Тайная техника зверя, наполнявшая его руку неестественной мощью, разрубила бы рыцаря в турнирном доспехе на две части. Но от костяного щита лишь отлетел выребленный кусок шириной с толщину лезвия, а встречный удар оказался так силён, что волчья лапа отскочила назад, едва не заработав вывих плеча. Костяной зомби злобно, утробно рыкнул; уже развернувшись к противнику, он резко кольнул правой рукой-лезвием в Сальвадора. Блеклая вспышка мха остановила костяное остриё – чары волчьего шамана оказались сильнее, но это было сродни попытке остановить таран. Даже защищённый от ран, зверолюд ощутил толчок такой силы, как будто бы в него влетел бы на полном бегу один из его безволосых компаньонов.
И как раз возле его ног оказался его самый первый противник – сильно повреждённый, с отсечённой напрочь правой рукой вместе с частью плеча, и срезанной макушкой. Скелет не торопился умереть вновь, и теперь с упорством подползал к врагу...
К большой удаче и облегчению Алерианы, дальнейших ударов мертвяка-манососа по энергетическому щиту не последовало, и им удалось добраться до границы этой зоны мрака, хотя часть купола все еще соприкасалась с ужасающей, непроглядной тьмой.
- Рихард, помоги мне со свежим воздухом, если сможешь. Я знаю, воздух все еще может быть отравлен. Но вы не сможете привести меня в сознание, если я буду в противогазе. – попросила она драконида, пока они прорывались. Рассеянность сказывалась на ней, и она чуть не хлопнула себя ладонью по лбу, вспомнив, что все медикаменты есть у нее в магическом хранилище. Пускай это и не было серьезным аргументом в битве с ужасным чудовищем – по крайней мере, не серьезнее, чем силы целителей в лице Ами и Лианы – оно могло спасти их команду от ужасной участи. Оставалось лишь достать их, но сперва надо было спасти Сальвадора.
Разгоняя туман и отталкивая мерзких, уродливых, одиноко стоящих скелетов, купол накрыл волка, отделяя его от огромного скелета с зелеными огнями и его приспешников.
- Черт возьми, да он огромен! с искрой ужаса в глазах отметила про себя чародейка. Никаких хороших новостей это им не сулило. И, как назло, он перекрывал единственный выход отсюда. Нужно было что-то делать.
Щит постепенно истончался. Еще буквально одна минута, и он рассеется, растворится в холодном, черном тумане. Алериана прекрасно помнила об этом – или, скорее, интуитивно чувствовала, так, словно часы его жизни были записаны у нее на подкорке, вплоть до секунды. Нужно было поставить еще один, иначе их вскоре ждала бы неминуемая гибель.
Вдоль прозрачных, гладких стенок купола тонкими нитями расползались небольшие шестиугольники правильной формы, с математической точностью нанесенные на поверхность сферы и скромно мерцающие слабым, серо-голубоватым свечением и гранями, больше лишь слегка преломляющими свет, чем выдающими себя [Базовый щит (Сверхсильный)] [Усиление щита: Расширение (10м)]. Новый купол в точности повторял форму старого, однако был на пару сантиметров меньше – чтобы подставить под удар именно первый, на случай, если чудовище с щупальцами захочет высосать его. Права на то, чтобы потерять второй, у них уже не было. Практически.
- Сальвадор! Мать твою, не делай так больше! Он мог тебя убить! – ругалась чародейка, но ее взгляд и голос выдавали совсем не злость – а сильное беспокойство. – Ты молодец, что отвлек их, но ты нам нужен живым. Все вы. – сказала она, вскоре со вздохом добавив – Простите. – она помнила разговор на перевале, но на этот раз оказалась не в силах с собой что-либо поделать.
Драконидка протянула руку к земле, после чего на ней образовался крупный контейнер из прочного пластика и большим, симметричным красным крестом на белом фоне на большей из граней. Звучным щелчком она открыла его, а затем обратилась к тому, кто стоял к ней ближе всех – это оказался Юджен: - Найди здесь флакон темно-зеленого цвета, он здесь единственный, на нем написано – «нашатырный спирт». Слегка смочи какую-нибудь ткань и поднеси к моему носу, если я начну вырубаться. Это должно помочь. – попросила она сергала, говоря четко, но негромко и смотря прямо в глаза. Затем она оставила его наедине с ящиком, а сама приготовилась к бою.



Сообщение отредактировал Мист - Суббота, 06 Февраля 21, 13.10
 
АнкалагонДата: Суббота, 06 Февраля 21, 22.36 | Сообщение # 26
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1671
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Оффлайн
Лиана бежала, держать рядом с Ами, и одновременно стараясь не подвернуться под лапы драгонессы, чтобы не быть затоптанной в одночасье. Посох в её руке не помогал, а только мешал как резко потяжелевшая докучливая палка. К счастью, потерянную Мастилию, которую жрице приходилось тащить за собой за руку, под другой локоть подхватил огненноволосый Руфус, и Лиана уже не боялась остаться позади, быть сбитой с ног хвостом и оказаться за пределами островка безопасности, где бы её сперва поглотило чёрное облако, а затем в один миг выпотрошили бы ужасные, безразмерные сухие когти.
Шок, навалившийся на девушку в первые секунды, проходил – едва команда собралась и стала делать что-то, похожее на осмысленные действия, как страх стал отступать, размораживать её руки и ноги, и её тело начало двигаться само по себе, выполняя нужные действия. Лиане всё ещё было страшно, но эта боязнь отступала куда-то назад, вытесняемая адреналином и опытом опасных минут, которыми её щедро испытывала Лейн. Лагерь Лютера не раз становился приманкой для разбойников и спятивших варлоков. Жрице, любившей гулять в лесу в одиночестве, приходилось ускользать из сетей окружавших её работорговцев, насильников и радикалов Пантеона Конца.
Сейчас для них было главным не мешать их мужчинам и не путаться у них под ногами. А во вторую очередь – шевелиться, не став обузой, и лишь в третью очередь пытаться где-то помогать.

Смоляная завеса оборвалась резко, словно бы с их незримого купола слилась вся чёрная жижа, которой его красил неведомый маляр, и они вылетели к воротам шахтёрского поселения вслед за Сальвадором. Волк был там, но не один: на него уже навалилось сразу несколько отвратительных существ, чья мёртвая сущность была пародией и насмешкой на жизнь, и часть из них тут же обратила свои пустые глазницы к свежей добыче. Уродливая иссохшая фигура, ближайшая к ним с Мастилией, которая была похожа на основательно истлевшую собаку-переростка, повернула громадную башку – полный злобы взгляд проник прямо в душу жрице, и та ощутила словно бы толчок в грудь: порыв ненависти, злобы и жажды крови – её, Лианы, плоти был так силён, что почувствовался как физический удар.
Леонардо, – жрица позвала своего защитника и замедлила шаг, чувствуя, как от щёк отхлынула кровь. Симисона не оставит её, и дары Жизни лучше любой другой магии изгоняют не-смерть, но Лиана была не такой умелой ведьмой, чтобы хладнокровно состязаться в ловкости с избравшим свою жертву голодным мертвецом. «Не связывайся с мёртвым, если не уверен в своих силах» – но, если воин из другого, более совершенного мира поможет ей, от этого мертвяка она сможет избавиться, даже сохранив свои внутренности внутри.
Ощетинившийся неупокоенный принял вызов. Развернувшись, он резко, почти рывком качнулся в их сторону, но прыгнуть не успел – будто бы врезавшись лбом в невидимый взмах молота, мертвец ошеломлённо отступил назад, чуть было не завалившись на спину. Справиться с потерей равновесия ему оказалось не под силу – чудовище тянуло назад, и оно отступало с такой скоростью, что будто бы намеренно старалось не приблизиться к их аметистовой драгонессе ни на шаг.
Они не могут пройти сквозь щиты! – рыжий первый сообразил, в чём дело, вызвав у Лианы желание хлопнуть себя по лбу.
Невидимая сила волокла прочь не только впившегося в неё взглядом скелета – два других мертвяка безжалостно выдавливались прочь вместе с ним, и только лежащий на земле, наполовину разваленный остов успел вцепиться в лодыжку Сальвадора. Отчаянная мера удержаться не помогла, уродцу даже не удалось замедлиться – пытаясь задержаться, он лишь поволок за собой волка, пока подоспевший Тормунд не отсёк гнилую мертвяцкую кисть. Самый крупный неупокоенный оказался и самым смышлёным – сам, или же под чужой командой, он бросил противостояние со зверолюдом, прыжками достигнув створок и скользнув в чёрный провал прохода.
Воздух пока чистый, – услышала Лиана успокаивающий голос Рихарда. Ответом ему стал упругий толчок творимой защитной волшбы, и опцион снова заговорил с нотками предостережения: – Алериана, ты тратишь слишком много сил на защиту. Угроза не так велика, чтобы использовать такие чары.
«А как же сосальщик в туче?» – не согласилась про себя девушка, не в силах отвести взгляда от скользящих когтистыми клешнями по невидимому барьеру мертвяков. Пусть прошлые чары были и крепки, и с лёгкостью отбросили все злобные ловушки Колодца, которые до этого не выпустили ни одной жертвы. Но Алериане далось это не безболезненно, и, если чудовище находило лазейки в них (а пусть попробует что-то высосать теперь!), оно могло бы открыть путь и своим миньонам, которые бы вцепились им в шею сзади…
Порядок, ребята, сраные маски можно снять! – Лоун первый сорвал с себя противогаз, оставив болтаться на шее: даже его собственный, подогнанный под его лицо, дыхательный аппарат явно причинял изрядные неудобства. Жрице вдруг захотелось силком нацепить его обратно на гримасничающее лицо – а если какой мертвяк окажется ходячей вонючей бомбой, он собирается повиснуть на ней с другой стороны?
Да, только тут воняет, – без всякой самоиронии вторил его голос Юджена. Раздался глухой звук, будто чьи-то худые колени бухнулись прямо в пыль. – Конечно, госпожа Алериана. Но у меня лучше получается стрелять, чем алхимичать, а я уверен, что прекрасные Ами и Лиана поставят вас на ноги быстрее, чем я откупорю пробку. Это правда. Фу! Возможно, некромантам стоило бы подучить Воду, чтобы мыть кости своих игрушек, да?
Это всё из-за твоей маски, Юджен, – участливо отозвался Леонардо. Мужчина стоял перед ней, держа в руке свой диковинный лук и стрелу с чёрным бочкообразным набалдашником, но ощущал себя явно таким же ненужным, как и большая часть их группы сейчас. – Если её снять, то окажется, что мыться надо не только…
Я... я не могу пройти дальше! – их перебило восклицание Ами. Глаза драконессы были широко раскрыты от испуга и неожиданности. Что-то мешало ей пройти дальше, так, словно купол врезался в неодолимое препятствие. Чуть не потеряв равновесие, она с долей паники проговорила: – Что-то мешает!
Неупокоенные, в них щит упирается! Ведь не пускает нежить, так? – озарило жрицу. Их защищённость сейчас сыграла с ними же дурацкую шутку. – Мертвецов силой не раздавишь, так что, со щитом мы так не пройдём.
А я уже хотел сказать, что Алериана так просто переиграла нашего тухлого дружка, что даже скучно, – фыркнул себе в нос Руд, и махнул зажатым в ладони пистолетом: – Ну так давайте расхерачим говнюков, вместо того, чтобы дальше окапываться, йо!
И с этим девушка была целиком согласна. Их преследователь не давал о себе знать – замышлял ли он новую подлость, или же искал новую лазейку, но глупо даром тратить драгоценные мгновения, пока всех мерзостей придавило к стене без шансов извернуться. И, раз уж чары волшебницы и сила Ами удерживали их, словно мух, пойманных между стёклами, то жрица могла бы с остальными и избавиться от них сама, а не ждать, пока Алериана вновь их всех выручит!
Драконидка со стуком опустила посох о каменный пол, и черенок немедленно выпустил корешки, вцепляясь в землю и освобождая жрице руки. Бамбуковый лук и стрела скользнули ей в ладони – сейчас, когда похожие на прижатых жуков живые трупы были надёжно зажаты между стенами из камня и из магии, её способностей хватит исправить эту издевательскую пародию на жизнь. «Падаль – это лишь перегной для растений,» – Лиана дождалась, пока чары Симисоны оплели костяное острие слабо пульсирующим узором молодых побегов, и отпустила тетиву.
Стрела вонзилась в пустую глазницу с сухим чавкнувшим звуком, только слегка покачнув изменённую черепушку. Мертвяка попадание нисколько не взволновало – обломав древко, будто смахнув назойливую муху, труп упёр руки и ноги в магический барьер, отталкивая его от себя. И два остальных скелета, прекратив бесполезные елозящие движения, повторили его действия – давления одиннадцати неупокоенных конечностей вдруг хватило, чтобы столкнуть Ами на шаг назад. Трупы упёрлись голыми костяками стоп в пол, их удлинившиеся когти впились в камень, и они одним толчком отодвинули щит с его живым якорем ещё на шаг назад.
Хитрые засранцы, а? Может, уже завалите их?! – крикнул Руфус, поняв, что восставшие мертвецы были достаточно сильны, чтобы затолкать даже дракона обратно в чёрную тучу.
Но отпущенные им мгновения не-жизни уже истаивали. Подбитый Лианой скелет вдруг уронил руки, а после схватился ими за свой череп: из глазниц, носового отверстия и клыков вдруг побежали маленькие побеги. Небольшие, тоненькие и невысокие, они вились по жёлтой грязной кости, как вьющийся ковёр, влезая и расширяя каждый скол и каждую трещинку. На глазах голова неупокоенного превращалась в сплошной ковёр из растений, раскалывая и дробя мёртвую кость. Скоро скелету уже не было дела ни до чего вокруг – его кисти оказались пойманы в ловушку цветения, и заросли уже спускались по плечам, медленно превращая бесцельно бродящего мертвяка в ходячую клумбу.
На другого, уже основательно потрёпанного Сальвадором скелета, набросились одновременно и Рихард, и минотавр. Не сговариваясь, они рубанули по его башке и культе, и продолжили расщеплять ударами по туловищу: драконидское копьё оставляло на глубоких порезах светящиеся следы, будто бы кость в месте удара была раскалена, и жгучий жар вгрызался в сухие остатки плоти, желая распилить её на части. Секира Тормунда, оставляя тонкий золотистый шлейф, без всяких премудростей крошила труп, ломая ему кости и отрубая целые куски. Всего за несколько секунд, неупокоенный превратился в нарубленную и подавленную копытом быкоглавца безвредную массу слабо вздрагивающих осколков.
Остался лишь последний скелет, но его сил уже не хватало, чтобы столкнуть Ами – напротив, вздумай она упереться, и сама бы оттолкнула назойливое чудовище. А ужасный охотник, который пытался превратить их отряд в добычу, всё ещё не проявлял себя.
За дверьми последний… ссыкун, – глянув на планшет, Руфус зло прошипел, бросив взгляд на врата: будто услышав его и поняв слова, сбежавший костяной зомби позаботился о том, чтобы тяжёлая створка захлопнулась, запираясь с чавкающим щелчком. – Главная тварь тоже пока не здесь. Мелькнула в облаке, и пропала. А тот орангутанг заперся изнутри, как сукин сын. Они что, прикалываются, йо?










Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
zlobnii4elДата: Пятница, 19 Февраля 21, 16.10 | Сообщение # 27
Маг
Группа: Следопыты
Сообщений: 104
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Взгляды пустых, жадных, мертвенных глазниц были отвратительны Ами – они были чужды самой природе. И хотя они внушали глубинный ужас и омерзение даже драконессе, ее разум был более стоек, чем у молодой жрицы. Ами обратила внимание на ее побледневшее лицо, и развернулась к ней, стараясь, однако, пока не менять своего положения, с тревогой расспрашивая:
- Лиана! Лиана, ты в порядке? Как ты себя чувствуешь?
. . .
Не так велика? Ты видел когти того урода? Клянусь собственным хвостом, пары взмахов ему будет достаточно, чтобы выпотрошить любого из нас без особого труда! – с бурным негодованием и примесью страха восклицала чародейка, отвечая дракониду, жестом руки указывая на туман. – Мы не знаем точных данных об этом чудище, и судя по тому, что обычными ударами о щит она создавала эфирный резонанс, от которого у меня, по ощущениям, чуть кишки наружу не вылезли, это явно были не обычные свойства. – не менее импульсивно продолжала она – И лично я пока не уверена, что они не покромсают нашу броню, оружие, чешую Ами, щит Сальвадора, как сверток рисовой бумаги. И нам еще очень повезло, что это не из тех тварей, которые могут кромсать с той же легкостью эфирные конструкции! Иначе нам пришлось бы писать завещание прямо здесь. Поэтому – пока щит цел – мы в безопасности. Если он падет – то без жертв не обойдется. Я не собираюсь этого допустить. Не недооценивайте нежить, она может быть чрезвычайно опасна. – заключила Алериана, воспользовавшись возникшей паузой для выражения своих мыслей. – Этот щит немного слабее, он выдержит только определенный урон. Нужно поскорее смыться отсюда, или разделаться со всеми мертвяками. У нас есть 3 минуты. Если сосальщик не объявится снова.

Оказавшись под защитой Сальвадор поднял уроненный собой факел и одним хлопком его затушил чтобы не расходовать лишнее топливо. Оставшийся последний скелет напрашивался на добивающую серию ударов. Не прерывая свою боевую технику [Торжествующий вой] зверолюд использовал преимущество щита и за два удара разбил последнего скелета ударами крест на крест.
-Полагаю моя самодеятельность уже переходит все границы? - в знак извинений Сальвадор склонил голову.
-Нежить, которую я знаю, имеет предрасположенность к тому чтобы не уходить за "свою" территорию. Вместо беготни за хозяином этого поселения может имеет смысл пройти его как можно быстрее и продолжить путь?

Смыться – это неплохо. Да двери-то закрыты! – Лоун первый оказался перед запертыми вратами, несильно пнув тяжёлые створки. Массивные врата, высотой больше, чем Ами, были сделаны из сплавленных металлических балок, и обшиты железными – и уже побитыми пятнами ржавчины – пластинами, обшивающих сердцевину каждой дверки. Парень метнул несколько взглядов по всей поверхности, и зло сплюнул: – Ля, не ничего, что мог бы с ней сделать. Босс, их только если подрывать, но надо такой заряд, что нам на башку потолок обвалится.
Придётся разделиться, – синий драконид, не став сейчас спорить со своенравной чародейкой, указал копьём на слеповатую узкую щель полубашни на высоте метров пяти. – Мы с Тормундом проникнем внутрь, расправимся с костяным големом, и попробуем открыть механизм. Расширим бойницу. Сальвадор, сможешь разбить камень, или использовать взрывчатку?

-Будь мы на поверхности - пустить ворота под откос или расплавить их было бы неплохим решением... Но что-то мне кажется что остывать после расплавки они будут несколько дней в столь закрытом пространстве. Тут нужно что-то другое...
Задумчиво почесав подбородок, Сальвадор снял наконец противогаз и подошёл к воротам настолько близко насколько позволял щит. С силой он стал бить ладонью по каменистому полу, пытаясь что-то услышать.
-Подкоп моими силами не сделать - днище ворот также залито металлом. По бокам прощупываются пустоты, похоже действительно какой-то запирающий механизм у ворот есть, однако... Аллериана, можете подсветить вон те створки ворот по бокам?

- Может быть, получится их расплавить? Нет такого металла, который не поддался бы температуре в несколько десятков тысяч градусов. - вмешалась Алериана.

Получив нужный вид на врата, Сальвадор выпрямился и стал всматриваться в петли и прочие детали врат.
-Что-то выбивается из логики, я не могу понять что именно, но с воротами что-то определённо не то.. Они как-будто нависают над нами, но их что-то держит от окончательного падения.

Тем временем, под расторопные разговоры, внешняя, гладкая стена купола бесследно исчезла, сделав барьер заметно более прозрачным. Израсходовав остатки своей энергии, оставшейся после вероломного вторжения магических жвал мертвеца, конструкция разрушилась, оставив после себя лишь след на эфирном плане, как напоминание о своем существовании.

Цель сзади! — сразу же воскликнул Руфус, прерывая размеренное совещание.
Тёмная вуаль всколыхнулась, вспучилась и исторгла из себя охотника — отвратительную мокро-серую скользкую абоминацию, похожую на три сросшихся вместе худошавых длинных трупа. Существо имело три разные ноги, обтянутые синюшной плотью; два длинных костяных хвоста с парными игольчатыми когтями; две основных руки длиной до земли с грязно-жёлтыми серпами когтей, и бахромой из мелких, неразвитых лап вокруг шеи и на спине. У него было сразу три головы — уже знакомую рожу со щупальцами дополнял детский обезьяний череп, подобно чирю вылезший у него на шее, и раздутая гниющая башка, вросшая в живот.

Чудовище поняло замыслы своей добычи, и спешило вмешаться, сорвав побег. Все четыре связки когтей - хвостовые и на лапищах - с силой ударили в магическую преграду, но бессильно соскользнули по невидимой защите. В этот раз ему не удалось даже заставить хозяйку чар согнуться от боли - она только ощутила слабый укол, и её защита не дрогнула.
В ответ, влажная, скользкая бахрома губ на брюхе, покрытая слизью, сложилась трубочкой, и с влажным чавканьем выплюнула что-то омерзительное, похожее на раздутый светящийся желчный пузырь. Тварь тут же отступила обратно в завесу, на глазах истаивая дымкой; а уродливый орган со шлепком прилип к потолку пещеры.
- Эй, народ, давайте быстрее ломать эту хренову дверь, - голосом человека, не ожидающего ничего хорошего, поторопил Руд. Ему вторил рыкнувший опцион:
- Сальвадор, нет времени рассуждать. Можешь сделать дыру?
БУХ! Вверху будто бы лопнул исполниский, перекачанный воздушный шар, разбрасывая желчь и поднимая пыль по всему залу вне щита. Потолок затрещал, обильно посыпая магический купол пылью и мелкими камнями; несколько валунов крупнее оторвалось и свалилось вниз, с грохотом разбиваясь и скатываясь по преграде.
- Нам нужен проход, не медля!

Сальвадор решил пренебречь прочими мерами предосторожности и просто уничтожил пласт земли, под, как ему показалось, наименее устойчивой дверью [Сокрушение монолита]. Грозно скрипя она шелохнулась, но зазор оставался достаточно узким чтобы некоторые спутники, а уж тем более дракон, смогли бы пройти.
-Аллериана! Жги или вообще испари петли на этой двери, остальные в сторону! Сейчас эта бандура свалится вниз!

- РАЗОЙДИТЕСЬ! – крикнула она, вырвавшись вперед и с импульсом направив ладонь в сторону двери. За считанные мгновения рука чародейки раскалилась до белого свечения, а вдоль нее материализовались множественные окольцовывающие магические круги идеальной формы со сложными узорами из тонких, розоватых и светящихся магических нитей. Кольцевую композицию, начинающуюся от предплечья, завершал большой и плотный чародейский круг, опирающийся на пальцы драконидки, со вписанным в него правильным треугольником и тремя малыми окружностями по краям, вращающимися в размеренном хороводе вдоль основной оси – очень яркого, мощного луча, извергаемого из сердца этого магического механизма [Фокусировка]. Поток высокотемпературной плазмы практически мгновенно раскалял металл старых, ржавых ворот, и прожигал его, словно канцелярский нож, разрезающий бумагу (по крайней мере, на это рассчитывала чародейка). Луч задержался на одной петле, затем перескочил на вторую, третью, четвертую. Поток энергии выглядел слишком мощным, чтобы быть столь поворотливым, однако мастерство Алерианы позволяло направлять его достаточно точно и уверенно. Теперь лишь оставалось надеяться, что сотен тысяч градусов будет достаточно, чтобы взломать эти двери. Она с надеждой смотрела на ворота. – Ну как? Шатаются? – в спешке спросила она.

Протяжный скрежет рвущегося и изгибающегося металла был лучшим ответом для драконидки. Вскрытые, словно бы гигантским пламенным резаком – действие которого раньше видели лишь двое из всего отряда - старые петли уже не могли надёжно удерживать громаду древней створки. Взрытый и раскрошенный Сальвадором камень пола нарушил равновесие – опорное кольцо створки увязло в крошке, и под собственным весом монолитная дверь стала наклоняться, нависая над упёршимися перед ней путниками.
В сторону! – выкрикнул Тормунд, попутно оттягивая оказавшегося поблизости волка.
Но дверь не рухнула. Внутренние запоры, раньше игравшие роль засова, удерживали две двери вместе, и на этот раз, они были спрятаны внутри – вне доступа горячего луча волшебницы.
Страдающий металл умолк, но следом его сменил рокочущий грохот: верхний свод пещеры не выдержал, рухнул всей массой вниз, десятками камней и валунов разных размеров грянувшись о засверкавшую поверхность магического щита. Большая часть скатилась по бокам, поднимая пыль и застилая взор друзьям, но немало камней, зацепившись за выпирающие врата, став подпоркой друг другу, не торопились сваливаться со щита, нависнув над головами.
Тормунд, за мной! Остальные, все от ворот! Готовьтесь к рывку после их падения, пока вас камни не задавили! – рявкнул Рихард, бросившись к расширившейся щели – возле обрезанных петлей, где расширение было самым большим. – Юджен, Лео, волшебницу вытащить хоть на руках!

Укрытый Сальвадор только рыкнул своей неосмотрительности, но всё же нырнул следом. Открывшаяся часть ворот была как нельзя кстати широкой, но пролезть туда можно было только с некоторой высоты.
Зверолюд вспомнил одну из тактических тренировок и полуприсел напротив дыры и сложил руки перед собой чтобы принять первого проходчика.
-Шаг в руки, шаг на плечи и подкидываю к проходу! Живо!

Пропыхтев, Тормунд упёрся копытом в сложенные ладони. Оттолкнулся, забросил топор в открытую щель, где перевернул его параллельно земле. Потянув оружие на себя, минотавр своей массой превратил топорище в планку, на которой можно было подтянуться и, уперев вторую ногу в камень стены, добраться до места, где бык смог бы пролезть целиком.
Опцион же не стал изобретать сложностей. Взмахнув крыльями, он оттолкнулся, взмыв в воздух, и рыбкой скользнул в тень прохода над головой быкоглавца.

- Спасибо за беспокойство, но по-моему, Ами помощь пригодилась бы больше. – Алериана обратила внимание на драконессу, с непривычки подкосившуюся на ровном месте от обрушившихся на щитовую конструкцию валунов. Массивные громады с ужасным шумом и грохотом скатывались по куполу из геометрических фигур, оставляя своим мощным ударом слабые волны на его поверхности. – Не бойся, они не раздавят тебя. Вставай. – живо подбежала к ней чародейка, и по пути схватила кейс, который сама же недавно и призвала. Не закрывая, она вынудила его дематериализоваться со всем содержимым. – Она не пролезет! Я перемещу Ами на ту сторону, и еще двух, кто не сможет этого сделать. Быстрее! Одна минута! – громко твердила она, смотря на Лиану, Мастилию, и Тормунда, у которого, возможно, такой возможности тоже могло не быть – как у последнего, кто сооружал из себя «живую лестницу».

- Чего вы ждёте?! Потом будете извиняться! Тормунд, лови этих неженок!
Сальвадор для добавления скорости к столь не быстрому процессу особенно не смелых либо хватал под руки, либо пружинил лапами вверх, где уже их выхватывал быкоглавец. Те что застыли в нерешительности определённо ухватила бы с собой Алериана. Сальвадор точно не входил в список тех кому положен телепорт, а потому следом за последним смельчаком взобрался следом, не без помощи Тормунда.



Юджену не нравилось, когда отступали от планов его капитана. Рихард всегда всё делал так, что события укладывались лучшим образом, помогая им – рано или поздно – добиться своего и обойтись без опасных ран. А чьи-то попытки внести изменения часто оборачивались сумбуром и бардаком, из которых ещё нужно было унести кости.
Но вид сыплющейся пыли и падающих один за другим валунов, высекающем на невидимом щите голубоватые вспышки, заставил сергала отказаться от споров и защиты прежней стратегии. Он не сомневался в мастерстве госпожи Алерианы, но она уже долго бросалась чарами, от которых у него в разных местах тела шевелилась шерсть. Если вдруг её силы закончатся, эти каменные осадки быстро превратят их в лепёшки, и это будет грустной новостью для Рихарда, и ещё более грустной – для Юджена.
Закинув винтовку за спину, этим заставив её стучать и пихаться с уже притороченным там скорпионом, адьютант первым взобрался в проход, с трудом пролез внутрь – груз на спине так и норовил застрять – и приземлился по другую сторону. Здесь было темно, как в заднице огра, только вспышки копья опциона подсказали, где тот вступил в драку со сбежавшим скелетом. Юджен шагнул к нему, но тут же споткнулся – под ногами были горы средних камней, о которых можно было повыворачивать ноги. Эгей, да ему ещё повезло удачно приземлиться!
Готов принимать беглецов, да? – крикнул он Тормунду, глядя на его тёмный силуэт в проходе. – И бросьте сюда ельтов факел!
...Сперва ему пришлось ловить Мастилию, которая словно бы задеревенела и рухнула вниз почти что статуей, затем Руфуса. Лиана красиво спикировала над их головами, едва не затушив воздухом из-под крыльев оба факела, и последними к ним присоединились Сальвадор и Тормунд.
Эй, а где Леонардо? – озадаченно поинтересовался Юджен, всучив Мастилии один из грубых светильников. Его руки уже взяли на изготовку ружьё, взводя боёк.
Остался охранять Алериану. Видно, думает лбом растолкать камни, если щит не выдержит, – рыжий разложил вытащенную металлическую дубинку. Совершенно бесполезное оружие против мертвяка, но, если дубасить гадину со всех сторон, она может замешкаться. Толпой и Вождя бить веселее. – Шевелите жопой, время помочь боссу!

Когда они бросились к последнему врагу – по этой стороне дверей – Рихард как раз бросился под рубящий сверху удар серповидной конечности трупа и ударом плеча заблокировал её, мешая опустить костяное оружие. Это было явно непросто – костяной голем едва не повалил драконида на колени, но следующим выпадом опцион вонзил остриё врагу под горло. С золотистого яблока сорвалось три ярких сферы, в упор врезались в костяк и вспыхнули, взрывом снеся загоревшийся череп высоко вверх [Звёздный Парад].
Но и это не убавило мертвяку ни резвости, ни ориентации – его ответный удар, от которого опцион увернулся с нечеловеческой скоростью, показал, что это отнюдь не было для него помехой, чтобы найти живых.

- Так, подойдите поближе, и возьмите меня за руки… – в спешке проговорила чародейка, обращаясь к Ами и Леонардо, оставшимся по эту сторону, и повторила тот же маневр, что и несколько дней назад возле разлома – не успели они моргнуть, как тотчас же очутились посреди темного поля боя с гигантским скелетом [Пространственное перемещение]. Теперь все были в сборе.
Их прибытие отозвалось ощутимой волной, заставляющей волосы слегка встрепенуться, как от дуновения ветра. Следом за ней прозвучал дикий, сотрясающий землю грохот огромных валунов, каскадом скатившихся по склону внезапно переместившегося в пространстве купола.
До растворения защитной конструкции оставались лишь считанные секунды, однако на этой стороне, казалось, не было никакой опасности, которая требовала бы таких мер. Пока чародейка, к своему ужасу, не обратила внимания на того самого, хитрого и огромного мертвеца, находящегося в пределах защищенной зоны! Ее глаза широко раскрылись от испуга, она чуть не вскрикнула, резким рефлексом выбросив в его сторону руку, уже начинающую творить сложные чары. Это была та же элементальная магия, но наблюдавшие могли обратить внимание, что она сильно отличается даже от того луча, что Алериана создавала совсем недавно. Тончайшие нити сложными узорами сплетались не вокруг заклинательницы, а вокруг самого скелета, в считанные мгновения формируя из себя поистине разрушительную композицию. Невозможно было даже уловить момент их создания – по крайней мере, для тех, кто присутствовал здесь – лишь яркую, мощную, резкую вспышку, плазменный микровзрыв вокруг толстых костей этого чудища. Настолько велика была скорость его сотворения [Энергетический удар]. Еще одна волна сильного ветра разошлась по пещерным залам, оставив после себя тепло заряженного эфира.



 
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Выжженные земли (Бывшая обитель Малефора)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Для добавления необходима авторизация

Tenzi-Sharptail & Ankalagon Copyright © 2021 Все права защищены.