< Непостижимый Кадатат
Добро пожаловать на Непостижимый Кадатат
Переход на главную Просмотреть новые сообщения форума Руководство по игре Переход на мир Санктарамос Переход в мир Авалар
>
Северные болота - Страница 2 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Анкалагон  
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Северные болота (Земли между хребтом Колоссуса и Выжженными Землями)
Северные болота
АнкалагонДата: Понедельник, 27 Августа 18, 20.43 | Сообщение # 1
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Когда-то это были топкие, влажные болота непомерной площади, протиравшиеся на лиги во все стороны. После наступления Долгой Зимы, их сковал лёд, а бесчисленные ураганы и циклоны покрыли всё сплошным снежным покрывалом. Частично снег отполирован и утрамбован постоянными ветрами, частично - лежит зыбучей сухой массой, постоянно поднимающейся в воздух и перегоняемый воздушными массами.

И в лучшие годы здесь жизнь не била ключом. Тракты из Колоссуса, единственного и крайне тяжёлого подъёма в исполинский хребет, в Выжженные Земли, а так же из леса Сирион в сторону Каньона, давно пустовали и приходили в упадок. Снег же стёр все следы их существования. Пара поселений - деревня болотных гоблинов на пересечении трактов, да дерево-деревня ближе к восточным рубежам болот - давно вымерзли, промёрзли и опустели. Здесь нет ни еды, ни даже хвороста для костра, и даже шайки отребья здесь почти никогда не появляются. В этой бескрайней белой степи очень легко заблудиться, ведь ветер стирает любые следы, а любые ориентиры скрыты за постоянным снежным туманом.

Переходы:
Воздушные:
Аррениус (дальнее юго-западное направление).
Аркснемора (ближнее направление на запад).
Варфанг (ближнее южное направление).
Великая Дамба (дальнее направление на запад).
Великий лес Сирион (ближнее западное направление).
Глиммер (дальнее направление на юго-запад-запад).
Гэир-Лон (дальнее направление на юго-восток).
Детрийские поля (южное ближнее направление).
Долина Авалар (ближнее юго-западное направление).
Замок Северной Стражи (дальнее направление на северо-восток).
Забытая Цитадель. Бывшая цитадель Синдер (дальнее направление на юго-запад).
Затерянный Сад (ближнее юго-восточное направление).
Каньон «Рука Смерти» (ближнее северо-восточное направление).
Колоссус Спрингс (ближнее северное направление).
Ледники (дальнее северо-западное направление).
Летающие Острова (расположены высоко над выжженными землями).
Кладбище (дальнее западное направление).
Побережье (дальнее направление на юго-восток).
Сумеречный Водопад (ближнее направление на юго-запад).
Чёрная Башня. Магическая маскировка обеспечивает её секретность (дальнее направление на юг).

Сухопутные:
Выжженные Земли.
Каньон «Рука Смерти». Содержит храм с порталом в другой мир, ведущий в Город Солнечных Драконов (северо-западное направление).
Колоссус Спрингс. Содержит Подъёмник, единственный сухопутный вход на Летающие Острова (северное направление).

Последовательность:
Анкалагон (Тормунд, Лиана, Рихард, Юджен, Руфус, Леонардо) --> Сильвер (Сальвадор) --> Злодеус Злей (Мастилия, Ами, Алериана)


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
АнкалагонДата: Четверг, 14 Февраля 19, 22.52 | Сообщение # 21
Услышь мой рёв!
Группа: Летописцы
Сообщений: 1632
Награды: 4
Репутация: 17
Статус: Offline
Сами бы выбрались. Не такие сытые и тёплые, но выбрались. Ты же не думала, что я вас бросил бы там замерзать? – минотавр с нетипичной для подобного верзилы аккуратно прижал к своему боку хрупкую драконидку, обняв её за плечо. – Холод и голод подбирались бы медленно и заметно, а в драке каждый случайный удар может стать твоей погибелью. Так что, я не позволю этому хлыщу тянуть тебя на передовую, чтобы ты делала за него его же работу. Сражаться и стоять в битве должен мужчина, который умеет воевать, а не девчонка-археолог.
Мастилия ничего не ответила, но по ее взгляду было видно, что она доверилась словам минотавра. Остальные, тем временем, занимались своим делом – опцион и его помощник разыскивали новые открывшиеся сквозняки и забивали их всем, что попадётся под руку, любой рухлядью и тряпьём. Люди собрались вокруг своего причудливого механизма, остальные – кроме драгонессы – расположились ближе к открытому очагу. И заодно – нахальному рыжему, на котором не осталось и капли печали от недавней склоки.

Я добрейшей души человек, просто жуткий интроверт. У меня боязнь незнакомых людей, и аллергия на законченных зануд, – Руфус надзирательно поднял палец в воздух, прежде чем опустить его и очертить круг на экране планшета, обозначающей деревню. – Реакция моего психологического «Я» создаёт мне защиту от агрессивного внешнего мира. Это процесс подсознательный…
Да у тебя рот не закрывается, псевдоинтроверт. Ты в детстве в чан с токсинами не нырнул? Ощущение, что ты ими напитался, и теперь регулярно испаряешь ядовитые миазмы, – его напарник натянул ему маску на глаза, но парень только назойливо отмахнулся, возвращая её на место.
Очень смешно. – ответила она на наигранную шутку Руфуса. – Должно быть, неудобно, когда аллерген всегда с тобой, и не оставляет тебя даже в одиночестве. – пошутила она в ответ, и продолжила более серьезным, но по-прежнему спокойным тоном, заглядывая в планшет: – Что там видно?
Мы с ним как Джонни и Кейдж – всегда вместе, – парировал рыжеволосый, опираясь спиной на перевёрнутый стол и запрокидывая руки за голову.
Кто такие эти Джонни и Кейдж?
Имя и фамилия одного человека. Прославился тем, что сколотил бизнес, умудряясь представляться разным людям как два человека – менял местами имя и фамилию, и выступал как человек, займ взявший, и человек, за него поручившийся. Не кредит в банке, конечно, там бы это не сработало, – поёрзав, Лоун повернулся к столешнице, ощупывая выпиравшую доску. Потерев нос, парень вытащил из-за пазухи свою тускло отсвечивающую дубинку и принялся с молодецким энтузиазмом забивать её обратно, стуча по краю торцом рукоятки.
Отличный способ заработка. Он явно прославился у вас, почему не подумал стать его подражателем?
В районах, где я рос, за такие авантюры давали не штрафы, а пускали пулю в пузо. Могли переломать рёбра и ноги, это так, чтоб ума прибавилось. Не-ет, у меня были другие таланты – я быстро бегал, поэтому брал инвестиции прямо на месте. Воровал, – с кривой ухмылкой пояснил он Алериане, у которой между бровей залегла складка недопонимания. – А когда разжился компьютером и стал интересоваться, как достать даром платный контент, научился взламывать чужие контакты и защищённые сервера. Поэтому я люблю ноутбуки, планшеты и другие мобильные устройства – они хоть слабее стационарных систем, зато с ними удобнее бегать. Вот так. Честно говоря, никогда не думал, что такая жизнь приведёт к этому. Думал, что или сторчусь, или пристрелят годам к тридцати пяти.
Забавно. А ведь я с детства хотел стать военным. Отечественный патриотичный кинопром с героями, спасающими мир, вбил мне эту идею даже в спинной мозг. А как собрался идти в армию, оказался негоден, – Лео выхватил из руки взломщика его дубинку, с интересом рассматривая инструмент. – Попал в строительно-инженерные войска. Освоил строительную специальность, потом работал прорабом. Денег хватало, чтобы сделать операцию и поправить здоровье, так что дорогу в спецназ я себе открыл. Но желание спасать мир к тому времени сильно уступило привлекательности хорошей заработной платы.
Да ты как-то не был похож на беспринципную скотину, готовую на всё, лишь бы хорошо заработать, – возразил Лоун, и улыбнулся до ушей: – Морда у тебя не та. Уж я-то умею таких уличать!
Нет, патриотизм и вера в особую роль нашего доблестного государства я не растратил тогда до конца. Но они, скажем, очень потеряли в весе, – Кастер искривил губы в невесёлой усмешке, погружаясь на миг в воспоминания. Но в следующую секунду, он поднял глаза на драконидку, и перебросил дубинку ей, как будто бы они играли в некую игру: – Ну, а как ты докатилась до жизни такой, что сбиваешь ноги в вечной мерзлоте в компании безнравственных мужланов?
Да уж, весело... – прокомментировала чародейка историю Руфуса уже без шутливого тона, а скорее с боязнью представить себе подобную антиутопию. – Сочувствую, что вам пришлось такое пережить. Но очень здорово, что все сложилось к лучшему, верно? – переменила она настроение разговора к более позитивной ноте.
Мой путь чародейства начался еще в детстве. Мои родители были хорошими магами, учеными, дворянами, с привычкой дотошно следовать всякому этикету, традициям, обычаям, которые меня очень сильно бесили. Но чего было не отнять, так того, что магия, как только они мне про нее рассказали и показали, стала моей страстью. Я стала изучать ее, но одного интереса и желания было мало. – с наслаждением и восторгом вспоминала она, продолжив следующую фразу с ощутимой злостью: – Особенно тогда, когда набеги враждебной страны стали заходить слишком далеко. Мы жили на окраине, и я видела страдания простого народа. Я не могла остаться равнодушной, и мне стало ясно, что магия для меня теперь это не только увлечение. Так я стала боевым магом.
Гнев подстегивал меня быть сильной и умелой, и, в конце концов, мне удалось, не лично, конечно, но предотвратить эту непотребщину. Я не могу сказать, что это было легко, но мне удалось это сделать,
– с улыбкой и довольным голосом закончила она последнюю фразу. – Впоследствии я решила не останавливаться, и развиваться дальше, строить свою карьеру. Мне доводилось даже участвовать в войнах, и честно сказать, я не видела в них ничего благородного. В конечном счете, мне казалось, что я уже достигла всего, чего могла. Пока некто не заметил меня, пригласив обучаться в Умбральной академии. Тогда мой мир просто перевернулся с ног на голову, – она выдержала некоторую паузу, дав понять о степени сказанного. – Это было просто невероятно. Столько лет я сидела в родном мире, даже не подозревая о разнообразии всего того, что существует в Мироздании. И интерес к магии возродился во мне с новой силой. Честно скажу, это было тяжело. Очень тяжело. По своей сложности все то, что я изучала на родной земле, даже не сравнится с тем, что мне довелось изучать там. Но, как вы видите, упорство взяло свое... Не сочтите за хвастовство, – слегка усмехнулась она, и продолжила. – И вот я здесь. По последнему заданию.
Охотно приняв участие в игре, Алериана решила передать голос Сальвадору. Он был не особенно разговорчив во время похода, но оттого становился более загадочен. Ей было любопытно узнать о его истории, ведь и взгляд, и манера поведения говорили о его богатом жизненном опыте.
А что расскажешь ты, Сальвадор? – непринужденно спросила она его, протянув этот своеобразный жезл голоса.
У вас там тоже выдают задания, как в армии? Я думал, у вашей академии здесь чисто научный интерес, – не без удивления спросил Леонардо, показав пальцами жест, обычно обозначающий что-то денежное.
Ты слышал о таком понятии, как "научная практика"? Так вот, это именно оно. Конечно, искомый артефакт обладает немалой материальной ценностью, но его научная ценность куда как выше, чем вы только можете себе представить.
Моя история скучна и вряд ли кому либо интересна... Может я когда-нибудь и её расскажу, но пожалуй для этого мне нужно как следует выпить. Могу лишь сказать что счастливого повествования в ней нет и похвастать старому бойцу подобно вам нечем, – Сальвадор не принял «жезл», негрубо отпихивая его от себя и задержав на нём пальцы ровно настолько, сколько потребовалось для его слов.
Оу, ну... я так не думаю, мне было бы интересно послушать. Но если хочешь – хорошо. – мягко и понимающе ответила фиолетовая, и взяла "жезл" обратно. – Ладно, тогда... Рихард, как насчет твоей истории? – предложила она, дружелюбно взглянув на командира.
Драконид принял дубинку, разглядывая её с отстранённым интересом, и будто бы размышлял, что ему стоит рассказать, а с чем лучше не торопиться.
В юности, у меня не было тяги к службе воином. Моя семья когда-то принадлежала к высшему сословию драконидов, но к моему рождению от этого осталась только память. Мы жили лишь за счёт небольшой лошадиной фермы – сдавали в аренду приезжим, которым они были привычнее верховых ящеров. Отец мечтал о том, чтобы наше имя оставило в родовой истории след, более достойный нашей семьи, а я думал о том, что как младший сын в семье, должен буду рассчитывать на жизнь без основного родительского наследства. Но наш народ всё ещё стоял на грани вымирания, поэтому ремесло воина по-прежнему было престижным и хорошо оплачиваемым… – Рихард выдержал паузу, поигравшись с балансиром дубинки. – С тех пор много изменилось к тому времени, как я попал в орден, кроме самого чувства необходимости.
Последняя дыра заткнута, босс, – отрапортовал Юджен, шагнув к опциону, и тут же получил в руку оружие Руфуса. Сергал недоумённо посмотрел на неё, затем на владельца, но ему сразу пояснили:
Расскажи что-то о своём происхождении, потом отдай тому, кто ещё не говорил.
Сын крестьянки и охотника. Бывший охотник, – трудно было понять, принял Юджен игру, или же просто отвечал на поставленный вопрос. – За хорошее обращение с самострелами и механическими машинами был взят в племенное ополчение. Затем меня заметили заморские военачальники, и взяли к себе на службу. Со временем, попал сюда.
Пожав плечами, он ткнул «жезл» минотавру, но Тормунд, что-то букрнув себе под нос, отклонил его к Мастилии. Та непонимающе-удивленно взглянула на Тормунда, и тоже пожала плечами. В свою очередь она охотно решилась принять участие в игре. Она встала, подошла поближе к компании и немного робко, прижимая к себе жезл, начала свой рассказ.
Ну, э... я родилась далеко отсюда, в деревне-поселке драконидов. Недалеко от Варфанга. С самого детства я помогала родителям по хозяйству, мы выращивали овощи. Девчонки со двора не решались копаться в грязи, а мне наоборот было по нраву.– озарилась она энтузазмом, а слова стали произноситься заметно более оживленно, лишь изредка перемежаясь паузами. – Конечно, овощей мне было мало, и... я очень увлекалась чтением. Отец привозил мне книги, самые разные, о путешествиях, о приключениях. Еще тогда мне очень хотелось заняться чем-то таким, гулять не только по окрестностям родного дома, но по всему миру в поисках необычного и загадочного! Так, родители отправили меня учиться в Варфанг, и там я стала археологом. Моя мечта осуществилась! Путешествовать и исследовать было прекрасным занятием. Там же, в путешествиях, я познакомилась и с Лианой и Тормундом. Позднее началась тема с этим "Обелиском". Наш командир экспедиций, Лютер, много занимался тем, чтобы разгадать его загадку. Позднее проект прикрыли, а еще позднее - и сам Лютер пропал. А потом грянула Большая зима. У родителей дела пошли из рук вон плохо, да и экспедиции проводить в таких условиях нам было довольно тяжело. Жить стало совсем несладко. Сейчас мы решились на это дело сами, несмотря на холода, но уже без него. И вот мы здесь. Надеюсь, когда-нибудь его тайна нам откроется...
Я тоже надеюсь. Мы приложим к этому усилия! - сказала Алериана, выслушав ее рассказ.
Мастилия протянула жезл Лиане, устроившейся у костра, сидя на коленях, и копавшейся в недрах своей сумки в поисках швейных принадлежностей. Тем временем, на игру подтянулась и драконесса Ами, но пока в качестве слушателя.

Жрица Симисоны, приняв металлическую дубинку, в нерешительности рассматривала ее. Твердая, целиком из металла, кроме обмотки рукояти из незнакомой мягкой материи, она была на удивление легкой и удобной. Лиана видела шов у торца, и скрытые кнопки - похоже, орудие растягивалось, совмещая компактность переноски и эффективность в драке. Отличное оружие самозащиты, для того, кто умел сколько-то драться и владел силой, чуть побольше, чем у нее, Лианы.
Но эти мысли были ненастоящими, поверхностными, самостоятельно возникающими в мозгах, пока драконидка решалась, что же рассказать всем окружающим её спутникам. Кто-то рассказал вкратце почти всю свою биографию, а кто-то и вовсе отказался говорить. Тормунд, конечно же, в любом случае не стал бы выворачивать душу перед почти что незнакомцами, которые ещё и вызывали у него некоторое раздражение своей досужестью и ловкостью. А волку по имени Сальвадор, наверное, хватало, чего говорить не следовало.
Лиане тоже не хотелось касаться истории о своих родителях и детстве, когда родившись в знатной богатой семье, она оказалась в чужом городе, на улице, и вынуждена была даже на койку в приюте для беспризорников зарабатывать. И она решила поступить так же, как Рихард или Руфус – сообщить что-то неожиданное о себе, но не касаться общей темы своей истории.
На самом деле, я могла бы не стать жрицей. У меня был выбор из двух профессий: собственно, стать жрицей, или же стать танцовщицей. Вторая возможность выглядела привлекательной – легче, платят хорошие деньги, вдобавок, я уже подрабатывала этим ремеслом. Но поэтому я и выбрала первый вариант – потому, что со вторым была знакома не понаслышке, – Веншехос грустно улыбнулась, взявшись кончиками пальцев за концы дубинки, и подняв её перед собой: – Если вы – почти совершеннолетняя девушка без сильных знакомых, родственников и друзей, то став танцовщицей, вы станете очень популярны. И у вас появятся специальные обязанности перед особыми клиентами. Особо богатыми, влиятельными или наглыми. Храм же обещал серьёзную социальную защиту, и к тому же, частично мне нравилось то, чем нужно было бы заниматься. Правда, настоятельница храма оказалась не так милосердна, как Симисона. Но это обычное дело для настоятельниц, обучающих молодых послушников.
Когда речь зашла о танцах, можно было заметить заинтересованный взгляд Алерианы. Ей также было хорошо знакомо это искусство - это было ее любимым хобби. В свободное от учебы время она упражнялась в грациозности, пластичности и страстности движений, и просто держала себя таким образом в форме. Но то, чем занималась чародейка, и то, о чем рассказывала Лиана, было хоть и одним видом творчества, но совершенно разным, и быстро это поняв, фиолетовая сочувственно взглянула на нее.
Веншехос поднялась на колени, всё ещё держа перед собой инструмент Руфуса, и разворачивающийся мимопроходящий Юджен столкнулся с её руками: дубинка вылетела из некрепкой хватки, со стуком откатываясь к лапам Ами.
Молодец, Юджен, – иронично похвалил его Руд, зачёсывая чёлку. – Ты заметил последнего в отряде, кто пока не брал слово.
Ами подтащила дубинку к себе. Она казалась совсем небольшой по сравнению с лапами аметистовой драконессы, и было сложно представить, как она бы взяла ее в лапы. Однако ей это вполне удалось.
Теперь и моя очередь. – спокойно и дружелюбно ответила она.
Мои родители выросли в храме Льда, высоко в горах. Спокойное и уединенное место для тех, кто ищет себе пристанище для медитации или просто мирной жизни. После войны с Малефором жители храма осели в нем, ведя размеренную жизнь и изучая логию льда и воды. Но постепенно мы стали спускаться. Окружение ледяных гор сменялось высокогорными зелеными садами, а затем и вовсе цветущими речными долинами. Так мы стали выходить на контакт и с другими расами, которые нуждались в нашем исцелении или мудрости. – медлительно, размеренно, и в то же время с глубоким осмыслением рассказывала драконесса. – Именно тогда я и появилась на свет, узрев прекрасную жизнь вокруг. Словно вода, она переливалась в бурных потоках, стихая и снова схлестываясь в новый круговорот. Уже тогда я избрала свой путь, зная, какую роль уготовила мне судьба. Я стала целительницей в храме, помогая нуждающимся в их бедах. Но спустя время, когда весь мир стал замерзать, просить помощи постепенно стало уже некому, а цветущая жизнь стала умирать. Мало кто мог добраться до храма и не замерзнуть по пути. Многие драконы вернулись в горы, туда, откуда они были родом, а кто-то ушел в другое место в поисках себя. Я решила остаться со своим учителем – Сириллом, Хранителем Элемента Льда, и постигать магию Воды дальше. Но однажды он обратился ко мне с просьбой. Неким исследователям требовалась помощь в очень важном, но незаконном задании, и он не мог помочь им сам. Ему нельзя было появляться в нем. Тогда он выбрал меня для этой цели, как одну из способных учениц. Для меня было честью исполнить эту просьбу. Этими исследователями были Тормунд и Мастилия. Так я оказалась с ними, а затем к нам присоединилась и Лиана. – закончив рассказ, драконесса тепло улыбнулась, глядя на тройку археологов.
Ты видела самого Хранителя Сирилла? Ты его видела? – от удивления у жрицы Симисоны расширились глаза; вновь приподнявшись на колени, она с жадностью спросила: – И… какой он? Хранитель Сирилл?
Я училась у него с самого рождения. – улыбнувшись и взглянув в круглые от удивления глаза Лианы ответила Ами - Он - настоящий лидер, его характер очень силен и горд. Даже когда наша стая находилась в стагнации, он вел нас вперед, наперекор судьбе. Незнакомцам может показаться, что он очень импульсивен для ледяного дракона, и это действительно так. Он может быть неприветлив, но он прекрасный учитель! Его решимость и мудрость достойны настоящего Хранителя.
А мне всегда казалось, что маги льда это оплот спокойствия и сдержанности. – в шуточной манере прокомментировала Алериана описание его личности.
Так действительно кажется со стороны, но это не всегда так на самом деле. – с улыбкой ответила ей драконесса.
А ты видела…
Нам ещё предстоит поискать полезные трофеи в деревне, и похоже, что мы будем это делать во время метели. Советуюсь запасти силами, потому что какие-то неудачники пойдут на поиски вместе со мной. Разговоры можно отложить на потом, – синий драконид протянул дубинку Руфусу. – Юджен, разбуди меня через три часа. И если что-то случится, либо радар покажет что-то странное – сразу сообщайте. А пока у нас нет дел, я предпочту продолжить свой отдых.



Исполнительный Юджен, как всегда, не подвёл: к назначенному часу в камине уже был приготовлены чайный отвар на основе трав, собранных волком и отобранных сергалом, а на подносах уже были готовы бутерброды с последним более-менее свежим хлебом и ломтями копчёного мяса.
Три часа прошло, босс. Как вы и просили, – в первую очередь, сергал разбудил дремлющего опциона, протягивая ему поднос.
Да, спасибо. Разбуди остальных, – ответил Рихард, приходя в себя и принимая нехитрый завтрак, пока его помощник принялся обходить остальных членов отряда. – Руфус, что на радаре?
Всё спокойно, босс. Их сигнатура уменьшалась, потом по одному стали рассасываться. Я не стал вас дёргать, никто не двигался к периметру, – отрапортовал парень, лениво наблюдая за суетой сергала. Тот как раз подходил к Сальвадору:
Хороший и тёплый напиток помогает согреться и уснуть. Твои настои – настоящее спасение. Никто из этих олухов больше не думает о том, что кипяток нужно с чем-то заваривать. Некоторые считают, что им хватит на всю дорогу три бумажных пакетика с лиственной трухой, – Юджен опустился на одно колено, протягивая полудремлющему волку дымящуюся кружку, и осуждающе покосился на двух бледнолицых компаньонов. – Рогатый воин говорит, что в кратере Вулкана есть целое поселение. Я поговорю с боссом, чтобы он позволил нам поискать на рынках, чем пополнить запасы.
…Драгонесса была последней, к кому направился сергал. Возможно, что причиной этому был объём выбранной для неё чаши – закрытая найденной неподалёку фанеркой, некогда бывшей частью спинки стула, она смогла сослужить роль подноса для всей остальной тары. Юджен остановился перед фиолетовой, протягивая ей чай:
Простите, Ами. У меня нет подходящей пиалы для дракона, квартирмейстер не выдал мне её. Не уверен, что у него на склады вообще есть чайные пиалы для драконов, – Юджен нахмурился с видом недовольства от столь возмутительного факта некомпетентности отдела снабжения. – Это суповая миска, которую здешние жители использовали, быть может, как общее блюдо. Я протёр её, и она может сослужить роль пиалы.
Я слышал одну интересную легенду из ваших земель. О пурпурных драконах, – находящийся как раз неподалёку Рихард запихивал непонятную мешанину истлевшей ткани и какой-то соломенной трухи в щель под подоконником маленького, замерзшего с двух сторон окна. Его кружка дымилась на самом подоконнике, заставляя лёд блестеть. – Она говорит, что пурпурные драконы обладают особыми силами, но появляются раз в десять поколений. Последним был Спайро, который ещё даже не достиг зрелого возраста. А у вас фиолетовая – фактически, пурпурная чешуя. Случайное сходство, или же у вас есть какое-то ещё наследие ваших избранных предков?
Оу, спасибо! – драконесса, будучи сперва задумчивой, оживилась и радостно встретила его улыбкой, лишь слегка отдалившись носом от сергала из-за сильного запаха, особенно сильно ощущающегося драконьим нюхом.
Да, но это не легенда, это чистая правда. Я не застала ни одного пурпурного сама, но об их силе и героизме слагают песни. Именно ему, последнему пурпурному дракону, мы можем быть благодарны за то, что этот мир не погрузился в мир Тьмы, – восторженно рассказывала она. – По поводу цвета моей чешуи – это лишь совпадение. Будь я истинным пурпурным драконом, я могла бы куда как больше! – с милой усмешкой сказала она, найдя в этом нечто забавное.
А пурпурные дракониды считаются избранными? – пошутила Алериана, услышав их разговор.
Дракониды – это семя скверны и предательства, о чем забыли только лишь потому, что преследовать их не было сил, – ей отвечала жрица, держа свою чашку в ладонях. Испаряющийся пар и полумрак, а так же отражающийся жёлтый огонёк костра в глазах Лианы, придавали ей зловещий вид: – Тёмный Владыка Малефор был нашим покровителем – а может, и создателем. Наш народ заполнял сердце его владений, был его инструментом на войне и в мире. Когда случилась первая Война Бессчётных Слёз, мы стояли на стороне своего благодетеля до самого конца, какой бы облик не приняла эта сторона под конец. Малефор пал и был заточён в Колодце Душ, наши земли стали мёртвой пустыней, нас встречало презрение или ненависть. Мы ушли в Глиммер, начать новую жизнь, и больше века почти не имели связей с внешним миром. Только последние войны и союзы в них помогли преодолеть пропасть недоверия, которую вырыло то побоище.
Девушка вздохнула, сделав глоток и поправив волосы на макушке и за шеей.
Глиммер сейчас тоже заперся, не желая кормить весь прозябающий в холоде свет. Поэтому роль избранных нам подходит меньше всего. Хотя за мешок зерна любого драконида, наверное, готовы были бы назвать двуногим Спайро или Синдер.
Оу, я... прошу прощения, – неловко ответила Алериана, поняв, что ее шутка была совсем неуместна. – Я сочувствую вашему народу. – сказала она с искренностью, какая только может быть к представителю своего вида, пускай и с другой планеты. – Ну, по крайней мере, сейчас вы нашли свое место в этом мире.
Да брось, я просто занудствую, – драконидка спрятала улыбку за деревом стакана. – Старшая настоятельница в Храме, где меня учили грамоте и храмовым делам, пресекала любую шалость и неосторожную фразу мрачной, но поучительной историей. Если забыть о розгах. Мол, послушницы должны быть сосредоточены, а не легкомысленны, чтобы слышать волю Духов. Но её нравоучения всё равно проходили как-то мимо нас.
Лиана могла наблюдать, как Алериана сменила выражение лица со скорбного на выражающееся полуулыбкой и разведенными на разные уровни высоты бровями удивление. Оно словно говорило: – "Что это сейчас было? Серьезно?".
Что-ж, тогда славно. – ответила она куда более весело и улыбнулась в ответ.
Продолжать разговор с утра, после тяжёлого прошлого дня и небольшого инцидента рано утром, нарушившего общий отдых, ни у кого не нашлось желания. Отряд медленно расправлялся с завтраком, думая о своём, или разбирался с развёрнутой кухней, или присматривал за огнём.
Светлее уже не станет, – опцион наконец нарушил тишину, и выглянул в тусклое, почти непрозрачное окно. – Пока буря ослабла, стоит совершить вылазку и посмотреть, что полезного мы сможем найти. Тормунд, бери свой топор, мне понадобится грубая физическая сила. Есть ли ещё желающе?
Я пойду, – вдруг сказала Лиана, решившись в одну секунду, быстрее, чем успела обдумать идею прогулки по выстуженной деревне в ветреный мороз. – Мне нужно поискать что-то подходящее в качестве лука. И я иногда мастерила лыжи, и может, смогу найти доски получше…
Значит, Леонардо идёт тоже. Кто-то ещё?
Я с вами. Магическое зрение никогда не повредит при поиске, – отозвалась Алериана. Мастилия осталась на месте, а Ами, как было видно, не особенно горела желанием лишний раз просачиваться через этот узкий проход в дверях, и в ответ лишь отрицательно помотала головой.
Замечательно. Тогда собираемся, одеваемся, берём лопаты – и на выход.




Пасмурная деревушка встретила их стылым, промозглым ветром, и Рихарду не требовалось напоминать держаться ближе к нему – под его вихревым щитом, отклоняющим колючий ветер, было гораздо комфортнее. Главное здание деревни было окружено грубым забором из ледяных обломков – результата их утрешнего чародейства, но к счастью, практически весь этот частокол был внизу, под мостиками, образующих переходы и улицы гоблинского поселения. Впрочем, там, где лёд попал на деревянные настилы, образовались настоящие баррикады – их приходилось форсировать в буквальном смысле. Тормунд хотел было даже разрубить их секирой, но быстро убедился в том, что это потребует больше времени, чем могло бы показаться.
Домиков было довольно много – и все были покрыты глазурью щербатого белого льда с намёрзшими пластами снега. Стараясь не открывать лишний раз рта, товарищи общались друг с другом при помощи жестов, и выбор первого домика, который бы стоило вскрыть, заняло некоторое время. Не к каждому из них можно было пробраться – местами завал был слишком крутым, местами разрушились сами опоры или мостовая, и необходимо было это объяснить тому, кто не подозревал о такой трудности.
Наконец, определившись с выбором – заключённая в заледеневший короб хижина вызывала ассоциацию с местным складом – вся пятёрка оказалась перед дверями, спрятанными в темнице снежно-ледяной массы. Здание было окружено деревянным помостом с верёвочными перилами, чтобы его можно было обойти кругом – но снежные насыпи и растолстевшие сосульки хоронили эту затею на корню.
Здесь снежный пласт съехал с крыши и заблокировал двери. Остальные щели задуло снегом. Может, пусть Алериана растопит это к чертям? – перекрывая заунылый свист ветра, предложил Леонардо, указывая на дверь.
Лучше обойтись своими силами. Пока духи рассосались, но метель не стихла, не нужно дразнить их попусту, – ответил Рихард, снимая с драконидок необходимость бороться с ледяным настом. – Пластина плотная в центре, но примёрзла только по краям. Если её перерубить, самые худые смогут протиснуться в открывшийся лаз и пробраться внутрь.
Я понял, – махнул солдат рукой, вытаскивая из ножен полуторный меч. – Что за жизнь. Даже в окружении способных сжечь небо магов приходится делать руками всю работу. Ну что, поехали, рогатый…
Двое мужчин – человек и минотавр – с размаху вонзили меч и топор в ледяную броню, покрытую слоем снежного наста. Ледяные брызги полетели во все стороны; воздух наполнился летучим сухим снегом, которые подхватил ветер и закружил в пелене проникающего овеществлённого холода. Но рубщики, казалось, не замечали его – погружённые в работу, они раз за разом рубили преграду, постепенно отрубая тяжёлую плотную пластину льда от остального кокона, кроша и раскалывая их более пористые стыки. Тормунд, владея большими мускулами и подходящей для этой работы секирой, двигался быстрее своего напарника втрое; скоро он закончил со своей стороной и знаками велел Леонардо отодвинуться, принявшись крушить его грань. Под конец, быкоглавец без предупреждения выписал баррикаде мощный пинок копытом – и громкий треск лопнувшего льда известил о том, что работа была окончена.
Впрочем, отсечённая ледяная пластина больше двух метров высотой и шириной, изрядно просела в снежный настил на досках мостиков, и обладала изрядным весом. Минотавр вонзил в щель топорище; с обратной стороны Рихард и Лео воткнули мечи – упираясь в них, как рычаги, они попытались отклонить тяжёлый груз от хижины, и повалить её, но выходило это с трудом: образовав небольшую щель, ледяной барьер упрямо отказался отклоняться дальше. Глядя на их старания, Лиана громко окликнула их:
Подождите! У меня есть одна мысль! – добившись внимания, драконидка подошла ближе, и присела на корточки, заглядывая в щель между Лео и его командиром: – Там достаточно места, чтобы я могла протиснуться и открыть дверь. Она, кажется, открывается внутрь… Может быть, там нет ничего полезного, и ваши усилия окажутся бесполезными.
Хорошая идея, – согласился опцион, показывая Тормунду, чтобы поднял точку упора выше. Человек, тем временем, вытащил из-за пояса свой причудливый самострел, вновь заставил светиться его лучом яркого света, как при прибытии, и протянул Лиане:
Внутри будет темно, так что пригодится. Если что-то пойдёт не так, снимаешь здесь с предохранителя, и получаешь готовое оружие. Хотя не думаю, что это тебе понадобится.
Да, поняла, – рассеяно кивнула жрица, ощущая в руке непривычную и удобную тяжесть удивительного приспособления. Она видела подобный карманный пистолет у старшей настоятельницы – уже давно – но тот был более громоздким, и совершенно не походил на оружие Леонардо.
…Когда трое мужчин вновь заставили ледяную глыбу отступить от дверей, драконидка аккуратно, хотя и не без трудностей, сумела кое-как пролезть между ней и дверьми хижины. Повернув заледеневшую ручку, Веншехос толкнула дверь – и ничего. «Может, заперта изнутри?» – мелькнула мысль, но приглядевшись, она увидела небольшую щель между карнизом и самой дверцей. Значит, едва ли там была и баррикада, просто внутрь могло натечь воды, и она примёрзла снизу.
Ну что там? – рявкнул Тормунд, громко сопя и пытаясь заглянуть в щель через собственные напряжённые руки.
Сейчас! – проворчала жрица, упираясь в дверь спиной. Сложив крылья, драконидка упёрлась в лёд руками и ногами, всеми силами пытаясь сдвинуть неподатливую, упрямую преграду. И совершенно не подумала о том, что может за этом последовать, когда та откроется.
Верхняя петель не выдержала – край двери перекосился, и Лиана влетела спиной внутрь хижины, в темноту, кувыркнувшись и упав вниз на живот и грудь. Пистолет Лео выпал из руки, и его завалило каким-то хламом, похоронив под собой луч света; щиколотка правой ноги оказалась зажата между дверью и карнизом, оставив девушку в перекошенном положении – спиной вверх, с ногами выше головы. И вдобавок, что-то тяжёлое рухнуло сверху, как будто бы обхватывая её с боков, будто костяным клинком ударив по полу сразу за затылом, заставив драконидку испуганно взвизгнуть.
Руфус – применение «Циклопа» и «Глаза Дракона» в режиме глушителя.


Нам не не доступна страсть молитвы.
Нами забыта ярость битвы и отваги свет.
Только осталось бремя надежды.
или ее тоже нет?

 
zlobnii4elДата: Вторник, 05 Марта 19, 00.52 | Сообщение # 22
Колдун
Группа: Следопыты
Сообщений: 78
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
На морозе чародейка была несколько рассеянной, ей не сразу пришло в голову, что можно было бы воспользоваться своими магическими способностями и просто просканировать все дома в этом поселении. Впрочем, это было бы довольно затратно для ее собственных сил, тем более, когда можно было бы обойтись более простыми методами.
Она не решилась лезть за Лианой вслед, в узкую щель в двери, возможно, не привыкнув к такому перемещению или боясь покалечиться в процессе этого. Ей даже стало неловко от того, что она была совсем не такой решительной, как жрица, но оправдывала себя тем, что нет смысла лезть вслед, так как она же уже решилась. Однако, имело место быть некое волнение за нее. И не безосновательно. Внезапный крик, перебивший гул дикого ветра, мгновенно вывел чародейку из задумчивого транса. Она явно была в беде. Алериана активировала свое магическое зрение, и увидела, как драконидка была пригвождена к земле гигантским клыкастым чучелом и огромной кучей тяжелых шкур и находилась в полной темноте. Но, к счастью, ничего более этого не случилось. Тем не менее, фиолетовая не могла остаться равнодушной, она почувствовала в себе твердую решимость помочь сестре по виду, и просто эмпатию. Нужно было действовать.
- Я вытащу ее. Мне нужно попасть внутрь, вы поможете мне? - перекрикивала она ураган, обращаясь к мужчинам, а ее красноречивый взгляд светло-янтарных глаз давал понять о серьезности намерений. Сама она не могла забраться в эту щель из-за высоты ее расположения, но с их помощью, если бы они стали ей опорой, можно было попытаться...
Только если проплавить всё внизу с твоей стороны, только чтоб нас не придавило, эта курва весит не меньше тонны! – с натугой проорал Лео, стискивая старающуюся вывернуться рукоять меча. Изнутри послышалось глухое шебуршание, и ещё более глухой голос драконидки пробился из хижины:
Не надо ничего плавить... Всё нормально. Просто упала в какой-то хлам.
- Рада, что ты не пострадала! Мы вытащим тебя. – выдохнув, ответила фиолетовая на тихий голос Лианы из утробы этой хижины - Я не собираюсь ничего плавить. Я хочу пролезть туда, внутрь, как она. По крайней мере, попытаться. Об остальном я позабочусь.
Всё в порядке, я выберусь сама. Только осмотрюсь сперва, – вторило из хижины, под возобновившийся шелестящий шум внутри. – Здесь, кажется, свалены какие-то шкуры...
Будет из чего сшить для дракона чехол! – попытался пошутить Лео, упираясь в свой рычаг.
Или волокушу, – отозвался минотавр, после чего рыкнул: – Так, довольно! Бросайте эту дурацкую затею, я сейчас возьму и разнесу этот кусок льда!
- Ну ладно. Возможно, пробираться туда и вытаскивать ее астральным телепортом было бы действительно… слишком. – пожала плечами Алериана, отойдя от этого места, чтобы не быть задетой грубой силой минотавра. – Но не настолько, чтобы оставлять ее, или кого-то еще наедине с опасностью. Благо, что последней здесь не оказалось.
Прежде чем кто-либо успел возразить, Тормунд выдернул свою секиру, и замёрзшая глыба с тихим шорохом осела обратно, заперев жрицу Симисоны в ловушке замёрзшего домика. Рихард и Леонардо едва успели вытянуть свои клинки, чтобы их не зажало в ледяном плену. Сердито всхрапнув, быкоглавец замахнулся своим орудием, и со всей силой своих мышц обрушил его на основание преграды, намереваясь срубить её, как дровосек - могучий дуб. Но здесь опцион уже вмешался - положив на плечо секирщика ладонь, он жестом велел ему остановиться:
Есть у меня идея получше. Будь я проклят, что не сообразил об это раньше. Высеки остриём секиры в основании что-то наподобие шахты. А ты, Лео, – он перевёл взгляд на подчинённого, – Вызывай Руфуса. Пусть берёт взрывные хлопушки.
- А это здание хоть выдержит мощность ваших зарядов? – предусмотрительно поинтересовалась чародейка.
Мы же не гранату туда пихать будем, – неясно ответил ей Лео, убирая оружие обратно в ножны.
Руфус появился минуты через четыре - за это время минотавр успел выточить в льдине грубое коническое отверстие глубиной в пару кулаков Алерианы. Едва он появился, опцион указал их проблему:
Нужно развалить это, но аккуратно, чтобы не вынести дверь.
А что не растопили просто основание? Проще же было бы, – как и лео, Лоун с удивлением перевёл взгляд с босса на волшебницу.
Не хотим применять здесь лишнюю магию, – последовал короткий ответ.
А. Понял, сделаю, – протолкавшись к преграде, Руд присел на колени. Отверстие Тормунда его не удовлетворило - первым делом, он вытащил из-за пазухи нож, которым принялся яростно выдалбливать и углублять узкую пещерку перед тем, как запихнуть внутрь свёрнутый в цилиндр заряд.
Отходим! – скомандовал, наконец, Руфус, доставая зажигалку и подпаливая разбавленную смесь пороховой дорожки [Руфус Лоун: Взрывчатые вещества - слабый взрывпакет]. Лео на мгновение прильнул к щели, предупреждающе крикнув: "Лиана, отойди от двери!" – и вместо со всеми отступил назад.
Секунд через пять шум ветра расколол глухой, но звучный хлопок, слившийся с громким треском лопнувшего льда. Баррикада с сухим хрустом перемалываемых жуков стала медленно оседать в сторону пятёрки, крошась и разваливаясь, пока не рухнула грудой разноразмерных глыб и обломков льда. Вход в хижину на мгновение заволокла пелена дыма и снежной крошки, но ветер тут же разорвал её, разметав по деревне и выбросив за пределы деревянного мостика.
Проход был свободен, и через него могла свободно пройти вся группа. Что затем и последовало – убедившись, что мостик, крыша и в целом конструкции не повредились от взрыва и достаточно прочны, чтобы не свалиться им на головы, они вошли внутрь, найдя Лиану и разобрав эти завалы хлама, наиболее ценные экземпляры которого мужчины принялись нести на базу. Их вылазка продолжилась осмотром других строений, которые могли содержать что-то интересное.
Но чтобы избежать подобных инцидентов, Алериана решилась потратить свои силы на поверхностный анализ содержимого зданий при помощи магического зрения – это не дало бы абсолютно точной информации, однако этого было достаточно, чтобы найти какие-то зацепки и любопытные моменты. Ее глаза вновь зажглись фиолетовым пламенем, а перед взором вместо слепящего ветра тут же предстала ясная картина.

Дома оставлены в спешке, но очевидно что большинство полезных вещей были унесены либо самими жителями домов, либо кем-то ещё. В некоторых домах обнаруживаются останки или останки с пепелищами костров - те кто решили остаться сожгли всё что можно было сжечь и неизвестно умерли ли от голода или от иных причин. Местами намороженный ледяной панцирь настолько велик что покрыл здания трещинами. Но... Ничего очевидно полезного или примечательного в глаза не бросается.
Впрочем... Кое-что всё же мелькнуло. Нечто, что решило не противиться нагрянувшей зиме, а напротив её переждать - закованные в лёд плесень и грибы в целом. Вряд ли выросшие во влаге, тепле и болотной древесине грибы съедобны, но тот факт что они есть - говорит о том что природа всё же пыталась извлечь некоторую пользу из сложившейся ситуации, а может вполне сможет оживиться едва стоит морозам отступить.
Ничего, что могло бы заинтересовать или быть полезным. Тем не менее, о находке, а вернее о ее практическом отсутствии, стоило сообщить.
- В остальных домах ничего интересного нет, кроме как… замороженных грибов? И как они тут сумели прорасти… Их немного, и я бы не рекомендовала проверять их на съедобность. Я предлагаю возвращаться, пока эти ветхие здания или внезапный буран не стали для нас очередной ловушкой.
Небогатый улов собрали. Обноски для хилых гноллов, – минотавр оглядел скудный найденный скарб, и его морда исказилась гримасой раздражительного разочарования: – Здесь бывало слишком много проходимцев с загребущими лапами, чтобы осталось что-то ценное.
Что-то мы ещё можем найти, что нам пригодится. Дома-то остались, – придерживая капюшон рукой, жрица обернулась, с новым интересом оглядывая ближайшее строение на сваях.
Дом с собой утащить вздумала? На шкурах? – съязвил минотавр, не догадываясь о задумке Лианы, на что та покачала головой:
Нет-нет, нет… Но здесь крыши в большинстве лёгкие, из соломы и других лёгких материалов. Вместо стропил часто использовали длинные гибкие жерди, иногда даже не деревянные. Их можно использовать на лук, если отыщем подходящие, а лыжи… – драконидка обернулась, сощуренно оглядывая деревушку: – В больших домах пол – дощатый, привозной. Из влагостойкой древесины. Мы можем выдрать несколько жердей, найти жир, смазать их, а правильно прогрев их с одного конца, заставим носы вздёрнутся.
Попробовать можно, – поддержал её Леонардо, хотя в его голосе ощущалось сомнение. – Нам хотя бы две-три пары наскрести. Для девчонок, а как понадобится, можно будет брать их для разведки. Мы здесь всё равно торчим до завтра, так что шанс дополнительной мобильности стоит помороженных задниц.
Годится, – после секундного размышления, кивнул Рихард. – Ваша идея, вы вдвоём и займётесь. Замерзнете или возникнут сложности – зовите на помощь.
- Идея хорошая. Я в материалах не разбираюсь, так что… удачи вам в поисках! И смотрите не потеряйтесь. – поддержала чародейка их предложение, и с остальной группой отправилась обратно – собирать свои пожитки и отдыхать перед грядущим походом, который обещал быть весьма нелегким.

 
МистДата: Пятница, 05 Апреля 19, 11.31 | Сообщение # 23
Маг
Группа: Чтецы
Сообщений: 143
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
«Приснится же такое…» - задремавший чуть больше чем нужно Сальвадор в итоге проснулся, едва часть группы отправилась исследовать окружение. Мало что изменилось с момента последнего пробуждения, только народу под крышей поубавилось. Спросонья волк приложил к глазам пальцы своей механической руки, но вместо того чтобы дёрнуться от несколько хладного металла, он всё же сменил руку и протёр глаза. За последние недели он уже успел соскучиться по светилу, хоть какому-нибудь. Ему было бы не в тягость помочь местным вернуть его, но тягаться с такими силами определённо было не в его компетенции, да и дома его ждали задачи посерьёзнее. «Если в итоге я конечно вернусь домой… Хах, а ведь некому даже получить моё жалование» - зверолюд грустно усмехнулся, и принялся за дело. … В определённый момент его взгляд поймал Руфуса, занимающегося обслуживанием нового оружия. Оно определённо было не таким продвинутым как у самого человека, но по крайней мере в нём не было магических элементов как у мушкета Сальвадора. Но всё же это навело зверолюда на мысль. -Морозостойкая ружейная смазка не найдётся? Не для моего примитива – для механизма в руке… Если конечно в этом есть нужда. – тут Сальвадора одолело сомнение. –Я поймал себя на мысли что не знаю как это обслуживать, хотя уже многие годы ношу на себе эту ношу, хе-хе. Только устанавливай колбы да стреляй.
Один момент, – Лоун отложил в сторону напильник, которым подчищал деталь для нового механизма ружья, и полез в сумку за небольшой баночкой. – Умеют у вас собирать механику, если она ещё не заскрипела и не стала клинить. Может, она на магии работает, и посторонним туда совать нос не стоит? Вот, лови.
Сальвадор аккуратно взял баночку в руку, повертел, отставил чуть в сторону. - Кто знает, но определённо её создатель не предполагал что этот механизм будет сопротивляться лютой стуже... Ну-с, за дело.
Зверолюд как следует закатал рукав на левой руке и принялся за достаточно тонкие операции с необычной аккуратностью и скоростью переключать нажимные элементы и буквально "потрошить" собственное предплечье. Когда все колбы были вытащены и механизм остался девственно чист - зверолюд сделал попытку его двинуть - что однако не увенчалось успехом, видимо он не позволял себе прокручиваться в разобранном состоянии. … Но в целом внутренности не создавали впечатления особенного износа, да были некоторые потёртости, но больше похожие на следы использования, чем на естественный износ, а стоило вспомнить ещё какими реагентами снаряжал свою лапу зверолюд... Очевидно что механизм сделан с учётом потенциально возможных высоких температур, а также с устойчивостью тем кислотам, с которыми работает Сальвадор, более того - имелась даже полость куда можно было безбоязненно "счистить" возможные стеклянные остатки колб, на случай их неожиданного разрушения. -Хорошая штука, но едва пытаешься сделать что-то чему не учили - рискуешь что-нибудь не туда прикрутить и ищи потом механика, который вправит обратно без использования силы...
Лезть без чертежей, без знания, как эта штуковина работает - это верный способ сломать устройство, йо. У тебя здесь не просто механика, раз ты мозгами управляешь ей, как родной лапищей. Такие вещи делает или магия, или кибернетика, а исполнение твоего протеза сразу отбрасывает второе. Вот и думай, где потом найти инженера и мага в одном лице. К счастью, их игрушки не ломаются просто так даже со временем, а иначе... – Руфус развёл руками, предлагая самим додумывать это "иначе". Затем, он подёргал какой-то не собранный механизм у оси барабана, и результат его явно не удовлетворил. – Я, кстати, хотел спросить. Ты управляешься своей железкой ладно, но ты чувствуешь ей что-то? Или только глазами ориентируешься?
- Поддерживаю. - присоединилась к Руфусу Алериана - Магические инженеры, которые могли бы разобраться в столь любопытном механизме, сейчас очень далеко. А я не из таковых. Хотя я могу посмотреть, есть ли что-то инородное в его магической структуре. Без вскрытия, разумеется. Если ты позволишь... Тем временем, сидящая неподалеку Мастилия, наблюдающая сначала за процессом модернизации винтовки Руфусом, переключилась на разбор механической руки Сальвадора, и уже как минуту смотрела на это с открытым от удивления ртом, затем невольно и тихо выдав
- Вот это штуковина! Собрав вокруг себя свору любопытных "детишек" зверолюд добродушно... Улыбнулся или всё же усмехнулся? Несмотря на то что сейчас большая часть "внутренностей" его руки была практически оголена, он продолжал перебирать пальцами механической лапы и сжимать и разжимать кулак.
- Чувствую ли я что-нибудь? Вполне... Как бы это сказать... Та-тки..? Нажим чувствую, вот. То есть твёрдые предметы различаю, различаю мягкие. Жидкости... Ммм… Хм. - тут Сальвадор нахмурился. - Поймал себя на мысли что не пробовал с этой железкой плавать. Но если представить что-то приземлённое это как... Очень-очень плотная перчатка. Тоесть мороза или жара рукой я не чувствую - порой даже трюки с этим связанные делал... Не так чтобы это хорошо иметь такую руку - даже спустя годы ощущение что чего-то не хватает. Ну и... Слишком яркое напоминание о былых днях.
- Очень любопытно... Но ты можешь вернуть себе прежнюю, родную руку, если захочешь. В Академии есть целители, которые и не такие вещи отращивали. - предложила ему чародейка. -Даа... Как только мы раздобудем чертежи и проведём несколько реанимаций меня. - Сальвадор вздрогнул, вспоминая каким мукам он был подвергнут в процессе установки и подгонки своей механической руки. -Да и не по карману мне, да и оставлять этот презент опасно, убить пару лет на восстановление... У меня не то денежное состояние, которое позволило бы так шиковать. Да и возраст не тот. Хотя все кого я спрашивал говорят что если не буду нарываться на рожон проживу ещё столько же... Тут Сальвадор задумался над "и не такими вещами". -Ха, это же можно и потроха заменять или молодиться. Не удивлюсь если дама в годах мало будет отличаться от совсем девчонки, если захочет и будет средств в избытке.
- На самом деле даже этого не требуется. Изучение магии само по себе помогает замедлить старение, а интенсивное изучение высоких уровней - вовсе его остановить. И я - наглядный этому пример. Ну а если кто-то ищет тяжелых путей в продлении себе жизни - то да, и такое тоже возможно. Сальвадор внимательно стал осматривать наглядный пример пытаясь приметить хоть что-нибудь, указывающее на правоту драконидки. Сделав ещё один беглый осмотр он покачал головой.
- Я не имею возможности узнать как взрослеют представители вашего рода, да и вряд ли сумею - остаётся только поверить на слово. Не могу сказать что магия меня "омолодила", но крупнее в зрелом возрасте всё же сделала... О чём кстати я почему то не задумывался. Я же лет... Лет двадцать назад был комплекции Руфуса, только чуть тоще. А сейчас... Зверолюд захлопнул механизм обратно и принялся вновь его снаряжать колбами. - Уж не знаю с чем нам придётся в итоге столкнуться, но похоже вся надежда только на магию - для масштабных и длительных боевых действий требуется столько ресурсов, сколько мы на своих не унесём. А потому под конец останемся только с магией... Хм. Сальвадор прокрутил в голове обрывки прошлых разговоров о планах и прочем.
-Кровь мира... Последний надёжный источник жара, достаточный для того чтобы обработать металл. Я не удивлюсь если все ответы мы найдём в месте примыкающем к подобному источнику - если в холоде кто-то виноват, то он определённо знает как его избежать до поры до времени. Но... Не обращайте внимания, просто делюсь некоторыми... "Идеями".
Неуверенность в его словах драконидка встретила несколько недовольным взглядом. Еще бы, учитывая, сколько времени она уделяет уходу за собственной внешностью. Но он быстро переменился, а она вернула тон разговора в более деловое русло. - Другое дело, что таких сражений может и не быть. По крайней мере, лучше бы их избежать. Мы сюда не воевать прибыли. - прокомментировала она, и выслушала идею Сальвадора, коротко ответив - Возможно. Но пока нет никакой уверенности в этом. Так что увидим.

Мы пришли сюда не за тем, чтобы восстанавливать погоду, Сальвадор. Клан солнечных драконов отправлял сюда разведчиков, чтобы выяснить, по силам ли им пробудить местную звезду до старого уровня интенсивности, и счёл это бесполезным занятием. Не нашими возможностями пытаться это изменить, – драконид посмотрел на волка поверх старой, потёртой и простой губной гармошки, которую прочищал указательным когтем.
А если Обелиск, который мы ищем, сможет помочь? Кто-то в Варфанге считает именно так. Думаете, Хранители верят в это без причины? – минотавр оторвался от полировки топорища, ткнув наждаком в сторону, в которой должен был находиться Варфанг. – Хранители часто полагались на надежду, потому что у них не было другого шанса. Но не всегда чудесный артефакт или пурпурный дракон способны появиться в нужный день, чтобы исправить положение. Когда окажемся там, узнаем, на что опирается их вера.До Варфанга путь неблизкий. Месяц с подобной погодой, дорогой и хотьбы на своих двух...
- Еще целый месяц?! - удивленно выдала Алериана, услышав, сколько еще им предстоит такой дороги, ведь даже всего две недели показались ей настоящим испытанием. - Именно по этому я и просил не обращать на это внимание... А месяц это довольно оптимистичное решение, я бы сказал. Но я в маршах по сути кхм... С пелёнок, а потому сделаем всё по высшему разряду. Подножный корм: замороженная многолетная дичь, древние соленья и коренья, а также руки и ноги добрых товарищей... - Сальвадор неожиданно сделал движение руками типа "Забодаю-забодаю". -Хехе, давайте посмотрим что они там нашли. Почти уверен что прошлые жители знали секрет домашних грибов. - Это обнадеживает. Потому-что, откровенно говоря, к походам я совсем не привыкла. Можете считать, что это мой первый поход. - успокоилась чародейка.

Благодаря достаточно умелому поиску группа сумела раздобыть материалы, а вместе с этим и дополнительное снаряжение для дальнейшего успешного продвижения по бескрайним морозным просторам.
Покидаемая деревня всё ещё могла оставаться убежищем для потенциальных путников, но следов пребывания в ней именно этой группы путников.
Элементали либо потеряли всякий интерес, либо просто в итоге решили не сталкиваться с «угрозой» возникающей изнеоткуда и уходящей вникуда, а потому не стали чинить препятствий в попытке покинуть это место.
Найденные шкуры пошли в том числе на драконью попону благодаря чему дополнительные привалы на обогрев уже не были необходимы, а потому группа уверенно отправилась дальше на восток, в сторону Вулкана.


Сообщение отредактировал Мист - Пятница, 05 Апреля 19, 11.35
 
Форум » Игровой раздел литературной форумной ролевой » Мир Авалар. Линия Прошлого (NC +21) » Северные болота (Земли между хребтом Колоссуса и Выжженными Землями)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Явившиеся сегодня

Copyright © Tenzi-Sharptail/Ankalagon 2014 Все права защищены. Designed by Asterion 2019