< Непостижимый Кадатат
Добро пожаловать на Непостижимый Кадатат
Переход на главную Просмотреть новые сообщения форума Руководство по игре Переход на мир Санктарамос Переход в мир Авалар
>
Затерянный Сад (Линия Прошлого) - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Анкалагон  
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Затерянный Сад (Линия Прошлого) (Цветущие земли восточнее Варфанга)
Затерянный Сад (Линия Прошлого)
АнкалагонДата: Понедельник, 16 Сентября 13, 20.54 | Сообщение # 1
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1599
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Описание:
Восточнее Вафранга равнины снова переходят в гористую область, и кости земли снова воздымают свои гребни в высоту. Здешний край представляет из себя ромб с неравными сторонами, каждая из которых представляет собой горную стену и образующих вокруг этих земель скалистое кольцо. Самая высокая и целостная из них – северо-западная: с самой западной точки она тянется на северо-восток, служа защитой от горячих и сухих ветров выжженных земель, и в то же время, становясь препятствием на пути воздушных масс с моря: благодаря этому, здесь всегда тепло и нет недостатка с влагой и дождями. Юго-западная граница так же представляет из себя могучую горную гряду, а юго-восточная стена имеет множество проходов и ущелий, что позволяет свободно пройти к Побережьям. Наконец, северо-восточная стена так же вздымает высокие скалы – однако, среди них есть широкий и удобный проход к Великой Дамбе: здесь, вдоль юго-восточной стены, древние строители вымостили широкую дорогу из поселений около Дамбы, ведущую в Вафранг. Возможно, что некогда эти земли были густо населены, ведь здесь проходит пусть с Востока на заселённые края западного побережья, однако, после всех отгремевших войн, здесь не осталось крупных поселений и городов.

Предположительно, некогда это было часть великого леса, который включал в себя и Сирион, возможно, даже границей – поскольку здесь не столь густая и древняя растительность, нежели на далёком северо-западе. По праву называясь садами Авалара, этот лес отличается своим изобилием и ухоженность – не глядя на то, что эти светлые леса не знают рук садовников, здесь нет привычных буреломов, искривлённых деревьев, оврагов и рытвин, болот и крупных лиан. Являясь противоположностью Сириона, он полон лугов и полян, его корни не цепляют ног, а ветви не впиваются в волосы и одежду. Здесь полно множество ручейков и прудов, и очень много плодовых деревьев, что вызывает целые паломничества в дни цветения и в дни созревания плодов. Крупных хищников здесь практически не встречается, но довольно много крупных травоядных.

Северо-западная стена является самой высокой – огромные скалы отвесно возносятся над садами, оглядывая лесистую территорию множеством пустых глазниц пещер. В недрах скалы есть крупная сеть пещер, которые спускаются, в том числе, и под землю. Верхняя часть гор не имеет острых пиков – они представляют собой обломанные и источенные ветром площадки. Уровень их так же неоднороден – часть скал вырывается в высоту, часть – утопает вниз, образуя долины, а часть представляет из себя неровные, обломанные стены расколов-ущелий с отсутствием плоского дна. Благодаря тому, что в выжженных землях находится не до конца уснувший вулкан, подземные воды под северо-западным хребтом, текущие и с севера, прорываются в пустоты внутри скал, поднимаясь вверх и вырываясь горячими ключами. Потому вдоль скальной стены можно встретить горячие пруды и источники, отсюда же берёт начало немало речушек и родников.

Юго-западная граница садов представляет из себя переходящие в высокое нагорье холмистые земли. В тамошних горах нет ни долин, ни ущелий, ни пещер, однако, именно отсюда стекает самое большое количество рек во всех садах, потому, стены нагорья весьма богаты на водопады. Здесь так же располагается самый крупный пруд во всей области, и сюда ведёт вымощенная дорога: между грядами находится одна-единственная ложбина, через которую дорога проходит в равнины, возле которых возведён Варфанг. Дорога упирается и в северо-восточную гряду – за которой лежит Великая Дамба, одно из самых густонаселённых мест в Аваларе.
(Локация © Анкалагон & qwerty)

Переходы:
Воздушные:
Аррениус (дальнее направление на юго-запад-запад).
Варфанг (западное ближнее направление).
Великая Дамба (северо-восточное ближнее направление).
Выжженные земли (северо-западное ближнее направление).
Гэир-Лон (ближнее направление на юго-восток).
Детрийские поля (ближнее западное направление).
Долина Авалар (дальнее западное направление).
Каньон «Рука Смети» (северо-северо-восточное направление).
Летающие острова (дальнее направление на северо-запад).
Побережье (юго-восточное ближнее направление).
Сильвархем (дальнее направление на юго-восток).
Терраса Бамбук (дальнее восточное направление).
Чёрная Башня (юго-западное ближнее направление).

Сухопутные:
Великая Дамба (северо-восточное направление).
Детрийские поля (западное направление).
Побережье (юго-восточное направление).
Чёрная Башня (юго-западное направление).

Последовательность ходов:
Sapphire (Альтера)--> qwerty (Левий) --> Анкалагон (Мелвилл, Руфус) .


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
SapphireДата: Среда, 18 Сентября 13, 00.52 | Сообщение # 2
Взрослый дракон
Группа: Следопыты
Сообщений: 894
Награды: 4
Репутация: 12
Статус: Offline
После достаточно долгого пути можно было наконец-то передохнуть, и спокойно оглядеться вокруг, запоминая, по возможности, всё, чего касался взор. Да, несмотря на то, что в родном мире драконица повидала множество самых красивых мест, такие сады, размеры которых, красота, и разнообразие растительности, повергали в шок, она всёравно с некоторым любопытством и восхищением оглядывалась, старательно запоминая всё, до чего дотягивается взгляд. Такая заинтересованность была в общем-то не случайностью, ведь каждое новое неизведанное место по своему интересно, то ли внешне, то ли своей историей или культурой. И в общем-то, юная драконица была здесь исключительно в просветительских целях. Слабое чувство тревоги, однако, сопутствовало любопытству, в силу того, что нравы местных жителей разнились от одного к другому, и пару раз Альтера ловила на себе совершенно недвусмысленные взгляды. Посему, она постоянно была немного настороже.


 
БаллистикаДата: Четверг, 19 Сентября 13, 23.54 | Сообщение # 3
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Затерянный сад – поистине чарующее зрелище, особенно для гостей этого мира, хоть пускай они уже видели многое. Воистину достойное называться одним из чудес Авалара, в летнее время это место предстаёт образцом природной красоты и умиротворения и каждый, будь то могучий воин или мудрец-рифмоплёт, сочтёт время, проведённое здесь, не напрасным. Однако и теперь, даже когда осень взяла бразды правления, сад был чудесен и ничуть не поубавил в красоте и зелени, словно отрицая название первого месяца – месяца Золота. Воистину великолепный сад! И кажется ничто не в силах разорвать то полотно, ту ауру спокойствия и мира! Отнюдь, ведь зелень и высокая трава скрывают тех, чей замысел противоречит понятию о спокойствии. Тех, кто вот-вот сомкнёт челюсти капкана, безжалостно и неумолимо приближаясь, скривившись в озлобленном оскале…

По зеркальной поверхности кристально-чистого пруда прокатилась рябь и прохладный ветерок всколыхнул гриву драконицы едва заметным толчком. Сад зашумел, шепчась между собой, и снова затих в предвкушении. Ни звука. Ни шороха. Контрастный запах мокрой древесины кольнул в ноздрях и ушей коснулся хрипящий, томный бас Попался, поросёнок. – и в следующее же мгновенье тишину разорвал грохот врезающихся в гладь набухшей от влаги земли свинцовых гирь и звон цепей, укрывших драконессу плотной тяжелой сетью, заставляя припасть к земле. Со всех сторон громыхнул победный клич и звонкое рычание. Виновники шума, ныне без всякой аккуратности, вырывались из кустов, дробя древесные тела . Работорговцы, не было сомнений. Двухметровые широкоплечие волчьи, облачённые в грубые кожаные доспехи, показывались из укрытий, пребывая в некоторой озадаченности – Эй, начальник, это что за мошнатый уж?! За такую хрень золота не отвалят!Ничего ты не понимаешь, дурень! В экзотических борделях за такое навалят больше, чем на арене!На хлебальник тебе навалят и пошлют. Ты только посмотри на эту тварь! Такую только в кунсткамеруЗаткнитесь, идиоты! – в разговор вмешался очевидный вожак, с сивым окрасом шерсти, с мускулистым торсом, однако обезображенный огромным горбом, не семерично возвышающимся над правым плечом. –Это же дракон! – От такой новости бандиты раззявили рты – Дракон? Это? Начальник, да у тебя крыша поехала! Не может быть этот жалкий комок шерсти драконом! Ты Хранителей видел? Вот это – драконы. А это… – Один из рядовых разбойников пнул Альтеру в бок – Да кто знает, что это за мутант! Может ну её? Ещё и до корабля несколько лиг тащить!Во дурак, как будто ты Хранителей видел. Может, они такие же! Да и драконы разных видов бывают. Вот пример: Небритый дракон-уродец! Но плевать. Дракон! Сомнений быть не может. – Похоже, авторитет сивого был достаточно велик, дабы всего одним предложением убедить стаю в правильности своих суждений. Отбросив сомнения, ныне работорговцы проявляли самое, что ни наесть, возвышенное расположение духа. Ещё бы, очередной улов! Да и какой! Дракон! Поймать дракона в Аваларе! Такого арена не видывала со времён фиолетовых драконов! Они богаты! Они вечно богаты! Разбойники едва не выли от радости, захлёбываясь слюной и представляя горы золота.

Джентльмены! Я вас поздравляю! Вы только что сорвали куш, который обеспечит вас на весь остаток жизни! – В издевательской манере, смакуя каждое слово, провозгласил седой горбач, искажённый жуткой болезнью и шрамом на продолговатой тупой морде – Но что же, братья, мы будем делать с ней? Быть может, продадим за моrем? – Послышался нестройный одобрительный клич – …Или лучше загнать у нас? – Глас стал более единогласным – Так, стало быть, на Аrrену её?!ДААА~Вот значит так? Так? Тьху, мелочные пrостофили! Мы сдадим её в аrrенду! Мы пrеследовали эту чеrтовку с самого побеrrежья, пrобиrаясь через замкнутое кольцо отвесных скал! Нечестно будет, если она так просто отделается! Быть может, кто желает сувениrrчик на память об этом знаменательном дне?!Глаза протри, начальник! Жрать охота! Ты посмотри на это мясцо! – Вперёд выступил рыжий жилистый самец с оголённым торсом и серповидной пастью, вооружённый зазубренными боевыми котями в локоть длинной. Вокруг тонких бурых губ красовался несвежий чёрный ореол грязи и крови. –Действительно! Деликатес! Сами боги даrrовали нам возможность отведать манны небесной! – Седой горбач продолжал играть на публику, то и дело переходя на размашистые жесты и повышенные интонации. – И нам негоже отказываться от их даrов! И что же…- Перед носом Альтеры встрял широкий двуручный тесак, напоминавший нож мясника. В глазах сивого читалась неподдельная жажда крови, он едва сдерживал себя, что бы не дать волю садистской натуре– На аrrене тебе хвост нахrен не сдался, так может отдашь его нам? М?


Сообщение отредактировал Баллистика - Воскресенье, 22 Сентября 13, 12.45
 
АнкалагонДата: Пятница, 20 Сентября 13, 21.56 | Сообщение # 4
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1599
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
По совсем не оживлённому мощёному тракту двигался весьма необычный всадник и пассажир. Их можно было услышать намного раньше – вместо стука копыт слышался высокий рокот мотора, сливающийся в настоящий рёв, а само средство передвижения представляло собой диковинную смесь повозки и коня – настоящий металлический конь из чёрного и золотистого массива деталей и листов. Но рассмотреть его в деталях вряд ли было возможно – мотоцикл с его пассажирами проносился размытым чёрным пятном. Однако, сейчас ему приходилось ехать куда медленнее, нежели в полях Детрия – едва было миновано ущелье, как идеальная гладь магистрали сменилась хорошим, но прозябающим в забытьи трактом. То и дело попадались крупные трещины, разломы, выбоины и неровности, а кое-где его даже стало заносить оплывшей землёй. Стрелка спидометра уже не поднималась выше сотни километров в час – впрочем, и эта скорость была заоблачной для всех пеших, наземных и морских странников. Но даже с усовершенствованной подвеской мотоцикл то и дело ощутимо подкидывало и встряхивало, что вынуждало водителя – рыжеволосого молодого парня – сбавлять скорость вдвое, а дважды, когда тракт был явно разбит в процессе каких-то событий, и втрое. В очередной раз налетев на яму, ездок, не выдержав, громко ругнулся, а затем обратился к сидящему за ним пассажиру – тоже человеку и, судя по всему, рыцарю, закованному в сложную серебряную броню:
Чёрт подери, что случилось с этой драно дорогой? Пока не начался лес, всё было нормально. Никто не видит, и про обслуживание дорог позабыли, дзотто? – отклоняясь назад, Руфус чуть повернул голову вправо. – Мелвилл, кто должен следить и отвечать за дорогу?
Некогда здесь был процветающий город. Ты видел карту, она разделена на определённые регионы… – держась руками за боковые крепления, рыцарь откинулся на спинку – массивный багажный ящик и что-то зачехлённое.
Да, можно назвать, локации. Префектуры, что ли?
Нет. И да, в какой-то степени. Обычно область имела свою столицу – главный город, и там был свой правитель-дракон. А область была полна иными городами. Потом, когда Малефор развязал новую войну, многие области остались вовсе без городов, а связь между уцелевшими была прервана. В итоге, – оторвав одну руку от сиденья, Мелвилл коснулся плеча Руда и указал вперёд и вправо: – Столица этого края была когда-то там. Но теперь там и руин не осталось. За дорогой следить некому.
Ясно, – кивнул парень. – Взялся бы Варфанг за эту область. Земли здесь хорошие, что ещё нужно аграрному государству? – сбавляя скорость и объезжая очередную глубокую колдобину, задался вопросом Руфус. – Хотя, здесь дороги для средневековья попросту обалденные. Обычно там и дорог-то не было, только тележная колея. К тому же, драконам ни яблоки, ни долгие путешествия пешком не нужны, так что… стоп, а вот интересно, кто у них там главный.А кто правит Варфангом? Хранители?
Нет, они в политику не лезут. Хотя их мнение авторитетно, и почти всегда исполняется, как приказ. А правят Варфангом совет высших чинов. Был ещё когда-то другой совет, из числа правителей городов, или их «заместителей», но сейчас страны как таковой нет, – принялся вспоминать Эмплада. – А Хранителей выгодно слушать. Они – магический щит Варфанга, как и всего Авалара. Ничего похожего ни у кого нет.

В ответ, Руд только кивнул. Разговор окончился, тем более, что кричать во время езды, так, чтобы тебя услышал собеседник, было не слишком-то и удобно. Понемногу близился вечер – Солнце уже близилось краем гор, окрашивая небеса и каменные вершины в оранжевые и багровые тона. Небеса на западе оставались ещё открытыми, но зато впереди, на севере и востоке, поднималась стена тёмных свинцовых туч. Как назло, именно оттуда дул пока ещё слабый ветер – но с каждым получасом он крепчал, подгоняя первые авангарды небесной армии рваными клочками, которые уже сбивались в ватаги над головой Лоуна и образовывали более серьёзные тучи. – Эдак ещё может и дождь надуть. Вот этого не хватало, – поджав губы, Руд резко стал сбавлять скорость, пока мотоцикл не остановился у края тракта. Глуша двигатель, парень слез со своей машины, потягиваясь и разминая мышцы.
Что такое? – удивился Мелвилл, спешиваясь следом. – До остановки ещё далеко.
Пойду кустики полью, – отозвался Руд, оставляя меченосца в гордом одиночестве. – Свяжись с Сильвией, узнай, как у неё дела, будь добр…



…Едва едва различимый свет внутри рубина, венчавшего серебряное кольцо на пальце, погас, как из-за зарослей показался рыжеволосый парень. Пока Мелвилл открывал магический канал с белой драконицей, тот уже успел отыскать себе яблоко и даже сгрызть его. Выбросил огрызок через плечо и поправляя оттопыренный карман, парень снова озабоченно глянул на небо:
Проклятие. Здесь так всё по-летнему, а эти нудные тучи с ветром, похоже, унесут тепло и будут напоминать об осени, – лениво растягивая слова, Лоун достал из кармана гравированную серебристую фляжку, откупоривая её и делая глоток.
Завтра будет дождь на целый день. Возможно, что и сегодня ночью. И да, значительно похолодает, – подтвердил его опасения Мелвилл, беря протягиваемую флягу. Принюхался – из крышки доносился резкий и терпкий запах, похожий на виски.
Ну охринеть теперь. Всё это можно пережить, когда ты сидишь дома у камина и у тебя есть интересное занятие внутри стен. Или хотя бы когда он выпадает на выходные. А нам придётся ещё и спать под ним… Сколько нам пилить-то ещё?
Если двигаться таким темпом, завтра доберёмся до нисходящего ущелья и даже окажемся в Долине, если повезёт, – глотнув дважды из фляги, Эмплада невольно сморщился – с непривычки на удивление крепкий виски хорошо обжигал горло и связывал язык богатой для напитка палитрой вкуса. – Но намокнуть успеем. Здешние края итак хорошо сопротивлялись осени, как ты подметил. Из-за ветра с юга, с моря – тепло попадало в каменный плен, который защищал же и от северных и других холодных ветров. Но всему приходит…
Жалко, что Сильвии нет с нами. Может, она бы чего с погодой и сделала, – вздохнул парень, обходя вокруг мотоцикл и убеждаясь, что никаких внешних дефектов не появилось. – Скучное у нас задание выходит пока что. Отыскать девицу, и всё. Никаких событий, ничего нового – ни остановиться толком и не посидеть на природе, ни даже поболтать. Ветер шумит, и движок глушит. Кстати, как там Сильвия?
В полном порядке, никаких угроз и приключений не случилось. Ничего подозрительного она пока не обнаружила. Но ещё не покидает побережья, держась горной границы с Полями и садами. Хочет сделать ещё несколько вылетов в море, пока мы будем добираться до города.
Ну и я о чём говорю? Тоска смертная, – усмехнулся парень, заводя двигатель и дожидаясь, пока Мелвилл устроится на сиденье позади его. –Сделаем стоянку, нужно будет позвонить.
Вижу, ты о ней беспокоишься и скучаешь по ней, – улыбнулся Мелвилл, устраиваясь и хлопая парня по плечу – мол, трогай.
А как же, – хохотнул рыжеволосый, заводя двигатель, – Свой собственный дракон, где ещё такого найдёшь?
Двигатель зашумел, подчиняясь воле ездока – заднее колесо завертелось, вздымая облачко пыли, мягко трогая железного коня и стремительно разгоняя его по тракту – дальше, по направлению к цели.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
SapphireДата: Среда, 25 Сентября 13, 23.00 | Сообщение # 5
Взрослый дракон
Группа: Следопыты
Сообщений: 894
Награды: 4
Репутация: 12
Статус: Offline
Совершенно спокойно шагая вперёд, ни о чем конкретно не думая, а лишь держа в голове план предстоящего перелёта, т.к последняя поездка в телеге оказалась не слишком приятной, да и привычной для драконицы она тоже не была, Альтера и помыслить не могла ни о чем плохом. Что и говорить, юная наивность во всем её расцвете. И разумеется полной неожиданностью стал неожиданный шум сзади и затем басовитый голос крикнул: Попался, поросёнок!. Вслед за этим штормовая ощутила всем телом неожиданную нагрузку, не дающую не то что двигаться, а даже и пошевелиться. В момент возникшая в душе паника тут же затопила собой сознание юной драконицы, добавляя невозможности шевельнуться. Такое случилось в её жизни впервые и понятна была её растерянность вкупе с испугом.
Говор торговцев был слишком быстр, а потому непонятен для Альтеры, да и мало кто стал бы в такой ситуации вслушиваться в их диалог, думая скорее о себе и о собственной шкуре чем о смысле слов говорящих. Однако ощутив удар в бок, Альтера тихо зарычала, и вслед за этим раздался звук грома, невдалеке от компании работорговцев. Постепенно на небе медленно, словно нехотя, стали собираться свинцовые, тёмно-синие грозовые облака. Блеснула первая молния, снова на расстоянии от сборища зверолюдов и драконицы, лежащей под железной сеткой. Сама она была не настолько физически сильной дабы избавиться от помехи, однако сдаваться и опускать лапы она ещё не была намерена. Однако разбойники снова стали жарко обсуждать между собой дальнейшую судьбу драконицы, выбирая между сдачей её на арену и...съедением. Именно последнее напугало штормовую ещё больше, едва не поколебав её решимость. Но когда за очередной резкой фразой в землю перед её носом воткнулось лезвие меча..нет, тесака, инача бы Альтера это и не назвала, а затем, этот ужасный сивый уродец предложил драконице расстаться с её хвостом. В одно мгновение со дна души поднялась чёрная злость, затмившая здравый рассудок, вместе с тем, лишая контроля над собой. Встряхнувшись, несмотря на то, что дабы выбраться, это было бесполезно, и пустив по телу лёгкий разряд молнии, драконица низким от злости голосом ответила.
- Я могу разве что подарить тебе мгновенную смерть от грома небесного, чем позволю ещё хоть раз прикоснуться к себе. - вслед за этим из туч, уже плотно собравшихся прямо над находящейся на земле компании, ударила молния, близко к работорговцам, но недостаточно, дабы задеть хоть кого-то из них. Вдобавок ко всему этому, хлынул ливень, по силе значительно уступающий тропическому, но всё же и не мелкая морось.


 
БаллистикаДата: Понедельник, 30 Сентября 13, 20.41 | Сообщение # 6
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Ветер, шумя и шелестя, бежал с морей, лаская слух шелковистым шелестом атласно-белых листьев необыкновенных растений и едва различимым шумом прибоя, который, казалось, поднялся в считанные мгновения. Где то далеко трепетали волны, нехотя поддаваясь налегающим порывам ветров, мчавшихся к саду и разбивающимися о каскады скал-исполинов. Всё ближе слышался утробный рокот грома. Всё ближе подтягивались облака, тяжёлые и тёмные, ленивые, словно одарённые собственной волей. Дымчато-серебристое небо постепенно скрывалось за их поминутно меняющими свой облик тёмными громадами. Вот и новая проказа ветерка, который, неожиданно налетев, запутался и забился в длинных свисающих ветвях огромных старых деревьев. Листья их зашелестели сперва чуть слышно, а потом все громче и громче. Тучи опустились ниже. Ветер усилился, и легкий шелест листьев сменился тревожным нарастающим шумом. Подхватываемые ветром первые капли заплясали в воздухе подобно снежинкам в метели, переливаясь в лучах неожиданно нежно засиявших растений с бутонами-фонарями, ещё не напоминая о той материальной потребности в тёплой одежде. Но это было лишь затишье. Ведь дождь приходит не сам по себе. Он, как царственная особа, является в окружении многочисленной свиты. Это ветер, облака, шум деревьев, шелест листьев, гром и сверкание молний, туман, запах намокшей земли и листвы. И вот первый раскат грома расколол небеса, витиеватой струной энергии вонзаясь в землю неподалёку от необычной компании. В воздухе вновь расползался новый аромат. Аромат костров. Над кустами с треском и искрами поднялась зарница пламени, постепенно угасающего под натиском дождя.

Неожиданный подарок с небес заставил наёмников напрячься и отступить на шаг. Лишь немногим удалось сохранить невозмутимое выражение лица. Х-хэй… Босс… Как то это всё… Может, ну её?.. По скользким скалам тащить да ещё и через пролесок…Ты что это, крыса, дождика испугался? – Приструнил товарища рыжий волчара, встречая дождь мордой с нежданным наслаждением –Кайф же...- Но, похоже, это ни на йоту не взбодрило работорговца, равно как и всех остальных. В рядах послышался сомнительный рокот. Большая часть отряда смотрела на Альтеру с недоверием и страхом. Вожак всё это время не сводил взгляд с драконессы, не говоря ни слова до тех пор, пока кто-то из-за спины не решился прямо высказать своё мнение относительно происходящего… Скривившись в гримасе презрения, лишь едва приподняв клинок с земли, сивый горбун развернулся, рубя снизу вверх, и тут же возвращая меч в исходное положение, не глядя на результат своих действий, ориентируясь лишь по чудовищному крику, который издал упавший на спину волк рядом с собственной отрубленной узловатой дланью. Отряд мог лишь в ступоре наблюдать, как их товарищ корчится в конвульсиях. Очередная вспышка гнева у капитана – не в новинку. Этот новичок на всю жизнь уяснит урок – никогда не перечить капитану. –Я сказал… что это дракон… – Выдержав напряжённую паузу произнёс вожак, на что получил одобрительный ответ от замолчавших наёмников. От его акцента не осталось и следа. А ты…- Сивый вновь развернулся к Альтере. Его взгляд был тяжёлым, ненавистным. Он словно не видел гнева драконессы, превосходя его своим собственным –Дерзкая, да? Ну что же… Дождь это ничего… – Не поднимая ятагана с земли, капитан поволочил его за собой, обходя драконессу, ныне стоя подле её задних лап –Ничего… Только один минус.- ятаган со звоном взмыл вверх, останавливаясь чётко перпендикулярно земле. Его широкое лезвие словно не замечало ветра. Тот словно огибал его, разбивался о него, не в силах даже шелохнуть – Костра не разведёшь… Придётся жрать сырым… – Ятаган со свистом устремился к земле… к основанию хвоста драконессы…
 
АнкалагонДата: Вторник, 01 Октября 13, 09.38 | Сообщение # 7
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1599
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Ну здорово, – проворчал Руфус, глядя, как на горизонте, как раз там, куда они ехали, стали быстро стягиваться чёрные грозовые тучи. Не прошло и пяти минут, как первые капли дождя – к слову, очень холодные коснулись лица парня, а ещё через минуту – и вовсе обрушились настоящим ливнем. – Ну что, дождь будет самое раннее – ночью? Тоже мне синоптик, чтоб тебя!
Дождя не должно было быть так рано. Смена погоды похожа больше на вынужденную, чем на естественную, – отозвался сидящий позади мечник. – Не могу сказать, в чём дело такой смены.
И теперь нам остаток дороги мокнуть. Ну просто чудесная магия, дзотто, – недовольно фыркнул Руд, вдруг с удивлением ощутив, как пальцы Мелвилла чуть сжали плечо:
Постой… остановись!
Зажав ладонью рычаг тормоза, ничего не понимая, Руд заставил мотоцикл остановиться – на миг потемнело в глазах от резкого сбавления скорости.
Что такое? – обернувшись, Лоун с удивлением обнаружил, что рубиновый камень на перстне экс-хранителя светится багряным пламенем изнутри [Кольцо Драконьих Близнесов: сканирование].
Ты был прав, знаешь ли, – последовал ответ. – В нескольких милях юго-восточнее – чародей, вызвавший дождь.
Ну и нахрена, спрашивается? С ним как-то можно связаться?
Только если ехать туда. У нас нет времени на это…
И что, будем мокнуть? – возмутился парень, ткнув пальцем в затянутые тучами небеса. – Нам ещё до города тянуться дня три в лучшем случае, и ты предлагаешь провести под ливнем? Да ты издеваешься!..
Ладно, ладно! – успокаивающе поднял ладони Мелвилл, – Попробуем найти его и убедить остановить свои шутки. Если он согласится.
А если упрётся – надо будет заставить…
Вы, люди, всё привыкли решать только при помощи силы? – с оттенком недовольства спросил Хранитель Кристалла. – Если он откажется, то убивать мы его точно не станем из-за такого пустяка. Если бы мы попали под простой ливень, ты бы бросился стрелять в тучи?
Сравнил хер с пальцем! Тебе без разницы, сам ты наступишь на говно в кустах, или тебя туда макнёт какой-то засранец? – волосы мигом промокли, облипая лоб и мешая глазам – парень с раздражением отводил их сейчас в стороны, проклиная и дождь, и того чокнутого колдуна, и вообще всё на свете. К тому же, от холодного дождя жарко не становилось. – Да и кто говорит про убийство, чёрт возьми? В худшем случае, в морду дать можно, а кидаться убивать – такое уже в вашем стиле.
Ты возле него дежурить будешь? Если он по доброй воле не уберёт его, то ничего не помешает ему вызвать его после, как мы отъедем. Всё, хватит, нам нужно вон туда, – прерывая разговор, Мелвилл пальцем указал направление. Тихо ругнувшись, Руд крутанул рукоять, и стальной конь, взвыв двигателем, сорвался с места, съезжая с тракта и лавируя между кустами и деревьями.

Впрочем, проехать удалось не слишком много. В какой-то миг стало понятно, что водитель вот-вот упрётся в непроходимую чащу, и Лоун был вынужден остановиться: вместе с меченосцем они слезли, и спецагент, ставя мотоцикл на подножку, ещё не поленился и заблокировать его. Дождь и не думал останавливаться, как и не останавливались тихие чествования из уст парня.
Возьми оружие, – вдруг услышал Лоун, и с удивлением воззрился на своего спутника:
Что? Уж не ты ли говорил о том, что всё надо делать без насилия? – не удержавшись, съязвил Руд, надавливая на скрытые кнопки. Крылья немедленно выдвинулись вперёд и раздвинулись в стороны, обнажая целую оружейную. – Как удивительно поменялось мнение по приближению к…
Оружие нужно для защиты, а не нападения! – перебил Мелвилл, надевая латные перчатки. – Ты в диком старом лесу, далеко от всех городов и деревень, и неизвестно, что тут может водиться.
Ладно-ладно, – ухмыльнулся парень. Тащить с собой весь арсенал было глупо, но, пожалуй, полагаться на один пистолет было тоже беспечно. Как всегда, выбор пал на надёжный и универсальный SCAR, но, снова улыбнувшись, Руд закинул за спину ещё и автоматический дробовик, подумав о том, что, может, доведётся и слегка поохотиться. Крылья снова задвинулись, пряча остальное оружие, а Руфус, распихивая обоймы по карманам, махнул мечнику: – Ну, вроде всё. Пойдём, где там твой колдун?

…Они шли по лесной чаще около десяти минут – при этом, проклятия со стороны Руфуса мгновенно прекратились: рыжеволосый парень стал предельно сосредоточен, мигом развеивая скептичность Мелвилла касательно их совместного тихого прохода к источнику чародейства. К тому же, спецагет двигался намного тише, чем раньше – конечно, некоторые упрямые ветки тихо хрустели под ногой, и некоторые ветви издавали тихий шелест, но это было куда лучше, нежели треск и топот, сопровождающий Лоуна изначально. К тому же, любой их шорох с лихвой заглушался шумом не на шутку разошедшимся дождём, к слову, достаточно холодным. Источник был слаб – Меченосец то и время останавливался, чтобы уточнить при помощи Кольца их направление. Однако, направление удавалось лишь очень размыто – это и вынуждало к частым остановкам, чтобы не промахнуться в выборе направления.
Долго ещё? – тихо спросил подошедший парень, безуспешно пытаясь спрятаться от проливного дождя под растущим дубом. Мелвилл не стал отвечать – ладонь легла на бок, осторожно прикасаясь к эфесу клинка Ялини. В этом месте её власть особенно сильна – в месте, похожей на один из её Садов… – Быть может, когда-то она, или её ученицы приложили свою ладонь к этим местам, – рассеяно подумал Эмплада, сжимая рукоять. Оголовье рукояти засветилось неяркой руной, изображающей юную веточку дерева, светящуюся мягким зелёным светом [Клинок Ялини: пробуждение]. Закрывая глаза, экс-хранитель заставил себя выбросить из головы все лишние ощущения, мысли и чувства, хотя это было и непросто – шум и потоки воды пусть и не причиняли особенного дискомфорта, но хорошо отрезвляли, пытаясь вернуть в реальный мир. Однако, шум дождя оказывался всё тише, тугие струи воды начинали ощущаться чётче, всё чётче и обширнее – всё больше и больше территории, покрытой лесом-садом, соединялось в одну-единственную цепь, сосредоточием которой был владелец клинка, посвящённого Хозяйке Зелёного Мира. И вот, наконец, потомок Великого Леса раскрыл свои секреты – Серый Меченосец остро ощутил и увидел вызвавшую бую – скованную пиратской сетью, окружённую работорговцами и отъявленными головорезами, целым отрядом окружив несчастную жертву.

Резко распахивая глаза, Хранитель Кристалла прервал связь видением с лесом, отпуская эфес – который тут же погас. Обернувшись к нетерпеливо ожидающему Лоуну, Мелвилл взял его на плечо, негромко произнося:
Наша волшебница сейчас скручивается пиратами, угодив к ним в сети. Я пойду вперёд, и попробую убедить их отпустить её. Драться с целой дивизией пиратов нам не с руки, потому, надеюсь, они всё-таки пошевелят мозгами и сообразят, чем чревато для них столкновение. Но если что-то пойдёт не так: постарайся подобраться к ним как можно ближе, но чтобы служить мне поддержкой, подобно снайперу. Если они окажутся достаточно глупы, чтобы отвергнуть переговоры, ты будешь для них полной неожиданностью, – дождавшись кивка парня и увидев, как Руфус без лишних вопросов исчезает среди листвы, вскидывая автомат. Ладонь самого мечника скользнула на пояс, касаясь одного из защищённых металлическим поясом и пластинами кармашкам – под пальцами вспыхнул символ активированного рунира: наклоненная под небольшим углом прямая линия, что концы загибаются и немного проведены назад. Лёгкая вспышка серебристого тумана вспыхнула и окутала фигуру меченосца, скрывая его с ног до головы - и, развеиваясь через миг, уже не обнажила под собой закованного в доспехи человека [Руна Неосязаемости: способ 2]. Полностью скрывшись от любых попыток обнаружения, Мелвилл стремительно двинулся в сторону, где готова была разыграться сцена трагедии с участием пленённого создания – экс-хранитель не успел толком её рассмотреть. Клинок Ялини делал окружающий лес весьма благоприятным для своего владельца – ветви и листва словно бы специально расступались перед ним, без всякого шороха. Эмплада торопился – сказать, какие у пиратов намерения, он бы не поручился. Кто знает, не решат ли они её убить без всякого промедления? Внутри поднимался гнев на тех, кто, действуя подло и бесчестно, набрасываясь на жертву из-за угла и с гигантским численным преимуществом, брал на себя роль судьи, что определял, кто должен сегодня жить, а кто, увы, нет. Но нет, нельзя было нести сейчас правосудие – Хранитель Кристалла Магии не мог себе позволить терять время и ввязываться в сомнительный бой…

…Мимо кольца «стражи», что отвратительно изображала часовых, не составило бы труда проскользнуть без всякой маскировки. Незримый и неслышный, Мелвилл быстро приближался к пленнице, появившись ровно в миг, когда главарь шайки головорезов отсёк одному из своих подопечных лапу. Как ни странно, экс-хранитель не испытал к искалеченному пирату какой-либо жалости – этот глупец сам был виноват в случившемся, раз связал свою судьбу с подобными компаньонами, желая лёгкой и славной жизни на костях и муках невинных жертв. Но стоило торопиться – похоже, что жажда крови окончательно затмила разум их предводителю, и тот в ярости решил начать убивать пленницу прямо здесь. Пленницу весьма необычную… но об этом после. Ладонь правой руки легла на рукоять Беллатора, вытаскивая его из петельных ножен, и, в ответ на замах морского волка, Мелвилл шагнул к уже наносящему удар предводителю.
Закованный в прихотливую серебряную броню без шлема, с изображённым на груди бронзовым драконом, неведомый рыцарь вышел из родившейся самой по себе серебряной вспышки. Необычный эспадон взлетел навстречу падающему ягатану от правой голени незнакомца, совершая широкий замах перед грудью к его левому плечу. Вспышка молнии ослепительным бликом отразилась на лезвии двуручного меча, и через миг металл со звоном столкнулся с металлом: неожиданно сильный контрудар пришельца с силой отбил ягатан, заставляя его отлететь от препятствия, а его владельца – отступить назад. Но, как ни странно, рыцарь не воспользовался удачным мигом для довершающей атаки – меч опустился к земле, а сам незнакомец смерил вожака стаи с ног до головы пронзительным взглядом голубых глаз.
Славный удар, морской воин. Несомненно, это доблестный поступок – выйти на битву против обездвиженной беззащитной жертвы, взяв на подмогу целую армию. Да ты храбрец, – с холодным презрением, медленно проговорил Хранитель Кристалла. Стоящий перед ним волк не был настоящим противником, у него не было чести – значит, и уважения, как к равному, он не заслуживал, он даже не был соперником – просто дикий зверь, если не хуже. У Мелвилла даже не появилось мысли, чтобы в случае необходимости, бросить ему вызов перед всеми его бойцами. – Похоже, ты ослеп и не видишь дальше собственного носа, раз поднимаешь свои скользкие лапы на такую добычу. И ещё так близко от Варфанга. Однако, – меченосец подчёркнуто оглянулся, – Вас здесь неплохая орда. Поэтому предлагаю тебе сделку. Ты отпускаешь её целой и невредимой, и убираешься с континента на свой корабль, целым и невредимым. Варфанг проследит за этим, но препятствовать вам уйти никто не станет. Серый Меченосец даёт тебе слово. Это имя ты слышал, надеюсь? – Мелвилл сделал короткую паузу, разграничивая один предлог от следующего: – Или же ты отказываешься, и пробуешь меня убить со своим сбродом. Не знаю, кто из нас одержит верх, но ряды ваши сильно уменьшатся. А подкрепление из города драконов добьёт оставшихся. Ты больше никогда не выберешься к морю. Выбор за тобой.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
SapphireДата: Пятница, 04 Октября 13, 04.48 | Сообщение # 8
Взрослый дракон
Группа: Следопыты
Сообщений: 894
Награды: 4
Репутация: 12
Статус: Offline
Нельзя сказать что теперь Альтера была безоглядно напугана, как это случилось в начале, ведь всё же несмотря на обездвиженное состояние, она смогла вызвать сильный грозовой фронт, а значит, свой козырь в рукаве у неё теперь появился. По идее, стоило бы уже выбираться, да видимо главарь этой шайки решил поторопить события, а точнее, заставить драконицу слегка вздрогнуть от того, как он наказал одного из своих подчинённых. Жалости к глупому пирату штормовая и не думала испытывать, а вот отвращение к запаху крови появилось. К тому же, встретившись на мгновение взглядом с главарём, драконица поняла что тот себя не контролирует совершенно, и полон безумной решимости таки оставить её без хвоста. Отвечать на его короткие реплики было бессмысленно, и Альтера уже приготовилась к худшему, как вдруг обстановка сменилась так быстро, что осознать эти изменения сразу не получилось.
Для начала из ниоткуда появившийся рыцарь, с ног до головы закованный в доспехи, молодецким ударом отразил удар главара шайки пиратов, тем самым не позволив ему лишить драконицу хвоста. А затем, не стал продолжать начатое, хотя мог, а предпочёл заговорить с ним. Этого штормовая никак не могла понять, как ни старалась. Впрочем и вновь вступать в разговор у неё тоже не было желания, и оставалось только ждать. То что она будет освобождена в любом случае драконица уже знала, а посему, сосредоточилась на том чтобы рассеять тучи, прекратив ливень. Короткая вспышка злости уже прошла, сменившись стыдом за свой проступок, ведь наверняка этот рыцарь не целенаправленно пришёл сюда. Скорее всего его внимание привлёк внезапно начавшийся дождь, а раз он нашёл её, значит магически он тоже одарён и отследил источник. Оставалось только сидеть и ждать результата "переговоров".



 
БаллистикаДата: Вторник, 08 Октября 13, 00.39 | Сообщение # 9
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Очередной иссиня-голубой разряд озарил небеса яркой вспышкой тусклого, едва пробивающегося сквозь облака, света. Дождь медленно превращался в настоящую бурю. Такую, что даже до сего момента оптимистично настроенный рыжий укутался в дорожный плащ, который был далеко не у всех членов отряда. Казалось, то удивление и испуг, которое ощутили наёмники в момент, когда прямо из воздуха наперерез их капитану шагнул неизвестный, истлело под тяжестью холодных капель и продувающего до костей ветра. И всё же никто не решался отвести глаз, в которых читался вопрос «И что дальше?». Ещё никто так легко не парировал смертоносного удара капитана. Никто даже не пытался. Этим широким ятаганам никто не мог сделать даже пары выпадов, когда капитан орудовал им одной рукой! И этот мечник…Казалось, он не приложил никаких усилий! Это вселяло страх. И каким бы странным это не казалось, взгляды волков были обращены не к мечнику, а капитану, который мог потерять контроль в любой момент. Повисла напряжённая пауза, нарушаемая лишь утробным рокотом грома и стонами незадачливого юнца, купающегося в луже из собственной крови и грязи.

Выражение морды капитана не говорило ничего и если можно сказать, что лицо можно просто стереть, то оно стёрлось. Лишь усы едва заметно поддавались потокам ветра и тяжести дождевой воды. Стоя на самом открытом месте, сивый промок до нитки. Его била лёгкая дрожь, но не холод был её причиной. Все замерли, когда его чёрные губы дрогнули: Серый… меченосец… – казалось, из всего сказанного Мелвилом прямо капитану в лицо последнему запомнилась лишь эта фраза. Он беспокойно глатал возгдух ртом, словно задыхаясь от беспомощности…- …Я… слышал… – Капитан проглотил ставший в горле комок и постарался взять себя в руки. Отдышка исчезла. Напряжённый взгляд седого оценивающе оглядел Мелвила с ног до головы, на мгновение задержавшись на эспадоне, а затем двинулся к товарищам-работорговцам. Они казались жалкими по сравнению с этим воином. Не было сомнений, кучке пиратов не одолеть Серого Меченосца, глашатая Хранителей. Единственным разумным решением оставалось… - Мы уходим… – прошипел капитан, обращая гневный взгляд на невнимательную погань, пропустившую врага прямо к нему. Больше он не сказал ни слова, расхлёстывая грязь двигаясь прочь. Удивлённые, ошарашенные работорговцы, подхватив инвалида, направились в след, сомнительно перешёптываясь, бросая взгляды сожаления то на рыцаря, то на драконессу. Они исчезали в завесе дождя вслед за широкоплечей фигурой горбатого капитана. Очередной раскат. Очередной голубой луч рассекает небеса, извиваясь причудливыми дугами, нитью направляясь к земле. Когти утонули в грязи, когда капитан с неимоверной скоростью бросился сквозь своих людей, вскидывая непонятную вещицу, напоминавшую миниатюрную бочку с крыльями, навстречу падающей молнии. Разряд с треском и воем вошёл в фигуру, дабы сею же секунду вонзиться голубой струной в грудь Хранителя Кристалла, щебеча, как тысячи птиц, окутывая силуэт Мелвила в своих непроглядных объятиях [Щебет]. На морде капитана играла жуткая, кровожадная ухмылка. Он поднялся во весь рост, с хрустом разглаживая горб, делая его почти незаметным – Да ты за кого меня держишь? Меня, чьё имя держит в страхе все побережье! Да ты понятия не имеешь, с кем связался! Эй, парни, он, кажись, поджарился. Обглодайте его кости и сложите ему надгробие. Пускай служит напоминанием всем, кто ходит этими местами! Всё, что лежит у моря – МОЁ! – Однорукий оказался втоптан в грязь. Стая с восторженным визжанием устремилась вперёд, к мечнику, обнажив ножи и кортики, мерцавшие от покрывшей их влаги.

Капитан же остался позади. Несколько секунд назад украшавшая лицо сардоническая ухмылка исчезла, отдавая вахту серьёзному, презрительному выражению морды. Сивый с сомнением поднёс мерцающий разрядами крылатый бочонок к глазам, вглядываясь в высеченные по дереву зрачки ухмыляющейся физиономии и вёс больше хмурясь. Если это и правда тот, о ком мне говорили, значит… – Левая лапа исчезла в сумке, извлекая и неё связку похожих бочонков разной формы – Лучше относиться к нему серьёзнее.Эй… малютки… Просыпайтесь…Время игра~ать! – С неподдельной нежностью вожак коснулся носом поверхности тотемов, словно щекоча, до тех пор, пока из недр не послышался нечеловечески-высокий смех. Если бы крысы умели смеяться, они бы смеялись именно так. Тотемы взмыли над хозяином, воспарив над полем боя, словно осматриваясь, а затем окружили капитана, который, обнажив ятаган, готовился к худшему [Тотемы четырёх стихий]







Сообщение отредактировал Баллистика - Вторник, 08 Октября 13, 16.40
 
АнкалагонДата: Вторник, 08 Октября 13, 19.46 | Сообщение # 10
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1599
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Славно. Едва выбрались из метрополии Варфанга, как вляпались сперва в магическую бурю, а потом ещё и возможность с пиратами повоевать свалилась. Путешествие становится всё веселее! – Руфус старался как можно тише продираться через заросли садов, сейчас мокрых и холодных. Однако, с небес сыпалось столько воды, что даже не глядя на водостойкость костюма, Руд уже промок до нитки, костя на чём свет стоит незадачливого мага, что сперва испортил погоду, а после умудрился загреметь в плен вечно пьяных неорганизованных разбойников – каких-нибудь макак небось, которым надоело собирать бананы, и что украли лодку, возомнив себя морскими волками. Дождь быстро охладил воздух, а холодная вода грозила скорым онемением пальцев и стучащими зубами. Но хорошая встряска в виде боевого задания – по-настоящему боевого, не поиска неизвестной толком цели неизвестно где – могла отогнать холод, разогнав по жилам вместо с кровью толику адреналина. Пираты? Что ж, пускай будут морские мародёры – хороший автомат, автоматический дробовик, пистолет и парочка гранат более чем достаточный набор для того, чтобы принести немытым волосатым дикарям букву закона. Не прошло и пяти минут, как парень заприметил удачное место – поросший деревьями и густыми кустарниками холм, окружённый каменистым обрывом и имеющим лишь одну сторону, по которой можно было взобраться. Быстро оказавшись на нём, не высовываясь из-за листвы, Лоун присел на корточки, прислоняясь к стволу дерева и сквозь щель в густейшей листве разглядывая место событий.

Местность для стрелка была сомнительного удобства – пусть и не густые заросли, но и прогалиной это можно было назвать с трудом. Разбойничьего сброда было мало – всего какой-то десяток, и то неполный, который уже начинал грызться из-за добычи. Губы дрогнули в презрительной и насмешливой ухмылке – ни дисциплины, ни мозгов – видно, такие «вояки» годятся лишь для того, чтобы задирать толпой прохожих и юбки девкам. Хотя, какие тут девки… Вновь ухмыльнувшись собственной задумке – устроить среди недалёких болванов панику от «незримой смерти», Руд вытащил из кармана глушитель, навинчивая его на ствол штурмовой винтовки. На всякий случай вытащив магазин, парень убедился в наличии патронов, после чего, вставив назад обойму, решительно передёрнул затвор. Бой, если ему суждено было случиться, обещал быть простым, как тир – настоящее современное оружие не оставит здешней гопоте ни единого шанса. – Ну, пора и на позицию, – устраиваясь на каменистую холодную почву в лежачее положение, надёжно укрытый листвой, спецагент приложил SCAR к плечу, закрывая левый глаз и просматривая правым поле спора через перекрестье штурмового прицела. Тем более, что сейчас там появился Мелвилл – начиналось самое интересное.



Мелвилл и сам не ожидал, что главарь шайки так быстро пойдёт на соглашение. Похоже, в зарослях не остался запасной десяток-другой с арбалетами и пистолетами, на случай, если что-то в засаде пойдёт не так. Вожак оказался экономным и уверенным в себе – или же просто самонадеянным и неосторожным. Но Создателю было угодно, чтобы эти пираты сегодня ушли – его ли просветление постигло клыкастого пирата, или же слова и появление самого Меченосца оказалось достаточно убедительным, но глухо ворчащая команда – или стая – двинулась прочь, не позаботившись даже о оставшейся на необычном существа (экс-хранитель не хотел торопиться с выводами относительно её природы, пока не появится мгновение глянуть на её чуть более пристальнее) сети. Двуручный меч опустился к самой земле, почти касаясь остриём мокрой травы, пригибаемой тяжёлыми и сильными каплями дождя, на которую, вдобавок, стала стекать вода с клинка. Всего лишь вода – слёзы природы, но не пустая кровь. Редкие вспышки молнии заставляли отбрасывать и пиратов, и деревья неверные зыбкие тени, искажая их до настоящих страшилищ – сильный шум ливня не заглушал их унылого шлёпанья, заставляя тащиться под непогодой без всякой добычи.
Верное решение, – тихо произнёс мечник, провожая недоверчивым взглядом группу волков. Он до сих пор ожидал от них некоего подвоха, но напрасно – никто даже не повернулся, пара головорезов лишь подхватила своего раненного товарища, и двинулась в тень деревьев. Кладя левую ладонь на рукоять клинка Ялини, Мел медленно вытащил меч из боковых ножен, поворачиваясь к пленённой драгонессе:
Тебе повезло, что мы оказались рядом. Но дождь стоит прекратить. Он и без магии скоро будет поливать эти земли и мешать путникам, – обратился к пленнице рыцарь, указывая остриём на загривок скрученной Альтеры. – Мелвилл, сын Вишимтара и Кейден, из дома Эмплады, к твоим услугам.

Руна в виде зелёной ветви на торце рукояти снова вспыхнула зелёным цветом, и побеги вокруг пленницы ожили, принявшись расти с невероятной скоростью – вскоре целое кольцо листвы окружило драконицу, и каждый побег впивался в канатики сети, расщепляя и пожирая их, за секунды делая то, что обычно занимало целые годы [Активный режим меча Ялини]. Вскоре края сети рассыпались прахом, вместе с осыпающимися и отживающими свой мгновенный век веточками и травой – но своё дело они сделали, и сейчас на Альтере уже не лежала та тяжёлая сеть, привязанная к неподъёмным каменным и железным грузам. Сейчас на длинном свёрнутом теле осталась лишь докучливая простыня из дыр, не в силах как-либо помешать движениям, но надоедливо досаждающая цеплянием за рога и уши. Шелест травы, в какой-то миг успешно соревновавшийся в шуме с ливнем, исчез, и Мелвилл успел различить резкий шорох со стороны ушедших было пиратов: оборачиваясь, Хранитель Кристалла увидел, что поганый комок вонючей шерсти трусливо солгал, надеясь ударить со спины. Не глядя на то, что подлецу удалось застать Эмпладу врасплох, не глядя на так мешавшую вовремя заметить удар непогоду, даже не глядя на то, что мечник ни за что бы на свете не предположил у обычного головореза наличие самой настоящей боевой магии, Мелвилл успел бы отразить удар, ведь вспышка молнии, сколь бы быстрой она не была, не могла опередить мысли чародея… Но в этой человеческой оболочке, и без того лишённый большей части своих сил, тот, кто был на самом деле серебряным драконом, не имел таких возможностей, чтобы отразить удар лишь одной мыслью, а рука и меч не обладали достаточной скоростью, чтобы ответить так поздно. Преданный договор принёс свой плод – меченосец сумел лишь слегка отклониться, и молния врезалась в правое плечо, отталкивая и свободно проходя сквозь металлическую пластину, вгрызаясь в плоть и разрывая её в районе правой стороны груди. С глухим стоном Мелвилл отшатнулся, разворачиваясь почти на сто восемьдесят градусов, падая на левое колено и едва не заваливаясь, удерживаясь упёртой ладонью правой руки в землю. Плечо и грудь пронзила боль, перекидываясь на шею и всё тело, мышцы свело судорогой от поражения током, вызывая противный писк в ушах, а раскалившийся в месте удара доспех немедленно обжёг кожу, одновременно и прижигая рану – настоящее отверстие из развороченной кости к самому лёгкому. Рана была тяжёлая, пусть и не смертельная, однако же, она взметнула в раненном Хранителе волну ярости на предателей – алый камень на серебряном перстне полыхнул, отсылая сообщение оставшейся у моря Сильвии: со сценой пленения, данного обета и его нарушения, с одним призывом – найти их корабль, стоянку и стереть с лица Авалара! Лицо гневно искривилось, обнажая мучительный оскал: – Проклятый Ямерт лишил меня многих сил, но тебе, отступник, хватит и десятой части того, что осталось! Бросив вызов дракону, ты сам сделал последний шаг к своему концу, без всякого прощения!

Всегда ненавидел предметную магию, – с хрипом произнёс Мелвилл, преодолевая судорогу и касаясь пальцами одной из металлических пластин, закрывающих кармашки на поясе. В ответ, пластина полыхнула розовым рисунком – круг с тремя отходящими подпорками снизу и сверху, а высвобожденная магия волной прокатилась по телу, смывая судороги и сковывающее онемение тела, останавливая кровотечение и даже заметно ослабляя боль [Руна магического надзора: способ 2]. Пальцы снова сжали обе рукояти: – Слишком много возни для боя!
Отталкиваясь правой рукой от земли, Эмплада резко, с разворотом выпрямился, делая широкий встречный взмах – описывая широкую дугу справа налево, клинок Ялини острым кончиком перерубил яренную жилу и рассекая кадык самому быстрому и неудачливому волку – взвизгнув и опрокидываясь, тот на подогнувшихся лапах пролетел под вскинутым беллатором. Двуручный эспадон сделал выпад вперёд, в пространство – лезвие вспыхнуло белоснежным светом, нанося ответный удар по вожаку пиратов: Хранитель, не жалея сил, чувствуя, как за брошенную в бой чрезмерную Силу всё тело обуял жар отката, из-за которого порывы ветра стали покрывать участки кожи ожогами, ударил по врагу так, чтобы ему уже не помогла никакая предметная магия, чтобы покончить с ним одним ударом, сметя и сжигая вместе с его побрякушками [Пробуждённый Беллатор: светоносец - копьё (сверхсильный уровень)]. С клинка сорвался яркий белоснежный луч света, с высоким звоном в одно мгновение пронзая воздух и ударяя визави Мелвилла. Но клинок не задержался в таком положении ни единой лишней секунды – меч снова взметнулся, вставая в позицию: взлетев чуть выше уровня лба Хранителя, встав блоком перед ним, клинок удержал обрушившийся сверху рубящий удар, призванный развалить меченосца надвое. Скривившись от напряжения и резкого прострела боли в раненной груди, игнорируя вспыхнувший в плече огонь, рыцарь опустил рукоять, ставя меч в наклонную позицию – тесак пирата соскользнул под действием силы своего владельца и толчком эспадона был отведён в сторону. Казалось, что пират принял приказ вожака слишком буквально – распахивая уродливую дурнопахнущую пасть, волк попытался вцепиться в незащищённое лицо человека – но взлетевший в левой ладони короткий меч с разгону вонзился в пасть, пробивая нёбо до самого мозга.

Другим тоже везло меньше – сама природа обернулась против них: корни выпирали и постоянно цепляли ноги, заставляя едва ли не падать, ветки больно хлестали морды, на многих из ниоткуда появились шипы. Растения упорно цеплялись и вплетались в одежду и шерсть, и, вдобавок к этому, какой-то невидимый лучник начал их отстрел с невидимыми стрелами. Никто не мог знать о том, что в зарослях за ними наблюдал из штурмового прицела Руфус, и сейчас, заглушенные шумом дождя и глушителем, пули метко били по врагам – первого не спасла ни шкура, ни доспех, и получив рану в грудь, тот бесславно завалился на спину. Вторая пуля поразила следующего прямо в лоб, третьему выстрел пробил горло. Битва только началась, а из девяти пиратов, в строю осталось лишь четверо – вожак, рыжий, и ещё два уже не так уверенно идущих вперёд головореза. А очередной выстрел, между тем, отравил новую пулю прямо в нос рыжему…


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
SapphireДата: Четверг, 10 Октября 13, 16.17 | Сообщение # 11
Взрослый дракон
Группа: Следопыты
Сообщений: 894
Награды: 4
Репутация: 12
Статус: Offline
Вот уж точно, кто бы мог подумать что простая прогулка по местности, обернётся для драконицы чем то из ряда вон выходящим, превратившись в погоню, пленение, а затем и в разбирательства из-за неё же. Быть объектом охоты и защиты одновременно, сидеть на земле и слушать, как переговариваются пираты и рыцарь, было, скажем так, очень непривычно. Для мира штормовой такое было совершенно не присуще, да и таких личностей не было практически. В каком-то смысле пиратам чрезвычайно повезло, что Альтера ещё должным образом не овладела собственными способностями и не являлась взрослой особью, а иначе, разразился бы настоящий шторм, почище того, с которым часто доводилось сталкиваться мореплавателям и пиратам. Да и простым людям вроде этого рыцаря, те грозы и штормы, которые были способны создавать опытные сородичи штормовой, были бы крайне в диковинку.
Когда вожак пиратов сказал было что они уходят, у драконицы аж от души отлегло от осознания того, что неприятности возможно пока что закончились. Она вообще по природе своей очень не любила подобное, посему, даже немного расслабилась, действительно поверив что те сейчас уйдут. Посему, она лишь чуть поёрзала на месте, когда рыцарь стал её освобождать, разговаривая с ней.
- Да...конечно. Я всё уберу...постараюсь. - честно ответила драконица, кивая. Хоть она и смогла вызвать достаточно неплохую грозу, однако пока ещё она владела своими способностями не очень хорошо и надеялась, что сможет успешно нейтрализовать грозу. Проблем не хотелось совсем. Но не успела штормовая даже подняться, как услышала шум из-за спины рыцаря, обернувшись чуть позже его самого. От резкого удара молнии, драконица даже зажмурилась, отшатнувшись назад в испуге. Слишком резкая смена обстановки во второй раз крайне сильно подействовала на штормовую, пугая ещё больше. А когда она увидела что вожак пиратов не только и не подумал уходить, а ещё и решился напасть, быть может в последний раз. Теперь драконица окончательно убедилась в том, что достойных воинов в нынешнее время и в этом мире крайне мало. Хотя чего ещё ждать от пиратов кроме крайней хитрости и подлости, ради наживы. ей оставалось лишь сидеть и наблюдать за...нет не боем, а бойней, иначе это назвать она и не могла, однако сидеть сложа лапы тоже не хотелось. Взгляд заскользил по полю боя, выискивая ещё живых пиратов, и зацепился за одного, который ещё не упал как подкошенный, убитый неизвестно чем - об огнестрельном оружии штормовая абсолютно не имела понятия и не знала совсем.
Сосредоточившись на фигуре незадачливого пирата, драконица подняла голову к небу, а затем резко переводя взгляд на волка, послала с неба разряд молнии прямо в него, в мгновение ока испепеляя тушу, оставляя на земле лишь глубокую воронку, с пеплом по краям [Грозовая душа: сильный разряд]. После этого, Альтера лишь сжалась, посчитав что с неё пока достаточно.



 
БаллистикаДата: Понедельник, 14 Октября 13, 23.58 | Сообщение # 12
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Так это всё таки он… – Сивый оценивающе оглядывал поле брани, без всякого сожаления скользя взглядом по павшим товарищам, которые прошли с ним бок о бок немало лиг. Плевать. Их даже не похоронят. Уже бесчисленное множество раз он глядел, как таких же давних соратников скидывали за борт, почему же теперь он должен о чём то сожалеть? На ногах были ещё трое… Двое. Тот, кого Дори уберёг от атаки драконессы, принимая удар на себя, перепугался настолько, что в итоге грохнулся в обморок в той самой обожжённой по краям воронке. Сивый даже не помнил их имён. Хотя нет – вон тот, рыжий, Хисаном кличут. Тот ещё сорванец. Любит всё взрывающееся. Да и живучий, падла, словно кот с его девятью жизнями. Не так давно в команде, и что с того. Капитан помнит его имя – это много значит! А этому… Тому, что сейчас валяется под ногами, завывая о потерянной руке… Он надоел… Обезглавливатель – клинок Капитана – знает своё дело. Молниеносный удар оборвал мучения бедолаги, глубоко войдя в землю, что превратилась в кашу из-за дождя. Да. Только сейчас капитан заметил тот опаленный фрагмент – осколок, едва заметный, - что секундами ранее взмыл в воздух, подталкиваемый белоснежным лучом с эспадона Серого Меченосца. На идеальной глади клинка, недалеко от его основания, ныне коптилось чёрное пятно ожога. На левом наплечнике латного доспеха, что родился из недр сорванного порывом ветра плаща, красовалась обугленная дыра, обрамленная чёрным шлейфом запекшейся крови. Мгновения назад меч встретил быстрейший удар под скрежет зубов Сивого, что едва устоял на ногах от ударной волны. Да. Никто другой бы не смог. Никто другой, кроме Скааба – сына Скааба, того самого, что когда-то бился на арене с самим Спайро. Как давно он жаждал поквитаться с Хранителями, нет, с самим родом драконьим, который отнял у него отца. Тех кто гнал и преследовал его племя, подарив тогда ещё детёнышу букет рабства и гонений. И вот теперь добыча сама пришла к нему в руки. По морде капитана поплыла улыбка. Недолго покопавшись в небольшой дорожной торбе, Сивый извлёк оттуда лоскут ткани, обмотав выжженный глаз – подарок Мелвила, который останется с капитаном на всю жизнь. Та дрянь, что помогала Сивому не взвыть от боли, до сих пор отдавала горькой полынью на языке. Он выпил её ещё тогда, когда эмитировал сговорчивость и отступление. Он знал, что это будет тяжёлый бой… Он более не секунды не собирался заставлять прихвостня Хранителей ждать – Начали!
Реагируя на зов хозяина, тотемы, утробно хохоча, устремились в бой. Пока лишь двое – Дори и Акрин. На полной скорости вонзаясь в лужу, вздымая столп пыли как при разрыве снаряда, Акрин испустил блеклую вспышку голубого света. Вода вокруг Мелвила преобразилась, внутри капель дождя засияли искры энергии и через секунду хранителя кристалла обуял водоворот, сливаясь в грязно-синюю полупрозрачную сферу водной темницы. Следом устремился Дори, приземляясь прямо на брата. С нацарапанных уст тотема Воздуха сорвалась белоснежная ветвь молнии. Ту самую, которую десять секунд назад Альтера обрушила на ныне бессознательного волка [ Поглощение: перенаправление]. Сфера наполнилась сиянием, то и дело искря беспокойными разрядами. Сам же сивый извлёк из кобуры унаследованный от отца пистоль, который своими размерами напоминал скоре миниатюрную мортиру. Повезло, порох не отсырел. Намереваясь закончить едва начатый бой, капитан вскинул пистолет и нажал на курок, особо не целясь. Прогремел выстрел, заглушая даже рев могучего грома. Пистоль исторгнул из себя разрывной патрон вместе с облаком дыма, и Скааб, не теряя драгоценного времени, принялся перезаряжать несовершенный механизм, не стирая с морды озлобленного оскала, исполненного извращенного наслаждения.
\\\
Едрить-колотить, босс, да этот ушлёпок с полтычка раскидал почти всех наших! Пошёл он в жопу, я не стану к нему подходить! – Хисан пребывал в настоящей истерике, хотя похоже и наигранной, то и дело хватаясь за голову и театрально рыдая над тушами павших соратников, успевая протараторить под нос какую ни будь чушь. При этом рыжий не горел желанием приближаться к шипастым лозам, держась от зоны действия заклинания подальше – Ну ты и мразь! – в итоге закончил отпевание Хисан, рывком отстраняясь ещё дальше, ныне находясь от мечника на приличном расстоянии в два десятка метров, копошась в сумке за спиной – Но ты мне нравишься, лови презе~! – рыжий не успел договорить, инстинктивно отстраняясь от нависшей над ним угрозы. Пуле не обогнать мыслей чародея. Как жаль, что Хисан не был чародеем! И всё же пуля прошла вскользь, рассекая верхнюю челюсть, выбивая клык и вырываясь через щёку. Это меньшее, чем мог отделаться волчий, ныне скрываясь за широким стволом, выдавая своё нынешнее положение животным рыком, исполненным болью. Страшной болью. В глазах Хисана стояла непроглядная тьма. Лапы невольно обхватывали челюсть, пытаясь удержать хлынувший поток крови, принося ещё больше страданий. Тело поползло вниз по поверхности дерева – волк не мог стоять на ногах. Но не быть ему в команде Скааба, если бы Хисан так легко сдавался. Его глаза наполнились гневом и неудержимой яростью. Рыжая шесть встала дыбом. Не было сомнений – он имеет дело с огнестрельным оружием. Но не тем, с которым он встречался ранее, нет. Это оружие могло вести огонь постоянно, а стрелок не тратил время на прочистку ствола и перезарядку. Загадка смерти нескольких его братьев по оружию раскрыта и теперь он может отомстить – Найду – жапихаю штвол в жаднису! – превозмогая боль прошипел Рыжий, срываясь с места по направлению к следующему стволу, чувствуя, как рядом просвистел ещё один гостинец неизвестного стрелка. Он его не видел. Ну и что, это не было помехой. Воздух исказился. Из пространства рождалась сфера чистого пламени, журча и раздуваясь, превращаясь в настоящую громадину, сокрывающую всё тело рыжего волка, утробно хрюкая, когда несколько пуль утонули её в огне. Задержавшись всего на секунду, сфера устремилась вперёд, с треском изничтожая кору деревьев, оставляя за собой шлейф пылающих кустов, к пролеску, где устроился Руфус, сметая всё на своём пути. Хисан бежал следом на всех четырёх, наблюдая, как недалеко впереди прогремел взрыв, подбрасывающий влажную землю высоко ввысь. Тебе ощень повежёт, ещли ты помер, гнида! – донеслось из разорванной пасти.







Сообщение отредактировал Баллистика - Вторник, 15 Октября 13, 11.31
 
АнкалагонДата: Вторник, 15 Октября 13, 15.20 | Сообщение # 13
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1599
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Ни отрядов в засаде, ни огнестрельного оружия, ни попыток обойти с флангов – силы пиратов оказались попросту жалкими, и вызывали неподдельное удивление у Мелвилла тем, что им вообще удалось пленить такую жертву. Похоже, что их предводитель был безумен, бросая вызов – даже надеясь на свою примитивную и абсолютно бесполезную в быстрой битве предметную магию. О да, ему удалось нанести внезапный удар, использовав обман – но экс-хранитель устоял, и ответный удар не оставлял шансов. У шелудивого пса попросту не хватит времени переложить все компоненты на какой-то мало-мальски значительный оберег. А брошенные в бой Эмпладой Силы ему не отразить, даже сидя и копошась в грязи целый час. Мечи и пули в считанные секунды перебили дерзкую шайку, лишь главарь потребовал на себя заклинание – хотя, пожалуй, можно было обойтись и без него. Воины Азуры и Хранителей в одиночку удерживали продвижение целых отрядов и армий, на что же могли надеяться глупцы из шайки разбойного сброда, жалким десятком выступая против их объединённых сил? Был ли у них хоть один шанс не погибнуть в первые же секунды схватки? Звон разбившегося заклятия и вспышка света очень скоро показали, что очень даже был. Одному из них, какому-то рыжему, попросту повезло – пуля лишь ранила его, дав время спрятаться от обстрела. Конечно, можно было бы легко прирезать его… но Мелвилла куда интересовал вожак, неведомым образом уцелевший после лобового удара заклинанием.

Откуда он такой взялся? – с изумлением подумал про себя хранитель кристалла, видя, как тот запросто отразил сразу два заклинания – и то, что было нацелено в его самого, и удар молнией в иного своего бойца. – Задел его… Но как он вообще выжил? – внутри зародились сомнения о том, что это были просто пираты. Беглый взгляд выхватил не только ранения неведомого… шамана? – но и различил взвившиеся вокруг него, подобно осам у улья, деревянные фигурки – тотемы, силу которых меченосец недооценил. Дыхание Гарма, эти деревяшки оказались намного сильнее тех, что обычно встречаются у здешних обитателей, и угадать, на что они способны, так просто не выйдет! А когда совсем рядом, там, куда уполз подстреленный клыкастый, Мелвилл почувствовал всплеск огненной силы, выдав в том колдуна, сомнения исчезли: похоже, что они столкнулись с одним из осколков легионов Малефора, быть может, одним из его командиров. Или же эхо Востока уже стало докатываться и сюда, проникая в земли Авалара губительными щупальцами. И если они забрались так близко к Варфангу, значит, они были готовы к неожиданным встречам – и значит, битва предстояла с серьёзным противником. – Огнешар! Укройся! – резко скомандовал Мелвилл, передавая тревожное послание Руфусу [Кольцо Драконьих Близнецов: защищённый канал связи]. Позади оставалась бывшая пленница, которой явно не стоило лезть в такое сражение, создавая дополнительную обузу для меченосца и мишень для противников.
Беги отсюда! Спрячься! – обернувшись к Альтере, скомандовал Мелвилл, резким движением выдёргивая короткий клинок из пасти одного из пиратов, что тут же мешком рухнул под ноги победителю, оросив кровью доспехи на правом бедре. Покрытое густой тёмной жидкостью, лезвие вспорхнуло, выписывая дугу и указывая остриём на высвобождающего огнешар рыжего. Хисану, волку со змеиным именем, было не суждено увидеть полыхнувшую на торце рукояти зелёную веточку. В него не срывались молнии или камни, не было ни вспышек, ни грохота, не ощутилось всплесков магической силы от высвобожденного удара. Лишь поникшая под проливным дождём, трава под колдуном в единый миг выпрямилась и перешла в рост – мягкие и беззащитные листики стали прочнее и острее самых лучших стилетов, со скоростью выпущенной стрелы вырастая в высоту человеческого роста, нанизывая на себя всё, что попадалось на пути [Клинок Ялини: зелёные иглы].

Беллатор взлетел за плечо, готовясь рубящим ударом снести и развалить обе деревяшки – ринувшиеся тотемы не остались незамеченными. Но гримасничающие фигурки явно не желали быть сожжёнными огнём клинка, и словно бы не сумели долететь до рыцаря, с разгону падая в траву. Столкнувшись с землёй, они подняли целый веер брызг, и словно бы пробили дыру к настоящему гейзеру – вода взвилась фонтаном вверх, скрывая внутри фигуру меченосца. Инстинктивно отшатываясь и делая шаг назад, Мелвилл заученным движением опустил левую руку, касаясь другого кармашка с руниром [Руна Стихийной Невосприимчивости]: полыхнув сквозь металл кругом, увенчанным перевёрнутой «крышей», руна поставила крест на стараниях пирата. Мелвилл без всякого труда вышел из водной ловушки, резким движением рассекая перед собой преграду – и выпущенная вторым тотемом молния всей ветвью столкнулась с пылающим лезвием, оплетая его сверкающей паутиной и втягиваясь в металл. Меч целиком вобрал в себя заклинание, впитывая его силу и пряча её в сокрытый внутри рукояти алмаз. Удача явно отвернулась от Скааба – ещё недавно весело поджариваемая жертва на этот раз без видимого труда отразила нападения на себя. И ладно бы, если меченосец оборонялся – но он, похоже, просто шёл на Сивого, словно драконидский танк, своей непробиваемой бронёй просто отвергая все атаки. Выстрел из несовершенного оружия лишь усиливал впечатление – со злым свистом начиненный шарик столкнулся с латным щитком на левой руке, тут же разрушаясь и не оставляя даже царапин на поверхности. Клинок взлетел, указывая на грудь волку – однако, их ещё разделяло десятка два метров, что было довольно хорошей дистанцией… ровно до того мгновения, как растения вокруг пирата не сошли с ума, цепляясь узловатыми пальцами-ветками в волосы, одежду, хватая за руки и подсовывая корни и коряги под лапы. Деревья вокруг сердито загудели, глядя на морского удальца тяжёлым и ненавидящим взглядом – казалось, ещё миг, и они сдвинутся с места, пришибив его одним могучим ударом. Лишь трава пока оставалась спокойна – но скрывшийся в её лезвиных объятиях Хисан давал мало поводов для спокойствия.



Каждый выстрел – попадание. Каждая пуля – убитый враг. Погода была отвратительной, что создавало ужасные условия для прицельного снайперского огня, к тому же, со штурмовой винтовки; враги постоянно двигались, но слишком предсказуемо, и талант стрелка и штурмовой прицел позволяли Руду стрелять так, как следует на показательных учениях. Да, пусть он не владел колдунствами и не умел так махать шашкой, как тот верзила или Мелвилл, но и без всего этого он уложил уже троих и ранил четвёртого, против двух убитых и раненного у Мела. К тому же, благодаря меткой стрельбе спецагента, те трое не окружили и не навалились ни на самого мечника, ни на спасаемое ими симпатичное и милое создание. Правда, по мере намокания шерсти под водой, симпатичность заметно терялась – как, собственно, терялась и оригинальной причёски Лоуна – но милоты это не убавляло. Впрочем, невиданная и диковинная особа должна была подождать – миг отвлечения на неё стоил тем, что ярко-рыжий волк, собрат по цвету – из-за чего Руд стрелял в него последним – хаотично дёрнулся и получил лишь ранение в морду, но очень болезненное: длинный клыкастый нос оказался прострелен насквозь, заметно скорректировав пасть. – Ох, извини, друг. Это, наверное, жутко больно. Но сам виноват же – свалил бы лучше, как велели, – усмехнулся про себя парень. Невидимый и неслышимый здесь, он мог чувствовать себя в безопасности, беспокоясь лишь за Мелвилла. Миг, когда тот едва не рухнул от удара, заставил его зло и испуганно скрипнуть зубами, но Эмплада встал, и сейчас, похоже, лягут все вокруг него. – Ладно, ты пока и без меня справишься, кажется. Где там наш рыжик? Дебил ты, рыжик, сам себя выдаёшь. Вот тебе за тактическую ошибку, – не ожидая особой прыти от раненного, парень, заметив за деревом шевеление пары прядей рыжей шерсти, прикинул, где и когда появится голова Хисана, и едва тот высунулся, надавил на курок. Со звучным писком, тут же заглушенным ливнем, пуля вылетела из ствола, затворная рама передёрнулась, выплёвывая пустую гильзу и досылая в патронник новый патрон – но тот оказался на диво проворен, и стальной подарок прошёл в дюйме от затылка. – Невежливый он совсем, – поджал губы парень, сетуя на даром выпущенную пулю…

Предупреждение Мелвилла прозвучало в голове столь неожиданно, что Руд оторвался от прицела, бешено заозиравшись в поисках говорящего. Лишь через секунду сообразив, в чём дело, и не имея возможности поблагодарить за извещение, Лоун спешно подобрал автомат и на локтях заспешил прочь со своего места, слезая с холма. Вскоре он уже был на обрывистом каменном краю в полтора его роста – каким был холм спереди и справа – соскользнув вниз, на небольшой уступчик. – Для тебя я ещё на месте, ничего не подозреваю, – вскидывая SCAR на вытянутых руках вверх, целясь примерно в то дерево, куда прятался рыжий, Руд трижды нажал на курок, после чего, опустив оружие, мягко спрыгнул, коснувшись ладонью земли… С обратной стороны холма раздался грохот, земля содрогнулась, и помимо дождя, на парня обрушились лужицы с каменных трещин, в таком объёме, что окончательно промочили его до нижнего белья. А где-то продолжал орать засранец, который это и устроил. – Вашу мать! Между ног у тебя гнила, скотина. Иди сюда, урод! – выглядывая из-за правого угла холма, продолжая прятаться в чаще кустов, Лоун нацелился через прицел на понесшегося Хисана. Предохранитель переключился с одиночного огня на автоматический… и под рыжим взметнулся столб воды, разбрызгиваемый проросшей травой – проросшей с таким рвением, что из поваленного бревна острые листья вырвали щепки. Оказавшемуся в центре волку, не добежавшего до парня каких-то метров пятьдесят, если от него осталось хотя бы решето, пули уже были не нужны. А вот стоящему в семидесяти метрах зачинщику, ещё и выхватившему пародию на револьвер, зато с целыми тремя стволами, они могли пригодиться. Разброс пуль ещё позволял стрелять достаточно метко на таком расстоянии – целясь в основание горла, чтобы пули, даже отклоняясь, шли в грудь или само горло, Руд мог не беспокоиться о том, что промажет. А тот имел глупость начать перезаряжать оружие в бою, даже не пытаясь укрыться – желая проучить его за такую оплошность, парень надавил на курок, выпустив короткую очередь из четырёх пуль.



Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
SapphireДата: Среда, 16 Октября 13, 13.06 | Сообщение # 14
Взрослый дракон
Группа: Следопыты
Сообщений: 894
Награды: 4
Репутация: 12
Статус: Offline
Для юной драконицы положение становилось всё более опасным и непредсказуемым. Нужно было срочно либо уходить либо вступать в бой, чего совершенно не хотелось в силу ряда причин. И одной из них было то, что запас сил пока что, в силу возраста, был крайне ограничен, и то, что ей удалось уничтожить одного из пиратов было чистой воды везением. Повторить свой подвиг что-то не было желания, однако и просто сидеть на месте тоже не было выходом. К тому же, в какой-то момент Альтера услышала что рыцарь велит ей бежать и прятаться, но куда? Растерянность не позволила драконице принять решение сразу, однако по счастью, когда она рванулась с места, взмывая в воздух, она по счастливой случайности избрала сторону, в которой прятался напарник рыцаря, с оружием. В душе оставалась слабая надежда на то что её не додумаются подстрелить, посчитав за врага, а успеть мысленно предупредить о том, что она врагом не является времени не было совершенно.
Однако, обернувшись на лету, взгляд драконицы выхватил из общей картины боя рыжего волка, только что пославшего в сторону холма мощный огненный шар, а теперь двигавшегося в ту же сторону. Нужно было что-то с ним делать, хотя что - Альтера даже не представляла. Шанса попасть в него разрядом с неба был, но вот в его эффективности она немного сомневалась, уже не считая эту шайку пиратов обычным сбродом. Но выбора в общем-то и не было особого, посему, остановившись, Альтера постаралась получше сконцентрироваться, а затем направив взгляд на рыжего волка, призвала с неба сильный разряд молнии, попавший прямо во врага. Уклониться не было возможности, скорость молнии слишком высокая для этого. [Грозовая душа: сильный разряд]



 
БаллистикаДата: Суббота, 19 Октября 13, 00.50 | Сообщение # 15
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Что? Он просто вышел из водяной темницы? Как?! – скрежеча зубами, Скааб наблюдал, как меченосец без всяких видимых усилий избегает его атаки одну за другой, поглощая молнию и вовсе не обращая внимание на разрывной, что только что разорвался у него прямо под ухом, неумолимо приближаясь, медленно, раздражающе медленно! Он явно был из тех, кто любит поиграть со своей жертвой, растягивая удовольствие, не спеша кончать бой, так же как и сам Скааб. Сколько раз он сам шагал парадным маршем к беспомощной жертве, питаясь отчаянием, улавливая каждый проблеск страха в глазах, смакуя гнев и ярость, что источала она в этот момент, а затем прерывая её жизнь столь же медленно, с извращённым наслаждением отрезая один палец за другим, вырезая глаза, заставляя глотать яды один за другим, а затем спаивая целебными отварами, что только усиливали агонию, одновременно с этим растягивая беднягу на дыбе, наслаждаясь унисоном ломающихся костей. Вид страдающих врагов, союзников - не важно, вызывал болезненные возбуждения у капитана, даже когда на месте мученика оказывался он сам. Он с удовольствием принимал сковывающие его импульсы, сдавливающие вены, заставляя мышцы непроизвольно сокращаться. Лоза обвивала его с ног до головы, агрессивно вырывая клочки шерсти, выворачивая суставы, поднимая над землёй и стараясь отделить конечности от тела. А мечник наблюдал. Интересно, сколько раз он это видел? Видел как визжащих от боли врагов разрывает на части, дробит на кусочки, режет, поедает живьём его собственная волшба? О, судя по его спокойствию и уверенности он лицезрел это бесчисленное множество раз. И вряд ли он об этом сожалел. Раз так, то, похоже, они со Скаабом не больно то отличаются от друга. И это нравилось Скаабу. Очень нравилось и бесило, неумолимо разжигая пламя ярости. Это был сильный противник. Капитан давно ждал такого. Ждал, что бы показать, что не только прибережью стоит боятся его, но и самому Варфангу время содрогнуться. Интересно, как отреагируют Хранители, если им пришлют голову этого зазнайки в коробке из его собственных доспехов. Или даже не голову. Экая будет потеха! Безудержное веселье! Пора. Пора!

С детским хохотом, тотем земли – Цукаге – вошёл в землю подле связанных лап капитана. Но на сей раз с земли сорвалась не грязь и вода. Сама земля поднялась на защиту своего господина, обволакивая капитана прочным окаменелым слоем, на лету ловя выпущенные рыжим надоедой пули, едва ли не достигшие своей цели [Камень: Покров Матери-Земли]. Из недр новообретённого доспеха послышался басистый гвалт, размыто напоминавший смех. Одна угроза была нейтрализована. Магическая лоза была больше не в силах сдерживать вырывающегося силача, чьи мускулы наливались мощью элексира. И всё же она порядком раздражала капитана, продолжая цепляться за ноги, не бросая намерений опрокинуть его о земь. Похоже, ей самой не понять, когда стоит остановиться. Пришло время тотема огня, что всё это время не на секунду не оставлял Скааба, витая над его челом и ныне устремившегося чуть назад, за спину капитана. Со скрипом приоткрывая ставни рта, Рюджака обрушил на площадь струю свирепого пламени, что с жужжанием и воем устремилось к визави пирата, не опасаясь задеть своего командира, изничтожая лозу под самый корень, выжигая саму почву [Океан Пламени]. Над полем боя непостижимыми массивами вознёсся густой пар, сокрывший противников друг от друга, чем не применул воспользоваться волчий, вновь взывая к силам тотема ветров. Дори как раз успел позавтракать очередной порцией молний с небес, которые Альтера так заботливо обрушивала наземь. Только настоящая мать могла так заботится о своём чаде! Пребывая в приподнятом настроении, Дори поспешил прийти на зов, на считанные секунды даруя капитану частицу своего элемента. Вспыхнув голубой вспышкой, капитан в мгновение ока оказался позади мечника, занося свой меч для окончательного удара, который завершит этот бой [Полёт Бога Грома]. Если бы только кто-то мог видеть ту уродливую ухмылку, что сейчас исказила его морду! Обезглавливатель устремился в падение, размываясь в стремлении разрубить Мелвила пополам, покрываясь золотистыми ветвями энергии, ускоряясь стократ [Обезглавливатель: многогранный удар.]

\\\

Врешь, не уйдёшь! – Хищник всё меньше наблюдал за положением своего капитана, обуянный жаждой мести дальнозоркому прохвосту, всё более ускоряясь, превращаясь в сплошное красное пятно. Враг близко. Хисан уловил его запах, едва различимый в запахах растений и дождя. Кажется, засранец успешно избежал его атаки, ну что же… Адреналин бушует в жилах. Берегись, рыжий обмудок!.. ОП-ПА! – Поднимая за собой струйки крови, Рыжий рванул вверх, к густым ветвям высокого дерева, ныряя в в его лиственную шапку, едва сдерживая крик, сквозь кроны оглядывая взбесившуюся траву. Его лапы буквально за секунды превратились в кровавую кашу и непонятно вообще как ему удалось взобраться так высоко с такими ранениями. Непонятным оставалось и то, как он теперь вообще собирается передвигаться. Чёрт. Чёрт… Чёрт! Чёрт! ЧЁРТ! БОЛЬНО, МАТЬ ТВОЮ, БОЛЬНО! – только сейчас волчьего достиг тот принеприятнейший букет ощущений, когда твои руки и ноги вдруг перестают существовать, уступая место бесформенным окровавленным наростам, которые едва ли удастся назвать лапами. Обильное кровотечение спустило по влажной коре ствола целый водопад бардовой жижи, что игриво переминалась с ветки на ветку, с листа на листок. Казалось, сейчас Рыжий обрушиться на землю, не в силах более удержаться в густой листве, но тот не падал, не теряя баланса найдя йоговское положение на спине между двумя толстыми ветвями, которые должны были прикрыть Хисана от злобного охотника. Рвение в бой поубавилось, появилось лишь жгучее желание бежать с поля боя, бросить всё к чертям и зализывать, зализывать раны, пока они не закроются! - Чёрт! Если бы только этот старый горбатый жлоб делился зельями! Но нет – он заграбастал себе целый мешок! А ты, Хисан, сасай! Вот так вот! – в голове Хисан мог перечислять сколько угодно бранных слов, но факт оставался фактом – ему теперь не уйти. Никак. Он был загнанным зверем, которому отрубили лапы и бросили погибать! Они поплатятся за это своими жизнями, беспечные идиоты! Шерсть Хисана воспылала красным пламенем, пожирая волка, изменяя его до неузнаваемости, заменяя ему шкуру, останавливая кровотечение, прижигая раны[Покров огненного лиса]. Хисан прокусил себе язык, лишь бы не выдать своего местоположения криком. Тусклый свет погас, напоминая о себе лишь переменчивым алым туманом вокруг силуэта искалеченного волка. Боль не утихала, но Хисан всё ещё мог вести боевые действия. Он покончит с дерзким стрелком одним ударом. В тумане покрова открылась червоточина, исторгающая ввысь потоки пламени, мгновенно устремившиеся вниз, обретая силуэты огненных гиен [Пламенная стая: 6 особей]. Едва обретя форму, стая помчалась между деревьями рассредоточиваясь по лесу, намереваясь окружить и уничтожить назойливую угрозу. Они найдут его по запаху. Найдут и разорвут! Вперёд, мои собратья! Отомстите за дядюшку Хисана. Волк не обошёл вниманием и Альтеру, что так дерзко осмелилась его атаковать, и если бы не защита Дори, то Хисан мог обратиться лишь горсткой пепла на ветру. Две особи отделились от основной группы и ринулись к драконессе с озлобленным оскалом на едва различимых мордах.








Сообщение отредактировал Баллистика - Суббота, 19 Октября 13, 14.41
 
АнкалагонДата: Суббота, 19 Октября 13, 17.44 | Сообщение # 16
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1599
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Рыцарь медлил и словно бы приглашал своего визави к решительным действиям, вынуждал показать, что ещё найдётся у того в арсенале. Но Мелвиллом двигало отнюдь не желание уподобиться своему противнику – с каждым выигранным мгновением меченосец всё яснее представлял, кто выступил против них. Взгляд золотых глаз, сверкающих холодной решимостью, встретись с горящими безумным огнём оранжевыми глазами пирата, и хранителю не удалось увидеть в них ничего, кроме бешенной жажды крови. Между соперниками и в самом деле было нечто общее – оба зависели от своего арсенала, и, если лишить их всего оружия, рун, зелий и оставить без ничего, они мало бы чем превзошли того же Руфуса. Но сходства на этом заканчивались – Мелвилл вынужден был использовать артефакты, которые использовали его силу и его талант, в частности, руниры и Беллатор высвобождали заклинания самого Хранителя Кристалла. За волка же дрались его тотемы, которые Мелвилл сперва недооценил, и помогали его артефакты и зелья. По одиночке, оно делало врага опасным, но не более того, но всё вместе превращало его в страшного соперника, и кто знает, сколько душ уже было загублено. Теперь становилось ясно, почему не было ни дозоров, ни резерва в засаде, становилась понятна наглость так далеко от моря. – Он не должен уйти отсюда живым, – понял Мелвилл, он – и второй, чародей. Можно лишь гадать, сколько зла они уже совершили и сколько совершат, если позволить им уйти. Видимо, сам Создатель пожелал, чтобы Мелвилл наткнулся на него в этих лесах: можно было много говорить о несуществовании чистого, абсолютного зла, существующего лишь для причинения боли и собственного блага, без целей и мотивов, но стоящий перед меченосцем зверь, во взгляде которого не оставалось ничего разумного, был именно таким злом. Сивый отверг предложение уйти с миром, он не внял даже тому, как заклинания его тотемов, одни за другим, разбились о защиту рыцаря, повергая все его старания во прах, но в его глазах стоял очевидный вызов – пират был горд и самоуверен, не забывая о своём соратнике-маге. Колдуне, не чета своему капитану, но который сумел выжить и чьи чары оставались опасными для Руфуса. Что же, вызов брошен – вызов взят: Мелвилл больше не собирался делать для него скидки и экономить силы. Только сперва стоило позаботиться о Руде, которому без защитной магии могло прийтись туго – а ведь ему предстояло хотя бы занять второго, рыжего головореза.

Левая нога сделала последний шаг вперёд – хранитель видел, как один из тотемов окружал своего господина защитой. Пускай, колдовство не остановит штурма Серого Меченосца. Пространство вспыхнуло огнём, но яростная волна, приближаясь к экс-хранителю, вдруг опала и поползла в стороны, словно побитая собака – пылающий в руке двуручный меч обладал властью над огнём не меньше, чем летающий позади мохнатой спины тотем. Замерев вполоборота, заметно рискуя пропустить очередной удар, Эмплада обернулся в сторону холма, выхватывая область с вероятным местоположением Лоуна и произнося заклинание [Храмовник: Доспехи Бога]. – Твоя броня выдержит удар из танка – а их заклинания тем более. Разберись со своим дружком, и не вмешивайся в мой бой! – бросил следом мысленное послание Мел, сжимая рукояти мечей, ровно в тот миг, когда во вспышке серебряных искр возле правого плеча возник враг. – Проклятие! – воскликнул про себя мечник, стремительно отклоняясь влево и назад. Обе руки рванулись с места – эфес клинка Ялини скользнул по одному из кармашков, заставляя того вспыхнуть серебряным рисунком: ромбом с ножками-опорами [Руна Боевой Ярости: цель - Сивый]. Беллатор ещё лишь летел навстречу Обезглавливателю, когда меченосца подхватил целый водоворот яростной силы, открывающей все внутренние замки и позволяя обрушить на соперника целый вихрь атак. Эспадон сменил цвет огня, вспыхивая белоснежным чистым пламенем, и лезвие, проскользнув от левой голени вверх, наискось, столкнулось с чужим ягатаном – мечи гневно зазвенели, налетая на непреодолимые для преграды, брызжа во все стороны яркими сверкающими искрами [Пробуждённый Эспадон: Силовой удар]. Отдав все силы, но не переборов друг друга, мечи угасли – но эспадон снова вспыхнул своим привычным огнём, норовя лизнуть шерсть волка. Лезвие Ялини взметнулось, но удара не последовало – выписав замысловатый жест, вроде благословляющего жеста, оно исторгнуло в пирата целое облако жемчужно-серого облака, вмиг окружающего хозяина ягатана и разгоняя туман вокруг: магическое облако обняло капитана, но то были не нежные объятия, а хватка вампира – облако стремительно высасывало подаренные волшебным эликсиром силы, вымывая из волка все его действие [Храмовник - Очищение]. Покрывающая тело каменная броня посерела, стремительно покрываясь целой сетью мелких трещин, и стала рассыпаться, подобно пересохшей глине.

Повергнув защиту соперника, хранитель кристалла с силой толкнул скрещенные мечи, вынуждая своего визави отступить на несколько шагов. Клинки расцепились, продолжая прерванное столкновением движение, двуручник отвёл ягатан вбок – но уже слишком поздно, удар попросту не достал бы Сивого. Мелвиллу стоило сделать всего шаг, чтобы Скааб ощутил на себе ярость его мечей, однако… – Битва без каких-либо скидок, – напомнил себе мечник, снова касаясь эфесом Ялини нового кармашка, полыхнувшего ровной чертой [Исса: Вечные Льды Севера+Прямолинейность Викинга+Решительный штрум]. Ладони сами вскинули мечи, обеими лезвиями указывая в грудь врага – Мела наполнял новый поток силы, пусть и не столь могучий, как прошлый. Заклинание, пробуждённое запечатанными в глубине рунами – земля под лапами волка вспучилась, выпуская десятки цепких и прочных терний, с сантиметровыми шипами, которые сплошной сетью окутали пирата, связывая все лапы и сдавливая грудь, живот, шею [Клинок Ялини - Связывание]. А следом в волка ударило ещё два заклинания: Беллатор высвободил сбережённое внутри заклинание Альтеры, ярко-жёлтым копьём ударяя в левую сторону [Молния – сильный уровень]. И если эта атака ещё была во власти деревянных фигурок, то следующий удар был слишком силён и для них – на Сивого обрушился целый каскад заострённых игл, скрывая обездвиженного под волной бледно-голубой смертельной лавины. Глядя на то, как заклинания буквально хоронят под собой Скааба, Мелвилл чётким движением вбросил Ялини в боковые ножны, перехватывая обеими руками Беллатор и будучи готовым немедленно продолжить битву.



А ты в этом точно уверен? – недоверчиво попробовал уточнить Руфус, вняв посланию своего соратника. Скрывшийся в волне растений рыжик успел вырваться оттуда, но был больше похож на кровавую комету, упавшую куда-то в дальние кусты и затихнув – как-либо движений парень не видел. Но если Мелвилл раскошелился на магическую броню для него, Руда, значит, ублюдок всё-таки выжил. – Интересно, почему мне не поставили на телефон такую штуку, что чувствует, умер кто-то, или нет? – спросил сам себя парень, непроизвольно дёрнувшись – на нём из ниоткуда стала нарастать жемчужная кристальная броня, с полупрозрачными пластинами. В отличие от обычного бронежилета, эта штука закрыла даже пальцы и лицо – ну прямо скафандр, но, к удивлению парня, она не только не мешала двигаться, но и позволяла так же хорошо слышать. Но главное – вся одежда мигом просохла, ликвидировав последствия дождя и значительно поднимая настроение. Усмехнувшись и вскинув автомат, парень поспешно свинтил с него глушитель – стрелять надо через преграды, и даром тормозить пули не надо. – Надеюсь, что такой доспех стоит не только лишь за красоту, – с сомнением отметил Лоун, двинувшись в сторону кустов. Палец был готов надавить на спусковой крючок в любой миг, как только взятые на прицел кусты и деревья подозрительно дёрнутся. Кто бы тот гад не был, стать невидимым он уже не сможет… Но вот помочь ему спрятаться всё-таки сумели. – Да что б вы срали! – открываясь от запотевшего штурмового прицела, спецагент спешно провёл ладонью по маске – и убедился, что виной всему был густой, молочно-белый туман, в котором и вытянутая рука была бы рада укрыться. А как искать ублюдка в нём без приборов, парень не имел понятия. Разве что тот как-то сам подаст о себе знак.

И он всё-таки подал – впереди что-то полыхнуло, выпуская в туман один, другой, шестой сгусток огня… Не оставаясь в долгу, Руд вскинул SCAR и выпустил в чащу щедрую очередь, пытаясь охватить вероятную площадь «бомбардира». Вернувшая голос винтовка радостно огласила чащу громкими выстрелами, заглушая даже ливень – и, кажется, забывшие взорваться шарики на него живо среагировали, двинувшись к источнику звука. – Какого лешего? Они долбанулись? – возмущённо оскалился Руд, тут же пригибаясь и бросаясь вперёд – а вдруг их просто перенаправили, и скрывшись оттуда, он избежит знакомства с ними? – Вот поганец, всё тебе неймётся. Лови, фашист, гранату! – пробежав вперёд, парень оказался недалеко от «источника» занятных огненных шариков, и, кажется, скрылся от них. А вот их создатель – не скроется, и сорванная граната, лишённая чеки, уже летела сквозь чащу к обиталищу Хисана, описывая высокую дугу и сбивая на своём пути листья – что заботливо глушил ливень. Руд замер в ожидании взрыва, как в глазах мелькнул один из «огненных шариков». Он не успел даже выругаться – лишь под резко подпрыгнувшее до кадыка сердце увидел элементы огненного - клыки, морду, когти, и наивно заслонился локтём. Оба взрыва прогремели одновременно – граната щедро разбросала кругом осколки, прошивая листву не хуже картечной пушки; огненный зверь выжег целую область, толкая парня подобно удару ногой… и не более. Руд рухнул на колени и ладони, лишь из-за неожиданности – чудесные доспехи погасили удар настолько, что вполне можно было устоять. – Охриненные у тебя гостинцы, Мелвилл, – ошарашено произнёс парень, оглядывая повреждения – лишь небольшая копоть на локте, тут же смытая дождём. Адреналин в крови смёл всяческий страх перед огненными тварями – и когда из-за кусов выскочила ещё одна гиена, то парень, молодецки замахнувшись, сам ударил её в нос – и снова полетел с ног, не сумев повторить подвиг героев из мифов. Второй раз поднимаясь с колен, Лоун заметно остыл, сообразив, что игра в неуязвимого может окончиться совсем не в стиле легенд. К тому же, автомат наверняка раскалился, что делало стрельбу из него быстрейшей дорогой до сдачи его в утилизацию. Зато дробовик в обеих случаях прятался за спиной – а потому, он поменялся местами со SCAR’ом. Нужно было убедиться, что огнемётчик наконец –таки угомонился: с трудом поборов желание громко выкрикнуть, мол, ты меня так искал, что же сам прячешься? – Руфус осторожно двинулся к месту взрыва гранаты. Если засранец выжил, он может сообразить о намерениях парня – потому, Руд был готов в любой момент выстрелить в любого, кто полезет без предупреждения.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
SapphireДата: Четверг, 24 Октября 13, 19.21 | Сообщение # 17
Взрослый дракон
Группа: Следопыты
Сообщений: 894
Награды: 4
Репутация: 12
Статус: Offline
Сколько бы раз мысли о том, что возможно это путешествие не стоило затевать не пробегали в разуме, они всё же там не укреплялись. Драконица все яснее и яснее понимала что нельзя узнать всех тонкостей мира, всех его особенностей и присущих ему сторон только осматривая достопримечательности и другие исторически важные места. Было бы ещё неплохо, если повезёт, понаблюдать за какой-нибудь битвой или ожесточённым спором, при этом не участвуя в подобном. Можно сказать чть замысел Альтеры исполнился, да только совсем не так как она рассчитывала. Хотя если посудить честно, предугадать подобное тоже непросто. А потому, оставалось только смириться с неизбежным и защищать свою жизнь.
Только сейчас штормовая заметила что практически ни одна из её попыток причинить вред кому-то из двоих пиратов не принесла ожидаемых результатов. Значит это был бесполезный расход энергии, по счастью, лишь природной, а не личной жизненной, что было особенностью драконицы. Конечно, она догадывалась что когда бой закончится, к ней возникнет много вопросов - Каким образом ты вызвала дождь? Откуда ты? - и прочее прочее прочее. От одной мысли об этом Альтера едва удержалась чтобы не взлететь ввысь и не рвануть куда глаза глядят, всё же она не преступница и бояться ей скорее всего нечего. Значит, нужно было не мешать меченосцу с его напарником, и стараться самой не попасться под удар, что оказалось не так легко, когда взгляд наткнулся на двух несущихся на неё огненных существ. Размышлять дольше секунды времени не было, а потому, немного поднявшись в воздух, штормовая послала навстречу атакующим существам широкую полосу воды, сотворённую ею из продолжавшегося дождя, но гораздо более плотную, чем могло бы показаться на первый взгляд, надеясь остановить их.



 
БаллистикаДата: Пятница, 01 Ноября 13, 23.17 | Сообщение # 18
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 44
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Offline
Быстро. Слишком быстро даже для натасканного восприятия капитана. Волк сидел в полной темноте, пытаясь осознать всё произошедшее, анализируя каждый свой шаг и шаг Мелвила, цепляясь за каждый кадр их схватки: Их клинки столкнулись в яросной борьбе, не в силах побороть один другого, несмотря на всю ту нечеловеческую силу, которую обрушил на врага Скааб в этот момент. Тогда? Нет. Тогда Обезглавливатель пел в его руках и жаждал продолжения, которое получил. То облако дыма, что обуяло Сивого в тот момент… оно душило своей свинцовой хваткой, когда Скааб создал непроницаемую защиту, на которую понадеялся слишком сильно. Тогда ли, когда поседевший доспех обрушился на землю? Когда эффект величайшего изобретения его племени развеялся по ветру? Нет, тогда Скааб лишь улыбнулся, чувствуя, как силы покидают его, а дремлющая до сего момента боль пронзила все тело в момент, в особенности выжженный глаз. Его противник так силён! Разве это не замечательно? Схватка стала лишь интереснее, когда лоза вновь обвилась вокруг его тела, тут же истлевая в пламени Рюджакки [Великое сожжение], пока Цукате оградил волка рядом трёхметровых монолитных плит [Каменный тетраэдер]. И вот в стену вошёл электрический заряд. Ха! И что с того? Как будто это могло навредить!.. Наверное, сейчас. Сейчас, именно в этот момент Скааб ощутил нечто, похожее на отчаяние. В считанные мгновение его тело превратилось в подушку для иголок, пронзённая тысячей ледяных осколков, прошедших его абсолютную защиту как нож сквозь масло. Как? Неважно. Сейчас Скааб не мог мыслить, в конвульсиях вливая в пасть несколько склянок мощных целебных зелий, одну за другой, словно бы это помогло поскорее забыться [Боевые зелья: Зелье мгновенного восстановления]. Отвары не потерпели дерзости и Скааб едва удерживал рвотные спазмы, буквально разрывавшие его изнутри. Казалось, сама его шерсть сочилась кровью. Скааб чувствовал, что сидит в луже из собственной крови, непроизвольно сжимая опалину, где должен был быть его глаз, всхлипывая от пульсирующей боли в черепе. Приземлившийся рядом Акрин в скором порядке помогал хозяину с ранами, используя единственную на всю компанию целебную способность, заключая Сивого в прозрачную полусферу циркулирующей воды, беспорядочными каскадами повторяющей силуэт пострадавшего зеленоватыми переливами, отражающимися на поверхности напоминавших решето изорванных плит [Бодрящая роса]. Одна из них не выдержала напора и обрушилась, а следом и все остальные, открывая взору меченосца в доспехах довольно жалкое зрелище. Сейчас Сивый напоминал скорее подворотного дворнягу, нежели гордого капитана и серого кардинала криминального мира. Поймав на себе взор жёлтых глаз – о как смехотворно они сияли в первый раз их столкновения – Сивый скукожился, чувствуя себя младенцем перед воином. Нет, это не воин – это просто чудовище! О каком поединке речь, у него нет и шанса! Скааб не был самоубийцей. Продолжать бой не было смысла – к чертям дракона и людей! На корабле его ждёт богатая добыча из жемчуга и новых тотемов! Да… Он сбежит… И на корабле его не достанет даже морской дъявол… Пусть только сунется за ним – там бой будет по его правилам, ведь он капитан! – Сюда, мои пташки! – С визгом тотемы окружили Сивого, который едва держался на ногах, удерживая дрожь в коленях обеими лапами – Мы уходим. – Стоило Скаабу закончить говорить, как тотемы вплотную приблизились к его телу, сливаясь с изорванным, словно бумага, стальным панцирем, заставляя Скааба пошатнуться, а затем, внезапно, оторваться от земли [Единение: Левитация.] Силы четырёх тотемов хватало, дабы Скааб обрёл способность к полёту на короткие дистанции – До корабля должно хватить.- скептично отметил капитан, не привыкший к полётам. За считанные секунды тотемы подняли его на несколько десятков метров над землёй. И всё это время Скааб с дрожью в руках удерживал наготове клинок, готовясь встретить любую напасть припасённым в запасе щитом…

\\\

Гот мгась! – прорычал Рыжий сквозь кровоточащие дёсна, скатываясь с мокрых ветвей на землю, подальше от зависшего на секунды прямо перед носом шарика, похожего на металлический фрукт. Волк достаточно давно работал со взрывчаткой, дабы узнать в этом устройстве что-то, что взрывается. И оно взорвалось на удивление сильно. Даже сквозь огненный покров лиса Хисан ощутил, как не сгоревшие в щитовых чарах осколки врезаются ему в плоть, на сей раз выбивая истерический крик из разорванной пасти как раз перед тем, как Рыжий грохнулся мордой в грязь. Что же, это точно конец. Хисан мог наблюдать размытые очертания приближающегося к месту падения Руфуса, ныне закованного в непреодолимую для магии Рыжего броню.-Гне озшитал от тебя такохо. – Хисан всеми силами старался говорить разборчивее, то и дело сплёвывая слюну с кровью, заполнявшей ротовую полость. –Впегвые увгидел когхото своей окграски и недооцегнил егхо. Глупец. – Хисан всхлипнул, пытаясь перевернуться из неудобного положения на спину. После длительной борьбы ему это удалось. – Гтеперь пгедётся сдохнуть сдесь, в этой бохгхом забытой глуши и гнихто даше не усгнает об этом. Гха-ха… Снал на хшто шёл… – теперь, когда его речь была наполнена шипящими, Хисану вполне подходило его змеиное имя. Забавно, он всегда им гордился, как волк… Но он врал. Он не собирался умирать бесславно и готовился подарить миру вспышку света. Его искусство – искусство под названием взрыв. Он долго им овладевал и был виртуозом в делах пиротехники и преуспел в логии огня. Настолько, что открыл для себя технику, позже заслужившей звание его любимой. Бомба хвостатого зверя. Он прозвал её так. Для капитана эта техника была ничем иным как техника подрыва броненосцев и дрегноутов… Она сметала их сходу. Что же, впервые она будет использована на суше. Хисан умрёт, но чёрт! Как же хочется забрать этого ублюдка с собой! -Подойди ближе! Проникнись состраданием, ну же! Мы же братья по цвету! Мы всё должны делить между собой! У меня для тебя есть подарок, друг! Подойди ещё чуть-чуть!

\\\

Едва заметив атаку драконессы, гончие рванулись в разные стороны, пускай было поздно. Одна из них мгновенно была погребена под каскадом воды, но лишь одна. Вторая избежала поражения и ныне стремглав неслась к штормовой, стремясь нагнать её в воздухе совершая мощный прыжок и взрываясь в нескольких метрах под поднявшейся в высь драконесой, множественными пламенными углями впиваясь в густую шерсть гривы, отчаянно сражаясь с впитавшейся влагой. И пускай им не справится с дождём, ожоги Альтере обеспеченны.








Сообщение отредактировал Баллистика - Суббота, 02 Ноября 13, 21.36
 
АнкалагонДата: Суббота, 02 Ноября 13, 23.47 | Сообщение # 19
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1599
Награды: 3
Репутация: 17
Статус: Offline
Клинок просвистел в воздухе, одинаково легко разбивая так медленно летящие капли и осыпающиеся каменные плиты, всего миг назад служившие надёжной защитой, но оказавшиеся не в силах остановить следующее заклинание. Но лезвие лишь разрубило пустоту на месте, где всё то же мгновение назад стоял капитан – пират рухнул на колени так вовремя, что меч едва не обрил ему макушку, пройдя в каком-то миллиметре от его головы. Выглядел Скааб неважно – в единственном открытом глазу уже не было надменной уверенности и насмешки, исчезли проблески безумия. Мокрая шерсть была местами испачкана кровью, морду исказила гримаса боли и усталости – когда некогда неотразимый удар столкнулся с не уступающим ему выпадом, антроволк быстро сориентировался и вовремя перешёл к защите вместе со своими тотемами: их чары сумели отразить две атаки, но совладать с третьей уже не сумели. Сейчас Мелвилл смотрел на поверженного врага, но чувства радости или гордости так и не пришло – Скааб сейчас выглядел безоружным, не способным защищаться как следует, и теперь бой уже не мог быть равным. – Это будет не битва, а казнь, – понял меченосец. О всемогущий Ямерт, пусть лучше бы пират умер в бою, как и его подельники, пал от меча! Серебряные драконы больше любых своих сородичей не любили убийств, но капитан не заслуживал милосердия и пощады, ведь его деяния были ужасны. Беллатор поднялся над пиратом – что ж, по крайней мере, его ждала смерть воина, а не петля для уголовника. – А не сдать ли его властям? Сейчас отобрать его игрушки будет не трудно. Пусть убийством безоружных занимаются профосы – а я не палач! – решение пришло неожиданно, позволяя найти подходящий выход: Мелвилл сразит его только тогда, когда он встанет. Если встанет.
Вставай, вожак пиратов, – негромко произнёс Эмплада, пряча Меч Ялини в ножны и перехватывая обеими ладонями рукоять эспадона.

И Скааб встал. Встал, но не для того, чтобы продолжить битву и принять смерть в бою, а для того, чтобы бросить свою команду и сбежать, трусливо пожав хвост. Хранитель кристалла совершенно не ожидал увидеть в способностях жалкого пирата возможность летать по воздуху, даже имея в запасе столь могучие магические тотемы, и невольно пропустил подходящий момент для того, чтобы Беллатор закончил полёт ещё на взлёте. – Жалкий трус! – скорчив досадливую гримасу и проводив взглядом воспарившего волка, мечник захрустел перчатками, сжимая рукоять меча от осознания того, как легко его одурачили, воспользовавшись его приверженности чести. Но пират не мог уйти – развернувшись и опустив клинок, хранитель спешно оценивал скорость врага: – Траектория твоего бегства достаточно предсказуема. Что ж, я знаю, как обсадить тебя назад! – свободная ладонь левой руки коснулась точащего за спиной конца меча Яргохора: металл вспыхнул голубой руной с изображением водяного вала, освещая латную перчатку. Впереди, в чаще, раздался низкий гул разрываемой земли, и между крон деревьев в небеса взвился столб кипячёной воды [Меч Яргохора: Гейзер], сбивая гротескную пародию на птицу и скрывая капитана в своих объятиях – гулу фонтана ответил голос стреляющей винтовки: Руфус не дремал и решил поддержать атаку. В воздухе расцвёл невиданный голубой цветок – ровная тонкая ножка гейзера раскрылась широким водяным диском, сплетённым из сотен разлетающихся струй и тысяч капель там, где поток столкнулся с беглецом. Но это был лишь обманный манёвр – на поясе мечника от прикосновения белой вертикальной чертой вспыхнула новая руна [Руна Туризас: Оберег+Молот Тора+Мощь Древних Героев], предвещая новую напасть для пирата.

Небо содрогнулось от небывалого грохота грома, а небеса вмиг осветились целой сетью голубых и мощных молний, превращая на несколько секунд клубящиеся низкие тучи в подобие чудовищного портала в миры Зла. В воздухе блеснули очертания обелиска цвета вороного крыла, отшлифованного едва ли не до зеркального блеска и покрытого рунной гравировкой. В мгновение ока зависший было огромный камень рванулся вниз, к земле, и его путь сошёлся с траекторией полёта Скааба. Оба летящих объекта на скорости столкнулись, рождая новый треск и грохот – от силы столкновения крепчайший камень разлетелся тёмно-серой пылью, сбивая капитана и направляя того в свободное падение к земле [Молот Тора]. Листва взметнулась новым фонтаном, принимая в себя падающее тело пирата, не так далеко от Мелвилла.
Слишком поздно ты решил бежать, лжец, – произнёс меченосец, сжимая меч и поторопившись к месту падения. Корни словно бы расступались, бросая под ноги удобную дорогу; ветки образовывали удобный и прямой ход, сама чаща помогала экс-хранителю быстрее добраться до своей жертвы. И вот, всего несколько мгновений, и противники снова оказались лицом к лицу. Похоже, что ветки смягчили падение – а быть может, тотемы успели что-то сделать для спасения своего господина, но Скааб успел даже подняться на ноги ровно в тот миг, когда рыцарь вынырнул из чащи, спрыгивая с возвышенности и буквально налетая на пирата, сильно толкая того плечом. Ударом ноги Мелвилл не дал мечу врага подняться для удара, ладони перехватили двуручный эспадон так, чтобы лезвие смотрело из низа ладони, и, пользуясь брешью в защите врага, меченосец нанёс удар, обрушивая остриё тяжёлого клинка на грудь Скааба, вкладывая не только силу, но и собственный вес.



Всё-таки дробовик – не самое лучшее оружие для войны в джунглях. Конечно же, если зараза подберётся близко, то он станет незаменим, а учитывая автоматический режим, осчастливить выйдет даже весьма крупную и толстокожую заразу. Но вряд ли тот гад, умея швыряться всякими огненными шарами и создавать из воздуха взрывающихся зверей, побежит с шашкой на закованного в доспехи стрелка, уже успев уяснить, чем это чревато. Хорошо бы, если он не увидел героической, но глупой битвы Руда со вспыльчивой мерзостью, тогда прочность доспехов может оказаться неприятной неожиданностью для соперника. Как назло, путь упирался в особенно густую листву – обходить вокруг небольшую стенку парень решил слишком долгим, потому, всунув руку и ногу в небольшую дыру, он кое-как протиснул голову, навалился – листва и ветки затрещали, тщетно пытаясь оцарапать ровную поверхность доспеха, но поддалась, пропуская спецагента. Напоследок природа решила хоть как-то отомстить вторженцу, и опрокинула широкий длинный мясистый лист, выливая на спину парня пару литров скопившейся влаги – и хотя доспех снова обратил её усилия в ничто, висевший за спиной автомат недовольно зашипел, испаряя часть воды и быстро охлаждаясь после контакта с подарками Хисана. На мгновение Руфус недоумённо замер, пытаясь определить источник шума и спешно обернувшись – но звук, насмехаясь, снова перебежал за спину. – Проклятие! Винтовка же шипит! – сообразил парень, прислоняя Шакал к стволу дерева и вытаскивая из-за спины штурмовую винтовку. – Хо, да ведь она достаточно остыла! Спасибо, дерево! – ухмыльнувшись и возвращая на старое место автоматический дробовик, Руд снова перехватил SCAR, у которого был свой, подствольный дробовик.

И где же этот гад? Не поверю, что он так просто даст себя угробить. Наверняка засел за каким деревом, задумав очередную пакость, дзотто! – вскидывая оружие, парень двинулся вперёд, пытаясь что-то расслышать в шуме ливня и костя про себя Альтеру, испортившую погоду и не торопящуюся её убрать. Поди, улизнула отсюда в начале заварушки – ищи её теперь где за горами! Интересно, может, Мелвилл найдёт способ одолеть ливень?.. Невольно вздрогнув от такого близкого голоса – метров с десятка полтора, не больше! – Лоун сосредоточился, отбрасывая ненужные мысли и обращаясь к источнику звука. Да, без сомнений, поганец засел совсем недалеко, в листве впереди – осторожно выглянув из-за дерева, разглядев лежащего на спине рыжего, выглядящего неважнецки. – Извини, браток. Ничего личного, просто вы решили нас убить, – подумал парень, целясь через штурмовой прицел. Перекрестье на стекле оказалось как раз на голове цели – с такого расстояния и с таким прицелом в неподвижную цель промазать не смог бы и инвалид. Палец надавил на курок – освобождённый от глушителя SCAR с громкими звуковыми ударами выпустил в голову три стальных пули с закалённым сердечником. Отбойник выбросил три дымящихся гильзы, упавших под ноги парня – Руд, словно бы там пряталось ещё несколько террористов, снова нырнул за дерево, хотя уже знал – враг убит. Остался только соперник Мелвилла – или тот уже и его прикончил? Парень поднял взгляд ровно в тот миг, когда Скааб вознамерился было спасаться бегством по воздуху – у Руда от такого зрелища невольно в недоумении взлетели брови: – Лолчто? Летающие волки? Они вообще поехали там? Спускайся на землю, придурок бескрылый! – руки сами вскинули автомат, быстро ловя прицел. Конечно же, Мелвилл говорил о том, чтобы не вмешиваться, а он не был похож на тех ребят, на чьи слова можно спокойно плюнуть, но если засранец убежит, лучше не будет. Мгновение – и парень уже знал, где и в какой момент мохнатый летун будет находиться, даже лучше самого «лётчика». Автомат легко поймал прицел, и следующим нажатием на курок Лоун снова заставил винтовку заговорить, посылая в капитана целый десяток пуль.



Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
SapphireДата: Четверг, 07 Ноября 13, 06.46 | Сообщение # 20
Взрослый дракон
Группа: Следопыты
Сообщений: 894
Награды: 4
Репутация: 12
Статус: Offline
Для не особо опытной в самозащите драконицы день явно проходил не лучшим образом. Ещё буквально утром этого же дня не было ни единого предчувствия, что вскоре придётся пережить нападение пиратов, а затем драться не на жизнь а на смерть. Смягчающим обстоятельством стало вмешательство, крайне своевременное вмешательство, двух, судя по всему представителей то ли власти, то ли чего-то вроде местных защитников обиженных. Нельзя сказать что Альтере было дело до мелочей, главное то, что они её спасли от наихудшего. Если для любого другого обычного дракона самым худшим кошмаром, самой ужасной бедой было бы остаться без крыльев, то есть без возможности подняться в воздух, то для такого дракона как штормовая наиужаснейшей бедой была бы перспектива остаться без хвоста. К тому же, теперь она понимала что вряд ли бы отделалась только лишь хвостом, и скорее всего пираты попросту убили бы или того хуже, съели заживо, теперь сомнений в кровожадности волков Альтера не сомневалась. Как и не сомневалась она в их неистовом желании во что бы то ни стало сильно поранить или убить её, во что бы то ни стало. Драконица и глазом моргнуть не успела, как одна из огненных гончих чудом избежала участи быть убитой своим заклятым врагом - водой, и всё же совершила прыжок, дабы взорваться всего лишь в нескольких метрах под ней, тут же врезаясь в штормовую раскалёнными углями с такой силой, что лёгкую, не слишком-то и большую драконицу опрокинуло на землю, с высоты нескольких метров, сильно ударив о землю. Боль от падения, умножаясь за счёт сильных ожогов тут же "подбросила" Альтеру с земли, заставляя извиваться в муках, пока вода с неба, вдруг начавшая литься с ещё большей скоростью и силой, уничтожала опасность. В какой- то момент небо осветила вспышка молний не хуже, чем при атаки рыцаря, на которого штормовая в данный момент совершенно не обращала внимания, а за этой вспышкой, небо пронзила очередная ветвистая молния, оглашая окрестности могучими раскатами грома. Дрожа и сжимая зубы от боли, Альтера всё же поднялась с земли, всё ещё не оправившись от болевого шока и не слишком-то контролируя себя. Именно поэтому, едва уловив взглядом того самого волка, что послал в неё этих огненных гончих, в голове драконицы промелькнула единственная мысль - Убить! Следуя этому посылу, с неба в мгновение ока, после очередной вспышки, прямо в Хисана ударил мощный разряд молнии, на этот раз уже наверняка поразив проклятого пирата. Вслед за этим, видимо выйдя из состояния аффекта и болевого шока, Альтера вновь упала на землю, теперь лишь из-за того, что сознание решило покинуть штормовую, посылая её в облегчающую чёрную бездну, где нет боли и страданий.

Спойлеры не работают вообще. Альтера использовала владение погодой, направив молнию силой мысли. Учти то, что она не контролировала себя. Думаю про болевой шок и аффект говорить не стоит. Я даже не могу ни один тег поставить, как то - p.s, спойлеры и прочее. В общем это сильный или сверхсильный уровень Грозовой души. Можно сделать так будто Альтера 1 раз так на уровне инстинктов использовала это, с такой силой.



 
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Затерянный Сад (Линия Прошлого) (Цветущие земли восточнее Варфанга)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Явившиеся сегодня

Copyright © Tenzi-Sharptail/Ankalagon 2014 Все права защищены. Designed by Asterion 2018